Российская демократия: некоторые аспекты становления

0
21

За последние годы в России восстановлено 30 некогда сокрушенных памятников Сталину, сообщила российская пресса в день рождения отца народов. Более того: в разных российских городах готовят к открытию еще 20 изваяний генералиссимуса. «Народные музеи» вождя работают в самых разных российских городах — в Махачкале и Волгограде, Владикавказе и Вологде.

Непосредственно в день 126-й годовщины Иосифа Виссарионовича, сообщает газета Новые известия, на его могилу у кремлевской стены лидер современных коммунистов Геннадий Андреевич Зюганов по традиции возложил цветы. Лидер КПРФ заявил при этом собравшимся журналистам, что «Сталин — это великий государственник, это Великая Победа, это великий стратег, который сумел провести экономическую, социальную и политическую реформы, качественно новую страну, где человек-труженик чувствовал себя уверенно и был социально защищен».

По данным ВЦИОМ, опубликованным там же, в Новых известиях, более половины россиян в целом позитивно оценивают роль Сталина в российской истории, а 42% убеждены, что стране сегодня нужен именно такой лидер.

Любопытны также данные другого опроса ВЦИОМ: 66% россиян сегодня сожалеют о распаде СССР. Однако лишь 23% из них недовольны утратой завоеваний социализма — зато для 74% исчезновение СССР означало прежде всего крах великого государства.

Комментируя эти данные по просьбе Новых известий, артист Сергей Юрский в сердцах сказал, что, похоже, сталинизм в нашей стране — «эманация, которую задолго до Сталина источала и продолжает источать сама нация». А священник и публицист Михаил Ардов обескураженно заметил, что подобные настроения — «знак ужасный, знак последних времен, знак того, что люди совершенно потеряли ощущение правды».

Народ, по-видимому, действительно всерьез сбит с толку. Поскольку, как информируют социологи Левада-центра, 24% российских граждан во время декабрьского опроса ответили, что не доверяют абсолютно никому из нынешних российских политиков.

Правда, другие 40% заявили о своем доверии Владимиру Путину. Но это, подчеркивают исследователи, менее половины респондентов.

Вслед за Путиным с большим отрывом идет всероссийский спасатель Сергей Шойгу (16%), что вполне понятно: как заметила газета, зима — время катастроф. А дальше, по обыкновению, следует Владимир Вольфович Жириновский (12%), обогнавший и умелого хозяйственника Юрия Лужкова (10%), и народного защитника Геннадия Зюганова (8%).

Впрочем, такой рейтинг доверия лидеру КПРФ примерно равен числу избирателей, заявляющих о своем намерении голосовать за коммунистов на парламентских выборах: по данным «Фонда общественное мнение», таких набирается от 8 до 10%.

Как заметил журнал Новое время, невозможно понять, почему на выборах в Мосгордуму КПРФ набрала вдвое больше голосов. Новое время предполагает даже, что «не обошлось без вмешательства потусторонних сил».

Между тем сторонники партии власти, последовательно побеждающие в региональных избирательных кампаниях последнего времени, до президентских показателей явно не дотягивают: за них сегодня готовы проголосовать 27%. Естественно, во время предвыборных кампаний этот показатель существенно увеличивается. И все же «Единая Россия», учитывая, как заметила Независимая газета, опыт КПСС, явно стремится к улучшению своих электоральных перспектив.

Один из методов — абсорбция лозунгов политических противников.

Как пишет Время новостей, декларации обеих партий похожи как близнецы: «увеличение бюджетных расходов на социальные нужды, повышение зарплат бюджетников и прочая забота о народе». Идеологическое сходство столь значительно, подчеркивает газета, что можно с уверенностью заявить: «борьба Кремля с коммунистами как политический вектор ушла в прошлое», и КПРФ «из противника власти нежданно-негаданно превращается в соратника».

Одновременно власть неутомимо и последовательно работает над тем, чтобы ограничить возможности оппозиционных партий влиять по ситуацию в стране.

Любопытны в этом смысле комментарии одного из наиболее ярких представителей губернаторского корпуса — главы Красноярского края Александра Хлопонина к нашумевшему закону о назначении губернаторов.

Хлопонин признался газете Известия, что, узнав о новом порядке выборов глав регионов, «вздохнул с облегчением»: «Мне не надо через два года после выборов думать, как проголосует то поколение, которое ходит на эти выборы, то есть вопреки собственным убеждениям и совести сворачивать все проекты развития и двигаться влево».

В то же время губернатор Красноярского края с сожалением заметил Известиям, что «молодое поколение в политику, к сожалению, пока не подошло, и в этом смысле политик, работающий на их интересы и на будущее страны, заведомо в проигрыше — они не ходят голосовать».

Именно поэтому коммунисты, несмотря на утрату прежних позиций, все еще выступают в роли «оппозиции ее величества».

Как пишет Время новостей, политологи нынешнюю ситуацию называют «деградацией политического спектра» (определение главы группы «Меркатор» Дмитрия Орешкина).

Орешкин полагает, что усилия Кремля по сокращению количества игроков на политической сцене, направлены в конечном итоге на то, чтобы «создать двух-, трех- или полуторапартийную политическую модель».

Кроме того, как считает руководитель группы «Меркатор», «само присутствие Зюганова на политическом поле не позволит сформироваться потенциально опасному для власти консолидированному социал-демократическому блоку слева». В самом деле, персонажей для формирования объединенного левого фронта в российской политике более чем достаточно: это и Геннадий Семигин, и Сергей Глазьев, и Дмитрий Рогозин и даже Виктор Анпилов. Тот, кто объединит структуры, возглавляемые перечисленными политиками, мог бы, по мнению Дмитрия Олрешкина, получить на выборах в Госдуму «не какие-нибудь 10-15%, а все 60». Но пока позиции заняты Геннадием Зюгановым, резюмирует политолог, подобный сценарий не пройдет.

Пока же, снисходительно отмечает в Известиях Александр Хлопонин, левые, «хоть и волнами, но показывают по регионам неплохой результат — 15-20%», консолидируясь вокруг сегодняшней КПРФ и ее лидера.

То есть, как пишет Время новостей, «другой оппозиции России и не положено — только коммунистическая».

Что же касается правых — здесь даже известный своими либеральными взглядами Хлопонин настроен пессимистично: по его мнению, «консолидацией существующих на правом фланге сил и лиц ничего добиться нельзя». Хотя почва для либерализма в России, несомненно, существует: «Нужны новые лица, новые правые, либералы с опорой на систему российских национальных ценностей».

Между тем, похоже, что в отличие от Александра Хлопонина, рядовые россияне либерализм с национальными ценностями не связывают.

Судя по данным РОМИР мониторинг, опубликованным журналом Новое время, большинство граждан от либеральных идей не в восторге. На просьбу дать толкование понятия «либерализм», 11% респондентов ответили, что это «переход от социализма к частной собственности», многими не одобряемый. 12% называют «либерализмом» «господство крупного капитала, олигархов». Еще 9% считают, что это «власть таких людей, как Гайдар, Чубайс, Немцов» (в крупных городах так думают 13%). А 5% и вовсе убеждены, что это «подчинение России западному капиталу». Еще 5% поднимают под либерализмом «ускоренное развитие бизнеса без вмешательства государства».

Как замечает Новое время, «все эти ассоциации скорее оттолкнули избирателей от блока демократов и либералов на выборах в Мосгордуму, чем привлекли к их коалиции».

Тем не менее демократические партии не оставляют надежды за два года, оставшихся до выборов, набрать политический вес. Пока получается это у них не слишком удачно.

В минувший уикэнд, сообщила пресса, главный нынешний претендент на титул объединителя демократов Михаил Касьянов потерпел первое поражение. Он, как выразилась Независимая газета, «проиграл партию — Демократическую партию России, лидером которой он так и не стал». Эту партию, уточнила НГ, из-под экс-премьера «попросту увели».

Касьянова и его сторонников не пропустили в здание Дома союзов, где в Октябрьском здании должен был состояться 19-й съезд ДПР. Повестка дня была — избрать экс-премьера лидером партии и объединиться с партией Ирины Хакамады «Наш выбор».

Однако в итоге часть ДПР, оставшуюся в Колонном зале, возглавил политтехнолог Андрей Богданов, который, по его собственному признанию, уже «приложил руку к созданию не одной российской партии». А Касьянову и Хакамаде пришлось перебраться в Концертный зал гостиничного комплекса «Измайлово» и там провести альтернативный съезд, на котором, пишет НГ, несостоявшийся демократический лидер заявил, что «на этом жизнь не заканчивается».

В то же время его соратница Ирина Хакамада оценила случившееся достаточно мрачно: она назвала происходящее в Колонном зале «шабашем» и заявила, что «страна катится в бездну». А сам Касьянов сообщил журналистам, что на подкуп делегатов покинутого им съезда было затрачено порядка $2 млн.

Гендиректор консалтингового агентства «Никколо-М» Игорь Минтусов заметил по этому поводу газете Ведомости, что «политическое решение было эффективно реализовано с помощью политтехнологий».

Касьянова можно считать утратившим политическую инициативу, пишет Независимая газета. Эксперты газеты считают, что экс-премьер мог бы претендовать на роль «беспартийного, внепартийного и даже надпартийного лидера демократического движения». Однако, как известно, на подобный пост политиков не выбирают: «Туда их выталкивает сама жизнь, как это произошло, например, с Борисом Ельциным в конце 80-х годов». Способен ли Касьянов на подобный прорыв, или же так и останется «маргинальным политиком с солидной внешностью и хорошими манерами», — сказать пока трудно, признает НГ.

По мнению же Ведомостей, Касьянов явно «не тянет самую важную, публичную часть политической работы». Что, с точки зрения газеты, вполне объяснимо, учитывая его прошлое: «чиновники делают карьеру потихоньку, исподволь; публичные политики — громко, у всех на глазах».

Ситуация со съездом, как ранее «дачный скандал», оказалась для Касьянова непреодолимой, считают Ведомости: «Не нашел он ничего убедительного сказать, чтобы развернуть ее в свою пользу или хотя бы нейтрализовать действия соперников». И сегодня «растерянность сквозит во всем его внушительном и авторитетном облике».

Тем не менее, возможно, для Касьянова и Хакамады еще не все потеряно. Во всяком случае, лидер «Нашего выбора» заявила в интервью еженедельнику Московские новости, что «судьба партии как таковой» ее «вообще-то не интересует»: «Меня интересует, чтобы перед выборами была сильная объединенная команда, независимая от Кремля — а это, конечно, штука тяжелая».

Ирина Хакамада считает, что «глобальное объединение демократов по западному образцу» в России вполне возможно — «если есть воля, храбрость и независимость от власти». Самое опасное, предупреждает Хакамада — «постоянно оглядываться на Кремль: «Он будет разыгрывать очень сложные комбинации, в которые может попасть любая из партий». Что, собственно, и произошло с ДПР.

Поэтому лидер партии «Наш выбор» считает, что пора перестать «играть в игры Кремля — пора бороться за власть». А не за то, чтобы «вписаться в новый парламент с восемью процентами».

В действительности, пишет журнал Профиль, как показывают опросы ВЦИОМ, «борьба с властью — не слишком популярная тема для избирателя».

Как сообщил Профилю директор ВЦИОМ Владимир Петухов, «сегодня около 70% россиян, соглашаясь с тем, что участвовать в общественно-политической жизни в принципе надо, в то же время полагают: такие люди, как они, не в состоянии оказывать серьезное влияние на принятие важных политических решений».

Причем либерально настроенных, то есть наиболее успешных граждан политика волнует менее всего.

По оценкам Петухова, примерно 15-17% граждан утверждают, что им близки демократически ценности. Считается, что их могут поддержать еще около 10% россиян. Таким образом, на стороне демократов вроде бы вполне приличная часть избирателей — около 25-27%: «но это электорат именно потенциальный, латентный». Поэтому, пишет Профиль, на массовую поддержку демократам надеяться не стоит: их сторонники способны дойти до избирательных участков только в случае форс-мажорных обстоятельств.

Впрочем, как считает журнал, правые, безусловно, могут рассчитывать на поддержку бизнеса («не массовую, но реальную: деньгами, ресурсами»).

Именно на такую поддержку в основном и рассчитывает сегодня, по мнению Дмитрия Орешкина, Михаил Касьянов. Но ее интенсивность, как считает Профиль, во многом будет зависеть от поведения власти: если она начнет «задабривать элитные группы, покупая их лояльность», и без того невысокие шансы Касьянова станут еще меньше.

То есть, по выражению Орешкина, «ключи от политической ситуации целиком и полностью находятся в руках Кремля». Если президентская администрация сумеет удержаться от «резких, неприятных для властных элит движений», те, кто обладает ресурсами, равно как и просто либерально настроенные граждане будут действовать по принципу «зачем что-то менять, когда и так все неплохо».

В этом случае правый электорат на выборы попросту не пойдет, а если и пойдет, то проголосует, скорее всего, за «Единую Россию». Тем более, что там тоже есть правое крыло.

Как заметил Владимир Петухов, «инерционный сценарий всегда работает в пользу партии власти» и демократы могут получить шанс только если Кремль не сумеет удержаться от заведомо неразумных, агрессивных действий.

Или если упадут цены на нефть.

Сегодня же, констатирует Профиль, все стабильно: «власти удается сохранять баланс между либеральными и силовыми методами», а нефтяные цены остаются высокими.

Кроме того, подчеркивает журнал, следует иметь в виду: принцип «чем хуже, тем лучше» — вещь обоюдоострая: ухудшение экономической или политической ситуации может сыграть на руку в первую очередь не либералам, а иным силам. Например — «националистам, шовинистам-фашистам».

Кстати, Кремль «весьма активно пытается донести этот «месседж» до массового избирателя», — добавляет Профиль.

А пока, как сообщает газета Ведомости, у Кремля другие заботы, в том числе — и об укреплении позиций партии власти.

«Единая Россия» ведет прием в свои ряды крупных управленцев и бизнесменов. На днях единороссами стали исполнительные директора компаний «Рот Фронт», «Бабаевская», группы «Мечел» Виктор Палатов, Михаил Зайченко и Виктор Трегубко. Они окажутся в хорошей компании: членами партии власти давно уже являются президент «Роснефтегазстроя» Иван Мазур, вице-президент Московской нефтяной компании Валерий Чурилов, гендиректор концерна «Крост» Алексей Добашин и многие другие. А курирует «призыв бизнесменов» в «Единую Россию» член генсовета партии, владелец сети супермаркетов «Седьмой континент» Валерий Груздев».

Ведомости назвали эту акцию «сурковским призывом», поскольку именно Владислав Сурков, более полугода назад выступая перед членами «Деловой России», призвал бизнесменов активнее вступать в партию власти.

Таким образом, «Единая Россия» явно решила активнее играть не только на левом, но и на правом поле.

Известный политолог Глеб Павловский назвал этот партийный проект «здоровой конкуренцией с другими партиями, в том числе с СПС». Как сказал Павловский Ведомостям, «партия дает сигнал, что именно она дружественна предпринимательскому сообществу».

А вот и еще один сигнал такого рода: выступая на днях клубе «4 ноября» перед бизнесменами, политологами и депутатами Госдумы, Владислав Сурков заверил собравшихся, что Кремль не предполагает пересмотра итогов приватизации «ради краткосрочного тренда популярности власти». «Нельзя умножать одну несправедливость другой, — сказал Сурков. Наша задача — сохранить частную собственность в руках людей, у которых она находится».

В то же время глава президентской администрации укоризненно заметил, что «сегодня частному бизнесу не вполне удалось доказать, что он абсолютно эффективен и приносит экономике пользу. Нет пока четкой социальной опоры у бизнеса».

А потому, как сказал Сурков, «государство должно разъяснять роль бизнеса» в жизни страны. Одновременно ни в коем случае не допуская «реставрации олигархического стиля правления».

Больше никаких олигархов! Как заявил Сурков: «Многие считают, что это и была демократия. Не думаю. Это противоречит основам демократии. И возвращение туда было бы катастрофой для России».

Впрочем, России к катастрофам не привыкать. А что касается демократии — у нее в нашей стране, и об этом не раз писала пресса, есть своя специфика.

Как заметил в интервью Новым известиям известный либеральный экономист Евгений Ясин: «Менталитет является продуктом истории. У нас он не то, что неправильный — скорее архаичный». Ясин утверждает, что «сакральное отношение русских к власти — это наследие тысячелетия деспотического государства».

Впрочем, эта национальная особенность ничуть не мешает российским гражданам исподтишка над этой же властью издеваться. А ненароком приобщившись к ней — воровать при любой возможности. Периодически впадая в феодальную тоску по утраченным кумирам — царю, генсеку, но особенно сильно — по великому вождю и отцу всех народов.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ