Теракт в метро и исчезновение кандидата в президенты: избирательная кампания в новой Стране чудес

0
21

Теракт в московском метро, как и следовало ожидать, вызвал шквал комментариев российских политиков.

«Складывается впечатление, что они были готовы к теракту и у них уже были подготовлены соответствующие заявления», — заметила Независимая газета. Первым, конечно же, оказался Владимир Жириновский, ответственно заявивший, что «эта акция накаляет обстановку перед выборами». Кроме того, Владимир Вольфович предсказал, что «в период президентской кампании в России будут новые взрывы», и потребовал введения «особого статуса для Москвы».

Еще более решительно, свидетельствует НГ, высказался Дмитрий Рогозин, ратующий за введение чрезвычайного положения в стране и отсрочку президентских выборов.

Отпор Рогозину дал председатель ЦИКа Александр Вешняков, призвавший власти не поддаваться на провокации экстремистов. Вешняков выразил уверенность, что «вариант срыва выборов не пройдет».

Юрий Лужков, прервавший свой визит в США, буквально у трапа самолета, сообщает Независимая газета, сделал ряд решительных заявлений, главное из которых свелось, как легко догадаться, к обещаниям «ужесточить меры по регистрации приезжих».

Спикер Госдумы Борис Грызлов, со своей стороны, пообещал подвергнуть ревизии все законы, направленные на борьбу с терроризмом. «Убежден, — сказал Грызлов, — что эти статьи следует пересмотреть в сторону ужесточения».

Силовики немедленно восприняли это высказывание Грызлова как отмашку, сообщает газета Время новостей.

Замдиректора ФСБ Вячеслав Ушаков уже дал понять, чего ожидает его ведомство от парламента. «В России необходимо принятие превентивных мер в сфере борьбы с терроризмом, в том числе представляющих дополнительные права спецслужбам. Необходимо пресекать теракты на ранних стадиях и задерживать как их возможных заказчиков, так и исполнителей».

В этих инициативах и обещаниях силовиков нет ничего нового, пишет Время новостей, их было достаточно и в прежние времена. Однако при наличии в предыдущей Думе довольно сильного демократического крыла, «гнуть силовую линию было не так-то просто». В новом парламенте, возглавляемом к тому же бывшим главой МВД, силовики явно рассчитывают на большее понимание.

Правда, председатель думского комитета по законодательству Павел Крашенинников уже заметил, что «наши спецслужбы не хотят признать, что важна не тяжесть наказания, а его неотвратимость». Не говоря уж о том, «недопустимо отвечать нарушением прав граждан и закона на нарушение закона».

С Крашенинниковым согласен и Геннадий Гудков, член комитета Госдумы по безопасности. По его мнению, дело не в недостаточной жесткости законов, а в их неисполнении, в коррупции, «в том, что у нас «оборотни» по-прежнему носят погоны». И не стоит поддаваться на просьбы о чрезвычайных полномочиях, сказал Гудков: «Это ударит по простым гражданам, а не по террористам».

Тем не менее, по данным Времени новостей, представители силовых ведомстыв, намерены, воспользовавшись случаем, развернуть пиар-кампанию за ужесточения наказаний, включая такой неизбежный ход, как требование отмены моратория на смертную казнь. Хотя в этом случае России пришлось бы выйти из Совета Европы, а также изменить Конституцию.

Как известно, Конституционный суд своим решением от 2 февраля 1999 года запретил выносить смертные приговоры до того, как по всей стране заработают суды присяжных. Газета напоминает, что в Чечне они появятся только с 2007 года.

О политической подоплеке случившегося в московском метро, начиная с пятницы, говорили абсолютно все известные персонажи российской политической сцены — министра обороны Сергея Иванова до кандидата в президенты Ирины Хакамады.

Последняя подчеркнула, что взрыв на Автозаводской — лишнее доказательство того, что российские спецслужбы не справляются со своими задачами, сообщает Независимая газета. «Очередной страшный теракт проходит на фоне начинающейся предвыборной кампании и, безусловно, вызван неотрегулированностью проблемы Чечни, что бы там ни говорили о легитимности ее нынешней власти», — сказала Хакамада.

Чеченский след увидел в случившемся и Владимир Путин, возложивший ответственность за трагедию на «Аслана Масхадова и его бандитов».

Как заявил президент, «мы не впервые сталкиваемся с синхронизацией преступлений, совершаемых в России, и призывов из-за границы к переговорам с террористами». Однако, подчеркнул президент, «Россия не ведет переговоров с террористами, она их уничтожает».

Этого взрыва следовало ожидать не только потому, что террористы не сложили оружия, пишет в газете Известия обозреватель Юрий Богомолов, но прежде всего по причине стартовавшей в России стартовала предвыборной кампании.

Как считает автор, «Басаев и Масхадов участвуют в ней на стороне жестких оппонентов действующего президента», причем независимо от воли самих оппонентов. И если в 2000 году борьба с терроризмом была составляющей политической борьбы, то сегодня, по мнению обозревателя Известий, «сам терроризм стал способом борьбы с властью». Другими словами, он превратился, пишет Юрий Богомолов, в своего рода политтехнологию.

Во всяком случае, именно так, по мнению Юрия Богомолова, использует этот инструмент либеральная публицистика, утверждающая, что на Северном Кавказе идет антиколониальная война чеченского народа с имперской Россией. В действительности, утверждает автор, это не более, чем постоянно применяемое информационное клише: «На деле идет борьба группы террористов во главе с Басаевым и Масхадовым за самосохранение». И антиколониальный характер их акций не должен никого обманывать, подчеркивает Богомолов: с идеалами национально-освободительного движения произошло то же самое, что в свое время с идеалами коммунизма — они утонули в крови.

Другой распространенный миф о Басаеве и Масхадове, пишет Юрий Богомолов, рассказывает о вражде между ними: «Не исключено, что уже в ближайшее время первый возьмет на себя ответственность за взрыв в московском метро, а второй осудит его за это — скорее всего, устами Закаева».

На деле же, как считает автор Известий, это одна, довольно тесная кампания, внутри которой существует «разумное разделение труда»: «Басаев терроризирует Россию, Масхадов пытается заработать на этом политические очки, а Закаев в Европе представляет собой благообразную и совсем нестрашную маску страшного терроризма».

«Десять лет наши ястребы щедро посыпают эту землю зернами ненависти, отдавая ее на истерзание убийцам-будановым, — пишет о Чечне обозреватель Новых известий Валерий Яков. — И зерна стали давать свои черные всходы».

За десять лет войны в Чечне выросло поколение, не знающее другой жизни: «За эти десять лет у них особого выбора не было — либо страх умереть от своих, либо страх умереть от чужих».

Именно из этого, брошенного поколения Басаев и начал «лепить шахидов», с горечью отмечает Валерий Яков: «И, начиненных тротилом, возвращать к нам».

«Нельзя даже надеяться на безопасность и благополучие жителей столицы, пока этих самых безопасности и благополучия лишены жители Грозного, — подчеркивает газета Ведомости. — Увы, но откупиться миллиардами федеральных рублей от войны не получится: при нынешней системе власти в республике деньги растворяются где-то по пути между Москвой и Чечней». Так называемое политическое урегулирование, объявленное после «торжественного избрания-назначения» Ахмада Кадырова, с треском провалилось.

«Невозможно выиграть две предвыборные кампании — с разницей в четыре года — под одним и тем же лозунгом «маленькой победоносной войны с терроризмом», — пишет Александр Черкасов в Еженедельном журнале. Тем более, что войну эту давно уже никто не рашется назвать ни маленькой, ни победоносной.

Сегодня подпольная террористическая сеть, действующая уже не только на Северном Кавказе, но и по всей России — жестокая реальность. Причем, замечает Еженедельный журнал, всевозможные религиозные экстремисты, те же ваххабиты, существуют в Чечне и за ее пределами уже давно, однако «шахидский» террор в палестинском варианте развернулся в последние полтора года. И остановить его в условиях всеобщей российской коррупции и армейского беспредела невозможно.

«Российское общество сегодня под двойным прессом, — утверждает автор ЕЖ, член общества «Мемориал». — С одной стороны — террористы. С другой — государство, чья «борьба с террором» болезнь отнюдь не лечит, но усугубляет».

Ничего не изменится, если «борьба с террором» (так же, как и «укрепление законности», и «военная реформа») будут оставаться лишь предвыборными лозунгами, подводит итог Еженедельный журнал.

Суровой критике подверг действия властей на страницах Независимой газеты Геннадий Зюганов.

«Правоохранительные органы, — заявил лидер КПРФ, — научились только складно рапортовать СМИ и президенту о принимаемых мерах, и больше от них ждать нечего». Нужно не только бороться с терроризмом, но стремиться уничтожить корни экстремизма, подчеркнул Зюганов. «Не чеченцы, а развал экономики, бесконечное реформирование органов безопасности, разрушение несущих конструкций государства, армии и спецслужб сделали наш народ беззащитным».

«Четыре года назад президент Путин пришел к власти, обещая замочить террористов в сортире, — напоминает обогреватель Новой газеты Юлия Латынина. — Сортир стоит на том же месте. Чечню не замирили». Избрание Кадырова ничего не изменило, «потому что контроль над кабинкой для голосования — это еще не контроль над Чечней».

И потому очередную избирательную кампанию решили строить не на борьбы с террористами, а на борьбе с олигархами: «В тюрьме оказался не Басаев, а Ходорковский».

«Силовая система страны заболела СПИДом», — пишет Латынина. Вместо выполнения своих прямых обязанностей она занята «вымогательством и разводками». И «чем громче будут рапорты о мире в Чечне, чем больше чекистов будут заниматься переделом собственности вместо охоты за террористами, тем чаще будут взрывы в России».

«Говорят, что террористы — это следствие неразрешенной чеченской проблемы. Это не так, терроризм — это уже давно не Чечня, — заявил газете Время новостей глава ФЭП Глеб Павловский. — Даже если представить, что Чечня полностью стабилизируется, теракты не прекратятся, потому что терроризм теперь базируется не только на Чечне». И чеченские сепаратисты, подчеркнул Павловский, «все более срастаются с криминальными кругами», примером чему был уже «Норд-Ост».

По мнению главы ФЭП, сверхзадача террористов — «ударить по популярности Путина». Однако эта цель достигнута не будет, во всяком случае, срыв выборов «абсолютно исключен»: «Выборы могут быть отменены в случае чрезвычайного положения в стране, но вряд ли его можно вводить в связи с отдельными терактами».

С точки зрения Глеба Павловского, в задачи организаторов теракта входит некая «кампания подозрений», в которую «кое-кто уже включился». Об этом, замечает глава ФЭП, свидетельствуют начавшиеся в среде «политических маргиналов» разговоры о том, что это «сами органы власти взрывают».

Подобные разговоры, как известно, давно уже ведутся по поводу взрывов жилых домов в Москве и эта инициатива принадлежит главному оппоненту нынешнего хозяина Кремля Борису Березовскому. Не называя Березовского, Павловский, тем не менее, заметил, что всех, кто ведет подобные разговоры, можно считать «давно уже выпавшими из политического контекста».

Георгий Сатаров, глава фонда «Индем», убежден, что взрыв в столичной подземке на результатах выборов, то есть на ожидаемом успехе Путина, никак не отразится: «У него сейчас такое положение, когда, что бы ни происходило в стране, все работает на его популярность».

Нечто подобное, вспоминает Сатаров, было в свое время с Ельциным — что бы с ним ни происходило, это интерпретировалось, как «происки против любимого президента». «Это такое состояние народной души, — поясняет Сатаров в Независимой газете. — Оно, конечно, временное, но сейчас именно такое время».

С Сатаровым фактически согласен и Геннадий Зюганов, подчеркнувший, что «если кто-то хотел повлиять на избирательную кампанию, то так влиять — бесчеловечно. Да и бесполезно. Пока общество не видит в подобных бедах ответственности власти и лично действующего президента».

А известный политик, депутат Госдумы Владимир Рыжков прямо заявил, что «если это сделали чеченцы, чтобы досадить Путину, они просчитались». В любой стране в момент катастрофы нация сплачивается вокруг власти, которая, как правило, предлагает «жесткие меры». Так будет и в России: общественное мнение будет мобилизовано на противостояние террористической угрозе, а рейтинг президента еще поднимется.

Между тем, пониматься ему, можно сказать, уже некуда: по результатам очередного опроса АРПИ, на прошлой неделе (до теракта в метро) за Путина собирались проголосовать 80% избирателей, сообщает журнал Новое время. Остальные 20% достались прочим кандидатам, включая вызвавшего столько споров кандидата «против всех».

Исследователи АРПИ предложили респондентам длинный перечень проблем, упоминание которых в предвыборных программах могло бы привлечь к ним внимание избирателей.

На первом месте, как и следовало ожидать были поставлены проблемы экономические — они беспокоят 45% опрошенных. Далее следуют проблемы безработицы (21%), ЖКХ (21%), борьбу с коррупцией (14%), проблемы здравоохранения (13%) и так далее, в порядке убывания.

На последнем месте оказалось «развитие демократии» — ее считают важной для России лишь 3% электората. Большинство граждан убеждено, что «свободные выборы ничего в жизни не меняют», что «свобода слова только насаждает насилие и порнографию на телеэкране», а реальная власть в стране принадлежит олигархам и организованной преступности.

Надежды на новую Госдуму при решении всех этих проблем невелики, подчеркивает Новое время, доверие к ней испытывают 3-5% населения. Зато 50% респондентов на вопрос «Бывают ли такие ситуации в жизни страны, когда народу нужен сильный и властный руководитель, так называемая «сильная рука»?» уверенно ответили: «Постоянно». Еще 27% считают, что «бывают такие ситуации, когда нужно сосредоточить всю полноту власти в одних руках». И лишь 21% заявил, что «ни в коем случае нельзя допустить, чтобы вся власть была отдана в руки одного человека».

Но эти данные, как уже было сказано, получены до теракта в метро.

В последние дни на страницах центральной прессы вновь замелькало имя Бориса Березовского. Имя лондонского изгнанника так или иначе связывают с очередным предвыборным скандалом — исчезновением кандидата в президенты Ивана Рыбкина.

Это загадочное исчезновение из собственной московской квартиры, да еще сразу после получения кандидатского удостоверения кандидата, поначалу мало кто принял всерьез. Однако спустя несколько дней, даже на фоне теракта на Автозаводской, вопрос «Где Рыбкин?» постепенно переходит на первые полосы газет.

Вначале газета Ведомости со ссылкой на источники в ГУВД Москвы и УФСБ по Москве сообщила, что по факту пропажи заведено «розыскное дело», поскольку оснований для предположений о том, что в дело замешан криминал, пока нет.

Эксперты газеты, глава Центра политтехнологий Игорь Бунин и Андрей Рябов из Центра Карнеги высказали мнение, что исчезновение Рыбкина выгодно прежде всего его спонсору Березовскому, и что вскоре Иван Петрович благополучно найдется.

Другие аналитики напомнили, что на региональных выборах имитация покушения на кандидата — широко распространенный ход, а в случае с Рыбкиным есть некоторая надежда на «волну сочувствия» со стороны электората правых, а следовательно, на поднятие рейтинга хотя бы до сколько-нибудь заметного.

Однако имитация покушения и бесследное исчезновение кандидата — все же разные вещи, и последнее, по мнению экспертов Ведомостей, слишком рискованно.

Со своей стороны, Борис Березовский заявил в интервью газете Коммерсант, что Рыбкин перед исчезновением рассказывал ему о странном телефонном звонке с «приветом от тамбовских». Возможно, искомый криминал?

Однако сам Рыбкин, по свидетельству Березовского, не проявлял ни малейшего беспокойства по этому поводу: «Иван Петрович только кажется таким гладеньким, смирненьким, но он очень жесткий, сильный и смелый человек. Он понимал, на что идет».

Тем более, что Рыбкина и раньше пытались запугать, сказал Березовский, «ставили палки в колеса, когда он стал выступать против нынешней российской власти. И он понимал, что есть риски, но не паниковал».

В понедельник, вопреки ожиданиям, Рыбкин так и не появился, и это дало Независимой газете повод заметить, что вполне предсказуемые на первых порах президентские выборы в России «с каждым днем становятся все более странными и скандальными».

Третьестепенный кандидат, с одним из самых низких рейтингов, Иван Рыбкин, становится, заявила газета, «главной персоной предвыборного процесса».

«Когда Иван Рыбкин возмущался и разоблачал, его почти никто не слышал, — подчеркнула НГ. — Когда Рыбкин замолчал — это произвело эффект разорвавшейся бомбы».

Разоблачения Рыбкина в понедельник опубликовала Новая газета под заголовком «У Путина была своя «семья».

В интервью газете Рыбкин рассказал о некоторых бизнес-структурах, стремительно увеличивших свою капитализацию за последние 4 года — как утверждалось, за счет покровительства на самом высоком уровне.

Кроме известного всем Абрамовича (его «наградили тем, что экспроприировали у Ходорковского»), Рыбкин назвал Геннадия Тимченко, контролирующего компанию «Сургутнефтегаз», владельца НПЗ в городе Кириши Ленинградской области, соседа Путиных по даче в кооперативе «Озеро» под Питером. «Когда его дружба стала не просто дружбой с Путиным, в дружбой с президентом РФ, его бизнес круто пошел в гору, — заявил Рыбкин. — Я немного разбираюсь в нефтяном бизнесе и понимаю, что из ниоткуда такой прирост появиться не может».

Кроме Тимченко Рыбкин упомянул также братьев Михаила и Юрия Ковальчуков, контролирующих сегодня Главное управление Банка России по Санкт-Петербургу и банк «Еврофинанс». Последний формально возглавляет другой человек, но главные акционеры и настоящие владельцы -братья Ковальчуки.

Именно этому банку переданы 49% акций ОРТ, а также 49% акций «Газпроммедиа» (так называемые акции НТВ). Более того, по сведениям Рыбкина, сейчас готовится сделка по передаче банку «Еврофинанс» остальных акций «Газпроммедиа».

Как сообщил Рыбкин Новой газете, руководителям бизнес-сообщества, в частности, Евгению Примакову и Аркадию Вольскому все эти факты хорошо известны, однако обсуждать эту тему они решаются лишь «шепотом при личных встречах».

Сам Иван Петрович, несмотря на публичные заявления, серьезных доказательств своих обвинений так и не представил. В интервью еженедельнику Московские новости он заявил, что намерен лишь «обозначить явление», чтобы привлечь внимание общественности, и прежде всего — прессы. Ей и надлежало озаботиться добычей фактов, документов и аргументов.

«Пишите, журналисты, исследуйте, — сказал Иван Петрович корреспонденту Московских новостей. — Есть же такая форма — журналистское расследование».

Теперь, похоже, предметом журналистских рассследований может стать судьба самого Ивана Петровича Рыбкина.

В самом деле, неординарная получается президентская кампания, и чем ближе 14 марта, тем все страньше и страньше, как говорила Алиса в Стране чудес.

В какой стране мы окажемся после этих выборов?

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ