Реформы и теракты: асимметричный ответ Кремля на вызовы террористов

0
19

Сразу три социологические службы — ВЦИОМ, ФОМ и «РОМИР Мониторинг» — исследовали общественное мнение на предмет оценки президентской инициативы об отмене прямых выборов губернаторов. Результаты опросов свидетельствуют, по выражению газеты Ведомости, о «смятенье чувств», в котором находится российское общество.

48% респондентов ВЦИОМ не согласились с тем, что предложенные меры действительно необходимы для единства государства. Однако 38% не против передачи права выбора глав регионов местным парламентам.

В то же время на вопрос «РОМИР Мониторинг» — «Поддерживаете ли вы предложение президента?» — утвердительно ответили 55% участников опроса. Отказали в поддержке 36%.

Еще более любопытны данные ФОМ: 37% респондентов осудили идею выдвижения кандидатов на пост губернатора исключительно президентом — 34% ее одобрили.

По мнению социологов и политологов, к которым обратились за комментариями Ведомости, результаты всех трех опросов не вызывают сомнений. Однако эти цифры свидетельствуют об «общем хаосе в головах россиян».

Как считают во ВЦИОМ, для народа сама проблема «губернаторской реформы» не слишком понятна. Поэтому социологи получили «моментальный слепок умонастроений» еще до того, как общественное мнение успело сформироваться. Что же касается высокого процента «несогласных» в данных ВЦИОМ, он, по мнению главы ФЭП Глеба Павловского, объясняется прежде всего самой формулировкой вопроса, в котором акцент сделан на отмене выборности губернаторов.

«Выборы сами по себе являются для людей ценностью, — пояснил Павловский. — А формулировка вопроса вызвала ощущение, что на выборы покушаются».

А в «РОМИР Мониторинг» считают наличие большого количества поддержавших предложение Владимира Путина «скорее бессознательным проявлением доверия людей к президенту на фоне низкого доверия к неэффективной региональной власти».

В самом деле, несмотря на снижение президентского рейтинга в сентябре, по данным «Левада-центра», деятельность Владимира Путина все еще одобряют 66% россиян (правда, это на 2% меньше, чем в августе и на 12% меньше, чем в марте).

Отсюда двойственный подход к президентским предложениям, подчеркивает замгендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин: «Вроде бы и президента поддержать хочется, и от собственного участия в выборах не отказаться».

С этим согласен и директор ВЦИОМ по международным и общественным связям Дмитрий Поликанов, который заявил газете Время новостей, что «люди готовы поддержать меры, направленные на конкретную борьбу с терроризмом и обеспечение единства страны, но хотели бы оставить себе некий загончик для свободного волеизъявления».

Поликанов убежден, что «нужно просто сделать более прозрачным процесс отбора кандидатов. Тогда опасения снимутся и поддержка возрастет». Тем более, что оппозиционных кандидатов в губернаторы, напоминает Время новостей, поддерживает только 10% населения.

К тому же, как выяснили социологи ФОМ, поинтересовавшиеся осведомленностью своих респондентов в этом опросе, едва ли не 50% из них впервые узнали о «губернаторской реформе» Путина непосредственно во время опроса, а еще 26% лишь «что-то слышали» о ней. В своей полной информированности был уверен всего 21%.

Таким образом, как выражаются во ВЦИОМ, общественное мнение пока «очень подвижно», и выиграть в этой ситуации может тот, кто сможет объяснить населению смысл реформы, а главное — ее связь с борьбой с террором.

Однако, по мнению президента Института национальной стратегии Станислава Белковского, власти в этом не суждено преуспеть — «потому что у власти некому этим заниматься».

Белковский уверен, что «никакого толку от действий власти не будет, будут чисто формальные политические технологии».

В то же время президентской популярности, утверждает президент Института национальной стратегии, по-прежнему ничто не угрожает. «Крушение того фантома, который называется рейтингом президента, — заявил Белковский Времени новостей, — возможно только тогда, когда появится альтернативный лидер, подобный Ельцину при Горбачеве». Сейчас же подобный лидер вряд ли может появиться: «Делается все возможное, чтобы политики были обязаны своему возникновению исключительно администрации президента».

Полное отсутствие беспокойства по поводу возможной потери популярности у сограждан Владимир Путин подтвердил, в очередной раз попытавшись объяснить логику своих действий не россиянам и российским СМИ, а представителям зарубежных информагентств.

В последнее время, заметила по этому поводу Независимая газета, Кремль весьма активно работает с иностранными СМИ: весной, напоминает газета, у пресс-секретаря президента появился первый заместитель, непосредственно отвечающий за этот участок работы — Дмитрий Песков.

В самом деле, иронически замечает НГ, в Кремле вполне могли решить после окончательной «зачистки» информационного пространства, последним этапом которой была отставка главного редактора газеты Известия за «неправильное освещение теракта в Беслане, что с российскими СМИ поработали уже достаточно. В то время как западные журналисты упорно формируюты негативный образ России за рубежом, и дружеские отношения Владимира Путина с лидерами многих стран никак на это не влияют. В ситуацию явно стоило вмешаться.

Вся российская пресса, публикуя отчеты о выступлении Владимира Путина на Международном конгрессе руководителей информагенств, подчеркивала, что «президент был в ударе».

«Путин стоял у входа в конгресс-холл (где должна была состояться встреча с главами информагентств — М.К.), расстегнув пиджак и заложив руки в карманы, — пишет Независимая газета. — Классическая поза, которая свидетельствует о раскованности, решительности и даже агрессивности».

Это впечатление полностью подтвердилось в ходе встречи: все российские СМИ процитировали президентскую фразу об освещении событий в России зарубежной прессой: «Лев попал в западню, а вокруг бегают шакалы и тявкают то ли от страха, то ли от радости».

На вопросы участников встречи президент отвечал именно в таком ключе — «невозможно было понять, чей интерес в данной ситуации был выше — у руководителя зарубежного информагентства, желающего задать вопрос президенту, или у главы России, желающего разъяснить сотне иностранных журналистов свои политические шаги».

В конечном итоге, как заметила НГ, Путин «осветил даже больше тем, чем его просили».

В частности, по поводу по поводу перестройки политической систему прямой вопрос не прозвучал. Тем не менее, президент счел нужным объясниться на эту тему. «Я хочу обратить внимание, — подчеркнул он, — ничего такого, чего не было бы в демократических странах мира, мы не собираемся делать».

Однако нельзя не заметить, размышляет газета, президент не стал оправдывать принятие этих мер необходимостью обеспечить безопасность страны: «Вероятно, догадывался, что эта аудитория понимает: одно не имеет никакого отношения к другому».

Тем не менее, отвечая на вопрос руководителя датского агентства — что важнее для России — развитие демократии или обеспечения безопасности? — Путин счел необходимым подчеркнуть: «Вы сказали, что последние события, серия терактов, означают поворотный момент в жизни страны. Никакого поворота не будет. Россия сделала свой выбор десять лет назад».

«Интересно, что такого произошло в 1944 году? — размышляет по этому поводу специальный корреспондент газеты Коммерсант Андрей Колесников. — Разве что началась война в Чечне. В этом смысле можно быть уверенным, никакого поворота и в самом деле не будет».

Как считает НГ, встреча понравилась обеим сторонам: Владимир Путин, как считает газета, покинул конгресс «с чувством на сто процентов выполненной задачи». Представители информагентств, судя по их отзывам, тоже остались довольны тем, что российский президент «не из тех политиков, которые зачастую уходят от общения с прессой». Не остались незамеченными и усилия президента по разъяснению «демократической сути предложенных им мер по реформированию политической системы России».

Российские издания оказались не столь оптимистичны.

Журнал Новое время пишет, что между Россией и Западом «сделан первый шаг к «холодной войне». Шаг, правда, «робкий, со всеми подобающими мерами предосторожности — на самом деле никто ведь не желает возвращения к советским временам».

По мнению обозревателя Нового времени Ильи Мильштейна, отсчет нового этапа следует начать с путинской речи, посвященной теракту в Беслане, в которой содержался намек на некий заговор, имеющий в виду при помощи терроризма ослабить Россию, поскольку она «как одна из крупнейших ядерных держав еще представляет для кого-то угрозу».

Трудно было не понять, пишет Новое время, кого имел в виду глава одной из крупнейших ядерных держав: «Он явно метил в другую крупнейшую ядерную державу, в своего ближайшего друга и соратника по контртеррористическому братству».

Далее позиция президента была разъяснена в интервью главы МИД Сергея Лаврова радиостанции «Голос России». Ключевым в его выступлении стал знакомый тезис о «двойных стандартах Запада». Далее последовал упрек по поводу предоставления убежища тем, кого, с точки зрения России, следует считать пособниками террористов: Ильясу Ахмадову в США и Ахмеду Закаеву в Лондоне.

Кроме того, Лавров дал Западу прямой совет — «не мешать России заниматься внутренними делами». А это, пишет Новое время, «была уже стилистика времен Громыко», что и заставило многих на Западе вспомнить о «холодной войне».

В заключение Лавров заявил: «Мы же не комментируем американскую систему президентских выборов не прямым голосованием, а через коллегию выборщиков», что вызвало возмущенные комментарии многих изданий.

Как заметил по этому поводу Еженедельный журнал, «если еще недавно российская дипломатия занималась созданием благоприятных для экономического развития страны внешних условий, то сегодня, как ив советские времена, она опять становится инструментом по раздаче «отлупов» всем тем, кого непонятно почему интересуют наши внутренние дела». Похоже, замечает журнал, вскоре в России могут вспомнить сакраментальное «а у вас негров вешают».

Впрочем, по мнению Еженедельного журнала, самое удивительное в этом процессе то, что его возглавил именно Сергей Лавров — «человек, который по всем признакам является западником и интеллектуалом». Ничего не поделаешь, иронически замечает журнал — работа такая.

В Сергее Лавровен, человеке, безусловно, неординарном и талантливом, по мнению обозревателя журнала Александра Гольца, ярче, чем в других, заметно «противоречие, характерное для всей советской, а затем российской внешнеполитической элиты».

С одной стороны, власти всегда были необходимы «умные, образованные люди, способные с достоинством представлять страну, вести непростые закулисные переговоры, находить точки соприкосновения с зарубежными партнерами». Но одновременно те же самые люди «в нужный момент должны были встать, застегнуться на все пуговицы и, подмигнув западному коллеге — не обижайся, мол, служба, такая, — начать вдохновенно нести убогую чушь про происки мирового империализма». Ничего удивительного, замечает автор, что многие из них «неизбежно превращались в законченных циников».

К тому же российская внешняя политика последнего десятилетия, пишет Александр Гольц, «была какой угодно, только не последовательной».

Стоит вспомнить: с 1995 году Россия боролась за права боснийских сербов и настаивала на проведении миротворческой операции силами ООН. А в 1996-м не только согласилась с операцией НАТО в Сербии, но и сама в ней участвовала.

В 1999 году Москва гневно осуждала НАТО за бомбардировки Югославии — а затем приняла участие в натовской операции.

Та же история была с Ираком: вначале гневное неприятие американской операции, затем — согласие с ней.

И если обычный российский посол, пишет автор ЕЖ, обязан разъяснять политику своего правительства лишь властям той страны, в которой он находится, то представитель в ООН — а именно эту должность долгие годы занимал Сергей Лавров — каждый раз не только обязан «гласно защищать ее», но и уметь облечь новые подходы в формулировки резолюций, которые предлагаются Совету Безопасности.

«Занимаясь этим 10 лет, рано или поздно начнешь разделять в себе человека и дипломата», — замечает обозреватель Еженедельного журнала. Или, другими словами, возникает необходимость отделять «интеллектуала и порядочного человека» от «специалиста по отлупам».

Впрочем, как считает Новое время, Запад еще не готов к окончательному охлаждению отношений с Россией. «Еще жаль завоеваний прежней эпохи, когда ядерная сверхдержава, спотыкаясь и падая, двинулась все же навстречу цивилизации». К тому же в моде прагматизм: «жесткость в диалоге с Путиным представляется излишней, когда у Америки имеется настоящий враг в лице мирового терроризма».

Вдобавок, пишет Илья Мильштейн, пока еще не до конца исчерпан лимит доверия Путину, «который в эти дни выглядит скорее растерянным и слабым союзником, нежели жестоким и опасным врагом».

Это мнение разделяют многие.

«У меня есть ощущение, что он уже устал от власти, — заметила в интервью Независимой газете ведущий эксперт Московского фонда Карнеги Лилия Шевцова. — Если мы посмотрим на его фотографии 1999 года и на него сегодняшнего, мы увидим эту печать усталости. Уже не видно драйва в его лице, в том, что и как он говорит. Создается впечатление, что он пытается скрыть раздражение, а может быть, и растерянность».

Ведь в отличие от Горбачева и Ельцина, у Путина и сегодня, на пятом году нахождения на верхушке власти, по-прежнему нет проблемы политического выживания: «С таким рейтингом он мог бы уже вообще ничего не делать, осваивать верховую езду, учить английский язык и заниматься внешней политикой». Что получается у президента, как считает Лилия Шевцова, совсем неплохо.

Однако он начинает болезненные социальные реформы, которые могут стоить ему рейтинга. А также отменяет губернаторские выборы, что, скорее всего, восстановит против него региональные элиты — не явно, так тайно.

Между тем проблему 2008-го года без этих резких шагов, как считает собеседник НГ, осуществить было бы значительно легче.

Причину действий президента Шевцова видит в том, что у Путина есть ощущение некоей «исторической миссии».

До недавнего времени смыслом этой миссии, утверждает ведущий эксперт Фонда Карнеги, была модернизация России. Теперь же на первый план вышла другая проблема — общественная безопасность.

Миссия усложнилась: необходимо сочетать модернизацию страны с обеспечением ее безопасности. Последние шаги Путина как раз и связаны с попыткой решить эту проблему: «Придя во власть, как президент стабильности», не может же он уйти как «лидер нестабильности»?

Весь вопрос в том, какими методами проблема будет решаться.

Как заметила газета Время новостей, «верит ли хоть кто-то в стране и мире в то, что отмена губернаторских выборов поможет победить террористов — вопрос риторический».

С точки зрения газеты, «весь проект усиления, запущенный после Беслана, свидетельствует о том, что процесс принятия решений происходит в некой виртуальной реальности». И формируется эта реальность самими политиками и подконтрольными им СМИ.

Разумеется, продолжает газета, пропаганда всегда была «важным и эффективным средством управления для режимов, не слишком уверенных в политической зрелости подданных». Смысл ее был в том, чтобы выстроить для непосвященных убедительную виртуальную реальность. Но когда создатели и сами начинали верить в свои «потемкинские деревни», система начинала давать сбои: ведь «вызовы , которые она получает, абсолютно реальны, а ответы продиктованы ложными посылками и несуществующими обстоятельствами». Нечего и говорить, что такие ответы оказываются неадекватными.

Как замечает Время новостей, власть со своими антитеррористическими инициативами более всего похожа на «продавца, который хочет заставить покупателя купить у него ненужную вещь». Граждане остро ощущают недостаток безопасности, «а им, пользуясь случаем, предлагают купить еще чуть-чуть вертикали власти».

Это нечестная и циничная сделка, подчеркивает газета, «хотя, казалось бы, цинизм неуместен по отношению к тем, кого зовешь воевать плечом к плечу против общего врага».

Впрочем, судя по информации начала недели, Кремль окончательно решил, что все необходимые разъяснения по поводу реформы уже даны, и нет смысла откладывать дело в долгий ящик.

Президент уже сообщил о внесении в Госдуму — на месяц раньше объявленного срока! — проекта закон об изменении порядка формирования органов исполнительной власти в регионах.

Пресса прогнозирует, что в случае, если не возникнет никаких дополнительных препятствий (Госдума и губернаторы, в отличие от граждан, уже продемонстрировали свою готовность поддержать президентские инициативы) жить по новому закону страна начнет еще до конца этого года.

Как объяснил «Времени новостей» сопредседатель Совета по национальной стратегии Иосиф Дискин, процесс внесения закона в парламент решили форсировать потому, что информационная война вокруг этого проекта фактически проиграна.

«В обществе велико напряжение, — пояснил Дискин, — и любая пауза толкуется не в пользу президента. Распространяется подозрительность, нагнетаются самые фантастические проекты и идеи. Этим подрывается доверие к намерениям президента. Максимально быстрое внесение этого проекта дает определенность — теперь споры теперь будут идти в рамках строго регламентированных процедур Думы».

Между тем президент Института стратегических оценок Александр Коновалов высказался еще более прямолинейно: «Губернаторы могут серьезно сопротивляться… Пока их «построили», и они в телевизор сказали, что это гениальная идея, нужно ловить момент. А то они могут отдышаться и что-нибудь придумать. Не удивлюсь, если закон будет рассмотрен в течение недели».

За неделю ни губернаторы, ни народ и впрямь не усеет опомниться. Если, конечно, за эту неделю не случится ничего серьезного.

Наиболее яростный оппонент Владимира Путина Борис Березовский на днях заявил в интервью еженедельнику Собеседник: «Люди, страдающие от террора, больше не смогут оставаться такими же пассивными, какими они были раньше».

Во всяком случае, долго не смогут — если террористическая война будет продолжаться.

«Поэтому я и считаю, — философски заметил Борис Абрамович, — что время Путина исчисляется количеством терактов».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ