"За достойную жизнь" новой левой оппозиции: схватка на левом фланге

0
15

В конце апреля фонд «Общественное мнение» исследовал текущие рейтинги политических партий. Лидерами, как и 7 декабря, в день парламентских выборов, оказались «Единая Россия», КПРФ и ЛДПР.

Некоторые изменения в уровне поддержки продемонстрировали истинную цену предвыборных пиар-акций руководства этих партий, а также их групп поддержки — спонсоров и привлеченных политтехнологов.

Практически неизменным, сообщает газета Новые известия, осталось лишь число сторонников КПРФ: 12,6% (в декабре — 12,1%).

«Единая Россия» и ЛДПР, потеряв по 3% избирателей, набрали соответственно по 34,2% и 8,5% (в декабре их поддержали 37,5% и 11,4%). Катастрофически снизилась популярность блока «Родина», за него сегодня проголосовали бы всего 4,8% (7 декабря — 9,02%). Как легко подсчитать, симпатии к «Родине» сохранились всего у 61% ее бывших сторонников. 20% тех, кто отдал свои голоса за блок Глазьева-Рогозина, сегодня не могут определиться со своими политическими пристрастиями, 7% проголосовали бы за «Единую Россию», 6% — против всех, а 3% вообще не пришли бы на выборы.

Вппрочем, еще хуже обстоят дела у «Яблока» и СПС. С 4,3% и 3,97% соответственно их рейтинги снизились до 2,5%, сообщает ФОМ. За минувшие три месяца правые потеряли более трети своих избирателей.

Как заявил Новым известиям директор Института проблем глобализации Борис Кагарлицкий, сегодняшние рейтинги правых — свидетельство того, что «политической перспективы у этих партий нет». Их успех на выборах 1999 года объяснялся поддержкой Кремля, удачным пиаром, а также «эффектом новичка» — в точности, как это произошло на нынешних выборах с блоком «Родина».

Сегодня же, поясняет Кагарлицкий, избиратели «поняли, что представляет собой «Родина» в действительности».

Председатель фонда аналитических программ «Экспертиза» Марк Урнов также считает обвал рейтинга «Родины» закономерным. В числе причин — раскол между лидерами, а также тот прискорбный факт, что фракция «Родина» в Госдуме фактически неотличима от «Единой России» и лишь иногда «изображает из себя оппозицию».

Между тем Сергей Глазьев сдаваться не намерен. Правда, от раскрученного брэнда «Родина» ему пришлось отказаться: на прошедшем в Подмосковье втором съезде своих сторонников народно-патриотический союз «Родина» был переименован в общероссийскую общественную организацию «За достойную жизнь!».

Издание Газета напоминает, что первый съезд «Родины» Глазьев провел еще зимой, сразу после выборов, причем «по-партизански», втайне от второго сопредседателя избирательного блока Дмитрия Рогозина, отлучившегося на пару дней в Страсбург.

Источник Газеты пояснил тогда, что «почва для разногласий внутри блока появилась после того, как Глазьев решил участвовать в выборах президента».

В итоге Глазьев за «самоуправство» был смещен с поста лидера думской фракции «Родина», а Рогозин сумел в трехдневный срок зарегистрировать в Минюсте партию «Родина», оставив брэнд за собой.

Таким образом, до последнего времени «Родин» было две.

Новое название глазьевского движения родилось в муках. Вариантов было много: «За Родину и справедливость», «Правда, Родина и справедливость» и т.п. Часть участников съезда лоббировала фамилию Глазьева — «вы наша единственная надежда». Этот вариант Глазьев отверг сразу, заметив, что фамилия принадлежит не ему, а родителям. Взамен он предложил название «За достойную жизнь!» со ссылкой на российскую Конституцию, защищающую право на такую жизнь для всякого гражданина РФ.

«А что касается «Родины», — заявил Глазьев, — то это слово прошло через большое количество грязных рук и девальвировалось».

Далее лидер нового движения пояснил, чьи именно руки он имел в виду, пишет Газета. «Это политические кукушата Дмитрий Глазьев и Сергей Бабурин. Они оказались в политическом гнезде м по заданию Кремля начали выбрасывать неугодных ему лиц, — заявил Глазьев. — За предательство кукушата получили новые должности, ресурсы и тридцать сребреников».

Тем не менее, по свидетельству Газеты, несмотря на все разногласия с бывшими партнерами, Глазьев не намерен покидать фракцию «Родина»: «До тех пор, пока у меня остается влиять на решение фракции, я из нее не выйду, хотя всякий раз, когда я вижу лица Рогозина и Бабурина, мне очень хочется это сделать».

Что же касается дальнейших планов нового движения, они поражают своим размахом. Как сообщила газета Коммерсант, Глазьев заявил на съезде: «Когда мы сможем вывести на улицы 100 тысяч людей, можно будет чувствовать себя уверенно… Надо вовлечь в орбиту нашей организации не менее миллиона политически активных людей».

Вопрос о создании партии Глазьев перенес на осень. Впрочем, ближайшие тактические цели достаточно уклончивы: «Пока же, чтобы набрать политическую силу, нам надо деполитизироваться года на два и уйти с федерального уровня, на котором не будет никакой политики».

По свидетельству Коммерсанта, перспективы нынешнего политического режима Сергей Глазьев оценивает более, чем критично. «Та система власти, которая родилась под выстреля танков в октябре 1993 года, дошла до своего логического конца 14 марта 2004 года, — заявил он на съезде. — Путин лишь довел до конца то, что начал Ельцин, довел до абсолютной личной власти». При подоюной системе невозможен главный мотор экономического роста конкуренция, отсюда — «монополизм во всех сферах, рост цен и деградация производства». По убеждению Глазьева, «этот режим не имеет внутренних механизмов развития».

С союзниками у нового глазьевского движения пока неважно, пишет газета Русский курьер.

Понятно, что восстановить былые отношения с Рогозиным и Бабуриным после резких выпадов в их адрес вряд ли удастся.

К движению «Патриоты России» Геннадия Семигина, где, по выражению газеты, собрались все, кто не любит Геннадия Зюганова, Глазьев относится скептически: по его мнению этот проект — очередная затея Кремля.

Нет шансов и на альянс с КПРФ, вожди которого не могут простить бывшему соратнику его «предательства». Тем более, Глазьев уже успел объявить, что «Руководство Компартии стало пятым или десятым колесом в телеге нынешней власти». Это, с точки зрения Глазьева — закономерный результат того, что Зюганов «подыграл власти в 1993, 1996 годах» а затем «сговорившись с ней, выдвинул на президентских выборах полковника ФСБ Харитонова».

Впрочем, как считает Русский курьер, надежда на союз с КПРФ глазьевцами еще не вполне утрачена: возможно, на летнем съезде коммунистов «что-то произойдет», и тогда с компартией «без Зюганова и Харитонова» удастся договориться.

В целом пресса считает, что название «За достойную жизнь!» звучит достаточно неопределенно. Русский курьер напоминает, что девиз этот был впервые взят на вооружение партией «Яблоко» Григория Явлинского. Еще в 1999 году его предвыборным слоганом было «За достойную жизнь в достойной стране!». А затем он же стал «идеологическим гвоздем» первой предвыборной кампании Владимира Путина в 2000 году.

Со своими претензиями объединить всех российских патриотов Глазьев опоздал, пишет журнал Власть: на эту роль Кремль уже назначил его бывшего соратника, лидера думской фракции «Родина» Дмитрия Рогозина. Тем самым, как подчеркивает журнал, окончательно определено, кому будет доверено руководство левым флангом в новой двухпартийной системе.

За последние два месяца, отмечает Власть, политический вес нового лидера Родины растет ударными темпами. Рогозин регулярно появляется в эфире государственных телеканалов. За комментариями по поводу разных политических событий к нему обращаются едва ли не чаще, чем к руководителям «Единой России».

Даже столь сомнительные инициативы Рогозина, как переименование Волгограда в Сталинград не были оставлены телевизионщиками без внимания. Но особенно широко цитировалось заявление лидера «Родины» о том, что он намерен превратить ее в массовую левоцентристскую партию, способную «заменить маргинальность КПРФ и составить достойную конкуренцию партии власти».

Этого следовало ожидать: нынешней пропрезидентской партии, получившей абсолютное большинство думских мандатов, предстоит провести через парламент ряд «очень болезненных и непопулярных законов», поясняет еженедельник Аргументы и факты. Тем самым «Единая Россия» ставит под серьезный удар свою победу на следующих парламентских выборах. Не отдавать же власть «несистемной оппозиции»! Тут-то и должна вступить в действие «новая левая партия», которой предстоит одержать победу в декабре 2007 года.

Впрочем, у «Единой России», «как и положено в демократической стране», должен остаться в парламенте «блокирующий пакет: «чтобы оппозиция не поменяла Конституцию или не устроила импичмент президенту».

КПРФ для создания такой партии не годится: пришлось бы освободить ее от «верных ленинцев» Геннадия Зюганова и обеспечить приход в руководство партии социал-демократов. Что весьма проблематично.

Другой вариант — НПСР, состоящая из множества мелкий партий. Здесь наращивает свой политический вес «красный миллионер» Геннадий Семигин, имеющий к тому же хорошие контакты в Кремле. Однако политическое влияние НПСР несравнимо пока с возможностями традиционных коммунистов.

Недаром Геннадий Семигин заявил на днях в интервью газете Коммерсант о необходимости объединения всех партий левого фланга в единый предвыборный блок, «иначе ни одна из них на выборах 2007 года не пройдет в Думу». Даже коммунисты.

Прежде всего, неизвестно, останется ли порог в 7%, пояснил Семигин Коммерсанту: «Уже выдвигаются предложения повысить его до 10-12%». Не говоря уж о том, что КПРФ, как выразился Семигин, «не та партия, которая должна довольствоваться преодолением барьера, получив какие-нибудь 8-10%». Для того же, чтобы получить «внушительное представительство, способное как минимум заблокировать любую законодательную инициативу власти», необходимо объединить усилия.

«Нынешняя власть, — подчеркнул Семигин, — это не ельцинский «антинародный режим». Она намного умнее и жестче». Поэтому вести борьбу с ней возможно только единым фронтом.

К тому же, по признанию Семигина, изменился и избиратель. «Он больше не верит той оппозиции, которая просто клеймит власть ярлыками — «антинародная» и прочее. Нужна деятельная оппозиция».

Именно поэтому Геннадий Семигин считает целесообразным объединить левых оппозиционеров не позднее нынешней осени, чтобы «в декабре-январе зарегистрировать «Патриотов России» как предвыборный блок». Медлить нельзя: «раскрутить настоящий оппозиционный блок за год-полгода до думских выборов будет невозможно».

В то же время реалист Семигин понимает, что «власть непременно попытается усилить нынешнее размежевание левопатриотических сил, играя на амбициях лидеров». Он не исключает, что кремлевские технологи попытаются создать «еще одну партию власти — на сей раз левую». Однако инициатор объединения левых убежден, что такой проект не может быть удачным: «Ведь придется создавать партию, которая будет имитировать оппозицию. Она одной часть будет ненавидеть «Единую Россию», а другой — любить президента».

Семигин еще раз подчеркнул, что подобная «оппозиция наполовину» больше не привлекает избирателей: «Можно или поддерживать власть, или быть исключительно в оппозиции».

Что же касается заявлений Геннадий Зюганова, о том, что Семигин и сам действует по заказу Кремля, им был дан достойный отпор. Семигин счел уместным даже вспомнить «народную мудрость»: «Клич «Держи вора!» первым выбрасывает обычно сам вор».

«Аргументы и факты» все же считают, что выбор варианта создания «вменяемой оппозиционной партии» пока еще не сделан. По мнению еженедельника, вполне вероятна комбинация всех трех имеющихся возможностей: «Тогда КПРФ ждут большие кадровые изменения. К 2007 году может поменяться и название партии».

И все же Рогозин стремится использовать подвернувшийся шанс, пишет АиФ: «Он молод, амбициозен. Сплеча режет правду-матку. В то же время делает это очень аккуратно». Давно замечено: очень часто, используя методику Владимира Жириновского, Рогозин говорит то, что Кремлю сказать неловко: «Это — резкости в адрес НАТО и ЕС, проклятия притеснителям русских в Прибалтике, угрозы олигархам».

К тому же, стараясь не пропустить ни одной возможности, Рогозин приглашает к слиянию «Народную партию», принимает в «Родину» взамен Глазьева Михаила Делягина («партийного экономиста с экстравагантными теориями», как назвала его Газета).

Как считает АиФ, пока проблема Рогозина в том, что «не во всех регионах его воспринимают местные власти» — есть сложности, например, в Татарстане, и главное — в Москве. А без такой поддержки создать общероссийскую политическую структуру невозможно.

Нынешний лидер «Родины» позволяет себе даже выпады против «Единой России», пишет журнал Власть. Чего стоило, например, его предложение сократить число думских комитетов с 29 до 17 со ссылкой на новую структуру правительства, где теперь также всего 17 министерств. «Понятно, — пишет журнал, что единороссовское большинство, с большим трудом рассадившеев январе по руководящим думским креслам своих многочисленных функционеров, эту инициативу категорически отвергло». Однако Рогозину, как считает Власть, «было важно показать избирателям, что он не побоялся атаковать «Единую Россию» и ему за это ничего не было».

Еще более болезненной для единороссов была следующая акция Рогозина: его выступление на съезде Народной партии, где он не только предложил объединение обеих структур, но и пригласил депутатов-народников покинуть фракцию «Единая Россия» и перейти в «Родину».

Если бы члены НПР последовали этому приглашению, пишет Власть, «Единая Россия» лишилась бы главного своего завоевания в четвертой Думе — конституционного большинства, а сама «Родина» практически достигла бы размеров фракции коммунистов.

Правда, народники по главе с новым лидером Геннадием Гудковым решили с переходом под крыло Рогозина пока не торопиться, однако можно не сомневаться, замечает Власть, что руководители партии, создававшейся в свое время как левоцентристский проект Кремля, «пересмотрят свою позицию, если их об этом попросят прежние кураторы».

У Власти есть собственные соображения по поводу того, зачем Кремлю за три с половиной года до ближайших выборов понадобился новый партийный проект. Причина первая — «Единая Россия» отнюдь не всеобъемлюща, особенно в регионах. Позиции левых, как показывают результаты последних выборов в местные парламенты, по-прежнему сильны. В сумме партии левой ориентации могут получить не менее 25% голосов, и хозяйственные кремлевские политтехнологи торопятся прибрать это богатство к своим рукам, пока до них не дотянулись чужие.

Есть и другая версия. По мнению Власти, формирование двухпартийной системы — прямое следствие своего рода двухпартийности внутри Кремля.

Блок «Родина» был раскручен, напоминает журнал, представителями «семейной» группировки, которых «силовики» фактически оттерли от руководства «Единой Россией». «Родина» нужна была для увеличения политического веса «семейных», для того, чтобы иметь возможность влиять на принятие решения о выборе Владимиром Путиным «преемника-2008».

К тому же, если в результате предстоящих реформ социальное напряжение в стране возрастет, ответственной за это можно будет сделать «Единую Россию», для чего необходимо иметь в запасе резервную партию власти.

Между тем, компартия, по мнению журнала, несмотря на послевыборные заявления главного кремлевского партийного куратора Владислава Сурков о «конце КПРФ», еще далеко не вышла из игры.

На июльском съезде, как уже говорилось, возможна полная смена руководства с упором на омоложение партии. И тогда КПРФ может оказаться для рогозинской партии достаточно серьезным конкурентом.

Как считает Власть, все шансы превратиться в серьезного политического игрока есть и у Геннадия Семигина. И хотя планы Кремля относительно НПСР до конца не прояснились, Власть не исключает, что в какой-то момент Рогозин и Семигин начнут работать в тандеме: «например, первый как харизматичный лидер, а второй — как главный партийный менеджер и финансист».

Впрочем, как заявил Власти руководитель отдела социально-политических исследований Левада-центра Лев Гудков, всерьез говорить о политических перспективах нынешщних российских партий достаточно сложно прежде всего потому, «потому что они никого не представляют». В этом смысле настоящих политических партий в России по-прежнему нет.

Даже КПРФ, с точки зрения Гудкова — не более, чем «поколенческая организация»: лозунги левых практически не отличаются от лозунгов всех остальных партий, которые, начиная с 1998 года, стали похожи друг на друга как близнецы. «У всех один и тот же набор — все за рынок и за социальную справедливость, за восстановление международного авторитета страны и за борьбу с коррупцией. Различия лишь в нюансах, которые способны увидеть и оценить лишь специалисты, но не простые граждане».

Более того, само партийное строительство, как заметила газета Новые известия, превратилось в достаточно выгодный бизнес.

Эксперты фонда «Индем» во главе с Георгием Сатаровым, пишет газета, насчитали в стране не менее 60 партийных подвидов, включая «экологистов», «оранжевых», «либертианцев» и «социал-патриотов».

Впрочем, газета предлагает разделить все существующие партии на три больших группы.

Первая — «карманные партии» — для личного пользолвания в представительских целях». Например, своя партия есть у певца и бизнесмена Иосифа Кобзона (Российская партия мира), предпринимателя Анзори Аксентьева (Всероссийская социалистическая партия).

Вторая группа — реализованные проекты политтехнологов, таких партий сегодня большинство. Есть партии созданные по команде сверху — например, «Партия жизни» Сергея Миронова или Народная партия Геннадия Гладкова. Другая часть таких партий формируется снизу «в надежде пристроить ее перед очередными выборами в хорошие руки» — скажем, «народная воля» Сергея Бабурина.

Наконец — коммерческие партии. В этом случае, пишут Новые известия, даже налоговым органам не удается разобраться, «какая часть пожертвований идет на партийную работу, а какая — на партийного босса в частности».

Когда с приходом к власти Владимира Путина был принят закон «О политических партиях», началась «радикальная зачистка политического пространства от партий-сорняков». Число их сократилось, а региональные партии стали невозможны в принципе — партия может быть только федеральной.

Тем не менее, пишет газета, спрос на маленькие партии сохраняется: «Федеральным гигантам, например, срочно могут потребоваться региональные отделения. Вот тут-то и пригодятся карлики».

По мнению директора Института региональных проблем Максима Дианова, маленькие партии представляют из себя «ценный пропагандистский и политтехнологический ресурс». Скажем, в нынешнюю фракцию «Родина», кроме 3 блокообразующих партий, входят несколько мелких политических структур. Еще один классический пример — тот же Народно-патриотический союз России, насчитывающий более 200 организаций.

Как считают наблюдатели, благодаря новому законодательству партийное строительство превращается в выгодный бизнес.

«Прямой покупки нет. Просто на определенных условиях некая местная структура дает согласие называться региональной организацией. Большинство российских партий имеют именно такие подразделения. Но им как минимум нужно оплачивать аренду помещения, работу руководителя, секретаря, каких-то технических работников», — разъяснил Новым известиям г-н Дианов.

Расценки на такие услуги везде разные, но в общем все не так уж дорого. На создание партии «с нуля», по данным Дианова, хорошему организатору вполне может хватить 100 тыс. долларов. «За эти деньги партия будет зарегистрирована и будет существовать по крайней мере до первой проверки Минюста, когда могут обнаружиться какие-то нарушения», — уточнил специалист.

А могут и не обнаружиться — все зависит от востребованности новой партийной структуры.

Таким образом, спрос рождает предложение. Название и политическая ориентация особого значения не имеют. В стране, где вся существенная часть политики по традиции делается «под ковром», избирателям на выборах остается лишь одобрить, как выразился уже упомянутый сегодня Лев Гудков, «ту или иную фракцию номенклатуры, называющей себя партией». А принадлежность к номенклатуре в России всегда ценилась высоко, и за нее всегда было много охотников побороться.

Впрочем, по мнению некоторых наблюдателей, в очередном партийном проекте Кремля можно усмотреть и некоторый позитив. Родная газета приводит очередное высказывание Марка Урнова, который считает, что объективная цель левых и патриотических организаций на ближайшие годы заключается в том, чтобы «цивилизовать комплекс отчаяния, накопившийся у людей».

В нынешнем состоянии «предчувствия болезненных, но необходимых реформ», пишет Урнов, возможны два пути. Можно либо «начать «кочегарить» темные националистические стороны людского сознания — тогда левые будут прокляты российской историей, — или работать над тем, чтобы цивилизованно снимать социальную и политическую напряженность». Все зависит от того, куда удастся направить электорат. С этой точки зрения формирование «новой левой оппозиции» и впрямь благо. И, разумеется, власть не может пустить решение столь важной проблемы на самотек.

Похоже, что гг.Семигин, Рогозин и, конечно, Зюганов с ней полностью согласны.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ