Власть и реальность: "между рейтингом Путина и недовольством Путиным не осталось никаких прокладок — ни надежд, ни иллюзий"

0
13

«Социологи свидетельствуют: «Единая Россия», а вместе с ней и Дума потеряли поддержку избирателей», — возвестила в понедельник Независимая газета. Данные опросов ожидались уже давно, с самого начала января — как только страна вернулась с каникул и начались «льготные» бунты.

Раньше исследователи обнародовали свои цифры еженедельно, однако на сей раз вышла заминка. Социологи довольно долго что-то пересчитывали и «уточняли результаты». Наконец, тянуть стало невозможно, данные опубликовали. Наблюдатели их прокомментировали, и, как водится, пришли к прямо противоположным выводам.

Процитированная выше Независимая газета в своем анализе опиралась на данные фонда «Общественное мнение».

Попытка партии власти возложить ответственность за провал социальной реформы на правительство и губернаторов успехом не увенчалась, констатирует газета. По данным опроса ФОМа, работой кабинета министров недовольно вдвое меньшее число людей, чем деятельностью «Единой России», а «база поддержки у команды Фрадкова — в два раза больше».

Оценки же деятельности парламента оказались, по выражению газеты, «ошеломляющими»: желающих поставить депутатам оценку «отлично» не оказалось вовсе, да и «хорошей» назвали работу Госдумы только 3% респондентов.

На оценку «удовлетворительно» согласились 28%, зато 33% высказали мнение, что Госдума работает «плохо», а 19% — «очень плохо».

Таким образом, «именно Госдума», принявшая заведомо невыполнимый и априори приводящий к социальному взрыву закон о монетизации, признана главной виновницей нынешнего кризиса», — подчеркивает Независимая газета.

Впрочем, правительство, сообщает ФОМ, тоже пострадало. Рейтинг кабинета министров снизился с декабрьских 9% до нынешних 6%: «Но это все равно в два раза больше, чем у парламента». А доля тех, кто относится плохо к команде Фрадкова, увеличилось с 22-х до 28% — и однако «этот отрицательный результат несравним с тем, которого добилось думское большинство».

Причем, как считает НГ, лидерам «Единой России» не стоит «обольщаться и переносить негатив, накопившийся в народном сознании на счет всего депутатского корпуса», Именно «медведи», «с маниакальным упорством проталкивающие все, даже самые недальновидные и сырые законы, присланные из Кремля», несут в глазах граждан прямую ответственность за непопулярную реформу. «То, что рейтинг партии власти летит в тартарары, — уже социологический факт, — пишет Независимая газета. — Теперь вопрос лишь в том, затеет ли Кремль новый партийный проект или все-таки попытается каким-то чудом спасти нынешний брэнд».

Совершенно иные выводы из данных того же ФОМ делает газета Время новостей, утверждая, что «в меру активная в защите проведенного закона о монетизации льгот «Единая Россия» была единственной из политических партий, кому удалось сохранить достаточно высокий рейтинг в пределах 21-22%.

Правда, если сравнить его с результатами «медведей» на парламентских выборах (37,6%), нельзя не признать, что спад налицо. Однако у других партий дело обстоит намного хуже.

Рейтинг коммунистов в разгар акций протеста составлял всего 9% (на парламентских выборах в декабре 2003 года — 12,6%). Как скажется на авторитете КПРФ история с вотумом недоверия правительству, пока неясно. Правда, по словам координатора фракции КПРФ в Госдуме Сергея Решульского, коммунистам удалось собрать около 100 депутатских подписей.

В их состав, помимо левых, сообщает газета Русский курьер, вошли члены фракции «Родина», независимые депутаты и даже трое «единороссов».

Кроме того, если дело дойдет до голосования, инициативу коммунистов обещали поддержать их коллеги из Народной партии, депутаты-одномандатники и, по слухам, не менее 30-40 «медведей», в рядах которых, по свидетельству Русского курьера, с момента начала акций протеста пенсионеров «началось брожение».

Таким образом, во время голосования вотум недоверия может получить в свою поддержку порядка 150 голосов — треть от общей численности депутатского корпуса. Нельзя не заметить, что тенденция выглядит достаточно серьезной — хотя о перераспределении сил в отечественном парламенте говорить не приходится.

Как пишет РК, «подозревать хаотично складывающуюся тактическую оппозицию в принципиальной упертости и решимости идти до конца вряд ли найдутся основания. В большей степени следует рассуждать о желании целого ряда депутатов пощекотать нервы исполнительной ветви госвласти на фоне предельно обострившейся в январе социальной напряженности в обществе».

Конечно, замечает газета, депутатам как никому хорошо известно, что президент «торговаться категорически не любит» и какого либо давления на себя не терпит. «И все-таки соблазн актуально продемонстрировать инакомыслие оказался велик настолько, что ставки практически уже сделаны».

Ничего удивительного: ведь до сих пор набрать очков на монетизации льгот политическим партиям не удалось.

Вернувшись к данным ФОМ, опубликованным в газете Время новостей, можно наблюдать печальную картину: даже наиболее громогласно заявившая о своем протесте фракция «Родина», затеявшая голодовку ради моратория на закон о льготах, осталась при своих постоянных и достаточно позорных трех процентах (на выборах 2003 года — 9%).

Грозные заявления Дмитрия Рогозина о переходе к более радикальным методам борьбы после выхода из голодовки полностью затмевались, в частности, насмешливыми публикациями прессы о дне рождения, который невозмутимо отпраздновал в соседней с голодающими комнате недавний соратник Рогозина, лидер партии «Народная воля» и вице-спикер парламента Сергей Бабурин. «Забавно, но в окружении Бабурина посетовали, — писала газета Русский курьер, — что из-за голодовки коллег в кабинете Рогозина праздничную программу пришлось ограничить. Мол, негоже распивать шампанское, когда у товарищей такие физические и нравственные страдания».

Однако страдания оказались напрасными (не считая потери Дмитрием Рогозиным 8-ми кг, о чем радостно сообщила пресса) — даже во время голодовки его рейтинг как кандидата в президенты (если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье) оставался на уровне 1%.

Что же касается ЛДПР, ее лидер Владимир Жириновский неоднократно публично выступал в поддержку закона о монетизации льгот. Тем не менее сегодня он со своими 9% возглавляет рейтинг доверия лидеров парламентских фракций, а его партия, отказавшаяся присоединиться к сторонникам вотума недоверия правительству, сохранила свои постоянные 5-6% голосов (на парламентских выборах -11,5%).

Ведущий специалист ФОМ Иван Климов пояснил газете Время новостей, что «желание голосовать за ту или иную партию и нынешние причины недовольства населения находятся в разных плоскостях». Другими словами, к политическим партиям — в отличие от социальных льгот — российский электорат явно не относится всерьез. Как, впрочем, и ко многим другим завоеваниям отечественной демократии.

Газета Ведомости, сообщив, что Владимир Путин в очередной раз «одернул потерявших чувство меры депутатов», запретив Госдуме ограничивать свободу СМИ под предлогом борьбы с терроризмом, напомнила в этой связи данные осеннего опроса аналитического центра Юрия Левады.

Тогда, через три недели после событий в Беслане, выяснилось, что большинство граждан не стали бы возражать против отмены некоторых конституционных прав и свобод (правда, речь шла о временных мерах, однако, если исходить из российских традиций, такое уточнение ничуть не успокаивает).

Итак, 60% россиян готовы были отказаться от свободы передвижения по стране и выезда за рубеж. 57% согласились на прослушивание спецслужбами их телефонов. 59% не возражали против того, чтобы запретить общественные организации и СМИ, которые «ставят под сомнение политику президента по отношению к террористам», и 82% готовы были разрешить спецслужбам совершать покушения на террористов, скрывающихся в других странах.

Через три недели, пишут Ведомости, социологи повторили опрос — все показатели снизились на 2-3%. Вероятно, спустя еще некоторое время результаты оказались бы еще более утешительными, но ведь от нового теракта страна сегодня не застрахована, замечает газета.

«Можно спорить с методиками социологов, — заключают Ведомости, — но нельзя не признать, что граждане, готовые часами митинговать на морозе из-за отмены бесплатного проезда в общественном транспорте, подозрительно равнодушно относятся к отмене прав и свобод. Причем не только чужих».

И хотя, по мнению аналитиков ФОМ, на которых ссылается газета Время новостей, считающаяся рупором президентской администрации, главная проблема нынешних оппозиционных партий заключается «в отсутствии реальной социальной политики», с точки зрения газеты Новые известия, принадлежащей к пулу изданий, курируемых главным оппонентом Кремля Борисом Березовским, проблема российской оппозиции — скорее, в ее, оппозиции, отсутствии.

«В России сегодня партий не осталось, — пишет Михаил Федотов в Новых известиях, — Кремлевские политтехнологи, не брезгуя методами спецслужб, сделали все, чтобы измельчить и маргинализировать фланги политического спектра, а весь центр занять сводным отрядом бюрократии».

Такая политическая система, отмечает автор, хороша лишь в качестве декорации, «прикрывающей тоталитарный или авторитарный режим». Для решения же реальных проблем она «невсамделишна» и непрактична.

История с законом о монетизации льгот — яркий тому пример: из-за фактической ликвидации нормальной многопартийной системы власти приходится — «вместо того, чтобы вести цивилизованный, аргументированный, предметный диалог с оппозицией в стенах парламента» — объясняться «с толпами стариков и старух, гремящих пустыми кастрюлями».

Впрочем, как заметил в интервью тем же Новым известиям известный демократ, один из основателей партии «Яблоко» Юрий Болдырев: «Вопрос о демократии — это не вопрос о злой силе власти, в отношении которой, как вы понимаете, у меня нет иллюзий. Это вопрос о способности общества осознать свои интересы, сплотиться и стать самостоятельным действующим лицом».

По мнению Болдырева, у российских избирателей налицо явный «кризис веры в себя и свою способность организовываться. И плюс недостаток достоинства». Именно поэтому «лишение льгот людей оскорбляет. А непристойная жвачка по государственным каналам телевидения — нет. И заведомый обман в ходе избирательных кампаний, культивирующийся уже с десяток лет, тоже не оскорбляет». Вот почему об угрозе «оранжевой революции» (любимая тема прессы последние несколько недель) можно забыть со спокойной совестью.

Ни своего Михаила Саакашвили, ни своего Виктора Ющенко в России не нашлось, пишет журнал Власть, исследуя вопрос о возможности в нашей стране новой Февральской революции. Рогозин как лидер оппозиции явно не состоялся, а Зюганов, по мнению журнала, стать им уже никогда не сможет: «Свой звездный час он пережил давно, еще при Ельцине». Так что, скорее всего, настоящий революционный взрыв России в ближайшее время не грозит. Однако время окончательных выводов, считает Власть, еще впереди.

Правда, протесты пенсионеров понемногу сходят на нет. Да и вообще министры их не боятся — кабинет назначен президентом, а не парламентом, который и ныне способен лишь превратить историю с вотумом недоверия в собственную, достаточно неуклюжую пиар-акцию.

По мнению журнала, намного важнее другое: «Режим, почти уже выстроенный Путиным, характерными чертами которого являются резкое усиление вертикальных полномочий, практически полное отсутствие площадки для согласования политических и экономических интересов, неожиданно для его создателя дал серьезный сбой».

При подготовке монетизации льгот власти всех уровней (отнюдь не только федеральное правительство и губернаторы) сделали максимально возможное количество ошибок, утверждает Власть. Следует учесть также, что решения теперь принимаются на самом верху и без какого бы то ни было обсуждения.

До последнего времени — под гипнозом стабильно высокого рейтинга главы государства — никто против этого не возражал: «Но январская неудача показала, что нынешние управленческие механизмы работают только при ручной настройке со стороны президента». Которая теперь вряд ли даст прежний эффект.

«Ошибки власти будут только множиться, — подчеркивает журнал. — При этом опора режима — силовики — продолжают подталкивать его к опасной черте».

Идея Сергея Иванова о всеобщей военной службе может привести к новым массовым беспорядкам, уже с участием молодых людей. В этом случае преемником Путина в этом случае ему уже не быть, и «проблема-2008» встает перед Кремлем в полный рост.

Кроме того, констатирует Власть, «массы уже поняли, что от Путина можно добиться уступок, если перекрыть шоссе на Шереметьево-2». Теперь дело за малым — за лидером новой «бархатной» оппозиции. Пока его, как уже было сказано, нет.

Между тем, дотошный ФОМ выяснил, сообщает издание Газета, что рейтинг доверия президенту в последние дни упал до рекордно низкой отметки с момента его назначения и.о. президента в декабре 1999 года и составил 42%.

Глава ФОМа Александр Ослон считает, что эти сенсационные цифры объясняются тем, что часть населения, чья жизнь ухудшилась из-за отмены льгот, впервые связала эти ухудшения непосредственно с политикой президента.

Пока потери путинского рейтинга не влияют на прочность его позиций, утверждает Ослон: «Но они могут повлиять на политический расклад в 2008 году».

«Сейчас снижение популярности Путина произошло в основном за счет отхода левого электората, — разъяснил ситуацию журналу Профиль эксперт Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Конечно, не все левые сторонники отвернутся от президента. Но потенциал для дальнейшего снижения его рейтинга огромен».

В самом деле, ведь и более адаптированная к реалиям современной России часть электората (например, весь бизнес — от крупного до мелкого) также не слишком довольна действиями нынешней российской власти.

Как выразился уже упоминавшийся сегодня эксперт ФОМ Иван Климов, «в обществе налицо все признаки так называемого синдрома относительной депривации». Это означает, попросту говоря, что надежды людей все чаще не оправдываются, и потому главный ресурс президента — поддержка населения — в серьезной опасности.

А исполнительный директор центра «Глас народа» Александр Кинсбурский заявил Профилю, что, по его мнению, «сейчас между рейтингом Путина и недовольством Путиным не осталось никаких прокладок: ни надежд, ни иллюзий». Впрочем, подчеркивает Профиль, пока падение президентского рейтинга составило всего-навсего 5%.

Как заметил по этому поводу руководитель группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин в интервью журналу Власть, ситуация стандартная: «В России все политики чере два-три года теряют популярность». Так было и с Ельциным, и с Горбачевым (который, как на днях сообщила газета Коммерсант, впервые с 2000 года решился на резкую критику действий нынешней власти).

Прежде очень популярный президент Путин сегодня находится на нисходящей линии, говорит Орешкин, и чтобы поднять рейтинг, ему следовало бы совершить нечто невероятное: «Просто хорошие дела не помогут — наоборот, они будут восприниматься негативно».

Кроме того, помочь президенту, утверждает Орешкин, могли бы «советские технологии — найти виноватых и на них свалить всю вину». А еще могла бы помочь «маленькая победоносная война»: «Но где и с кем ее начинать? Он ее явно проиграет».

«Правящие структуры подмочили свою репутацию, — заметил в интервью Власти Юрий Левада. — Такого провала не припомню за последний десяток лет. И ведь никаких внешних причин к тому нет — ни войны, ни кризиса, ни дефолта».

Причем нынешние волнения были вполне предсказуемы, подчеркивает Левада — на это указывали результаты многочисленных социологических исследований в течение прошлого года. Однако эти предостережения были Кремлем самоуверенно проигнорированы. «Стало быть, у власти потеряна связь с реальностью, — констатирует директор Левада-центра. — А вот это уже действительно пахнет порохом».

И лишь глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский не видит в нынешней ситуации абсолютно никаких проблем. На вопрос Власти «Как спасти рейтинг Путина?» Павловский ответил вопросом: «А зачем? Ведь политической проблемы нет. Рейтинг нужно поднимать в период избирательной кампании, а не действующему президенту».

В самом деле, о чем волноваться? Россия не Украина, как заметил в свое время Леонид Кучма, которому сегодня, после проигранных «оранжевым» выборов его противники угрожают уголовным преследованием.

У нас все политтехнологии давно отшлифованы: Борису Ельцину, например, несравнимо более низкий рейтинг нисколько не помешал успешно решить проблему преемника.

Да и времени до 2008-го года вполне достаточно.

Так что пусть себе рейтинг падает… В крайнем случае ведь и посчитать можно как-нибудь по-другому — если уж вспоминать о советских технологиях.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ