Why m-r Putin?

0
16

Президентские выборы, дав нетерпеливо ожидаемый и более чем весомый (можно даже сказать — брутальный) ответ на вопрос о власти, тем самым вызвали у наблюдателей другие, не менее жгучие, хоть и не очень внятные вопросы.

В самом общем виде эти новые вопросы, судя по всему, звучат примерно так: как все это могло случиться? Или: почему все произошло именно так, как произошло? И еще более невразумительно: что же теперь будет?

«Победа одержана. Она не вызывает сомнений, — пишет Дмитрий Орешкин в еженедельнике Московские новости. — Она демократична — большинство однозначно на стороне президента. Она законна — нет судебных решений, которые служат основанием для судебного протеста. Но она — «неизящна».

«Неизящество» путинской победы автор легко доказывает с помощью цифр, которыми оперируют в последние дни практически все российские СМИ.

До выборов, пишет Дмитрий Орешкин, все социологические службы обещали Путину не менее 70 процентов голосов (ВЦИОМ-А Юрия Левады — даже больше).

Вместе с тем результаты выборов (например, 92% поддержки в Чечне и свыше 95% в других северокавказских республиках) не оставляют сомнений в том, что к результатам выборов «приложил руку злополучный административный ресурс». И величина его никак не менее 10-15% — возможно, и больше. Таким образом, простой арифметический подсчет показывает, что поддержка президента «свободными избирателями» составляет примерно 55-60%. «Тогда откуда цифра 70% в прогнозе?» — спрашивает Орешкин.

Это лишь один из множества послевыборных вопросов. Отвечать на него определенно крайне сложно, подчеркивает Орешкин: «то ли хитроумные социологи заранее закладывают в прогноз поправку на «ресурс» (что косвенно подтверждается туманными ссылками на «коэффициенты, взятые из практики»), то ли люди при опросах стремятся казаться более лояльными, энергичными и патриотичными, чем на самом деле».

В общем, президентские выборы оказались «праздником торжествующего холопства», пишут Московские новости. Сделав ставку на вполне понятное желание губернаторов выслужиться, власть получила нужный результат — но за счет явного снижения качества: «Цифра — она будет какую прикажете. Это нам с советских времен не привыкать. Вон ведь и у Лукашенко холуйские цифры показывают 10 процентов роста экономики в год… А судя по магазинам — не скажешь».

Главная задача Кремля на этих выборах была выполнена — нормальную явку обеспечить сумели, отмечает журнал Власть: «И все же кандидат Неприходько (которого фактически поддержали все, кто не пришел на выборы) смог победить действующего президента в 25 регионах».

Если судить по списочному составу граждан, имеющих принять участие в выборах, получится, что в целом по России за Путина проголосовали 45,8% граждан, в то время как отказались от участия в выборах 35,7%. Почти в трети регионов, подчеркивает Власть, кандидату Неприходько удалось опередить президента.

Любопытно, что 10 из 25 субъектов федерации, где не явившихся на избирательные участки было особенно много, в середине 90-х годов входили в так называемый «красный пояс».

Пресса много писала о том, что в последние годы политические предпочтения здесь вроде бы изменились: начали расти рейтинги политиков, выдвинутых «Единой Россией». Однако результаты президентских выборов наводят на мысль, пишет Власть, что на самом деле «краснота» этих регионов никуда не исчезла.

Если в 1999-2000 году значительная часть здешних избирателей поддержала центристов и Путина потому, что они предложили своим сторонникам практически те же лозунги, что и КПРФ, лишь «очистив их от идеологического догматизма», то спустя четыре года наступило явное разочарование.

Тем, кто проголосовал за Путина в 2000 году, стало ясно, что ни социалистических цен на товары и услуги, ни советских зарплат они от нынешней власти не дождутся. С другой стороны, не вернулось и былое доверие к коммунистам. Поэтому многие избиратели на выборах-2004 заняли простую позицию «чума на оба ваши дома», проголосовав за кандидата Неприходько.

К 2008 году ситуация, как прогнозирует журнал, может только усугубиться, особенно если в ходе второго срока власть действительно решится на болезненные реформы. Ведь Путин все еще остается «президентом надежды» (по определению социологов), и если электорат будет этой надежды лишен, самой острой, безусловно, будет реакция именно в регионах бывшего «красного пояса».

Российскую сельскую и «мелкогородскую» провинцию, дополняют Московские новости, всегда отличали весьма консервативные настроения, а также «нелюбовь к столичным умникам и вообще ко всему чужому и непонятному». С точки зрения такой провинции Москва и Питер — «города-олигархи, полные неправедно нажитых богатств, которые давно следовало бы отнять да разделить между честными и поэтому бедными Тамбовом, Пензой, Курском и Рязанью».

Газета Новые известия опубликовала данные исследования фонда аналитических программ «Экспертиза» на тему «Радикальный авторитаризм в массовом сознании». Результаты исследования, как заявил председателя фонда Марк Урнов, находятся в полном соответствии с итогами парламентских и президентских выборов. От 60 до 75% населения поддерживают авторитарные идеи, склонны к национализму и готовы частично или полностью отказаться от гражданских свобод.

Респондентам, поясняет Урнов, во время опроса было предложено выбрать из двух полярных суждений — авторитарного и либерального, и абсолютное большинство солидаризировалось с авторитарными суждениями.

В частности, 49% заявили, что им все равно, какими методами действует политик, если его деятельность «идет на благо народу». А 45% полагают, что «тем, кто мешает президенту проводить его политику, не место в нашей стране».

Половина опрошенных респондентов полагает, что как бы ни складывалась международная ситуация, отношения между Россией и Западом всегда будут строиться на недоверии. А 60% высказались за то, чтобы лишь «с крайней осторожностью допускать приток в страну иностранного капитала»

Кроме того, 65% участников опроса убеждены, что большинство богатых людей в России — это воры, а 61% считают, что разбогатеть можно, только нарушая законы. Правда, при этом 61% опрошенных заявили, что сами хотят быть богатыми (не хотят только 25%).

Держать человека в тюрьме без суда считают возможным 73% опрошенных, и лишь 16% находят это недопустимым ни при каких обстоятельствах.

48% убеждены, что в работе правоохранительных органов самое важное — «остановить преступность, даже если для этого нужно будет нарушить права обвиняемых».

Таким образом, наконец-то выяснилось, что сторонников авторитаризма в России намного больше, чем людей, разделяющих демократические идеалы.

Более того, как заявил профессор Урнов, «волна национализма, ксенофобии и авторитарности в российском обществе нарастает».

Правда, фонд «Экспертиза» уточнил, что ранее подобные опросы в России не проводились. Поэтому со строго научной точки зрения сравнивать не с чем: о тенденциях, складывающихся в обществе, наблюдатели догадывались, однако цифр не было.

Тем не менее, как считает Марк Урнов, о динамике можно судить, сопоставляя «то, что сейчас происходит, с тем, что было раньше». Сравнения эти неутешительны.

Например, социологи отмечают, что в России никогда прежде не было столь массовых и активных выступлений скинхедов. Агрессия, накапливающаяся в обществе, ищет выход.

Причем глава фонда убежден, что подобная тенденция не может быть напрямую связана с тем, что «люди плохо живут». Напротив, утверждает он, «подобные вещи происходят, когда жизнь становится чуть лучше и у людей начинают стремительно расти запросы. А остальное зависит лишь от моральной атмосферы в обществе. Можно реализовать свою энергию в творческой работе по достижению того, что ты хочешь, либо она проявляется в зависти, злобе, комплексах. Сейчас у большинства преобладает второе».

В частности, отмечает исследователь, парадоксальным образом те, кто работает в частном секторе, выступают за возвращение промышленности государству, наивно полагая, что в этом случае они получат вдобавок к сегодняшнему уровню зарплат еще и стабильность, которую обеспечивает государство. «Для массового сознания, которое всегда было непоследовательным, отнюдь не очевидно, что свобода и высокие доходы — это всегда риски, — отмечает Марк Урнов. — Обычный человек хочет иметь все и при этом ничего не платить».

Кроме того, этот «обычный человек» вовсе не желает постоянно заниматься политикой: «Люди хотят выбрать один раз сильного политика и чтобы он потом все за них решал».

Этот синдром бегства от свободы, напоминают Новые известия, описан знаменитым американским психологом Эриком Фроммом: «Заберите вы от меня эту свободу. Не нужна она мне». И по этому параметру страна явно расколота на неравные части: «Большинство действительно хочет убежать от свободы».

Таким образом, перспектива образуется достаточно тревожная, предостерегает Марк Урнов: «Россия может впасть в авторитарную кому с полным отсутствием надежд на модернизацию, на рост эффективности производства».

Между тем модернизация необходима, а специфика России, по мнению президента фонда «Экспертиза», такова, что необходимые перемены могут состояться только в результате усилий власти: «Либо страна развалится, либо власть, пока еще суперпопулярная, начнет привносить идеи модернизации в массовое сознание и сознание элит».

Впрочем, элиты, по наблюдению автора, к модернизации нисколько не стремятся. Новые известия приводят в том же номере высказывание «одного из губернаторов»: «Власть дана от Бога, и что ни делает президент, все правильно».

Легко представить, какое впечатление производят подобные, весьма характерные для нынешней России оценки на западных наблюдателей.

«Когда же мы от этого избавимся? — эмоционально восклицает канадская газета «The Toronto Star» (перевод статьи опубликован журналом Власть) — Когда наконец Россия порвет с царистской и советской традицией отдавать судьбу всей страны в руки одного человека?»

А парижская «Les Echos» проводит параллель между российскими и испанскими выборами (публикация на русском в том же номере Власти). «На расстоянии в несколько тысяч километров 14 марта состоялись выборы в двух странах — в России и в Испании, — пишет газета. — И те и другие были омрачены грозной тенью. В первом случае тенью терроризма, во втором — авторитаризма… Испанцы убедительно доказали, что демократия закрепилась в самом сердце нации всего за одно поколение… Русские, пережившие 70 лет коммунистической диктатуры, снова пятятся в тоталитарное прошлое…»

«Пока что слишком рано утверждать, что с потайного хода в Россию вернулся красный царь с советской автократией в кармане, — рассуждает американская «United Press International» (еще одна публикация из подборки Власти «Они о нас»). — Возможно, Путин станет российским вариантом чилийского генерала Аугусто Пиночета, который хотя и пролил немало крови своих противников, зато вернул страну на путь стабильной демократии и процветания…».

Во всяком случае, в последующие четыре года, обещает газета, «у нас будет возможность понять, кто такой этот бывший сотрудник КГБ — скрытый демократ или зародыш нового Сталина».

Таким образом, Запад все еще продолжает поиск ответа на вопрос «Who is m-r Putin?»

Между тем в России, пишет Виктор Шендерович в Московских новостях многие задают себе совсем другой вопрос, а именно: «Why m-r Putin?».

Как кажется автору, результаты выборов явно требуют «развернутого объяснения». Однако найти его не так просто.

Первый аргумент в пользу Путина — «экономическая стабильность» — с точки зрения Шендеровича не выдерживает критики. Во всяком случае, он уверен, что намного лучше Путина представляет себе «как выглядит эта стабильность на местности, ибо именно под моими, а не под его окнами находится тот мусорный контейнер, в котором как находили, так и находят себе одежду и предметы быта некоторые россияне. И скорость моего проезда по Родине (без кортежа) позволяет мне разглядеть, что сразу за Москвой по-прежнему начинается натуральное хозяйство». Изменений к лучшему во время второго путинского срока, пишет Шендерович, ожидать трудно: «Даже эту нехитрую стабильность, где индексации не поспевают за инфляцией, обеспечивают нам бен Ладен и Джордж Буш, совместными усилиями поднявшие цены на нефть, и как только все это опустится, туда же отправится бюджет России».

Более вразумительно ответить перед выборами, почему вдруг в экономике все должно в ближайшие четыре года измениться к лучшему Путин, как выразился Шендерович, «поленился». Впрочем, «народ не настаивал…»

Еще один распространенный мотив голосования «за» — демократический: «Путин сдерживает национал-социалистов, и если бы не он, картина была бы хуже».

Желающих познакомиться с темой подробнее автор отсылает к недавней истории блока «Родина»: «Всех этих глазьевых-рогозиных Владимир Владимирович лично вывел в новейший политический дворик — погулять у собственной ноги; один сорвался раньше времени. Другой вполне грамотно исполняет при Путине ту же роль, которую при Горбачеве и Ельцине выполняли Жириновский и Зюганов, то есть роль пугала для внутреннего и особенно внешнего пользования».

В общем, из всех известных резонов в пользу Путина известный сатирик готов принять лишь один: «Некоторые женщины среднего возраста голосуют за Путина, потому что считают его очень сексуальным. Это единственный пункт, по которому мне нечего возразить».

Есть и другие попытки ответить на мучительный вопрос «Why?»

Вячеслав Костиков в Аргументах и фактах пытается по-своему объяснить, как Путин — «человек, не обладающий ни внешностью де Голля, ни бульдожьей хваткой У.Черчилля, ни политическим опытом и византийской хитростью Ф.Миттерана, ни мудростью Дэн Сяопина — сумел превзойти всех по рейтингу доверия и стабильности народной любви?».

Даже Сталину, с которым так часто стали сравнивать Путина, потребовалось «больше десяти лет и страшные чистки «большевистской гвардии», чтобы запустить механизм «всенародной любви», напоминает Костиков.

К тому же Путин «не «косит» под народность, как Н. Хрущев, не строит из себя героя Новороссийска, как Л.Брежнев, не играет в демократа, как М.Горбачев, не обещает «лечь на рельсы» за народное счастье, как Б.Ельцин. А популярность растет…»

Более того, В.Костиков не сомневается, что у Путина, «как у всякого нормального человека» есть свои недостатки: «Но поразительно то, что народ просто не хочет их видеть».

Между тем едва ли не единственным из этих недостатков, если верить опросам, является некоторая «нерешительность» президента.

Считается, что он слишком уж скрупулезно выполнил «контракт», заключенный с Ельциным при передаче власти, слишком затянул разрыв с ельцинской «семьей», а также слишком «робко» демонтирует олигархическую систему.

Однако, рассуждает Костиков, если бы президент в первый же год предпринял некие решительные шаги — «не привело бы это к олигархическому путчу с весьма опасными последствиями?» Ведь, в сущности, главный противник Путина Борис Березовский намекал именно на такую возможность, подчеркивает автор.

Так что путинская нерешительность в глазах его сторонников имеет скорее позитивный оттенок и оценивается как осторожность, несклонность к поспешным, непродуманным решениям.

Кроме того, пишет обозреватель АиФ, вполне вероятно, что популярность Путина отчасти связана и с тем, что граждане подустали от экстравагантных выходок его предшественников: «Люди не хотят, чтобы российский президент ходил в расшитых косоворотках и стучал башмаком по трибуне ООН, как Хрущев; чтобы он целовал взасос иностранных лидеров как Брежнев или дирижировал оркестром, как Ельцин при проводах российских войск из Германии».

По мнению Костикова, избиратели, возможно, не вполне осознанно почувствовали, что случайно появившийся на вершине власти Путин, тем не менее, обладает определенным набором качеств, которые позволят ему решить насущные задачи модернизации, «не прибегая при этом к мобилизационным методам эпохи сталинизма».

«Народ избрал Путина, руководствуясь не демократическим порывом, а, напротив, страхом перед демократией», — разъясняет в Комсомольской правде политолог Александр Ципко.

По его мнению, безусловная победа Путина — не что иное, как «результат резонанса между страхами Путина перед всем неуправляемым и страхами массового русского избирателя перед возможными переменами».

Проголосовав за Путина, народ выразил надежду, что никаких особых перемен не будет. Можно с уверенностью предсказать, что электорат будет как минимум «неприятно удивлен», когда поймет, что собственно приготовил ему президент на ближайшие четыре года.

«Второй срок сулит развилку между поворотом на старые имперские рельсы и продолжением с утроенной силой праволиберального курса», — пишет газета Русский курьер.

Нет сомнений в том, что второй вариант может оказаться роковым для будущего преемника-2008: «Иллюзии в народе живут долго, но на восемь лет никакого терпения не хватит».

Зато, возможно именно это обстоятельство делает беспочвенными опасения защитников Конституции по поводу намерения властей увеличить президентский срок. Беспрецедентный успех этих выборов повторить не удастся.

Тем более, что Путин, фактически продолжая до сих пор следовать в фарватере прежнего, ельцинского курса, уже «открыл второй конверт».

Имеется в виду старинный, советских еще времен анекдот о завещании старого начальника молодому преемнику в виде трех конвертов, которые нужно вскрывать последовательно в случае крупных неприятностей.

В первом, как известно, спрятана записка: «Говори, что ты еще неопытный». Во втором — «Вали все на меня». А в третьем — «Готовь преемника».

Старый архетип безотказно работает и в новой России, замечает Русский курьер.

По мнению газеты, загадка феноменального успеха Владимира Путина у россиян объясняется достаточно просто: при «Путине Первом» не было никаких непопулярных реформ, однако не было и реставрации советского строя. За сохранением статус кво каждый видел желанные перспективы. Именно так следует сегодня расшифровывать расхожее определение «президент надежд».

Однако необходимость реформ явно поджимает. Если Путин решится, ему, убежден Русский курьер, скорее всего, понадобится внутренний враг — чтобы переключить на него недовольство не ожидающих подвоха россиян.

Кандидатов на эту роль сколько угодно. Например, все шансы занять вакансию имеют олигархи. Или недостаточно лояльные губернаторы (отсюда и их нынешнее раболепие — как страховка от возможных неприятностей). Или — испытанный вариант — чеченские сепаратисты.

А может быть — так и не сумевший встроиться в цивильную демократию Борис Ельцин второго срока (в соответствии с процитированным анекдотом).

«По адресу оппонента мы и поймем главное направление реформ», — пишет Русский курьер.

А потом настанет время готовить преемника.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ