Новые политические инициативы Владимира Путина: "Концепция-2008"

0
13

Асимметричный политический ответ Владимира Путина на атаку террористов, по выражению главного редактора еженедельника Московские новости Евгения Киселева, наделал много шуму и в России, и на Западе. Свою статью в МН Киселев начинает с цитаты из «Вашингтон пост», где президентские политические инициативы названы «несомненным шагом к тирании в России», который «невозможно оправдать войной с терроризмом».

«Вашингтон пост» не сомневается в том, что свои планы Путин подготовил «не один месяц назад», и теракт в Беслане был лишь «цинично использован» им в качестве предлога для их обнародования.

И далее: по мнению газеты, «в действиях Путина нет ни сложности, ни неопределенности. Он устанавливает старомодную диктатуру в стиле Фердинанда Маркоса, Анастасио Сомосы или Пак Джон Хи».

Инициативы Путина заставили нарушить молчание даже первого президента РФ Бориса Ельцина. Правда, он высказался достаточно обтекаемо.

Для начала в том же номере Московских новостей Ельцин предупредил, что не расположен давать политические комментарии и «обсуждать действия тех, кто пришел после меня»: «У меня есть возможность те соображения, те мысли, которые волнуют меня, высказать лично Владимиру Владимировичу Путину». Именно таков, по мнению Ельцина, «корректный и цивилизованный путь отношений двух президентов страны — бывшего и нынешнего».

Тем не менее сразу после этого Ельцин выражает уверенность, что меры, принятые после Беслана, «будут лежать в русле тех демократических свобод, которые стали ценнейшим достижением России за последнее десятилетие».

Кроме того, первый президент уверен, что «мы» не можем позволить себе отказаться «от буквы, а главное, от духа той Конституции, которую приняла страна на всенародном референдуме в 1993 году». Хотя бы потому, что «удушение свобод, свертывание демократических прав — это и есть победа террористов», а успешно противостоять терроризму может только демократическая страна.

Пресса отметила необычную дипломатичность высказываний Бориса Николаевича, а газета Коммерсант провела блиц-опрос политиков и политологов на тему «Что сказал Борис Ельцин?»

Как и следовало ожидать, мнения по поводу совсем небольшого по объему заявления первого президента разошлись кардинально.

Наиболее простой вариант предложила «Единая Россия». Вице-спикер Госдумы Владимир Пехтин вспомнил, что Ельцин всегда был сторонником решительных действий, «поэтому он поддерживает Путина в его противостоянии террору и в наведении порядка в стране».

Коммунисты усомнились в верности такой трактовки. Виктор Илюхин заметил Коммерсанту, что Ельцин «вряд ли стал бы выступать, если бы полностью был согласен». Илюхин не сомневается, что заявление первого президента «критически окрашено», но тут же добавляет, что, скорее всего, Путин «ни к чьей критике не прислушается, это вопрос имиджа и самолюбия».

В свойственном ему жизнерадостном ключе оценил ситуацию Борис Немцов, как представила его газета — председатель совета директоров концерна «Нефтяной»: «У Ельцина есть намек, что угроза Конституции существует, но в силу обстоятельств он не может критиковать Путина так, как могу его критиковать я».

Борис Березовский, ранее обращавшийся через Коммерсант к Ельцину с просьбой прокомментировать ситуацию, был в своей оценке четок как математик и прагматичен как олигарх. «Форма двусмысленная, но содержание однозначно: он против действий Путина, поскольку тот разрушает Конституцию, — заявил Березовский. — И двусмысленность формы понятна — ведь если Путин нарушает основы Конституции, то может нарушить и все остальные обязательства и через подконтрольный ему парламент изменить положение об иммунитете первого президента России».

Сама же газета Коммерсант считает, что неопределенность высказываний Бориса Ельцина вполне осознанна: «Ведь категорическая поддержка новой реформы означала бы, что первый президент фактически отказывается от всего, что он сделал в 90-е годы. А столь же категорическое обсуждение действий Владимира Путина было бы для Бориса Ельцина равносильно признанию в том, что в 1999 году он жестоко ошибся с выбором преемника». Ни к первому, ни ко второму первый президент, судя по всему, не готов.

«Если бы Ельцин действительно хотел поддержать и оправдать Путина, для этого нашлись бы другие газеты, не принадлежащие гонимым властью владельцам ЮКОСа», — вступили в дискуссию Ведомости.

По мнению газеты, Ельцин использовал прием «из арсенала британской деликатности — при необходимости сообщить о своей твердой вере в то, что вы не будете сморкаться в занавески и не забудете вынуть из кармана серебряную ложечку, положенную туда по рассеянности». Очевидно для всех, что когда сомнений нет — нет и нужды заявлять о «твердой вере». Но сомнения у Ельцина явно есть, подчеркивают Ведомости, потому и адресовал он свое предостережение «тому, кто нашел в трагедии страны долгожданный предлог укрепить свою власть за счет чужой свободы».

«Для воспитанников КГБ, таких, как г-н Путин, утверждение, что Россия должна управляться сверху вниз для того, чтобы быть «обильной и могучей», является аксиомой», — пишет в том же номере Ведомостей знаменитый Збигнев Бжезинский. Свою статью о политических инициативах российского президента Бжезинский озаглавил «Российский Муссолини». Инициативы Путина вызвали одобрение в высших эшелонах российской власти, поясняет автор, «поскольку отвечают интересам той элиты, которая до сих пор переживает ностальгию по статусу великой державы». Однако поворот к «статичному централизму» не стоит отождествлять с возвращением «к какой-либо форме коммунистического тоталитаризма». Скорее путинский режим напоминает Бжезинскому государство Муссолини: «Фашистский режим пробуждал чувство национального величия, дисциплину и превозносил мифы о якобы великом прошлом. Точно так же и Путин пытается соединить традиции ЧК со сталинским стилем руководства военного времени, с претензиями российского православия на статус третьего Рима и со славянофильскими мечтами о едином славянском государстве, управляемом из Кремля».

Известно, что высказывания Бжезинского (равно как и «Вашингтон пост») в адрес российского руководства никогда не отличались дружелюбием. Однако на этот раз с критикой кремлевской политики счел необходимым выступить президент США Джордж Буш. Сделал он это, отметила Независимая газета, почему-то в обращении к испаноязычным американцам.

Буш сообщил своей аудитории, что в телефонной беседе с Владимиром Путиным он не только выразил скорбь по поводу жертв террористических атак и солидаризировался от имени граждан США с русскими в их борьбе с террором, но также заявил российскому президенту, что «обеспокоен решениями, принимаемыми сейчас в России, которые могли бы подорвать демократию в этой стране». В великих демократиях, сказал президент США, «существует баланс власти между центральным правительством и правительствами на местах, баланс власти внутри самих центральных правительств между исполнительной, законодательной и судебной ветвями. Противодействуя врагам демократии, правительства должны придерживаться демократических принципов».

В подобном духе, отмечает НГ, Буш отзывается о политике Путина впервые. До сих пор критика Кремля была прерогативой Госдепа, и, как заметил один из ведущих американских экспертов Стивен Сестанович, «русские воспринимали это так: пока президент США публично не высказывается, им не следует относиться к этому слишком серьезно».

Впрочем, замечает Независимая газета, официальной реакции российского МИДа на новый «урок демократии» Вашингтона так и не последовало, а в «дипломатических кругах» газете пояснили что все необходимое по этому поводу уже сказал министр иностранных дел Сергей Лавров в ответ на утверждение госсекретаря США Колина Пауэлла о том, что план Путина — «это откат по некоторым демократическим реформам». Лавров, как известно, накануне указал Вашингтону, что предложенные реформы — «внутреннее дело» России.

По мнению главы ФЭП Глеба Павловского, критика из Вашингтона не заставит российского президента отказаться от своих планов. «Полагаю, что Путин воспримет слова Буша как предвыборную риторику, — заявил Павловский газете Ведомости. — Странно будет, если он ответит».

Как утверждает Павловский, Путин хорошо понимает такие ситуации, поскольку сам не раз в них оказывался и «войдет в положение» коллеги, которому нужно победить на выборах.

Недаром госсекретарь Колин Пауэлл, сообщает газета Время новостей, в последних выступлениях подчеркивал: в США хотят быть уверены, что «наш хороший друг Россия» все еще «на правильном пути». Статья во Времени новостей озаглавлена «Россия — друг, но выборы — дороже?»

По мнению журнала Власть, с практической точки зрения новая система выборов особых изменений стране не сулит: «В условиях «управляемой демократии» Кремль и раньше почти всегда добивался избрания губернаторами нужных ему людей, да и наличие в Думе депутатов-одномандатников ничуть не помешало кремлевской администрации создать в нижней палате по итогам декабрьских выборов 2003 года конституционное пропрезидентское большинство».

Губернаторы действительно и не подумали возражать против отмены выборов, и Борис Немцов уже успел окрестить их позицию «коллективным мазохизмом».

Однако, как считает Независимая газета, судя по всему, региональные лидеры попросту поняли, что большинству из них грядущие перемены не грозят никакими неприятностями. А кое-кто даже получит надежду на приятные перспективы.

Со своей стороны НГ разделила всех российских губернаторов на три категории.

Первая — это так называемые «недосягаемые» — те, кто только что получил мандат на власть и должен будет сложить полномочия одновременно с Владимиром Путиным или даже несколько позже. Такие губернаторы, как пишет НГ, «могут рассчитывать, что с началом кампании по выборам в Госдуму (с середины 2007 года) и до инаугурации нового президента кремлевскому руководству будет не до них». А новый президент может придумать какой-нибудь совершенно новый способ совершенствования системы власти и отказаться от идеи назначения губернаторов.

Вторая группа — так называемые «обреченные», им предстоит переизбраться в ближайшие месяцы. Если им позволят это сделать, они пересидят нынешнего президента, если нет — им, как считает газета, будет все равно, кому сдавать ключи, выборному преемнику или московскому назначенцу.

Третья группа — «аксакалы-сверхсрочники» (например, Лужков и Шаймиев). Они отсидели уже все возможные сроки, использовали все существующие юридические уловки, и изменение политической системы для них — скорее лишний шанс на продление полномочий. Если, конечно, отношения с федеральной властью не испортятся.

Что же касается всех остальных — тех, кому предстоит переизбраться в 2005-2006 годах, уступив место кремлевским ставленникам, они также не станут сопротивляться. «Риск быть досрочно изгнанным — большой, — поясняет НГ, — а шансов на то, чтобы восстановить против президентской инициативы всю губернаторскую рать никаких». Лояльность же, как известно, время от времени вознаграждается.

Еженедельный журнал приводит по этому поводу слова одного из лидеров «Яблока» Сергея Иваненко: «Не удивительно, что все областные руководители обеими руками за новые инициативы Владимира Путина — им дарована если и не вечная жизнь в их креслах, то уж, по крайней мере, очень долгая. Ведь о чем говорят новые правила? умей договариваться с Кремлем и забудь про всякие там губернаторские сроки».

При этом отказ от губернаторских выборов обойдется Кремлю недешево, замечает ЕЖ: придется объясняться с западными партнерами, усмирять недовольную прессу, придумывать какие-то противовесы, вроде малопонятной Общественной палаты. «Понятно же, что отказ от губернаторских выборов — шаг абсолютно неконституционный, что бы там ни говорили кремлевские толкователи Основного закона».

С точки зрения Еженедельного журнала, объяснение происходящему может быть лишь одно: «Путин не собирается оставлять Кремль в 2008 году… И если признать, что это так, все сразу встает на свои места».

Есть разные варианты сценариев, которые могли бы помочь Владимиру Путину остаться у власти, поясняет журнал.

Например, белорусский вариант: после полного и окончательного слияния двух государств Путин и Лукашенко получают возможность баллотировать на новые сроки (один президентом, другой — вице-президентом). Впрочем, популярность этого сценария, разработанного еще для Ельцина, в последнее время снизилась.

Еще одна версия: Путин в 2008 году становится лидером «Единой России, формирует правительство, а через четыре года возвращается в Кремль еще на восемь лет. В общем, есть варианты.

Ясно одно, отмечает ЕЖ: без референдума и поправок в действующую Конституцию все равно не обойтись.

Однако проводить такие мероприятия на фоне бесконечной череды губернаторских выборов, как считает журнал, хлопотно и рискованно. И если кремлевская администрация займется политическими перспективами Владимира Путина, ей будет не до региональных выборов — «вот их и отменили».

Как считает журнал, сегодняшним губернаторам — во многом еще ельцинского призыва — предстоит еще одна, последняя историческая миссия — продление срока правления Владимира Путина. «А там уж можно и уступить места бодрым розовощеким офицерам КГБ. Из Питера, разумеется», — заключает ЕЖ.

Как стало известно газете Русский курьер, в президентской администрации уже довольно давно были разработаны некие тезисы политического переустройства страны под названием «Комбинация-2008» и девизом «От византийской неустроенности — к германской упорядоченности».

Газета подробно цитирует имеющийся у нее документ: «Основа продолжения курса реформ — это стабильность, гарантированная жесткой непрерывностью власти. Ремикс проекта «преемник» невозможен, лобовой и масштабный пересмотр Конституции — нежелателен. Оптимальный путь — серия последовательных мероприятий по радикальным институциональным коррективам».

В итоге, к весне 2007 года предполагалось создание «полуфабриката парламентской республики (по германскому модулю, который может быть полностью достроен либо сразу после избирательной компании в Госдуму, либо весной 2008 года».

Результаты выборов 2007 года предполагалось обеспечить «либо введенной законодательно практикой совмещения федеральных и региональных кампаний, либо через введение прямых президентских назначений глав администраций субъектов с последующим формальным утверждением их местными представительными органами».

Далее в документе говорится: «Тактика сдержек и противовесов должна быть исключена в принципе — только монолит способен вывести страну на верный путь… Основной политический инструмент — исполнительная власть — всего лишь дополняется публичной составляющей (партийной).

Кроме того, предполагается «жесткая вертикальная управляющая по всем административным этажам, выявление и пресечение горизонтальных связок а любых формах и на любом уровне», а также «локализация и нейтрализация любых несанкционированных образований».

Наличие такого документа, по мнению Русского курьера, исчерпывающе объясняет, почему Владимир Путин в речи о борьбе с терроризмом тему терроризма фактически полностью проигнорировал — вместо этого он внес совершенно посторонние, по сути дела, предложения: «Да потому, что советники, излагающие свои планы в полученной нами информации, считают невозможным упустить неожиданно открывшуюся возможность сделать главный шаг на пути решения проблемы-2008».

«Конечно, отсутствие всякой связи между террором и предлагаемыми реформами бросается в глаза», — пишет журнал Власть. Но президент оказался в сложном положении: с одной стороны, ему нужно было жестко отреагировать на серию терактов с многочисленными жертвами. Заявления начальника Генштаба Юрия Балуевского о готовности России повсеместно наносить удары по базам террористов нужного впечатления не произвели. Тем более, что два года тому назад, в сентябре 2002 года министр обороны Сергей иванов уже делал подобные заявления и даже называл точный адрес таких ударов — Панкисское ущелье Грузии. Через месяц случился «Норд-Ост».

С другой стороны, никакого эффективного средства борьбы с терроризмом, как выяснилось, у Кремля нет. Поэтому события в Беслане с помощью давних наработок президентской администрации были использованы для укрепления режима личной власти.

Как считает Власть, с точки зрения стратегии новый план президента «представляет собой принципиальный поворот в российской политике». Отныне Владимир Путин, утверждает журнал, «перешел рубикон, отделяющий демократию, пусть и «управляемую», от авторитаризма».

До сих пор действиям властей придавалась видимость законности: «НТВ отнимали у Владимира Гусинского с помощью Уголовного кодекса и закона об акционерных обществах. За гимн Александрова в полном соответствии с Конституцией проголосовали более двух третей депутатов Госдумы. И даже Михаила Ходорковского сейчас судит не сталинская «тройка», в легитимный российский суд, опирающийся на действующее законодательство».

Однако сегодня Кремль, по мнению Власти, демонстрирует отказ от верховенства традиционного права, предпочтя ему право силы: «изменить право избрания губернаторов президент решил просто потому, что может себе это позволить».

Журнал Новое время напоминает высказывание одного из участников встречи зарубежных политологов с российским президентом в дни после бесланской трагедии, вынесшего из этой встречи определенное впечатление, что у Владимира Путина имеется четкое представление о том, как должна развиваться страна, какими должны быть политическая система и структура власти. «И это его представление имеет мало общего с демократией европейского и американского образца».

В этом журнал видит лишнее доказательство того, что предложения, высказанные 13 сентября, в качестве оперативной реакции на террористическую угрозу — очевидная давнишняя заготовка, для реализации которой настал удобный момент».

«Кощунственно звучит, — замечает Новое время, — но что поделать — в России власти всегда было и есть удобно то, что плохо, страшно и гибельно для ее граждан».

Но даже если предположить, продолжает журнал, что президент «чист в своих намерениях и думает не об укреплении личной власти, а исключительно о судьбе Родины», и что » все его помыслы действительно о том, как, усилив власть, обезопасить страну от террористов», это не улучшает ситуацию.

В таком случае, подчеркивает Новое время, глава государства «должен понимать, что очередная безумная и длительная реорганизация власти — это не укрепление, это продолжение развала страны. Что это неизбежный рост сепаратизма в других, пока спокойных национальных регионах».

В самом деле, продолжает НВ, сейчас этот рост удерживается авторитетом избранных глав республик. Но даже в случае, если те же самые люди останутся у власти в качестве кремлевских наместников, они «много потеряют в своем весе, поскольку из политиков (а ими могут быть только лидеры, избранные населением) превратятся в подконтрольных Москве чиновников».

Как заметил в журнале Профиль член научного совета Московского центра Карнеги Андрей Рябов, «единственным итогом очередной реформы властной вертикали может стать появление 89 зязиковых».

Под «мудрым руководством» этого фатического назначенца Кремля Ингушетия фактически превратилась в один из проблемных районов Северного Кавказа.

«Возможно, Кремлю пора понять, — пишет Рябов, — что опираться нужно не на ручных Зязиковым и Алхановых, а на лидеров, которым доверяет местное население». Только таким образом можно нормализовать ситуацию на Северном Кавказе и хотя бы попытаться изолировать главарей террористических банд от массы населения: «Но пока вместо этого предлагается распространить опыт Ингушетии и Чечни на все остальные районы России».

Впрочем, как считает Профиль, единственной категорией российских граждан, которые с негодованием восприняли решение Путина о перестройке политической системы, оказались политконсультанты, оставшиеся без работы.

Однако что они могут противопоставить государственному пиару, замечает журнал, благодаря которому страна «в одночасье забыла и про терроризм, и про трагедию Беслана, и принялась с увлечением обсуждать очередную инициативу президента?

Что же касается рядовых избирателей, уставших от бессмыслицы избирательных кампаний, они, как считает Профиль, вполне вероятно, поддержат инициативу Кремля — экономия на выборах, опять же…

К тому же, как заметила на днях Новая газета, сегодня «степень отчужденности страны от государства, народа — от «начальства» сейчас достигает показателей советского периода».

Как 20 лет назад, власть делает вид, что мудро управляет страной, народ — что радостно повинуется власти.

Отличный был бы спектакль, если бы не Беслан, «Рижская», «Норд-Ост»…

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ