Политическая реформа президента Путина: соблазн простых решений для власти и для общества

0
14

В ближайшие годы — в случае ограничения главных гражданских свобод — Россию могут покинуть 10-12% населения, то есть не менее 10 миллионов человек, объявила на днях пресса, ссылаясь на данные опросов Левада-центра.

Еженедельник Собеседник дает подробные рекомендации для потенциальных эмигрантов: США, Канада, Германия, Греция, Чехия, и, конечно, Израиль: «В последний попасть легче всего — берут, даже если в родне у вас найдется один еврейский дедушка».

Очень привлекательна, с точки зрения «Собеседника, Австралия, где «страшный кадровый голод, так что нужны там практически все», но особенно востребованы программисты, специалисты по охране окружающей среды, геофизики, дизайнеры и даже журналисты. Остается лишь подучить язык — и можно оставить «закрывающееся общество» ради антиподов.

А Германия гарантирует приезжим не только бесплатное медицинское страхование и ежемесячное пособие на период поиска работы, но и бесплатные курсы немецкого языка — со стипендией. Немецкие миграционные компании заверяют, что стране отдают предпочтение люди со склонностью к научной деятельностью: «У нас русские бесплатно могут продолжить или получить образование, качество которого признано во всем мире».

Но и без того ясно, резюмирует Собеседник в статье под энергичным заголовком «Куда валить?», что из страны, как обычно, уедут наиболее активные, образованные и предприимчивые.

Между тем газета Ведомости, в свою очередь проанализировав данные социологов из Левада-Центра и ВЦИОМ, пришла к выводу, что россиян в значительно большей степени беспокоит утрата социальных прав, нежели ущемление гражданских и политических свобод.

Как оказалось, за последние 10 лет с 63% до 54% уменьшилось даже число тех, кто считает наиболее важным право на жизнь. На 10% (45% против 55% в 1994 году) стало меньше тех, кто выше всего ценит неприкосновенность личной жизни и жилища. Зато доля признающих наиболее важным право на бесплатное образование, медицинское обслуживание, обеспечение в старости и при болезни увеличилась с 64% до 74%.

В Левада-центре Ведомостям выявленную динамику объяснили тем, что граждане больше не видят непосредственных угроз своей жизни, поскольку «порядка» за последнее десятилетие в стране стало больше. Что же касается социальных проблем, они выходят на первый план вследствие объявленной властью реформы льгот, которая беспокоит многих.

ВЦИОМ же, напротив, смотрит на ситуацию скорее оптимистично. По мнению его специалистов, сегодня для людей на первое место выходят «проблемы качества жизни — социальные гарантии, право на медобслуживание и т.д., — а не выживания любой ценой».

А независимый эксперт в лице директора Центра развития демократии и прав человека Юрия Джибладзе, уточнил для Ведомостей, что десять лет назад, когда проводился первый из опросов, на результаты которого ссылаются сегодня и в Левада-центре и во ВЦИОМ, по инерции работала еще система советского медицинского обеспечения и образования. Которая за минувшее десятилетие была демонтирована. То есть прежде социальные проблемы для значительной части электората не стояли так остро, вследствие чего народ мог позволить себе более высокие требования.

Сегодня же, констатирует Юрий Джибладзе, большинство россиян воспринимают гражданские свободы как «абстракцию, не имеющую отношения к их ежедневной жизни» и готовы «махнуть на них рукой».

Однако ВЦИОМ и здесь менее категоричен. Его специалисты убеждены, что хотя люди не считают первоочередным для себя лично, например, право избирать и быть избранным, это не означает, что они считают это право ненужным.

Не говоря уж о том, что, как утверждает генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров в интервью еженедельнику Версия, лишь 20% опрошенных готовы согласиться с тем, что дела в стране идут в правильном направлении, а 41 % — недовольны. «Настроения тревожны, — говорит Федоров. — Люди чего-то ждут». Доверие к власти снижается.

Как выразилась Независимая газета, «октябрьский листопад сопровождался резким падением «котировок» большинства ведущих российских политиков». Снизился политический вес практически всех «вершителей судеб страны», пишет газета, — от президента до министров и депутатов.

Тем не менее, настаивает в Версии Валерий Федоров, президент все еще располагает так называемым «тефлоновым рейтингом»: «Всегда находятся другие персоны, на которые перекладывается ответственность за неудачи и катаклизмы». Выразительные ответы получили сотрудники ВЦИОМ на вопросы: «Кому принадлежит заслуга в экономическом росте, повышении зарплат и пенсий?» и «Кто виноват в росте инфляции и повышении цен?» В очередной раз выяснилось, что подавляющее большинство граждан заслуги приписывает Путину, а просчеты перекладывает на правительство.

Как заметил известный в свое время телекомментатор Сергей Доренко газете Русский курьер, Путин в России все исправно выполняет роль «электорального паровозика», придуманную ему некогда Березовским, Юмашевым и Волошиным. «Он должен был тянуть всю российскую элиту, а также партию «Единство» и «семью» Ельцина…в светлое будущее, — вспоминает Доренко. — И тогда я помню разговоры о том, что сколько вагончиков на него не навешай, он тащит все: он — удивительный, потрясающий электоральный ресурс».

Однако похоже, что сегодня «паровозик уже не тот: котел не тот, пар не тот». Особенно это бросается в глаза, как считает «этнический украинец» Доренко, применительно к украинским выборам, в подготовку к которым Россия так опрометчиво вмешалась. Российский «предвыборный паровозик» явно не тянет — несмотря на то, что «весь обвешан вагончиками».

Как считает Доренко, в борьбе за победу Януковича Путин «очень рискованно бросил на весы свой собственный авторитет и авторитет России».

Участие в таких выборах для президента другой страны недопустимо, но раз уж это произошло, замечает Доренко, «победа должна быть сокрушительной», и результат Януковича должен быть вдвое выше, чем у Ющенко. «А сейчас мы видим, как весь украинский, весь русский административный ресурс и лично Владимир Владимирович сумели натянуть еле-еле поровну, — укоризненно замечает Сергей Доренко. — Это, конечно, поражение Путина, и очень серьезное».

В самом деле, результат второго тура выборов на Украине предсказать сегодня не берется никто, тем более, что, как подчеркивает газета Русский курьер, «ресурс, закачанный в Януковича, в том числе из России, практически исчерпан», а голосование в первом туре показало, что «даже родившийся на Украине Глеб Павловский переоценил пластичность мозгов» своих бывших земляков. Украина, резюмирует Русский курьер, «не повелась на пропаганду: люди голосуют за смену власти».

«Глядя на Украину, иногда просто завидуешь, — пишет в газете Ведомости обозреватель Ren TV Ольга Романова. — Живут же люди: и альтернативные президентские выборы, и массовые протестные журналистские отставки из-за такой ерунды, как свобода слова. Отравления и яйцеметания. Митинги и развенчивание замыслов развала страны политическим противником. Перетряхивание старых уголовных дел и искренние — не по разнарядке — народные гулянья с политическим оттенком. Фотографирование с российским президентом».

Этот праздник, продолжает Романова, Украине подарила Россия: «Потому что нам важно, кто там будет президентом. И поэтому нам сейчас для Украины не жалко ни газа, ни Павловского с Гельманом, ни даже любимого президента. Он тоже поработал там на славу».

Однако есть опасность, что российско-украинский предвыборный праздник может закончиться весьма печально: «Судя по результатам первого тура, ни Янукович, ни Ющенко победы не отдадут. Не отдадут ее друг другу и украинские избиратели. Страна разделилась практически поровну: восток — за Януковича, запад — за Ющенко. Восток не примет Ющенко. Запад не примет Януковича. Все на эмоциях, слишком велик накал страстей, чтобы говорить о толерантности. Любой исход, любой президент расколет страну на две части.»

Причем раскол может оказаться не только идеологическим, но и фактическим, и юридическим — двумя президентами в двух странах.

«Нам нужно уходить оттуда, срочно, пишет Романова. — Эти страны не разойдутся мирно. Это не Чехия и Словакия. Это хуту и тутси из Бурунди».

Российским политикам, подчеркивает Ольга Романова, там нечего было делать: «Это не наша страна, это не наши выборы, это не наши граждане строят во Львове баррикады».

Вмешиваться было нельзя, но даже теперь, «когда влезли, когда замазаны, все равно надо остановиться… Чтобы попытаться сохранить лицо. Чтобы можно было бы еще отмежеваться от обвинений в соучастии в развале страны. Чтобы сохранить свои трубопроводы. Чтобы оставить шанс себе».

Пора переключиться на внутренние проблемы, попытаться навести порядок в своей стране: «Такой порядок, чтобы было завидно соседям. Чтобы они сами хотели дружить с умной, сплоченной, богатой и свободной нацией».

Между тем лидер правых Борис Немцов заявил газете Новые известия, что, по его мнению, возможная победа оппозиции на украинских выборах не может не сказаться на политической ситуации в России: «Во-первых, будет разбит миф о том, что на выборах побеждает только престолонаследник. Во-вторых, будет разбит миф о том, что можно оказать сильное влияние на ситуацию в соседней стране, даже дружественной. В-третьих, будет разбит миф о том, что оппозиция может быть уничтожена административным путем. В-четвертых, миф о том, что голос народа ничего не значит. Это все российские мифы, которые здесь, на Украине, могут быть уничтожены».

Впрочем, как утверждает Борис Немцов, для России сейчас в гораздо большей степени актуальна опасность «лукашенизации» по белорусскому образцу.

Немцов заявил Независимой газете, что Россия живет «по белорусскому сценарию» с отставанием примерно в три года.

«Первое, что сделал Лукашенко, десять лет назад пришедший к власти, — закрыл частные телеканалы. Наш президент сделал то же самое, — напоминает Немцов. — Потом Лукашенко стал зажимать политическую оппозицию. Путин делает то же самое». И так далее, вплоть до «фальсифицирования выборов на всех уровнях» и «референдума о пожизненном президентстве Лукашенко».

Если Белоруссия и впрямь — Россия в будущем, рассуждает Борис Немцов, в Кремле в скором времени может возникнуть мысль о проведении «аналогичного референдума о пожизненном президентстве Путина».

Вариант перехода к парламентской республике, о котором много говорят российские политики политологи, кажется Немцову маловероятным. Он напоминает, что «Россия никогда не была парламентской страной». К тому же наша страна «такая большая, такая расхристанная и неуправляемая», что для нее подобная форма правления, с точки зрения Немцова, не слишком подходит: «Поэтому в этот сценарий я не верю. А в сценарий имени Лукашенко могу поверить».

По мнению Ирины Хакамады, которая на днях провела наконец учредительный съезд собственной партии под названием «Наш выбор», сам Путин не одобряет путь, избранный Александром Лукашенко, и тем не менее, его «могут заставить» принять подобный сценарий для себя. «Потому что под его эгидой не исчезла олигархия как явление, просто одна заменилась на другую, менее публичную, закрытую, — пояснила Ирина Хакамада журналу Новое время. — Поэтому будут его (Путина — М.К.) держать, чтобы он держал весь клан. Или найдут ему еще более ужасную замену».

Как считает Хакамада, «проблема даже не в том, что Путин — диктатор»: «Он, может быть, просто типичный чиновник, у него нет своих собственных ценностей. Но он выстаиваем такую систему, которая стимулирует агрессию».

Недаром, подчеркивает лидер партии «Наш выбор», фактически вторым по популярности после Путина можно считать Жириновского. Явно набирает очки Рогозин.

В этих условиях, заявила Хакамада Новому времени, в России происходит становление системы, которая может привести «диктатора по убеждению» — «не случайно совершающего ошибки, как Путин, а исповедующего яро, внутренне, а ля Сталин, потому что тот был внутренне убежден. Это намного страшнее».

Пока российская власть довольно аморфна, подчеркивает Хакамада, «слаба тем, что там нет внутренней убежденности. Там такой чиновничий подход и цинизм. А может ведь случиться не цинизм, может быть и пассионарность». Именно поэтому, поясняет Хакамада, она и пытается предостеречь и общество, и власть: «Поймите, что вы делаете? Потом придет тот, который вас первых же всех пересажает».

Откуда могут накатить волны этой пассионарности дают представление цифры, которые приводит Юрий Левада в уже упоминавшемся интервью Версии. По данным Левада-центра, не менее 52% жителей России поддерживают лозунг «Россия — для русских». Лишь менее 20% отвергают его, «потому что это фашизм».

Валерий Федоров, директор ВЦИОМ, более уклончив: «Определенный рост ксенофобских настроений есть, но крайне жесткие взгляды составляют минимальный процент». По данным ВЦИОМ, лишь 26% респондентов на вопрос о стычках в молодежной среде на национальной почве считают, что они отражают настроение общества. Вообще же Валерий Федоров считает, что такие настроения «больше свойственны молодежи, которая не прошла прививку советской толерантностью».

В российской провинции — мода на фашизм, пишет газета Новые известия: «На страну нахлынула новая волна скинхедовского террора».

Сегодня, по оценке специалистов, в стране около 55 тысяч молодых людей, причисляющих себя к движению скинхедов. Причем если раньше бритоголовые были принадлежностью больших городов, сейчас они распространились по всей стране.

Сегодня в России проходит сразу несколько судов над группировками скинхедов, сообщают Новые известия — в Волгограде, Новосибирске, Санкт-Петербурге. Во всех случаях молодым людям инкриминируются убийства на расовой почве, своего рода «этнические чистки» на улицах городов, где они живут.

По утверждению ученых, в ближайшие годы число скинхедов может удвоиться — это отвечает общему усилению ксенофобских настроений в обществе. «Многие взрослые и вроде бы сознательные люди открыто говорят: «Мы их понимаем», — замечают Новые известия.

Мода на национальную тему давно уже отмечена российскими политиками и умело ими эксплуатируется — вовсе не обязательно в «зоологическом» скинхедском варианте. Наиболее яркий пример такого рода — лидер партии «Родина» Дмитрий Рогозин.

«Кто нас называет националистами? — Те, кто шантажирует страну своей местечковой русофобией, кто подстрекает национальные республики Северного Кавказа и Поволжья к мятежу, — заявил Рогозин в интервью еженедельнику Аргументы и факты. — Согласитесь, что это нездоровая ситуация, когда внутри России процветают восточные деспотии во главе с несменяемой десятилетиями хищной национальной элитой».

Это, по мнению Рогозина, не может не сказываться отрицательно на самоощущении многочисленных народов, входящих в Российскую Федерацию. Например — татар: ведь татары — «не индейцы, чтобы жить в резервации, пусть даже и процветающей за счет других регионов России».

Именно борьба с «этнической бюрократией», по мнению Дмитрия Рогозина, — одна из причин проведения политической реформы, предложенной Владимиром Путиным: «Оставлять так, как есть сегодня, опасно. Не может наша огромная и многонациональная страна жить под постоянным страхом распада по балканскому сценарию».

Поэтому лидер «Родины» считает весьма полезной идею укрупнения регионов, да и идею назначения губернаторов — тоже: «Именно этого мы ждем от Путина — стратегии укрепления страны. Именно такое недвусмысленное заявлений президента разом сняло бы спекуляции на тему, что якобы послебеслановские инициативы направлены лишь на укрепление его личной власти».

Более того, по мнению Рогозина, идея избрания губернаторов законодательным собранием субъекта Федерации по представлению президента — лишь первый, незавершенной шаг в реформе исполнительной власти: «Губернаторов следует просто честно и официально назначать».

Интервью, опубликованное в АиФ, в очередной раз свидетельствует, что с пассионарностью у ведущего политика национально-патриотического толка все в порядке: «Мы президента избрали и теперь хотим знать точно, насколько он силен в кадровой политике. Нам не интересны басни губернаторов о том, что они умом хороши, а федеральный центр у них отнял налоги, и они не могут реализовывать региональные программы. И президент чтобы потом не оправдывался, что он хороший, нот на местах сидят такие «чмошники», которые саботируют выполнение президентских программ».

В связи с этим Рогозин подчеркнул, что нет смысла ожидать окончания действия губернаторских сроков до 2009 года, и предложил начать их переаттестацию уже в будущем году.

И вообще, «на историческом рубеже ни Кремль, ни нация не имеют права расслабляться. У нашей страны великое будущее, и приближать его надо сегодня». В том числе, и путем конституционной реформы: «В конце концов, не надо думать, что Конституция неприкасаема».

В другом интервью — журналу Коммерсант-Власть — Дмитрий Рогозин заявил, что его партия «Родина» — «единственная демократическая альтернатива «Единой России».

Последние успехи «Родины» на региональных выборах Рогозин объясняет удачно, по его мнению, проведенным перед парламентскими выборами «синтезом социальных идей и патриотических»: «Это оказалось востребованным в декабре и сейчас остается оптимальной конфигурацией».

Рогозин уверен в росте популярности своей партии — во всяком случае, пока нет признаков улучшения ситуации в стране. А его нет: «Пропасть между властью и обществом разрастается».

Конечно, замечает Дмитрий Рогозин, власть имеет уникальный ресурс для поддержки нужного настроения в обществе с помощью подавления свободы слова: «Даже на НТВ исчезли передачи в прямом эфире. Все — монтаж. У кого ножницы, тот и определяет содержание».

И все же, подчеркнул лидер «Родины», «я не думаю, что это может долго длиться».

Это пункт, по которому единодушны такие разные политические фигуры, как Рогозин и Ирина Хакамада. Лидер партии «Наш выбор» так определила в Новом времени причины поддержки большинством избирателей всех действий Кремля: «Если по главным каналам телевидения с утра до вечера хвалить власть и не показывать серьезную критику, а если показывать оппозицию, то каждый раз в смешном состоянии, то у людей искажается система ценностей».

Тем не менее, утверждает Хакамада, «если дальше будут продолжать безумную социальную политику… постепенно те, кто голосовал за эту власть, поймут, что она беспредельна жестока». И к тому же неэффективна: «Неэффективность власти заложена в ее структуре, и когда-нибудь она взорвется все равно».

Срок, как считает Хакамада, пока определить трудно: «Может быть, через два года, может быть, через три, может быть … через десять, но надо быть к этому готовыми, а значит, надо работать. Как говорится, делай, что можешь, и будь что будет. Не претендуя на то, что в ближайшее время мы победим».

Этот подход в корне отличается от рогозинского, отмеченного, с одной стороны, необычайной решимостью заявлений, а с другой — сугубым практицизмом: «Оценку президенту даст … народ на следующих выборах, согласившись или не согласившись с кандидатурой преемника».

Впрочем, как пишет Юлия Латынина в Новой газете, судя по направлению действий власти, вряд ли кандидатура преемника-2008 будет иметь для страны судьбоносное значение.

Народ, по решению президента и депутатов, даже губернаторов больше выбирать не будет: «Народ этого недостоин. Выбирает черт-те кого».

Отсюда, продолжает Латынина, становится ясно, как будет решена проблема-2008: «Конституцию, конечно, придется подредактировать (как и с губернаторами). Но не в смысле продления власти президента Путина на третий срок. А в смысле передачи власти премьер-министру, избираемому парламентским большинством. То есть произойдет передача власти от президента Путина премьер-министру Путину. И премьер-министр, не ограниченный никакими сроками, сможет править сколь угодно долго».

Этот план имеет массу преимуществ: помимо того, что бразды правления останутся в распоряжении того, кто сегодня устраивает властные элиты, занятые переделом собственности, это еще явный реверанс в сторону Запада. Доказательство того, что Путин — все же не Лукашенко. «Вот смотрите, — замечает Латынина, — разве кто-то ограничивает в Германии срок канцлерства Шредера?»

Таким образом, российская власть, по мнению обозревателя Новой газеты, надеется довести до конца то, что не удалось сделать на Украине Леониду Кучме.

К тому же отмена выборов — это перераспределение финансовых потоков «от народа к Кремлю»: «Народ выборы любил. Пред выборами губернаторы аздили по волостям и деревням, выплачивали задержанные зарплаты, пускали в глухие села автобусы, проводили туда газ… Теперь деньги, которые шли на автобусы и газ, пойдут, скорее всего, в администрацию президента. То, что доставалось сотням тысяч стариков и старух, могут забрать себе два-три чиновника».

Но кроме того, предупреждает Латынина, «отмена выборов — это скорая потеря управляемости страной». Наиболее наглядный пример — некоторые республики Северного Кавказа: при первой же форсмажорной ситуации занявшие свои посты под сильнейшим давлением Кремля Мурад Зязиков и Алу Алханов оказались совершенно беспомощными.

Как пишет Латынина, «в этих республиках «власть контролирует пространство перед президентским дворцом, достаточное, чтобы поставить телекамеру и снять репортаж об укреплении вертикали власти. Днем, разумеется, ночью — ни света, нужного для камеры, ни контроля».

«Соблазн простых решений», о котором пишет в Независимой газете зампред партии «Яблоко» Сергей Митрохин, может подвести власти. Вместо того, чтобы «строить институты», то есть создавать нормы и правила, поощряющие активность людей, их объединений, регионов, Кремль предпочитает «строить людей», то есть создавать всеобъемлющие инструменты бюрократического контроля за всем этим. «Пресловутое «возрождение государства», — пишет Митрохин, — сводится к насаждению примитивных, устаревших форм управления, давно отвергнутых передовыми странами, а значит, неконкурентоспособных». Что может привести страну к катастрофе.

Как заметила Хакамада, более десятков лет даже Советский Союз не продержался — «а в условиях глобализации тем более, конкуренция слишком большая».

Вполне вероятно, что миллионы людей — самых активных и предприимчивых — могут не захотеть дожидаться, когда власть все это наконец поймет.

И для них может возникнуть соблазн простых решений — см. начало обзора.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ