"Молодые бюрократы" и "городские сумасшедшие" готовятся к боям

0
15

«Если они наши, то мы чьи?», — этому крику души Любови Слиски на недавней пресс-конференции, похоже, суждено остаться без ответа.

Во всяком случае, как свидетельствует пресса, уважаемая Любовь Константиновна совершенно напрасно назвала организацию, созданную Василием Якеменко, «пиар-акцией с непонятным идеологическим наполнением». Доказательством тому служит активный интерес видных политиков и политологов к лагерю активистов «Наших» на Селигере.

Как сообщила Комсомольская правда, лекции «Нашим» читают «не абы кто, а председатель Комитета Государственной Думы по делам СНГ и связям с соотечественниками Андрей Кокошин, председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов, губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин, известный священник Андрей Кураев».

Над незарастающей тропой в лагерь на Селигере пролетел и вертолет с замглавы президентской администрации Владиславом Сурковым, который по прилете сразу же признался «Нашим», что для них он «свой».

Комсомолка цитирует программное обращение Суркова к соратникам Якеменко: «Нужно разделить с молодым поколением свою веру по поводу развития страны и защитить молодежь от воздействия Запада. Скорее приходите, мы вам страну передадим. Главное, чтобы вы знали — мы с вами».

Как говорится, вопросы здесь неуместны.

Не оставил «нашистов» своим вниманием и советник главы президентской администрации Глеб Олегович Павловский. Его «мастер-класс», вопреки обыкновению, был посвящен не столько политологическому анализу современной российской ситуации, сколько необходимости переходить к суровой практике — к тренировкам по части силового противостояния «оранжевым».

Павловский объяснил «ребятишкам» (определение КП): «Революция — это переворот. США в прошлом пытались устроить это и вскоре попытаются устроить это здесь, возможно, уже во время выборов в Московскую городскую думу этой осенью. Ваша задача — защитить конституционный строй, если произойдет переворот».

Похоже, власть всерьез считает, что ни армия, раздраженная бесконечными и нескладными реформами, ни многочисленные силовые структуры защитить конституционный строй будут не способны.

Впрочем, на армию, судя по всему, подобных надежд действительно больше не возлагают — недаром, как сообщила на днях Независимая газета, принято решение о роспуске знаменитого 119-го гвардейского полка ВДВ, чьи солдаты в октябре 1993 года штурмовали Белый дом. Полк базировался в подмосковном Наро-Фоминске и считался резервом Верховного главнокомандующего на случай возникновения беспорядков в столице. По данным НГ, упразднение «всегда лояльного Кремлю воинского соединения» связано с изменившимися настроениями в офицерской среде: растущим недовольством военнослужащих элитных частей своим материальным положением и ходом армейской реформы.

Что же касается других силовых структур, прежде всего, ФСБ и МВД, с ними тоже не все благополучно — во всяком случае, если судить по плану их реформирования, недавно представленному администрации президента комиссией Дмитрия Козака. Его появление стало результатом, как информирует та же Независимая газета, полученного «дагестанского урока» и общего катастрофического положения на Северном Кавказе, которое Владислав Сурков в своем нашумевшем выступлении на заседании «Деловой России» охарактеризовал как «подземный пожар». Для того чтобы этот пожар не перекинулся на другие российские регионы, жизненно необходимы эффективные правоохранительные органы, не говоря уж о спецслужбах.

Комиссия Козака предлагает Кремлю спасительный рецепт: «ФСБ, которая сегодня занимается расследованием экономических преступлений, пресечением контрабанды наркотиков и другими правонарушениями, передает указанные функции Министерству внутренних дел». Вместо этого ей будет предложено сосредоточиться на борьбе с преступлениями внутри самой правоохранительной системы, в частности — в МВД. «Нужно сделать так, чтобы каждый факт предательства и злоупотребления в МВД становился минусом ФСБ», — пояснил Независимой газете на условиях анонимности один из членов правительственной комиссии. Одновременно, уточняет НГ, подобной же функцией контроля за нарушениями в структуре ФСБ будет наделено и соответствующее подразделение ФСБ.

Трудно что-то предположить относительно реальной эффективности подобного взаимного наблюдения, однако ясно, что при возникновении неких форсмажорных обстоятельств полностью полагаться на спецслужбы, сосредоточенные друг на друге, было бы опрометчиво.

Похоже, власти всерьез готовится к апокалиптическому варианту развития ситуации.

Как заметил в интервью Независимой газете лидер СПС Борис Немцов, «у них параноидальный страх перед собственным народом — это правда».

В отличие от Павловского Немцов убежден, что московские выборы этой осенью пройдут достаточно беспроблемно: «Конечно, это договорные выборы, конечно, все будет определено в высоких кабинетах. Возможно, будут осечки, но они будут носить косметический характер». Опасения власти, как следует из интервью Немцова, связаны не с исходом выборов, а с возможной реакцией на них избирателей — речь опять идет о призраке «оранжевой угрозы».

Как сказал Немцов, «я общаюсь с ними и просто удивляюсь иногда, насколько они боятся собственных людей. Тем не менее они упорно навязывают им собственные кандидатуры».

Еще сильнее становятся эти опасения, когда речь заходит о предстоящих парламентских и президентских выборах.

«Последняя зима президентства Владимира Путина будет жаркой, — излагает предполагаемый «кремлевский» сценарий журнал Русский Newsweek. — По приказу с Запада на Тверскую, как на Крещатик, выйдут сотни тысяч граждан, недовольных преемником Путина. Начнутся уличные бои и штурмы органов власти. В наступление пойдут не только лимоновцы, но и молодежь с оранжевыми, красными и еще какими-нибудь флагами. Вместе с внутренними войсками держать оборону будут «Наши» и евразийские опричники — если, конечно, не разбегутся». Чтобы не разбежались, нужна длительная специальная подготовка, которая уже идет — в частности, в лагере на Селигере.

Вообще-то «предчувствие гражданской войны», овладевшее Кремлем, логически объяснить трудно, рассуждает журнал, ведь беспокоиться пока не о чем.

«Народ по-прежнему верит Путину. Оппозиция представляет собой жалкое зрелище. Все пикеты доморощенных оранжевых собирают не больше 100 человек. Однако власть не брезгует воевать с этой политической мелюзгой».

Достается не только оранжевым, но, по давней традиции, и красным.

Газета Новые известия сообщает о скандальной ликвидации лагеря активистов левых молодежных движений в Краснодарском крае. Палаточный лагерь в районе Туапсе, в который съехались всего-навсего 50 человек из «Союза коммунистической молодежи», «Российского коммунистического союза молодежи», «Авангарда красной молодежи», «Соцсопротивления» и других левых организаций из разных российских регионов, был оцеплен омоновцами. Произошло это сразу после того, как сюжет о «лагере имени Че Гевары» был показан по местному телевидению.

Особое впечатление, по-видимому, на местные власти произвели занятия, на которых один из координаторов проекта, сотрудник Института проблем глобализации Василий Колташев (партийная кличка «Котовский») обучал юных революционеров некоторым приемам силовой борьбы — в частности, умению прорывать оцепление.

До открытого столкновения дело, однако, не дошло — руководство лагеря решило досрочно завершить смену и от греха разъехаться по домам. Причем уходить «борцы за права рабочего человека» предпочли горными тропами.

Произошло все это в те самые дни, когда лагерь «Наших», покрытый «россыпями велосипедов, байдарок, катамаранов, мячей» (описание Комсомольской правды), посещали знатные кремлевские гости.

Издание Газета уточнило, что содержание лагеря на Селигере обошлось его организаторам не менее, чем в $2 млн. Василий Якеменко в очередной раз подтвердил Газете, что его движение не испытывает проблем с финансированием: «Моральная поддержка кремля позволяет нам сказать бизнесменам: ребята, нужны деньги на национальный проект».

«Почему власть делит молодежь на «наших» и «не наших»?», — задает газета Новые известия вопрос — почти в духе Любови Слиски.

Наиболее прямо ответил на него директор Институт политических исследований Сергей Марков: «Я считаю, что отношение государства к лагерям левых сил и «Нашим» — это отношение как к политически близким и политически далеким». Политически близкими, естественно, следует считать «Наших», поскольку движение «восприняло идеологию Путина и пытается воплотить ее в жизнь и даже пойти еще дальше». Что же касается «не наших», то, как заметил Сергей Марков, «в России сегодняшней мало справедливости, и в этой связи отношение к левым можно охарактеризовать, как к политически далеким».

Не менее выразительно, хотя и в другом ключе высказался в Новых известиях президент Института национальной стратегии Станислав Белковский.

Молодежь, уверен Белковский, несмотря на отсутствие жизненного и политического опыта, оценивает ситуацию вполне адекватно: «С ней имеют дело жирные дядьки, которые уже получили от жизни все, и теперь их главная задача — это все оставить за собой. А следующему поколению оставить страну с целым рядом проблем. Поэтому за таким движением, как «Наши», нет никакой перспективы».

Лидеры «Наших», по мнению Белковского, попросту пользуются критической ситуацией, которая формируется по мере приближения выборов: они «берут подачки, а потом будут действовать по-своему. И скорее всего против власти». С этой точки зрения «то небольшое количество левой молодежи, которое где-то собралось вопреки власти, гораздо ценнее, чем 10 тысяч, которые за небольшие подачки собрались в каком-то месте и никогда не соберутся в решающий момент, чтобы защитить эту власть».

Российских революционеров успокаивает (а Кремль пугает), пишет Русский Newsweek, то, что на Украине поначалу тоже все выглядело абсолютно несерьезно: «Но там настоящих буйных вовремя не изолировали — результат известен». Именно этим объясняется, с точки зрения журнала, сегодняшняя избыточная нервозность власти.

Тем более, что отношение электората к президенту все же постепенно меняется — и не в лучшую сторону — «чего уж говорить о его неведомом преемнике».

Дальше же будет только хуже, прогнозирует Русский Newsweek: как утверждают социологи, российская молодежь «уже не видит себе места в путинской эпохе — это, говорят они, сломался социальный лифт, поднимавший в 90-е годы наверх молодых да ранних. Когда молодежь удостоверится в своей бесполезности, будет плохо».

А пока, согласно данным ВЦИОМ, как сообщает газета Ведомости, почти половина россиян — 48% — считают, что в оппозиции власти нет никакой необходимости, если, конечно, в стране нормальная политическая, экономическая и социальная ситуация».

Две трети опрошенных утверждают, что «настоящая демократия» вполне может существовать и без оппозиции, а 43% россиян готовы поддержать на выборах власть, даже если «не во всем согласны с ее действиями». Еще 18% не намерены голосовать ни за власть, ни за оппозицию.

Президент Фонда «Общественное мнение» Александр Ослов уточнил для Ведомостей, что обещание поддержать власть на выборах — признание в доверии не абстрактной власти, а нынешнему режиму и лично Владимиру Путину.

А ведущий аналитик социологической компании «Башкирова и партнеры» Александр Музафаров уточнил, что за россиянами давно замечена нелюбовь к переменам: они заранее негативно относятся к любым политическим и экономическим переменам, опасаясь, «как бы не было хуже». Надо признать, для таких опасений у российских граждан есть все основания.

Кроме того, как сказал Ведомостям член политсовета СПС Борис Надеждин, согласно результатам партийных исследований, «около трети россиян считает оппозицией тех, кто никуда не избирается, а бегает по улицам и бьет стекла, выражая протест против действий властей».

Как заметил Надеждин, «как только человека начинают показывать по телевизору или избирают куда-нибудь, он тут же становится властью» — во всяком случае, так его воспринимает большинство сограждан.

Тем не менее гендиректор ВЦИОМ Валерий Федоров считает вывод об обреченности любого оппозиционного проекта «слишком смелым». Федоров заявил Ведомостям, что цифры показывают неверие россиян в потенциал нынешних оппозиционеров, но два типа лозунгов — «левопопулистско-уравнительные и либерально-правозащитные» российским избирателям по-прежнему нравятся.

Александр Музафаров считает, что добиться успеха оппозиция могла бы, отказавшись от призывов свергнуть путинский режим: «Успех может иметь проект под лозунгом, что Путин делает много, но недостаточно, и надо сделать еще больше». Как легко заметить, именно это и провозглашают идеологи «Наших».

Как утверждает в газете Время новостей ведущий специалист ФОМ Иван Климов, «в обществе есть протестные настроения. И люди считают, что протестами можно добиться определенного результата».

Однако реально в акциях протеста в России, по данным ФОМ, участвует от 1 до 4% населения. Большинство населения не желает революционных изменений, поскольку понимает, что «революции замедляют развитие государства».

По мнению Климова, протестные настроения — «хороший механизм общественной интеграции. Однако власть не должна перепутать это с революцией, чтобы не возникло еще одно Кровавое воскресенье», — заявил социолог Времени новостей.

ФОМ задавал своим респондентам и настоящий «оранжевый» вопрос: может ли в России «искажение итогов голосования стать катализатором массовых выступлений протеста?»

Мнения разделились почти пополам: 42% ответили положительно, 39% считают такое развитие событий маловероятным. Среди скептиков, уточняет Время новостей, большинство — люди с относительно высоким уровнем доходов, а также москвичи: «То есть самые политически активные граждане».

В целом, утверждает ФОМ, россияне относятся к выборам достаточно скептически: 55% уверены, что их результаты не отражают мнение народа, 51% не сомневаются в том, что выборы 2007-го года в Госдуму будут нечестными, такого же мнения о предстоящих президентских выборах придерживаются 44%.

Впрочем, как заметил Иван Климов, для российских граждан «выборы стали привычной практикой, аналогичной походу в магазин: мы ходим в магазин, который близко к дому, даже если там недостаточный набор продуктов и неоптимальные цены. Но он близко, и это удобно».

Тем не менее время до выборов еще есть. И за оставшиеся два года избирателей вполне могут вывести из себя, заявил журналу Русский Newsweek глава аналитической группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин.

Тогда, как утверждает директор Центра политической конъюнктуры Константин Симонов, «победителем окажется тот, у кого будут сотни тысяч на площади».

«Зачем партии тратить деньги на подготовку к выборам? — говорит Симонов. — Надо создавать сетевые структуры — тысячники, десятники, им дается команда, они начинают обзвон, и собирается в одном месте куча людей. Технологи ее создадут, а потом продадут тем, кто заплатит. А купит тот, у кого деньги есть, вплоть до Бориса Абрамовича Березовского».

В такой ситуации власти и впрямь не обойтись без «Наших». Смысл их существования журналу объяснил «высокопоставленный кремлевский чиновник: «Если ОМОН будет бить революционеров, все будут им сочувствовать. Нужно перевести это в фазу гражданского противостояния. В таком случае власть будет выступать арбитром и сохранит себя».

Вопрос в том, готовы ли «молодые карьерные бюрократы» играть роль «городских сумасшедших» (определения журнала Профиль)?

Кроме того, как пишет Профиль, не следует упускать из виду главную особенность «настоящих сумасшедших» — она состоится в том, что «они по-настоящему же неуправляемы». То есть, «по известному выражению покойного А.А.Масхадова, «дэньги берут, но не продаются». Как правило, они действуют по собственной программе, рассматривая любые совпадения интересов «просто как ресурс».

Эксперты журнала Русский Newsweek — Константин Симонов из Центра политической конъюнктуры, эксперт Фонда социально-экономических исследований Андрей Рябов и специалист Института социальных систем МГУ Дмитрий Бадовский — едины во мнении, что истинной причиной возможных грядущих потрясений все же станет сломанный «социальный лифт» для молодежи.

Как заявил журналу Симонов, «Революция всякой может быть — от оранжевой до коричневой — но самой главной движущей силой будет агрессивная неудовлетворенная молодежь».

Правда, по его мнению, к 2008 году нарыв может не созреть. Наиболее вероятно, что он прорвется через год-два после президентских выборов, то есть году в 2010-м: у власти, во всяком случае на сегодняшний день, нет кандидатуры преемника, способного управлять бунтующей страной и недовольной элитой.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ