Бизнес и власть: "ЮКОС — к ногтю!"

0
23

Тема ЮКОСа, и без того практически не покидавшая первые полосы центральной прессы в течение многих месяцев, в последние дни вновь стала доминирующей. Решение о продаже «Юганскнефтегаза», главной добывающей компании холдинга, а также новые обвинения, предъявленные Леониду Невзлину, совладельцу компании и личному другу Михаила Ходорковского, — знак того, что дело движется к развязке. По крайней мере, для самой компании. Что касается ее владельцев, в их судьбах, судя по всему, возможны еще неожиданные для них и для общества повороты.

В понедельник Генпрокуратура разместила на своем сайте заявление, сообщает газета Коммерсант, из которого следует, что Леонида Невзлина на сей раз обвиняют не в экономических преступлениях, а в организации заказных убийств. Ему инкриминируются три покушения — на начальника управления общественных связей мэрии Москвы, бывшую сотрудницу ЮКОСа Ольгу Костину, на бывшего начальника управления делами ЗАО «Роспром» Сергея Колесова и на управляющего компании «Ист Петролеум Хандельсгез МБХ» Евгения Рыбина. А также убийство супругов Сергея и Ольги Гориных, которые, по утверждению Генпрокуратуры, были организаторами всех трех покушений и шантажировали Невзлина и сотрудника безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина, слушания по делу которого начинаются на днях в Мосгорсуде. Как сообщало издание Газета, для органов следствия разница между Невзлиным и Пичугиным заключается в том, что первого считают заказчиком, а второго — исполнителем преступлений.

По утверждению Генпрокуратуры, все эти преступления были организованы «с целью устранения лиц, представлявших для ЮКОСа или самого господина Невзлина определенную опасность».

Защита Невзлина объявила эти обвинения провокацией, цель которой, как заявил Коммерсанту один из его адвокатов, — «скомпрометировать отцов-основателей ЮКОСа» и дать понять всему миру, что компания была создана «бандитами и убийцами».

По данным Коммерсанта, повторную санкцию на арест Невзлина (с января этого года он находится в розыске по обвинению в неуплате подоходного налога на сумму 26,7 млн рублей и присвоении акций «Томснефти» и Ачинского НПЗ) выдал судья Андрей Расновский, бывший работник прокуратуры, ранее санкционировавший аресты Платона Лебедева и Михаила Ходорковского.

«Впервые в российской истории крупного бизнесмена и обладателя многомиллионного состояния обвинили в причастности к убийствам», — пишет газета Ведомости.

Адвокат Невзлина Дмитрий Харитонов заявил Ведомостям, что появление столь серьезных обвинений объясняется попыткой Генпрокуратуры облегчить процедуру выдачи Невзлина российским властям.

Известно, что своих граждан, обвиненных в экономических преступлениях в других странах, Израиль не выдает. Однако для особо опасных преступников возможны исключения: в 2002 году между МВД России и израильской стороной была достигнута некая неформальная договоренность о том, что выдача возможна. Однако каждый такой случай должен обсуждаться отдельно и наказание осужденный в любом случае будет отбывать в израильской тюрьме.

Есть и прецедент — дело Геннадия Ягудаева, обвиненного в похищении человека, однако, как заявил Ведомостям сотрудник российского МВД, его вина была для израильского суда очевидной.

В случае с Невзлиным ситуация пока достаточно сложная: его защита считает обвинения косвенными и ничем впрямую не подтвержденными. Известный адвокат Генри Резник убежден, что атака на Невзлина предпринята ради того, чтобы придать делу ЮКОСа криминальный характер. Как считает Резник, Невзлин пользуется особо негативным отношением к себе со стороны следственных органов: «Потому что он занимал особо неуступчивую позицию в тот момент, когда ЮКОСу просто предложили отдать часть собственности. Не хочу конкретизировать, но такой момент был».

Сам Невзлин также не сомневается, что он «нужен властям для сведения личных счетов».

Следствие же в вине соратника Ходорковского убеждено. Как заявили газете Известия в Генпрокуратуре, имеются прямые доказательства, что именно Невзлин отдавал Пичугину прямые указания об организации убийств.

Новость об аресте Невзлина, сообщила пресса, вывала очередное падение котировок акций ЮКОСа.

«Акции нефтяной компании подешевели до уровня октября 2001 года. И судя по обвальному темпу падения, это далеко не предел. Вполне вероятно, что очень скоро, оценивая стоимость этих бумаг, инвесторам придется перейти, как в далеком 1999 году, от доллара к центу», — замечает газета Время новостей. Инвесторы, похоже, окончательно потеряли надежду на сколько-нибудь хорошие новости в отношении ЮКОСа.

Возможно, стоимость акций компании еще будет колебаться, однако, подчеркивает газета, «вероятность событий, которые могут вернуть ее к историческому максимуму, ничтожна». В то время как «достижение исторических минимумов по мере прояснения сценария дела ЮКОСа становится вполне реальным».

После «выкусывания» из компании ее центрального актива, пишет Александр Привалов в журнале Эксперт, ЮКОС фактически прекратит свое существование — «во всяком случае, как компания мирового класса и один из столпов национальной экономики».

Привалов называет такой исход «сознательным убийством компании»: «У ЮКОСа немало имущества, котороге можно было бы продать, оставив компанию дееспособной». И начать, по мнению автора, «и по закону, и по-человечески», следовало бы с пакета акций «Сибнефти». Объяснить, почему это не сделано, с формальной точки зрения легко: эти акции находятся «под каким-то еще арестом». Однако подобные объяснения, с точки зрения журнала, от лукавого — поскольку этот «другой арест делали не марсиане».

При этом, по мнению автора, если конец ЮКОСа уже вполне ясен, то «дело ЮКОСа» может завершиться по-разному.

Правда, большинство комментаторов, сообщает Эксперт, давно уже сошлись на определенном прогнозе: «Юганснефтегаз» будет продан «очень недорого кому-нибудь из приятных власти фигурантов».

По мнению журнала Коммерсант-Деньги, наиболее вероятным претендентом на «Юганскнефтегаз» выглядит «Сургутнефтегаз», чьи основные месторождения расположены недалеко от Нефтеюганска. «Напомним, компания при явной господдержке уже получила один из активов, де-факто контролировавшийся ЮКОСом, — Талаканское месторождение в Якутии».

Что касается других претендентов на активы ЮКОСа, здесь ситуация достаточно неопределенная, отмечают Деньги. Государственные «Газпром» и «Роснефть» вроде бы заявили, что покупать имущество ЮКОСа не намерены. «Это же, кстати, подтвердил глава Минэкономразвития Герман Греф». По данным журнала, «Самаранефтегазом» в начале июля интересовались структуры, близкие к группе «Базовый элемент» Олега Дерипаски, «однако характер этого интереса неизвестен: не исключено, что группа в данном случае интересуется активом для дальнейшей перепродажи».

Кроме того, если «Юганскнефтегаз», ядро бизнеса ЮКОСа, вряд ли будет продаваться открыто, то все остальные активы ЮКОСа, появившиеся на рынке, подчеркивают Деньги, «представляют интерес для любого здравомыслящего инвестора из России — для любой иностранной компании новые инвестиции в нефтедобычу в стране невозможны. Да и госкомпании вряд ли откажутся от покупки НПЗ ЮКОСа, его сбытовых сетей в регионах, сервисных подразделений, зарубежных активов».

После «Сургутнефтегаза», информируют Деньги, наиболее состоятельным претендентом на активы холдинга выглядит «Сибнефть», которая к моменту реальной распродажи ЮКОСа должна завершить процедуру «развода» с Михаилом Ходорковским. Более того, как считает журнал, «возможно, что наличие неурегулированных имущественных отношений с ЮКОСом позволит команде главы «Сибнефти» Евгения Швидлера получить преимущества на этой распродаже».

Если дело закончится именно так, считает Эксперт, то «уроки оно преподаст чрезвычайно скверные».

Президент Путин совсем недавно заявил, что власть не заинтересована в банкротстве ЮКОСа. Таким образом, пишет Александр Привалов, «нам придется выбирать между двумя объяснениями дальнейших событий. Либо президент в недостаточной мере контролирует работу властных механизмов — либо он сознательно вводил страну в заблуждение. Какой из вариантов вам больше нравится? Мне не нравятся оба, но третьего я не вижу».

Если компания будет продана за бесценок «своим», по мнению автора, станет ясно, что со времен всеми сегодня осуждаемых залоговых аукционов 90-х годов фактически ничего не изменилось — или изменилось в худшую сторону. В те времена «с произносимыми вслух аргументами в пользу раздачи лакомых кусков тоже было небогато», но, по крайней мере, были аргументы, для всех понятные: «и необходимость создания крупных налогоплательщиков, и необходимость сколачивания платформы для президентских выборов, и, в конце концов, ужасающее состояние самих лакомств».

Сегодня же, считает Александр Привалов, объяснить «беззалоговый аукцион по ЮКОСу» власти попросту нечем.

«Скажи нам власть, к примеру, что решила национализировать сырьевые отрасли (даже не скажи, если так уж неудобно, а только намекни — мы сметливые!), все было бы иначе: с таким решением далеко не все бы согласились, но оно было бы понятно; маневры власти были бы хоть логически предсказуемы». Но ничего подобного нет — «и те же маневры безо всякого, даже подразумеваемого обоснования становятся очевидным и шокирующим произволом».

Этот стиль поведения, по мнению автора, выбран Кремлем не только в связи с делом ЮКОСа: «власть практически перестала разговаривать с обществом, объяснять ему свои действия и планы — видимо, перестала считать эту повинность обязательной».

Денис Драгунский в своей статье в журнале Новое время, посвященной ситуации со свободой слова в России, предупреждает об опасности для страны «утраты способности к внутринациональному диалогу».

Уже сейчас, пишет Драгунский, налицо все признаки этой болезни.

Известно, что победившая на парламентских выборах партия так и не представила народу своей программы: «Сказала лишь, что поддерживает президента, а данного конкретного». Но и «данный конкретный» президент также не объяснил, как именно он собирается управлять страной. В результате «народ проголосовал «за», не умея объяснить, почему».

Более того, даже кремлевские аналитики предпочитают в сложных случаях выражаться как можно более неопределенно. Про многие важные события в жизни страны (Драгунский приводит пример с отставкой Касьянова и назначением Фрадкова) говорилось примерно так: «президент подает знак насчет своей будущей политики».

Позвольте, восклицает автор, «зачем объясняться знаками, когда русский язык так велик и могуч?»

С другой стороны, когда власть высказывается достаточно прямолинейно — как в случае с ЮКОСом, банкротство которого, по словам Владимира Путина, не предусмотрено — получается не лучше.

Судя по тому, что происходит, можно предположить, что президент попросту потерял контроль над своим окружением, пишет Юлия Латынина в Новой газете. «Не думаю, что в президентском окружении изначально существовал план раздела ЮКОСа», — размышляет Латынина. По мнению обозревателя Новой газеты, Ходорковского, скорее всего, хотели «всего лишь» призвать к порядку, вынудить проявить лояльность к власти. Отбирать бизнес первоначально, вполне возможно, не планировалось.

Более того, по мнению автора, некоего однозначного плана действий у власти нет и сейчас: «Если бы он был, власти было бы достаточно принять любое из предложений компании». Например — предложение Ходорковского, готового отдать 44% акций.

Правда, замечает Латынина, у этого предложения был существенный недостаток: если бы оно было принято, ЮКОС мог достаться кому-то целиком.

«Видимо, ни одна из партий вокруг президента не способна проглотить весь кусок целиком, — пишет обозреватель Новой газеты, — но она в силах помешать это сделать другим».

Были и другие предложения. Как известно, ЮКОС написал правительству 11 писем. Ни одно из них не дошло до адресата, иронизирует Юлия Латынина. Во всяком случае, реакции не последовало. Зато последовала реакция со стороны Запада — и экономическая, и политическая.

Как сообщила газета Ведомости, на прошлой неделе два крупных западных инвестбанка, CSFB и Brunswick UBS, после появления информации о продаже «Юганскнефтегаза» снизили свои прогнозы по российскому рынку. Стратегические аналитики банков считают, что ситуация с «ЮКОСом» развивается по худшему сценарию. По их мнению, «банкротство «ЮКОСа» или продажа его главного актива дружественному инсайдеру крайне негативно отразится на инвестиционном имидже России».

Кроме того, сделаны и политические оценки. Недаром посол США Алексаандр Вершбоу, сообщает Новая газета, счел нужным посетить штаб-квартиру ЮКОСа, «как когда-то американские дипломаты посещали голодающих диссидентов».

Понятно, что в таких пятнах на репутации российская власть никак не заинтересована.

Однако, по мнению Юлии Латыниной, вряд ли президент способен сейчас остановить запущенный процесс: «ни один хозяин не может вырвать из пасти собаки еду, не рискуя быть укушенным».

Обозреватель Новой газеты не сомневается в том, что первоначальное решение об атаке на ЮКОС принимал лично Владимир Путин. «Но на основании чего оно принято? На основании докладов людей, которые когда-то делали карьеру на изобличениях диссидентов, а теперь делают карьеру на изобличении олигархов и разделе их имущества между собой». Эти люди стремятся доказать президенту, что они защищают его от врагов: «Если врагов нет — их создают».

Кроме того, рассуждает автор, «политическим последствием прихода рэкетиров к власти всегда является диктатура: если вы делите собственность с помощью власти, то вы можете сохранить эту собственность, только оставаясь у власти».

Отсюда печальный для хозяина Кремля, ставшего заложником собственного окружения, итог: «Им достанется ЮКОС — а президента перестанут приглашать на ранчо Буша».

«Неопределенность в правилах игры государства с бизнесом нарастает и грозит перерасти в настоящий хаос, пишет журнал Профиль.

По мнению журнала, лучше всего сложившуюся ситуацию иллюстрирует знаменитая фраза Ивана Грозного в письме к бежавшему в Литву князю Курбскому: «А жаловать холопей своих вольны, а и казнить вольны же».

Сегодня, подчеркивает Профиль, вслед за кремлевскими чиновниками в атаку на олигархов поднимается целый слой «специалистов по переделу»: «Искать выгоду под прикрытием народных интересов и за чужой счет — их профессия».

Положение бизнеса усложняется. В результате принятого недавно решения правительства о повышении таможенной пошлины на экспорт нефти бюджет получит дополнительно $2 млрд при цене барреля $27 и $3,3 млрд при цене $30 и

более. «Этого ждали давно».

Повышение, пишет Профиль, тем не менее, признано «реалистичным, основанным на детальных расчетах и настоящем консенсусе политической и бизнес-элиты». К тому же оно далеко от шокирующей идеи экспроприации нефтяной отрасли, на чем, как известно, настаивают левые партии — в частности, Сергей Глазьев и его сторонники.

Однако не все так гладко. Продажа «Юганскнефтегаза», главного добывающего предприятия ЮКОСа за «жалкие $1,75» и без всякого конкурса, явно ставит предполагаемый консенсус власти и бизнеса под сомнение.

«Если экстраполировать претензии налоговиков к ЮКОСу на другие компании, то только за 2000 и 2001 годы нефтянка будет должна бюджету от $28 млрд. до $37 млрд. Масштабы почти «глазьевские», — рассуждает Профиль.

В самом деле, Счетная палата уже обвинила «Сибнефть» в выведении из-под налогообложения более $3 млрд и заявила о своей готовность в ближайшее время проверить «ЛУКОЙЛ».

«Все это, на первый взгляд, звенья одной цепи, — пишет Профиль. — Вот только провел ли эти звенья на ощупь президент? И какие из них отражают интересы государственные, а какие — ведомственные, корпоративные и частные?»

По мнению журнала, буквально на глазах «формируется целый слой людей, от мелких госчиновников до крупных специалистов по арбитражным разбирательствам, которые не просто заинтересованы в переделе собственности, но готовы превратить этот передел в норму, стиль и образ жизни». Они готовы организовать преследование «каждого, кто располагает деньгами или ресурсами, которые можно в деньги конвертировать».

Их действия и притязания, утверждает Профиль, уже не имеют отношения к реальной политике власти, «хотя и освящаются ее именем и интересами народа».

С точки зрения журнала, это крайне опасная тенденция, и пострадать от подобных устремлений могут отнюдь не только олигархи, но практически всякий, кто располагает какой-либо собственностью.

Журнал высказывает уверенность, что власти вполне по силам не допустить подобного развития событий: «Нужны только правила, пусть жесткие, пусть грубые, пусть странные», но все же правила — и их соблюдение всеми участниками «большой игры в Россию».

Журнал Коммерсант-Власть разделяет мнение о том, что единого замысла об уничтожении ЮКОСа у власти нет и не было.

«Судя по всему, — пишет журнал, — делом ЮКОСа на каждом из его этапов управляют разные чиновники — и каждый на свой лад. Есть лишь общая команда — «ЮКОС — к ногтю».

Министерство по налогам и сборам восприняло это распоряжение как основание насчитать ЮКОСу общую сумму налогов. Бизнесмены, близкие к власти — как возможность претендовать на активы холдинга. Правительственные чиновники либерального крыла — как возможность увеличить налоговые поступления в бюджет. Чиновники силового крыла — как шанс национализировать компанию. Сотрудники Генпрокуратуры, службы судебных приставов и т.д. — как основание для любых жестких действий в деле ЮКОСа. Однако, замечает Власть, поскольку единого замысла не существует, действия всех фигурантов постоянно противоречат друг другу.

Как считает журнал, без общей координации действий процесс разрушения ЮКОСа может затянуться.

Даже Виктор Геращенко, на отставке которого с поста председателя совета директоров компании настаивает Ходорковский, все еще надеется на «возможность конструктивных переговоров». Тем более, что его полномочия могут быть отменены не раньше августа. Сам Ходорковский неделю назад заявил о своей готовности «спасать ЮКОС любыми средствами» и о том, что спасение все еще возможно. А в правительстве, по данным Власти, все еще продолжают говорить, что уничтожение ЮКОСа — «важнейшей составляющей экономики России» — недопустимо.

Более того, слова Владимира Путина о том, что власть в банкротстве ЮКОСа не заинтересована, с точки зрения журнала, не противоречат готовящейся распродаже активов компании: «покойника нельзя расстрелять, нищего разорить, а голого раздеть».

Как считает журнал Деньги, гибель ЮКОСа может оказать на российскую нефтяную отрасль «такой же сильный эффект, как создание нефтяных компаний в середине 90-х». Причем, по убеждению журнала эффект необязательно отрицательный.

«ЮКОС, — пишут Деньги, — первая уходящая со сцены вертикально интегрированная нефтяная компания из созданных по указам Бориса Ельцина». В те времена конкурентная среда при создании этих компаний определялась в основном административным соперничеством.

В частности, ЮКОС, напоминает журнал, «был создан стараниями главы «Юганскнефтегаза» потомственного нефтяника Сергея Муравленко и околоправительственного лоббиста и банкира Михаила Ходорковского».

Никакой другой конкуренции в России в те времена и не было.

Однако нет оснований считать, что и далее конкуренция в нефтяной отрасли будет представлять собой «почти чистое и рафинированное противостояние специалистов по связям с правительственными организациями», каковыми, по мнению журнала, являются и сегодня главы всех без исключения вертикально интегрированных нефтяных компаний.

Распад крупнейшей из этих компаний может, как считают Деньги, запустить механизмы конкуренции по новой.

Безусловно, пишет журнал, разрушение сложившейся структуры нефтяного рынка крайне невыгодно нынешней власти: «все официальные, полуофициальные и неофициальные способы управления нефтяной отраслью, равно как и источники доходов чиновников, завязаны на ней». Тем не менее при запуске раздела ЮКОСа остановить перемены будет невозможно — «их можно лишь направлять».

С одной стороны, «результаты перемен в нефтяной отрасли будут напрямую зависеть от способности «реформаторов» в правительстве России управлять мародерской стихией». С другой — настоящая конкуренция в российской нефтянке может появиться только при победе «мародеров-частников» над «мародерами-государственниками».

Переход активов ЮКОСа под управление контролируемых государством структур вроде «Сургутнефтегаза», будет, подчеркивают Деньги, лишь продолжением политики 90-х годов.

К тому же нынешнее правительство Михаила Фрадкова, по выражению журнала, «не выглядит той силой, которая способна остановить «Сибнефть», ЛУКОЙЛ, ТНК-ВР, десятки банков и просто богатых людей в России на пути к нефтяной распродаже, самой щедрой за последние десять лет».

Именно поэтому, обещает журнал Коммерсант-Власть, в деле ЮКОСа зрителей неизбежно ожидает «еще немало трагических, комических и мелодраматических эпизодов». А также эпизодов сугубо детективного жанра.

Но очевидно, что независимо ни от чего исход дела предрешен: ЮКОС должен быть разрушен.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ