Дело ЮКОСа год спустя: метод "сухой возгонки"

0
29

В понедельник, 25 октября, исполнился ровно год с того дня, как в новосибирском аэропорту «Толмачево» был арестован Михаил Ходорковский, глава крупнейшей к тому моменту российской нефтяной компании ЮКОС.

Сегодня пресса пространно рассуждает о последствиях дела ЮКОСа для российской политики и экономики, а также на выработку Кремлем нового политического курса и на перспективы российского бизнеса.

В самом деле, как напоминает газета Известия, за время нахождения Михаила Ходорковского в Матросской Тишине состоялись парламентские выборы. В результате новый состав Госдумы оказался на порядок более управляемым, чем прежний.

Прошли президентские выборы: Владимир Путин, как и ожидалось, остался на второй срок.

Появились новые редакции законов о референдуме, о митингах и демонстрациях. Министрам разрешено занимать посты партийных лидеров.

И, наконец, начался новый этап укрепления вертикали власти, а заодно с ним — реформа избирательной системы.

«Говорить о прямом влиянии дела ЮКОСа на эти перемены было бы неверно, — считают Известия. — Но так исторически сложилось, что оно, это дело, стало предвестником таких перемен».

Между тем, подчеркивает газета, что касается Кремля, его главной реакцией на дело ЮКОСа было молчание, подчеркивает газета.

За год не было отмечено никаких отступлений от однажды озвученной позиции: «Дело ЮКОСа в целом и Михаила Ходорковского лично — сугубо экономическое, его решение лежит в сфере судопроизводства, а не закулисных политических переговоров».

Владимир Путин, заявив, что «государство не заинтересовано в банкротстве компании», тем не менее всегда настаивал на том, что окончательное решение примет суд.

«Таким образом, дело ЮКОСа успешно превратилось для Кремля в демонстрацию независимости судебной системы (в которую по большому счету все равно мало кто верит): президент говорит одно, а на деле все происходит совсем иначе», — замечают Известия.

Не оправдались и прогнозы экспертов, предсказывавших, что Ходорковского освободят сразу после президентских выборов. С точки зрения газеты, это обстоятельство всего лишь подчеркивает: в истории с Ходорковским — «ничего личного».

Сейчас предполагается, что судьба узника Матросской Тишины может измениться после того, как появится новый владелец компании.

Впрочем, давать более или менее достоверные прогнозы непросто: слишком много неожиданностей было за минувший год. Недаром «один из аналитиков, близких к кремлевской администрации» на условиях анонимности достаточно откровенно обозначил причины невзгод, постигших Ходорковского: «А в какой другой стране мира власть позволила бы бизнесу вмешиваться в политику не на уровне лоббирования конкретных коммерческих проектов, а на институциональном: лепить парламент под себя, пачками покупать депутатов и партии? А он все это делал! Вот и поплатился!».

Более того, известно, что бывший глава ЮКОСа сделал попытку, как выражается газета, «из-за решетки вернуться в политику». Его статья «Кризис либерализма в России», опубликованная в центральной прессе, одними трактовалась как «покаянное письмо», другими — как «манифест либералов». Однако, отмечают Известия, не была востребована ни первом, ни во втором качестве.

Власть к его умозаключениям прислушаться не захотела. Как заметил глава ФЭП Глеб Павловский в интервью газете Время новостей, «в Кремле некому выслушивать тезисы о либерализме просто потому, что люди о тех же вопросах там говорят на другом языке».

Как считает Павловский, попытка Ходорковского завязать диалог с властью была обречена на неудачу в первую очередь из-за «корыстной заинтересованности его посредников», которые «играли свою собственную игру». В самом деле, у человека в камере возможности, как легко понять, ограничены: «Он работает с теми, кто к нему допущен», и, к сожалению Павловского, вместо «бескорыстных переводчиков» своих интересов на язык Кремля привлек к себе лишь «тучу кровожадных пираний».

Подвигнуть либералов к объединению Ходорковскому также не удалось. СПС, как считают Известия, слишком увлечен дискуссией о правилах выборов нового лидера, а «Яблоко», пишет газета, постепенно превращается в «митинговую партию», перенеся свою активность на улицу.

Вообще интерес к посланию узника «Матросской тишины» оказался довольно преходящим: публичные выступления главы ЮКОСа в прессе, как свидетельствует Левада-центр, запомнились не более, чем 1% читателей. А зря, подчеркивают Известия: не за горами 2006-й год, когда самым популярным станет вопрос: «Кто следующий?»

К этому времени наступит подходящий момент для нестандартных политических решений. «Если Ходорковский к этому времени уже будет на свободе, то наверняка пойдет в политику и, возможно, сыграет в ней роль уже не спонсора, а непосредственного участника политического процесса».

Однако весьма сомнительно, что власть допустит такой поворот дела.

Независимая газета по случаю печальной юкосовской годовщины опросила авторитетных экспертов — известных политиков и политологов — о судьбе ЮКОСа и Ходорковского. Большая часть из них уверена, что последнему скорый выход на свободу не светит.

«Чем закончится дело Ходорковского? — переспрашивает известная журналистка Юлия Латынина. — Посадят! Я в этом уверена абсолютно. А ЮКОС отберут».

Причем отберут именно активы — желающих немало.

Как считает Латынина, каждая из кремлевских партий недостаточно сильна, чтобы в одиночку съесть ЮКОС, но любая достаточнот сильна, чтобы помешать сделать это другим. Поэтому ЮКОС будет разделен: «Наиболее сильным достанется «Юганснефтегаз», что поменьше — скушает чего поменьше».

Вполне вероятно даже, с точки зрения Юлии Латыниной, что сама компания ЮКОС сохранится, «но только в ней ничего не будет — такая шкурка от банана». Это даст возможность Кремлю сохранить лицо: «Смотрите, мы ведь не обанкротили ЮКОС, как и обещал президент!»

Как признал Глеб Павловский в уже упоминавшемся интервью газете Время новостей, дело ЮКОСа сейчас находится в стадии решения вопросов: какова будет судьба «фрагментов этого бизнеса» после дезинтеграции компании? Кто будет контролировать эти «фрагменты»?

Павловский убежден, что государству неизбежно придется действовать открыто, «выйти на сцену и предложить какую-то схему»: «иначе мы увидим свинью в речке с пираньями», чего «по многим причинам» допустить нельзя.

Что же касается причин ареста — тут у Павловского есть собственная версия. Он убежден, что «Путин не действует под влиянием минутного раздражения».

В то же время собеседник Времени новостей не сомневается в существовавшем в Кремле «раздражении в глубоком смысле — раздражении манерами человека, который сомнителен, политически непрозрачен, претендуя на ведение своей игры, где ставкой является судьба России». Как замечает глава ФЭП, «для бизнесмена это опасное состояние».

Впрочем, Павловский не сомневается в том, что Ходорковскому постигшие его испытания в каком-то смысле пойдут на пользу: «Он фигура значительная, на грани фола. Такие люди… взрослеют с трудом и не сразу, путем сухой возгонки».

Время для «возгонки», судя по всему, у Ходорковского будет: как уже было сказано, эксперты, принявшие участие в опросе Независимой газеты, сулят ему серьезныве сроки.

Ирина Хакамада не сомневается, что это будет от 4 до 10 лет: «Ему могут быть зачтены сроки нахождения в предварительном заключении и некоторые другие факторы, в зависимости от того, насколько власть хотела бы поприличнее выйти из этой ситуации».

Алексей Митрофанов (фракция ЛДПР) также называет срок «до 10 лет», который, правда, потом «могут скостить». Во всяком случае, Митрофанов уверен, что «пока Путин у власти, Ходорковский будет сидеть». Для страны же, утверждает соратник Жириновского, заключение Ходорковского никаких последствий иметь не будет: «одни хозяева компании сменятся на других», и только.

По мнению известного экономиста Михаила Делягина, дело будет закончено в два этапа: «Сначала новости о Ходорковском будут доведены до уровня новостей о погоде, а потом его посадят».

Как предполагает Делягин, посадят лет на 6-7: «Все понимают, что его не выпустят, — это как царь Кощей выпускает свою смерть».

В то же время Делягин не сомневается в том, что, коль скоро Ходорковский не сломался до сих пор, не сломается он и дальше: «Он будет бороться».

К тому же, «учитывая абсолютно неадекватную экономическую политику», проводимую нынешней властью , а также «весьма неоднозначные политические преобразования», предсказывает Делягин, «через 2-3 года даже 100 млн долларов, вброшенные в российскую политику, могут оказаться тем ломом, против которого у нынешней власти просто не окажется никаких приемов». И в этом смысле для нынешнего обитателя Матросской Тишины еще не все потеряно.

Еще один участник опроса НГ, Марк Урнов, председатель фонда аналитических программ «Экспертиза», считает, что с полной определенностью предсказать, чем окончится дело Михаила Ходорковского, невозможно: «Такое ощущение, что у власти сегодня нет готовых решений, а есть некая растерянность: что делать в этой ситуации».

Как предполагает Урнов, «они» (то есть власть) рассчитывали, что все состоится «куда проще, и отъем собственности состоится куда менее скандальным образом».

Что же касается общих последствий дела ЮКОСа, они, утверждает Марк Урнов, уже существуют независимо от его исхода: «Бизнес выбит из политики, а объективные возможности для существования реальной оппозиции фактически ликвидированы, потому что без поддержки бизнеса она существовать не в состоянии».

Помимо этого, подорвано доверие бизнеса к власти, в результате чего не только увеличивается отток капиталов, но и ухудшается репутация страны.

«Скорее всего, мы будем иметь экономику с огромным влиянием государства, нарастание коррупции и торможение серьезной модернизации, — предсказывает Марк Урнов. — Фактически мы возвращается к временам середины Х1Х века, когда чиновник был на порядок большей фигурой, чем любой предприниматель».

Как заметил во Времени новостей Глеб Павловский, рассуждая о последствиях дела ЮКОСа для российского бизнеса, вся прокурорская аргументация по этому делу, «насколько можно судить по газетам, выглядит совершенно беспомощной. И я бы не сомневался, что защита ее легко разобьет». Однако, как считает глава ФЭП, «и все финансовые и бизнесовые трансакции с правовой точки зрения более чем уязвимы — они просто незащищаемы». И разгромить такой бизнес ничего не стоит: «То, что взято впотьмах, достаточно высветить милицейским фонариком».

Совершенно иной взгляд на проблемы так называемого периода первоначального накопления у президента Фонда «ИНДЕМ» Георгия Сатарова.

Всякий, вступивший на этот путь, пишет Сатаров в Еженедельном журнале, неизбежно проходит определенные этапы: «Сначала стремительное обогащение, нередко далеко за гранью закона. Затем резкий поворот, и вот дорога уже поднимается в гору, на вершине которой сияет нечто величественное — Знание, Добродетель, Свобода и т.п.». С точки зрения автора, как приговоры, сопровождаемые моральными сентенциями, так и панегирики в этой ситуации одинаково неуместны: разумным наблюдателям следует просто принять к сведению объективно существующую реальность.

Ходорковский двигался именно этим путем, пишет автор, однако ему не повезло: «он попал не в ту фазу исторического развития». Как утвержэдает Георгий Сатаров, если бы глава ЮКОСа свернул на избранную колею на пару лет раньше, вполне возможно, он «успел бы набрать скорость и устойчивость». С другой стороны, если бы он задержался на пару лет — не исключено, «просто не рискнул бы бросаться в омут строительства гражданского общества».

Или потерял бы интерес к политической и общественной деятельности, как это произошло с его коллегой по «цеху российских олигархов» Романом Абрамовичем.

Абрамович, пишет издание Газета, в отличие от Ходорковского, с самого начала путинского правления был отнесен к категории «государственников». В те времена Абрамовичу нравилась Чукотка и ее население, которому он неожиданно захотел помочь: «Мы вкладываем деньги в Россию, все, что у нас есть, — здесь».

Впрочем, замечает Газета, денег у него тогда было не так уж много: например, за 1998 год Абрамович заработал «всего 1,2 долларов».

Однако у него явно были серьезные планы. «Я буду влиять на власть через общение, надо больше общаться», говорил в те времена тот, кого нынче на Западе называют «Red Rom».

Тем не менее, никакого особого общения с властью так и не получилось. В результате к Чукотке Роман Аркадьевич охладел, и, по свидетельствам прессы, почти перестал там бывать.

Сегодня российский олигарх №1 большую часть своего времени проводит в Лондоне, посвящая свое время приобретению зарубежных активов: вслед за футбольным клубом «Челси» были приобретены замок во Франции и остров в Хорватии.

Что же касается России, то здесь все активы распродаются подчистую. На днях стало известно о переходе последней четверти пакета акций «Русского алюминия», ранее принадлежавшего Абрамовичу, под контроль «Базового элемента» Олега Дерипаски.

Сегодня цены на алюминий высоки как никогда, комментирует Газета, серьезных конкурентов в России у «Русала» нет. «При таком раскладе продажа обещает Абрамовичу принести приличные дивиденды, которых должно хватить на множество зарубежных приобретений».

Но главное, как подчеркивает Газета, объективных причин для продажи у Абрамовича нет, за исключением одной, но самой весомой — «не стать вторым Ходорковским».

По оценкам «Форбс», средства «красного Ромы» зашкаливают сегодня за $8 млрд: как говорят в России, «с таким счастьем — и на свободе»?

Впрочем, как утверждает в Еженедельном журнале известный экономист Евгений Ясин, если оценивать отток капитала из станы в целом, «ЮКОС почти ни при чем»: при высоком уровне цен на нефть нефтяные доходы фактически не могут найти себе в России достойных возможностей применения. Не говоря уж о летнем банковском кризисе, факт которого, как заявила на днях газета Коммерсант, признало уважаемое всеми агентство Moody’s Interfax Rating Agency.

А за исключением бегства капитала все остальные показатели вполне хороши, пишет Ясин: рост ВВП — на уровне 7%, инфляция, хоть и медленно, снижается, стабилизационный фонд растет, золотовалютные резервы приближаются к $100 млрд.

Тем не менее Евгений Ясин считает, что рост экономики, настоящим мотивом которого служит не увеличение денежной массы вследствие притока нефтяных доходов, а увеличение доверия бизнеса к власти, позволяющее безбоязненно инвестировать в развитие экономики страны, неизбежно будет сорван.

Доверие, утверждает автор, — «стратегический фактор развития российской экономики на 30-40 лет вперед». Время это фактора, как считает Ясин, настало уже в 2003 году: «Каким бы ни был Ходорковский, он это понимал, поэтому решил стать «прозрачным», ввести в моду хорошую деловую репутацию».

Последовательной политикой такого плана, убежден Евгений Ясин, можно было бы стимулировать активность российского бизнеса и привлечь иностранцев: «Пошли бы масштабные инвестиции в модернизацию производства, в инновации». Перспективы были самыми обнадеживающими: «Если за 30 лет повысить доверие до уровня развитых стран, мы еще через 10 лет догнали бы их по развитию экономики и благосостоянию».

Как считает автор, «мы были на взлете, у Владимира Путина был реальный шанс выполнить свою историческую миссию, обрести славу великого президента».

Однако шанс этот остался неиспользованным: «Дело ЮКОСа все сломало. Полет был прерван».

Арест Ходорковского и год его содержания под стражей до суда, «вопреки очевидной ненужности этой меры», а также «характер обвинений и демонстративное пренебрежение к элементарным нормам законности и человечности продемонстрировали, по мнению Евгения Ясина, что «закон существует для всех, кроме власти», которая пребывает в твердой уверенности, что «любой суд у нас примет нужное, то есть подсказанное сверху решение».

Кроме того, всем стало понятно, что, поскольку грехи, подобные грехам ЮКОСа, есть почти у всякого бизнесмена, легко можно «посадить любого и уничтожить его бизнес». «Более того, даже если начальство и не подсказывало, волна наездов на предпринимателей во всех инстанциях и со стороны многочисленных доброхотов поднялась сразу и продолжается до сих пор».

В общем, как пишет Евгений Ясин в Еженедельном журнале, «доверия бизнеса к этой власти уже не будет никогда».

Реформы, которые «так долго прокламировались», после президентских выборов «идут наперекосяк»: «Предприниматели разных слоев, что крупные, что мелкие, предпочитают не высовываться». Один из них даже признался автору: «Всюду боятся конкурентов, а мы — офицеров». В этой ситуации ожидать роста экономики — дело бессмысленное.

Как заметил в еженедельнике Московские новости глава группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин, «бизнес по принуждению не работает».

В другом своем интервью Орешкин напомнил слова Карла Маркса: «Государство — частная собственность бюрократа».

Там же глава группы «Меркатор» заметил, что нынешний президент, судя по всему, «умнее своих ястребов, но все сильнее от них зависит».

А Георгий Сатаров в Новой газете высказался на эту тему еще более резко.

Сатаров считает, что «Путин — часть российской бюрократии, ее роскошная декорация. И он органически не в состоянии пойти против нее». Даже если бы у него появилось такое желание, оно осталось бы нереализованным, поскольку президент, потерявший доверие бизнеса, фактически «не имеет иной опоры, кроме той же бюрократии».

Как считает Георгий Сатаров, в этом объективно проявляется слабость нынешнего президентства — в полной безответственности бюрократии, не контролируемой ни федеральной властью, ни обществом, ни политическими партиями, ни прессой. Неэффективность нынешнего управления и разложение бюрократии, отныне сосредоточившейся исключительно на собственных интересах, по мнению Новой газеты, — две стороны одной медали.

Сегодня у чиновников, подчеркивает Георгий Сатаров, «просто нет времени на управление страной, они ее разворовывают в таких масштабах, которые и не снились ранним приватизаторам», отнимая чужой бизнес и перераспределяя его между собой.

Как заметил Глеб Павловский в своем обширном интервью, «если даже вообразить, что Путин поставит задачей почему-либо спасти ЮКОС, он окажется перед невообразимым клубком проблем, государственных и моральных — думаю, неразрешимых на прежней юридической основе».

При этом Павловский подчеркнул, что не слишком боится «за Ходорковского как за личность»: «Но, конечно, его гигантский проект МЕНАТЕП-ЮКОС-Россия — с этим покончено».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ