Новогодние настроения в конце "года разочарований": навстречу новым иллюзиям

0
23

До окончания нынешнего високосного и достаточно мучительного для России года остались считанные дни. Политические аналитики, комментирующие намерения и действия власти, и социологи, изучающие настроения электората, единодушно утверждают: настроения в стране смутные.

Как пишет Евгений Киселев, главный редактор еженедельника Московские новости, «все устали, всем на все наплевать, надежд на лучшее стало меньше». И, судя по всему, это не просто субъективное ощущение либерального журналиста: известный социолог Юрий Левада в том же номере МН, опираясь на данные последних опросов, утверждает, что уровень «надежд» в стране опустился почти до отметки 1999 года, самой низкой за пятилетие, а показатели «страха», «растерянности», «озлобленности» заметно выросли, вернувшись к максимальным значениям 5-6 летней давности».

Эти наблюдения резко контрастируют с результатами конца 2003 года, отмечает Левада: год назад «мелькнула было надежда, что череда трудных лет (когда каждый прожитый год казался хуже предыдущего) подошла к концу». Тогда — впервые за 17 лет наблюдений специалистов под руководством Юрия Левады — оптимистические оценки высказывались чаще пессимистических.

Однако в нынешнем декабре все вернулось на круги своя: соотношение «плохих» и «хороших» оценок года, по мнению Левады, «приближается к ситуации 1999-2000 года, когда общество еще не оправилось от экономических потрясений».

Впрочем, уровень доверия к президенту в стране по-прежнему высок, сообщает Николай Попов в журнале Новое время: весь нынешний год он колебался от 70 до 75%. Примерно такой же была и оценка деятельности Владимира Путина в целом.

Однако ответы респондентов на вопросы социологов, привязанные к конкретным позициям, создают менее радужную картину.

Успехи президента в течение первого срока по части ликвидации бедности признают всего лишь 8% россиян.

Между тем среди ожиданий граждан, связанных со вторым президентским сроком Владимира Путина, ликвидация бедности находится на первом месте — ее назвали 37% респондентов. Да и на втором месте (34% опрошенных), замечает Новое время, практически находится то же самое — «повышение благосостояния народа».

Тем не менее в то, что «реальное улучшение благосостояния» произойдет в ближайшие год-два, верит только 3% граждан. Еще 11% надеются, что это произойдет во второй президентский срок.

При этом главная правительственная инициатива в социальной политике, связанная с заменой льгот денежными выплатами, вызвала одобрение (хотя и не безусловное) лишь 36% населения. Остальные эти правительственные новации в той или иной степени не поддерживают.

В целом, как отмечает Юрий Левада, предстоящая монетизация льгот «большинством населения ожидается как бедствие».

Редкостное единодушие проявляют участники опросов в отношении к делу ЮКОСа.

Две трети респондентов одобряют судебное преследование владельцев нефтяного холдинга с разными мотивировками: «пришла пора отвечать за утаивание прибыли» — 32%, «это полумера — надо отобрать у них несправедливо присвоенную народную собственность» -15%, «возможно, теперь весь бизнес станет честнее»- 12%.

Однако лишь 7% респондентов связали «дело ЮКОСа» с утратой Михаилом Ходорковским «власти и политического влияния».

В целом же 82% россиян считают, что честным путем создать в России крупный капитал невозможно. Понятно, что при таких общественных настроениях власть имеет в конфронтации с крупным бизнесом «карт-бланш» практически на любые действия.

Журнал Компания, комментируя итоги недавнего аукциона по продаже «Юганснефтегаза», ознаменовавшего полное разрушение компании Михаила Ходорковского, заметил, что торги были проведены в «государственно-карнавальном жанре».

Вначале на сцене появилась загадочная компания «Байкалфинансгрупп», о существовании которой, как выяснилось на следующий день, во время интервью Владимира Путина немецким журналистам, что-то знал он один.

Легионы журналистов, кинувшиеся в Тверь, по месту регистрации компании, обнаружили по указанному адресу всего лишь популярную в городе рюмочную «Лондон». Из чего были сделаны далеко идущие конспирологические выводы (причастность к делу «лондонского изгнанника» — либо «самого богатого человека в Англии» и т.д.) Выводы эти, однако, не подтвердились.

Покупателем в конечном итоге, как пророчили многие, оказалась «Роснефть», по-прежнему готовящаяся к объединению с «Газпромом».

Вся эта сумбурная история дала Компании повод вспомнить залоговые аукционы середины 90-х годов: «Та же невнятная сутолока аукционистов, подставные компании, высочайшее покровительство сомнительных сделок».

Именно так в 1995 году зарегистрированное в городе Талдоме Московской области АОЗТ «Лагуна» получила в собственность ЮКОС. Гарантом сделки выступил банк МЕНАТЕП. «Чем это закончилось, мы уже знаем», — замечает Компания.

При этом, по мнению журнала, важно осознать, что «сегодня участники приватизации 1995-1996 годов ощущают на себе «последствия халтурности, с которой была проведена славная кампания». И нынешняя беззащитность российской деловой элиты перед властью — «прямое следствие той давешней неразборчивости». С другой стороны, и государство, как считает журнал, уроков из этой печальной истории не извлекло.

А уроков этих немало. Но главный из них Компания предлагает сформулировать таким образом: «Даже самое высокое политическое покровительство не является вечной гарантией безопасности».

Как считает журнал, кампания по уничтожению ЮКОСа и разграблению его собственности была проведена «настолько грубо, что все ее участники (в том числе с погонами на плечах) теперь замараны не меньше энтузиастов приватизации 1990-х». А удивительное сходство процессов приватизации и контрприватизации дает основания предположить, что «последняя не будет окончательной». Причем возможны как продолжение передела собственности, так и новые «чистки рядов» желающих приобщиться к управлению ее самыми заманчивыми кусками. И наиболее вероятными жертвами этих процессов «вслед за олигархами могут стать их преследователи».

В общем, образуется то, что Леонид Радзиховский в газете Версия назвал «круговоротом долларов в экономике».

В свое время была «грабительская приватизация, пишет Радзиховский, — раздача распадающейся госсобственности «своим» предпринимателям». Затем наступила такая же грабительская национализация: «раздача более или менее успешной частной собственности «своим» предпринимателямчиновникам». Цель тех, кто сегодня одерживает верх в этой неравной борьбе — «сесть на потоки», создать при этих государственно-капиталистических концернах посреднические фирмы, которые и будут переводить часть валютной выручки в тихие швейцарские банки». И тогда «вместо миллиардеров с безобразными фамилиями Ходорковский появятся миллиардеры с благообразными фамилиями».

От прежних, всеми проклинаемых олигархов они будут отличаться одним важным обстоятельством: «Господа ходорковские воображали себя владельцами всерьез и надолго, потому хоть слегка думали о компаниях. Новые хозяева знают, что они всего лишь управляющие. Соответственно и будут себя вести».

Эта тенденция, по мнению представителей российского бизнеса, сильна уже сегодня. В интервью журналу Эксперт президент компании МАИР Виктор Макушин заявил, что существуют две основные причины, по которым российский бизнес не способен сегодня вывести страну на лидирующие позиции в экономике.

Во-первых, «основная масса его построена на взятках, на каких-то махинациях». Во вторых, по мнению Макушина, «российский бизнес сегодня на 90% обслуживает чиновников». Что прекрасно соотносится с причиной №1.

Ни один предприниматель, поясняет глава компании МАИР, не в состоянии сделать ни шагу без многочисленных и изнурительных согласований с чиновниками — то есть, без того, чтобы эти чиновники не получили с него «свою долю». Иначе этот бизнес будет попросту закрыт.

«Поэтому сегодня большинство безграмотных бизнес-решений, принимающихся якобы бизнесом, на самом деле принимаются чиновниками — настоящими хозяевами большей части бизнеса России».

К сожалению, по мнению Виктора Макушина, именно чиновники, «неквалифицированные и коррумпированные, составляют сегодня «правящий класс в России».

При этом, как утверждает собеседник Эксперта, именно в бизнес, в его «эффективную и созидающую часть» в течение последних лет шли «толковые, молодые и умные представители российского народа». И сегодня, когда, как выражается Виктор Макушин, идет «натравливание общества на бизнес», это не может не сказываться на ситуации в стране: «Наши граждане должны понять, что Россия так плохо живет прежде всего потому, что чрезвычайно плохо управляется».

Соответственно, уничтожать тех немногих представителей российского общества, которые на деле продемонстрировали высокий класс управления, способны «только настоящие враги народа, враги сильной и процветающей России».

Газета Ведомости во вторник опубликовала новое письмо Михаила Ходорковского из лефортовской тюрьмы, в котором самый знаменитый арестант нашего времени признает, что спасти ЮКОС сегодня уже невозможно: «Вопрос в том, какие уроки извлекут страна и общество из дела «ЮКОСа», финальный аккорд которого стал самым бессмысленным и разрушительным для экономики страны событием за все время пребывания у власти президента Владимира Путина».

Для самого Ходорковского, по его словам, расставание с собственностью не будет слишком болезненным — благодаря тюрьме, которая «подарила мне месяцы напряженного созерцания, время для переосмысления многих сторон жизни». Именно в тюремной камере экс-глава ЮКОСа осознал, что собственность, а тем более крупная собственность отнюдь не делает человека свободным: «Будучи совладельцем «ЮКОСа», мне приходилось тратить огромные силы на защиту этой собственности… Я многое запрещал себе говорить, потому что открытый текст мог нанести ущерб именно этой собственности. Приходилось на многое закрывать глаза, со многим мириться — ради собственности, ее сохранения и приумножения. Не только я управлял собственностью — она управляла мною».

Но теперь, как утверждает Ходорковский, ситуация изменилась: «Я перешел в другое качество. Я становлюсь обычным человеком (с экономической точки зрения — представителем обеспеченной части среднего класса), для которого главное — не обладание, а бытие. Борьба не за имущество, а за самого себя, за право быть самим собой. В такой борьбе не имеют значения места в рейтингах, бюрократические связи и рекламные побрякушки. Только ты сам, твои чувства, идеи, способности, воля, разум, вера».

Однако представить себе Ходорковского всего лишь обычным российским обывателем, пусть даже и «представителем обеспеченной части среднего класса» довольно сложно». В это не могут поверить в первую очередь его бывшие соратники.

Быший руководитель аналитического управления ЮКОСа, а ныне депутат Госдумы от КПРФ Алексей Кондауров заявил в интервью Независимой газете, что «в стране мало личностей такого масштаба», как Ходорковский. Что это «личность с задатками государственного деятеля и большой патриот России».

Кондауров убежден, что Михаил Борисович вполне может стать «лидером любой оппозиции — как ни странно, и левой тоже».

И то, что он возглавлял крупнейшую российскукю компанию, этому не повредит, поскольку «он не лишен внутренних элементов левизны». Его приверженность демократическим ценностям — свободу, права граждан, предпринимательство — делу не повредит: «Сегодня и левые об этом говорят».

В целом же, убежден Кондауров, «такие люди востребованы в любом политическом движении, в том числе для того, чтобы вести с властью диалог не на уровне крика, а на уровне глубокого понимания экономических, политических и других процессов».

Нынешний депутат от КПРФ не сомневается в том, что если бы Ходорковский пришел во власть, это было бы благом для страны: «Не сомневаюсь, что он сформировал бы достойную коалиционную команду профессионалов, и не исключаю, что поскольку он проявил себя и как высококлассный кризисный менеджер, то его таланты уже в скором времени будут востребованы».

Да и сам Ходорковский, похоже, довольно далек от позиции созерцательной отстраненности от российской злобы дня.

«Разгром «ЮКОСа» показывает, — подчеркивает он в своем послании в Ведомостях, — что спущенные с цепи бюрократы руководствуются отнюдь не интересами государства как такового, вечного и уже потому могущественного. Они просто знают, что государственная машина существует для обслуживания их собственных интересов, а все ее остальные функции временно (или навсегда) упразднены за ненадобностью. У них нет ни малейшего уважения к государству, которое рассматривается ими только как механизм достижения своих личных целей».

Эти слова так похожи на высказывания Виктора Макушина в Эксперте, что, при желании, их можно принять едва ли не за консолидированную позицию российского бизнеса.

«Дело ЮКОСа, — утверждает Ходорковский, — это никакой не конфликт государства с бизнесом, а политически и коммерчески мотивированное нападение одного бизнеса (представителями которого выступают чиновники) на другой. Государство же здесь — заложник интересов конкретных физических лиц, пусть и наделенных полномочиями государственных служащих».

В такой ситуации государство, подобно бизнесу, неизбежно оказывается пострадавшей стороной, поскольку «тусклые бессодержательные чиновники, действующие по принципу «мне, мне и еще раз мне», неспособны нормально управлять страной. Таким образом, Ходорковский также утверждает, что плохая управляемость — главная причина бед страны. И не только нынешних, но и будущих.

«Власть всегда подразумевает взаимную мотивацию управляющих и управляемых, — рассуждает автор. — Мотивация может быть разной — от строительства коммунизма до всеобщего банального обогащения. Но она, эта мотивация, должна присутствовать и реально быть единой для всех».

Однако «российские чиновники» не только не способны предложить обществу какой-либо внятной мотивации совместных действий — они даже не понимают, зачем она нужна: «Именно поэтому они последовательно уничтожают все механизмы, которые могли позволить россиянину проявить себя: выборы всех уровней, рыночную конкуренцию, свободу публичного высказывания и т. д.»

Такая забота о всеобщем единообразии и послушании, о ликвидации последних возможностей для граждан влиять на ситуацию в стране, по мысли автора, неизбежно вызовет в будущем крупные социальные потрясения.

«Очень скоро единственным контрагентом этой всепожирающей бюрократии станет свирепая бесформенная толпа. Которая выйдет на улицу и скажет: «Обещали хлеба и зрелищ? Так где они?!» И иронично помахать перед носом этой толпы пачкой использованной административной бумаги не получится, — предупреждает автор. — Тогда случится неуправляемая демократия с ее неисчислимыми бедами и страданиями. Вот чего действительно нужно опасаться», — предостерегает автор.

Власть, по-видимому, и опасается. Но прежде всего — того, кто пророчит ей такие беды.

Напрасно далее Ходорковский пытается успокоить тех, кто «боится, что я буду им мстить». Напрасно он иронизирует: «Эти простодушные люди пытаются судить обо всех по себе. Успокойтесь: графом Монте-Кристо (впрочем, как и управдомом) я становиться не собираюсь. Дышать весенним воздухом, играть с детьми, которые будут учиться в обычной московской школе, читать умные книги — все это куда важнее, правильнее и приятнее, чем делить собственность и сводить счеты с собственным прошлым».

Впечатления кротости и всепрощения это письмо отнюдь не оставляет, и потому, к сожалению, вряд ли сможет сыграть какую-либо позитивную роль в судьбе заключенного «ИЗ №991».

В целом же в финале нынешнего «года разочарований» на мрачные прогнозы не скупится никто, и это, не устает напоминать пресса, отражает общее настроение в стране.

Причем, как пишет Независимая газета, если верить официальным данным, эта общая депрессия вроде бы не связана с экономическими показателями и другими объективными факторами: «Объективные показатели растут — а настроение у россиян падает».

Неудивительно, что подобные оценки сказались и на предновогодних ожиданиях жителей нашей страны. Если к концу прошлого года 74% опрошенных смотрели в будущее с оптимизмом, то в нынешнем число оптимистов сократилось до 55%.

В то же время доля пессимистов за год выросла с 21 до 39%.

НГ поясняет, что разрыв между экономическим ростом и отсутствием подъема реальных доходов населения начинает вызывать недовольство.

Как считает директор по исследованиям ВЦИОМа Владимир Петухов, в последние месяцы «произошла трансформация запроса общества к власти, считает: если раньше от власти ждали прежде всего «стабильности и порядка», то теперь — более активной социальной политики»

К тому же оптимизма не добавляет и внешнеполитический контекст: события в Грузии, Абхазии, на Украине и в Ираке создают ощущение, что Россия утрачивает свои позиции на постсоветском пространстве и в мире. «Мы начинаем ощущать себя уязвимыми не только изнутри, но и вовне», — отмечает Петухов.

А Юрий Левада замечает в Московских новостях, что «ожидания «лучшего» года — самые скромные, а опасения «худшего — самые распространенные после 1999-го».

Мудрый Левада советует в этой связи воспользоваться советом Фолкнера: быть готовыми к худшему, но оставить в запасе приятные неожиданности.

«Хорошо бы только, чтобы последние не оказались новыми иллюзиями», — замечает директор «Левада-центра».

Будем надеяться на лучшее — самое подходящее занятие накануне Нового года.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ