Предвыборный старт партий: "если уйдет Путин…"

0
19

Межвыборное затишье закончилось, констатировал на днях в Литературной газете секретарь ЦК КПРФ по информационно-аналитической работе Олег Куликов. Возможно, правильнее было бы сказать, что оно и не начиналось — переход от социального кризиса, вызванного монетизацией льгот (в обществе), и от мучительных переживаний, связанных с «цветными» революциями на территории стран СНГ (во власти), к началу нового избирательного цикла оказался совершенно незаметным.

Политологи все еще спорят о перспективах «оранжевой революции» в России, аргументированно расходясь во мнениях. Удивительно единодушны они лишь в одном. Как сформулировал на недавней политологической конференции в агентстве «Росбалт» генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков, «хотя «оранжевые настроения» в России существуют, консолидирующей фигуры у нас пока нет» (цитируется по газете Новые известия).

Впрочем, сообщают Новые известия, руководитель аналитической группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин поставил под сомнение сам термин «оранжевая революция».

В самом деле, революционный переворот предполагает полную смену властной элиты, приход к власти людей с принципиально новой идеологией. Ничего подобного, как считает Орешкин, ни в одной из стран СНГ не произошло: в них «мы имели смены одной группы постсоветской элиты на другую». С точки зрения Орешкина, «на Украине один премьер бился с другим, в Киргизии глава КГБ сместил президента». Таким образом, специфика «оранжевых революций», с точки зрения политолога, — в наличии оппозиции, «выросшей из постсоветской элиты». В России ничего подобного нет — «нет реального игрока, который мог бы вывести людей на улицу».

Однако Орешкин считает, что в России условия для «оранжевой революции» создаются с упорством, достойным лучшего применения. Причем создаются самой властью, «дискредитирующей институт выборов, как способ легитимной передачи власти».

Эдуард Лимонов, лидер ныне ликвидированной НБП, присутствовал на подведении «оранжевых» итогов, по выражению Новых известий, «скорее не как эксперт, а как фактический представитель революционеров». Как ни странно, и он пришел все к тому же выводу об отсутствии в России «настоящих вожаков».

«Революция предполагает заговор оппозиции и вывод масс на улицы, в том числе и с помощью финансов, — рассуждал на конференции практичный Лимонов. — Какие-то элементы подобного политического заговора в России есть. Имеются и соответствующие финансы». Тем не менее «вывод людей на улицы» представляется Лимонову «весьма проблематичным, даже с помощью денег».

В качестве альтернативы малореальным уличным акциям Лимонов предложил «просто государственный переворот».

Известный политолог Станислав Белковский убежден, что политическая инертность российского населения имеет серьезные исторические причины.

«Все государства, образовавшиеся на руинах СССР, кроме России, были случайными и не имели непрерывной национально-государственной традиции, — сказал Белковский. — Россия же имеет тысячелетние традиции государственности, поэтому «оранжевой революции» у нас быть не может».

Более осторожен в своих выводах замглавы президентской администрации Владислав Сурков. В своем нашумевшем интервью журналу Spiegel на вопрос о росте «бунтарского потенциала» в России Сурков заявил: «Попытки переворота, без сомнения, будут. Но ничего из них не получится» (цитируется по газете Ведомости).

«Выходит, власть уже в открытую признает: политических потрясений не избежать», — пишет в Ведомостях президент Института энергетической политики Владимир Милов. «Хваленая путинская стабильность», подчеркивает автор, оказалась не способной предотвратить общественные катаклизмы.

Милов считает, что у Кремля есть все основания опасаться гражданских волнений: «В условиях жесткого контроля над СМИ, парламентом, губернаторами, ограничения деятельности политических партий и избирательных прав для многих россиян любой сценарий передачи власти в 2008 г. будет заведомо нелегитимным — будь то продление полномочий Путина или передача власти «назначенному преемнику». И если нечто подобное произойдет, граждане «с большой вероятностью захотят выйти на улицы».

Избежать этого, предупреждает Владимир Милов, можно только проведением честных президентских и парламентских выборов — с предоставлением эфира всем возможным кандидатам, с отменой ограничений на деятельность политических партий, с возвратом к выборности глав регионов и отказов от использования на выборах административного ресурса.

Однако, замечает автор, похоже, что для Кремля сохранение власти (и в первую очередь — контроля над крупным бизнесом) важнее легитимности этой власти и политической стабильности в стране. «Поэтому Кремль уже не просто готовится к будущим беспорядкам, а в открытую прогнозирует их».

По-видимому, к мероприятиям по профилактике грядущих акций протеста следует отнести и запрет на деятельность лимоновской партии, вынесенный на днях постановлением Московского областного суда.

Судя по сообщениям прессы, нацболы давно не нравятся Кремлю. Вячеслав Сурков все в том же интервью Spiegel назвал их «опасностью, которую нельзя недооценивать», а лидер движения «Наши» Василий Якеменко в Новой газете обвинил лимоновцев в «необыкновенном фашизме» и в безнравственности, в том, что они позволяют себе «заигрывать с фашизмом в стране, потерявшей 27 миллионов человек в борьбе с фашизмом». Впрочем, в той же публикации он отнес к «сочувствующим фашизму» и Григория Явлинского, и Ирину Хакамаду, и Гарри Каспарова.

Тем не менее один из кураторов молодежного движения «Оборона», объединяющего активистов «Яблока», СПС и демократических социалистов, Илья Яшин заявил Ведомостям, что запрет на деятельность НБП закладывает «политическую бомбочку» в предвыборную ситуацию — поскольку «любой запрет вызывает противодействие и повышение градуса радикальности».

«Юных в массе своей последователей литератора-левака загоняют в подполье, придавая тем самым романтическо-революционный оттенок их хулиганским выходкам», — пишет газета Время новостей.

С точки зрения газеты, это так же неразумно, как и то, что власть «согласилась считать бедлам, учиненный нацболами в прошлом году в Министерстве здравоохранения и приемной администрации президента, чуть ли не покушением на основы государственного строя». В результате чего «наградила участников акции не только несоизмеримыми содеянному сроками заключения, но и всероссийской известностью».

Новое же наступление на НБП дало повод Эдуарду Лимонову сравнить 2005 год «если не со сталинским 1937-м, то с началом 80-х». В эфире «Эха Москвы» он немедленно констатировал, что «в России впервые за 20 лет запрещена деятельность политической организации».

Как заметил Времени новостей зампред «Яблока» Сергей Митрохин, «НБП это решение только выгодно, они начинают привлекать к себе внимание, становятся героями публикаций в прессе, получают известность». Что же касается решений суда, то, как сказал Митрохин, «по довольному лицу Лимонова видно, что ему абсолютно наплевать на эти решения».

И хотя в интервью газете Коммерсант лидер запрещенной партии уже заявил о «попрании Конституции», гарантирующей гражданам их политические права, очередная неуклюжая акция властей для НБП явно «скорее пиар, чем политическая смерть», как заметил в Коммерсанте Максим Кононенко, создатель сайта Vladimir.vladimirovich.ru.

А в пиаре политические партии сегодня крайне заинтересованы. Как пишет в Литературной газете уже упоминавшийся гендиректор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков, похоже, что осенью ситуация в России будет непростой: не исключены массовые выступления против жилищно-коммунальной реформы, которая неизменно сводится лишь к повышению тарифов на коммунальные услуги. Скорее всего, будет много недовольных отменой выдачи бесплатных лекарств для льготников.

«Да мало ли трудностей, которые могут подстерегать наших сограждан в ближайшем будущем», — замечает автор.

Между тем терпение у них, похоже, на исходе.

Журнал Профиль приводит данные исследования центра Юрия Левады о том, как россияне представляют себе борьбу с бедностью. Оказалось, что 60% убеждены, что все заботы обязано взять на себя государство — и прежде всего, увеличить заработную плату бюджетникам и размер социальных пособий.

14,5% считают, что ответственность за социальную поддержку населения должен взять на себя бизнес.

11,4% и вовсе полагают, что следует отнять у богатых их доходы и поделить их между бедными. И лишь 8,2% высказали мнение, что граждане должны заботиться о своем благополучии сами.

На этой основе исследователи Левада-центра пришли к выводу, сообщает Профиль, что «настроения социального иждивенчества в обществе чрезвычайно высоки, а 11,4% и вовсе экстремисты, мечтающие вернуться в 1917 год».

Более того, получается, что методы борьбы с бедностью, которые применяет правительство (повышение бюджетных расходов вместо создания рабочих мест и развития малого бизнеса) «полностью соответствуют уровню развития нашего общества, грезящего о социализме, переделе собственности и не готового проявлять предпринимательскую инициативу».

А значит, Россия остается «левой страной», и ее протестный потенциал не могут не учитывать политические партии, готовясь к новым предвыборным битвам.

Тем не менее, утверждает в ЛГ Валерий Хомяков, деятельность политиков, сегодня, более чем за два года до выборов, ориентирована не столько на электорат, сколько на потенциальных спонсоров, на элиту — губернаторов, бизнесменов, экспертное сообщество.

Партии в первую очередь заставляет активизироваться необходимость сбора финансовых средств — ведь вкладывать деньги в нежизнеспособные структуры никто не станет. Отсюда стремление «показать товар лицом»: «мы, дескать, серьезные, сильные, на многое способные», и с нами придется считаться во всем — в том числе в вопросе выбора преемника-2008.

Что же касается любви электората, так называемых «широких электоральных предпочтений», они, как заметил Хомяков, «конечно, важны, но не в той степени, в какой они станут интересовать непосредственно перед думскими и президентскими выборами».

Вот и Дмитрий Рогозин, позиционирующий сегодня свою партию «Родина» как «главную оппозиционную силу», в своем пространном интервью журналу Коммерсант-Власть в большей степени успокаивал бизнес, чем пытался завоевать симпатии «широких электоральных слоев».

Прежде всего Рогозин расставил все точки над «i» в смысле конкурирующих структур. Коммунисты, с точки зрения лидера «Родины», его партии не соперники: «Я внимательно слушал все, что ими говорится. В основном это одна и та же речь из нескольких блоков, которые произносятся и в бане, и с трибуны. Эти блоки по-разному компонуются, везде фигурирует «антинародный режим», но, по сути, ничего не предпринимается для борьбы с ним».

Вообще коммунисты, по выражению Рогозина, «слишком вялые и старые». Что же касается «Яблока», его, с точки зрения Дмитрия Олеговича, «финансировать поздно». У СПС, как известно, уже есть «свой собственный финансист» в лице главы РАО ЕЭС.

Отсюда вывод: защитить интересы «национально ориентированного» российского бизнеса реально способны только «молодые хищники» из «Родины», «достаточно умные и амбициозные, чтобы не быть просто марионеткой в руках Кремля». Отдельно Рогозин предупредил, что речь не идет о контактах с олигархами: «представить себе, что Гусинский с Березовским начнут финансировать «Родину» можно только в сумасшедшем доме».

Что же касается отношения с «идеологически близкими» предпринимателями, здесь, с точки зрения Рогозина, налицо прогресс: «Бизнес почувствовал, что, когда мы говорим о пересмотре итогов приватизации, имеется в виду не вообще приватизация, а олигархическая приватизация».

Особо подчеркивается, что вся агрессия «Родины» «не касается среднего бизнеса и даже крупного бизнеса, который создавался на основе собственного труда и интеллекта».

Таким образом, с удовлетворением подводит итог Рогозин, «реализовывается задача, которую я поставил полгода назад, — перестать пугать бизнес и объяснить, что «Родина» готова стимулировать модернизацию страны на основе бизнеса и предпринимательской инициативы».

Социальная революция в понимании лидера «Родины» — это в том числе и «восстановление прав отечественного потребителя, политика протекционизма». Такой Рогозин, безусловно, должен импонировать по крайней мере части отечественного бизнеса — того, который сегодня накапливает «ненависть к тому, что происходит в стране».

Причем, уточняет Рогозин, речь идет о ненависти «не люмпенов, и даже не низкооплачиваемых людей», это ненависть «людей вполне преуспевающих, которые накопили дикую внутреннюю усталость и агрессию по отношению к режиму».

В этой ситуации, как считает «главный оппозиционер», «неминуем поворот в другую сторону». А именно: в России «должны быть востребованы новые силы, которые заждались своего участия в принятии государственных решений». И тут, предостерегает Рогозин, важно соблюсти преемственность — «чтобы не было взрыва». В общем, как пел когда-то Виктор Цой, «мы ждем перемен!»

Подумал Дмитрий Олегович и о судьбе Владимира Путина после президентских выборов-2008 нынешнего президенте: «Он, например, может возглавить «Газпром». Ведь «Газпром» сегодня, напоминает Рогозин, «фактически узурпировал весь спектр углеводородных компаний». И потому — «руководить «Газпромом» в новом качестве это стать новым хозяином страны».

Во всяком случае лидер «Родины» хотел бы верить, что президент «не пойдет на какие-то глупости, связанные с нарушением Конституции».

Тем более, что беспокоиться главе государства, в общем-то, не о чем: «Я с ним неоднократно на эту тему говорил: что смена курса — не смена правительства, смена курса необходима народу. И в этом «Родина» готова сотрудничать с действующим президентом».

Правда, в конце Дмитрий Олегович предостерегающе добавил: «Пока готова».

А для того, чтобы его услышали, Рогозин упорно обещает в интервью разным изданиям, что к будущим выборам в его партии будет состоять не менее полумиллиона граждан.

В частности, корреспондента Российской газеты лидер «Родины» проинформировал, что «по всей России люди ломятся в его партию». Как выразился Рогозин, «народ попер» — несмотря на все «политические спекуляции» последнего времени (вроде обвинений в антисемитизме и кривотолков о расколе в партийном блоке).

Впрочем, как уверяет РГ, Рогозин испытывает что-то вроде благодарности к своим недоброжелателям: «Ведь антиреклама — это тоже реклама». Как и было сказано.

Свое видение модернизации страны у лидера движения «Наши» Василия Якеменко.

С точки зрения Якеменко, главная задача движения — «подготовка нового поколения управленцев». «Каждый комиссар обязан учиться в нашем институте управления, — говорит Якеменко. — через три года у «Наших» будет 3000 национально ориентированных менеджеров, через пять лет — 10 тысяч, через 10 лет — 100 тысяч».

Сегодня Путин, по словам Якеменко, «не справляется с ситуацией, потому что нет либо честных, либо профессиональных, либо социально ориентированных исполнителей рядом». Поэтому президент стал «заложником системы неэффективной бюроократии».

Впрочем, осторожно уточнил лидер «Наших», «пока не закончен его срок, рано судить».

Но готовиться к окончанию срока уже пора — например, путем создания теневых структур, дублирующих нынешние органы власти — чтобы быть способными заменить «нынешних чиновников-пораженцев».

Что же касается главной цели, она формулируется в выражениях, близких к рогозинским: «Если уйдет Путин, то вопрос о том, кто будет управлять страной, будет решаться демократическим путем. То есть та организация, которая будет лучше готова к этому, будет сильнее, организованнее, сплоченнее, у кого будет серьезная поддержка как в бизнесе, так и в СМИ, те и выиграют».

Звучит более чем уверенно — за исключением двух слов в начале фразы: если уйдет…

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ