Объединиться или размежеваться: муки оппозиции

0
10

«Да хоть грушей назовите!» — эта реплика Григория Явлинского, внезапно появившегося во вторник на заседании «Комитета-2008», СПС и «Яблока», где обсуждалась возможность создания объединенной правой коалиции, попала во все центральные газеты.

Правые начали договариваться, радостно прокомментировала пресса эту реплику лидера «Яблока», прославившегося, как заявил газете Известия президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов, своей «легендарной недоговороспособностью».

Впрочем, Григорий Алексеевич и на этот раз, появившись среди коллег-демократтов, всего лишь озвучил свои условия объединения партий, после чего удалился. Однако, как утверждает издание Газета, само его появление «придало комитетчикам новые силы».

Газета, правда, приводит эти условия в изложении замруководителя партии Сергея Иваненко. «Для нас очень важно договориться о единой политической платформе, — заявил соратник Явлинского. — К примеру, нам непонятно их отношение к существующей власти. Кроме того, мы требуем отказаться в своей деятельности от олигархического финансирования».

По словам Иваненко, в «Яблоке» не считают самой принципиальной проблему, под какой именно «крышей» следует объединяться. Более того, яблочники все еще не обсудили с СПС-никами вопрос о том, «кого следует звать» в состав новой партии. «Мы хотим видеть в коалиции и левые оппозиционные структуры», — подчеркнул Сергей Иваненко.

Однако несмотря на то, что в руководстве СПС не раз заявляли о готовности к любым уступкам ради получения мест в Госдуме на будущих выборах, стороны пока не пришли к соглашению даже относительно будущего названия новой партии, сообщают Известия. СПС предлагает вариант «Демократическая партия России» (ДПР), «Яблоко» — «Российская объединенная демократическая партия» (РОДП).

Далее: СПС предлагает попросту создать единый список и по нему пытаться пройти в Думу. А член политсовета СПС Леонид Гозман, вошедший в «согласительную комиссию» двух партий от СПС, прямо говорит о том, что «цель наших переговоров — не объединение партий, а создание единого списка на предстоящих парламентских выборах».

В то же время «яблочники» считают более целесообразным формирование РОДП на базе уже существующей партии. То есть своей собственной.

Правда, Григорий Явлинский предложил правым 50% мест в новой партии: «Мы не навязываемся, а предлагаем, не хотите — как хотите».

«С предложением поменять в «Яблоке» лишь 50% руководителей мы согласиться не можем», — заявил Газете еще один член политсовета СПС Виктор Некрутенко. Правда, он тут же примирительно добавил, что «этот вопрос мы готовы обсуждать». Зато насчет отказа от олигархических денег Виктор Некрутенко заметил, что «это все лозунги».

Или «заявка перед партийным аукционом», как заметил газете Известия глава аналитической группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин. Орешкин считает, что далеко не все, что говорится, есть реальная позиция демократов, поскольку «сейчас проходит фаза политического торга».

Предложений на котором, констатирует Новая газета, собственно, два:

1. Создание объединенной коалиции на основе СПС или «ЯБЛОКА».

2. Создание новой партии с новыми лидерами, не отягощенными поражением на прошлых выборах в Госдуму.

Обозначенная СПС и «Яблоком» готовность договариваться оценивается Новой как «прорыв», совершенный «впервые за все время партстроительства».

Однако, признает газета, существует и другая точка зрения на объединение демократов. Принадлежит она членам «Комитета-2008» Владимиру Рыжкову и Гарри Каспарову. По их мнению, создание новой партии безусловно предпочтительнее. «Однако все стоит решать путем «переговоров на берегу», чтобы новая коалиция внутри себя не была чревата расколами», — примирительно замечает Новая газета.

Сами же сторонники «другой точки зрения» высказываются значительно более определенно. В частности, Владимир Рыжков, сообщает газета Новые известия, во время своей недавней поездки в Ярославль (как раз накануне «большого сбора» демократов) заявил, что «ни СПС, ни «Яблоко» в нынешнем виде не в состоянии составить серьезную оппозицию Кремлю, не в состоянии получить широкую народную поддержку».

Рыжков считает, что правым необходимо «отбросить разногласия и объединиться с левыми силами для того, чтобы создать широкую коалицию, подобную украинской». Он даже выдвинул подходящий, по его мнению, для российского «оранжевого» движения лозунг: «С народом — к свободе!»

Еще более резко выразился по поводу объединительных усилий СПС и «Яблока» Гарри Каспаров. Он заявил Известиям, что в «Комитете-2008» при обсуждении вопроса о создании новой партии «возник разлад», а саму ситуацию с объединением охарактеризовал как бразильский сериал — «когда бы ни включил — показывают одно и то же».

Как сообщает Независимая газета, Каспаров категорически против того, чтобы «старые демократические силы» брали партийное строительство в свои руки. Он уверен, что «любой СПСовский или «яблочный» хвост лишит партию больших перспектив».

Неожиданное миролюбие СПС и «Яблока» по отношению друг к другу также не вызвало у Каспарова никаких положительных эмоций. «Это аппаратный сговор внутри Садового кольца», который не может дать нужного результата, заявил председатель «Комитета-2008″ Независимой газете».

Правда, как считают Известия, Каспаров еще не уяснил себе, чем будет заниматься новая демократическая партия и чьи интересы она будет отстаивать. Главное, по мнению Гарри Каспарова, — «создать структуру, противостоящую действующей власти».

Между тем, как заявил уже упоминавшийся сегодня президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов, демократам следует заняться партстроительством всерьез: «Их электорат составляет 10-13% при очень низкой явке, а претендуют на эту нишу многие объединения».

Понимают необходимость возрождения либерального движения и в Кремле. Как утверждают Новае известия, сразу после краха СПС и «Яблока» на парламентских выборах в президентской администрации заговорили о необходимости создания правой партии «сверху».

Правда, по данным газеты, этот план вызвал активное сопротивлений «единороссов»: «Центристы, как известно, не терпят никакой конкуренции».

В результате этой борьбы за монополию на околокремлевском пространстве, пишут Новые известия, родился «тезис о том, что «Единая Россия» и в одиночку прекрасно справится с воплощением чаяний всех слоев общества: от патриотов-государственников до либералов».

Не далее, как в минувшую пятницу председатель Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин заявил, что «Единая Россия» приступила к реализации собственного либерального проекта (не это ли простимулировало к объединению «вольных» демократов?).

Плигин пообещал, что «В рамках партии «Единая Россия» нами будет проводиться целый ряд мероприятий, направленных на закрепление роли либеральных ценностей». Однако он тут же подчеркнул, что речь идет об «обозначении либерального крыла «Единой России», а не о формировании какой-то новой либеральной федеральной партии».

Известный политолог, директор Института проблем глобализации Борис Кагарлицкий тут же пояснил Новым известиям, что появление отдельных группировок в пределах одной партии весьма характерно для Единой России. «Эта концепция модульной однопартийности импонирует советским традициям чиновников и отражает эволюцию их сознания под влиянием демократических перемен», — считает Кагарлицкий. По его мнению, «Единая Россия» в целом держится за счет внешней поддержки и жизнеспособным организмом не является. «Если у Кремля все будет более или менее нормально, то будет жить дальше и «Единая Россия», — рассуждает Кагарлицкий. — У нее может быть много крыльев и голов. И она постепенно превратится в такое мрачное мифическое чудовище».

«Сегодня водораздел проходит не между демократами и коммунистами, правыми и левыми, либералами и консерваторами, — пишет обозреватель Новой газеты Борис Вишневский в статье, посвященной участию различных партий и организаций в российских акциях протеста. — Он проходит между «серыми», олицетворяющими правящую номенклатуру и всеми остальными цветами политической радуги». Сегодня яблочники, хакамадовцы, правозащитники и многие независимые демократические политики считают, подчеркивает автор, что необходимо объединять усилия с левыми, противостоящими «путинизму». Однако СПС от участия в акциях отказывается, заявляя устами одного из своих лидеров, свидетельствует Новая газета: «Мы — не партия нищих». Кроме того, есть ветераны демократического движения (те, кого в определенных изданиях называют «демшизой»), считающие, что совместно с коммунистами «выступать нельзя и ни при каких обстоятельствах».

«В этой ситуации, — иронизирует Новая газета, — хочется спросить: могут ли коммунисты или, скажем, лимоновцы занимать правильную позицию или это невозможно по определению? И должны ли демократы в этом случае срочно менять свою позицию, чтобы, не дай бог, с ними не совпасть? Ответ напрашивается: а если на улицу выйдет демонстрация коммунистов, скандирующая таблицу умножения?»

Отказываться сегодня от совместных выступлений с левыми, уверена газета, — значит играть на руку «кремлевским», «которым ежедневно и ежечасно мерещится «оранжевый вариант», когда абсолютно разные политические силы успешно объединились против общего противника».

Между тем в свое время и в России было нечто подобное: в конце 80-х — начале 90-х годов, когда против правящего режима объединились сторонники прямо противоположных взглядов.

Именно эти коалиции, напоминает Новая газета, нанесли серьезное поражение правящей партии на выборах 1989-1990 годов.

«Сегодняшняя ситуация во многом похода на ту, что была 20 лет назад, — значит, и тактика может быть похожей, — утверждает Новая газета. — Речь идет о том, будут ли в стране вообще сохранены базовые конституционные права и демократические свободы».

Партии и без того уже отстают от граждан, стихийно объединявшихся на акциях протеста под разными лозунгами и флагами, пишет Борис Вишневский. Именно поэтому «различным организациям, поддерживающим требования пенсионеров уже пришлось договариваться и объединяться. Ну не организовывать же, в самом деле, разные митинги в разных концах города с одними и теми же требованиями!»

Хотя «Единую Россию» больше всего устроил бы именно такой, раздельный вариант, замечает Новая газета, «потому что организаторы конкурировали бы друг с другом и считали, кто вывел больше народа на площадь».

Впрочем, в Кремле, безусловно, сумели сделать собственные свои выводы из недавней волны протестов против монетизации льгот.

Недаром на встрече в Кремле с лидерами думских фракций Владимир Путин нашел, по выражению Независимой газеты, «теплые слова», характеризующие деятельность Госдумы — вопреки мнению большинства граждан, лишь 3% из которых, по данным ФОМ, одобряют ее работу.

«Когда мы говорим о социальной сфере, то прежде всего у всех на устах 122-й закон, — сказал президент. — Думаю, что логика, которой руководствовались депутаты Госдумы, принимая решение по этому закону, обоснована».

Таким образом, пишет НГ, «за депутатами признается исключительная правота на том основании, что именно эти люди получили право заседать на Охотном ряду. По той же причине априори вне президентской критики находится и правительство».

Независимая газета пишет даже о «сакрализации основных институтов власти — уже без оглядки на реакцию общества».

Впрочем, сами лидеры думских фракций, по свидетельству газеты, чувствовали себя в Кремле достаточно свободно. Дмитрий Рогозин, в частности, сообщил корреспонденту НГ, что он и Зюганов в присутствии президента «жестко спорили с Грызловым и Жириновским, которые негативно отзывались об акциях протеста против закона о монетизации льгот». Более того, спорил Рогозин и с Путиным.

По словам лидера Родины, в ответ на обвинение в организации акций протеста он заявил в Кремле, что «оппозиция уходит из парламента на улицу тогда, когда в парламенте с ней не считаются». После этого, по словам Дмитрия Рогозина, президент сделал Борису Грызлову замечание. Спикера Госдумы попросили «такие проблемы все-таки решать в стенах думы, чтобы они не становились предметом такой жесткой дискуссии в присутствии президента».

Как пишет газета Коммерсант, сегодня «господину Путину очень важно, чтобы продолжающиеся по всей стране акции протеста против монетизации льгот если и не были свернуты совсем, то по крайней мере проходили спокойно и без эксцессов». А если Кремль и в самом деле даст единороссам команду «хотя бы иногда учитывать мнение думского меньшинства», то «песрпектива возвращения оппозиции с улиц в парламент станет более чем реальной, — подводит итог Коммерсант, — По крайней мере, на срок до следующей подобной встречи в Кремле, которую решено провести уже в мае». В то время как предыдущая такая встреча состоялась достаточно давно — в апреле 2004 года. Но тогда о возможности социального взрыва речь не шла.

Как заметил в газете Новые известия президент Центра геополитических экспертиз Александр Дугин, причина, по которой встречи президента с лидерами партий давно не проводились, проста: «В российской действительности политические партии давно перестали играть сколько-нибудь значимую роль», превратившись «либо в филиал администрации президента, либо в фантомы, потерявшие всякую связь с народом». А нынешняя встреча состоялась, считает Дугин, возможно, потому, что «партийная виртуальность начинает раздражать самого президента», который «ощущает все большее одиночество перед лицом множества проблем как внутренних, так и внешних». И потому надеется, что вокруг него сплотятся разные политические силы.

Однако встречей с думскими политиками Путин, по мысли Дугина, собственное одиночество лишь усугубляет: «Это собрание призраков. Они — не силы, не инструменты, не личности, просто какие-то ватные облака».

По данным ВЦИОМ, в результате социального напряжения в стране никакого роста привлекательности левых партий не отмечено, сообщает газета Время новостей. Более того, около 70% опрошенных не располагают информацией о том, на чьей стороне оказалась в условиях кризиса та или иная партия.

Свою популярность в ходе последних событий несколько увеличила лишь «Родина» (примерно на 1,5%) — благодаря голодовке Рогозина.

А сам лидер «Родины», по утверждению ВЦИОМ, начинает восприниматься как наиболее перспективный лидер левых, способный объединить вокруг себя весь левый политический фланг. И хотя тех, кто видит Дмитрия Рогозина в этой роли пока сравнительно немного — 11,6%, он впервые — пусть и на считанные доли процента опередил Геннадия Зюганова, набравшего 11,6%. Претензии же лидера КПРФ на роль объединителя левой оппозиции становятся, как считают исследователи, все более призрачными.

Впрочем, перспективы такого объединения гражданам представляются весьма сомнительными: в его реальности уверены лишь 4,9% респондентов. Еще 17,8% допускают такую возможность. Напротив, 46% в возможности коалиции всерьез сомневаются, а 13,4% убеждены, что объединение не состоится.

«Все это отражает партийный кризис среди левых, которые даже в благоприятной для них обстановке социального недовольства оказались неспособными увеличить свою поддержку в обществе», — констатирует сотрудник ВЦИОМ Леонид Бызов.

Между тем газета Ведомости приводит данные опросов Левада-центра, согласно которым 15% респондентов считают себя сторонниками коммунистов, еще 11% — демократами, 7% — патриотами и лишь 8% — приверженцами «партии власти».

Таким образом, подчеркивает газета, сторонники двух наиболее крупных «идеологических групп» в обществе не имеют сегодня достаточно влиятельных партий для защиты их интересов.

По данным того же опроса самой большой — 47% — остается группа граждан, не испытывающих симпатии ни к одной из существующих партий. Однако именно она, присоединяясь к той или иной «идеологической группе», решает исход выборов.

С другой стороны, продолжают Ведомости, если верить данным исследователей Левада-центра, в России «демократию люди понимают вполне разумно: свобода слова, печати, вероисповедания (44%), экономическое процветание страны (31%), порядок и стабильность (29%), строгая законность (24%), выборность государственных руководителей (18%)».

Но почему же российские демократы «и выглядят, и ведут себя как совершеннейшие маргиналы?» — спрашивают Ведомости. С точки зрения газеты, все дело в политической риторике демократических политиков: их идеология «преимущественно наследует той, что сложилась еще в 80-е и худо-бедно тянула лямку в 90-е». Ведомости определяют ее как «демократию идеалов»: «Она говорит, что если в стране есть нормальный рынок, независимый суд, равенство перед законом, гражданское общество, то человеку живется хорошо. Но что же делать, если всего этого нет?! Ну (застенчивая полуулыбка) голосовать за нас и ждать, отвечают».

Между тем, по данным все того же «Левада-центра», пишут Ведомости, лишь 10% россиян считают, что в стране уже установилась демократия. Еще 9% утверждают, что она будет через пять лет, а еще 23% — что лет через 10-20.

Таким образом, подводит итог газета, «ждать готовы, голосовать нет смысла».

В самом деле — либо ждать, либо голосовать за тех, кто способен действовать.

Иначе получится как в прошлый раз.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ