Страна победившей бюрократии накануне президентских выборов

0
21

Who is Mr Putin? — этот вопрос, прозвучавший четыре года назад в Давосе, похоже, перестал беспокоить не только Россию, но и Запад.

Российская тема — тема страны, над которой, по выражению Джорджа Сороса, висит «ресурсное проклятие» — в кругах мировой политической и экономической элиты явно вышла из моды.

Григорий Явлинский, отвечая изданию Газета на вопрос о Давосском форуме, заметил, что единственным ярким впечатлением, связанным с Россией, оказался оркестр Мариинского театра во главе с Гергиевым: «Этот оркестр произвел огромное впечатление на весь Давос».

Что же качается российской политики и экономики, интерес к ним, по словам лидера «Яблока, утрачен начисто: «Что за новость, что в России нет демократии? Ее и никогда не было. Что российская экономика существует за счет высоких цен на энергоносители — тоже не новость».

Даже президентские выборы в России, подчеркнул Явлинский, для Запада — не событие: «Кого может интересовать то обстоятельство, что в России нет выборов, что происходит фактически назначение президента? Что в этом для России нового?»

Когда в нашей стране существовала политическая конкуренция, пояснил лидер «Яблока», когда была надежда на «глубокие экономические реформы», Россия была мировому сообществу интересна. «Но когда все это прекратилось, интерес пропал».

Впрочем, глава российской делегации в Давосе Алексей Кудрин, как сообщает пресса, сделал все возможное для привлечения внимания западных инвесторов к российским возможностям.

Выступая на тематическом ужине «Россия; что дальше?», Кудрин, сообщает газета Ведомости, оптимистично привлекал внимание слушателей к 7%-ному росту ВВП, укреплению рубля и увеличению золотовалютных резервов. Среди приоритетов правительства вице-премьер назвал полную отмену валютного регулирования, постепенное снижение налогового бремени и реформу медицинского страхования. Причем гарантией исполнения этих планов Кудрин считает результаты парламентских выборов: «Единая Россия» сможет реализовать стоящие перед страной задачи».

Независимая газета приводит цитату из его доклада: «Сегодня у нас единые подходы: у правительства, включая наше экономическое крыло, и у большинства Госдумы. Это — залог успеха в проведении реформ».

Что же касается дела ЮКОСа, по поводу которого российской делегации пришлось ответить на множество неприятных вопросов, его Алексей Кудрин назвал «частным случаем» и посоветовал инвесторам делать выводы по окончании следствия и суда над владельцами нефтяного холдинга.

Издание Газета пишет, что на упреки по поводу дела ЮКОСа Кудрин отвечал «в стиле Владимира Путина»: «Слабость государства в 1990-х годах сопровождалась безответственностью и безнаказанностью за экономические преступления, в том числе и в области природных ресурсов».

Юлия Латынина, комментируя в Еженедельном журнале это выступление, заметила, что в последнее время Кудрин все чаще упоминается в прессе как один из наиболее вероятных преемников Михаила Касьянова на посту премьера. В связи с чем, отмечает Латынина, нынешний вице-премьер «все чаще забывает о том, что он либерал, и все чаще помнит о том, что он питерец. С того времени, как у ЮКОСа начались неприятности, Кудрин со всей возможной принципиальностью критикует ЮКОС и хвалит экономический курс «Единой России».

Выступление Кудрина в Давосе, особенно та его часть, где говорится о «правоцентристской консервативной партии «Единая Россия», которая готова «резко модернизировать страну», немало удивило российских бизнесменов. Однако в публичную полемику с вице-премьером они предпочли не вступать.

Все же в кулуарах форума исполнительный директор РСПП Игорь Юргенс в беседе с корреспондентом Ведомостей, отреагировал на эти заявления вполне эмоционально: «Да если бы я знал, что они правые консерваторы, я бы тоже за них голосовал!»

В целом же Юргенс не сомневается, что если бы не дело ЮКОСа, объем иностранных инвестиций в прошлом году мог быть больше «на десятки процентов».

Скепсис инвесторов не стал развеивать в Давосе и советник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов, поскольку, по его словам, мировое общественное мнение никаким официальным разъяснениям относительно дела ЮКОСа не верит.

Тем не менее, замечают Ведомости, никакие загадки российской экономической и политической жизни не помогли нашей стране вернуться в центр внимания мировой экономической элиты. «Россия сейчас воспринимается всего лишь как большая страна с маленькой экономикой», — заявил Ведомостям президент «Росгосстраха» Рубен Варданян. «На первом месте — Индия и Китай, на втором — арабские страны, а мы… так, на периферии», — согласился с ним Игорь Юргенс.

Впрочем, газета Коммерсант приводит прогнозы аналитиков американской инвестиционной компании «Голдман Сакс», которые считают, что Россия к 2050 году вместе с Китаем, Индией и Бразилией войдут в шестерку ведущих стран по объему ААП и доходу на душу населения. Алексей Кудрин, в свою очередь, оценивая для ИТАР-ТАСС итоги Давосского форума для России, заявил, что «получил подтверждение от представителей других стран и независимых экспертов, что их оценки близки к выводам доклада компании «Голдман Сакс».

Однако, как заметил Коммерсант, скорее всего, Кудрин в своих докладах президенту постарается обойти некоторые не совсем приятные моменты давосских дискуссий.

Например, сомнения участников форума относительно возможности достижения главной цели Владимира Путина — удвоения ВВП за десять лет.

Западные эксперты основывают свое беспокойство по этому поводу, в числе прочего, и на появлении в России новых политических рисков: «сужении демократии, выражающейся в становлении практически однопартийной системы, гонениях на независимую прессу и бесконтрольности высшей власти».

Все эти темы бывший советник Билла Клинтона Строуб Тэлботт в очередной раз связал с делом ЮКОСа, назвав его примером подавления инакомыслия в путинской России.

В целом тема угроз российской демократии, вопреки скептическим замечаниям Григория Явлинского, явно беспокоит Запад.

Докладчик ПАСЕ по России Дэвид Аткинсон заявил в интервью Независимой газете, что российские парламентские выборы были «технически свободными, но несправедливыми». По мнению ПАСЕ, декабрьская избирательная кампания «была целиком и полностью, изначально и фундаментально порочна».

Связано это, пояснил Дэвид Аткинсон, с очевидно предвзятым и необъективным освещением подготовки к выборам «государственным или контролируемым государством телевидением»: «Предпочтение грубо отдавалось одной или двум конкретным партиям за счет всех остальных».

Собственно, заметил докладчик ПАСЕ, та же ситуация повторяется и сейчас, в период подготовки к выборам президентским.

Поэтому, с точки зрения Дэвида Аткинсона, рекомендации ПАСЕ для России могут быть таковы: прежде всего, необходимо «создать и обеспечить нормальное функционирование независимой телерадиовещательной системы, электронных СМИ, которые были полностью независимы от какого бы то ни было государственного влияния и контроля».

Кроме того, по мнению Аткинсона, включение в избирательные списки высокопоставленных чиновников (мэров, губернаторов, менеджеров высочайшего уровня, которые вовсе не собираются менять свои места на депутатский мандат) является «прямым и вопиющим обманом избирателей». «Мы будем настойчиво рекомендовать российскому ЦИКу, — заявил докладчик ПАСЕ с удивительным с российской точки зрения простодушием, — искоренить подобную практику».

Остались сущие пустяки: Аткинсону не понравились предвыборные поправки в закон о СМИ. По его мнению, они лишь внесли множество путаницы и замешательства среди СМИ в том, что, по их мнению, они могли или не могли публиковать». ПАСЕ считает, что Госдуме следует как можно скорее «провести слушания по тому, к каким последствиям на практике привел этот закон, и существенно его переработать».

Таким образом, как легко заметить, осуждение или, в лучшем случае, недоумение европейских наблюдателей вызвали практически все предвыборные ноу-хау кремлевских политтехнологов: приведение прессы к повиновению, умение ослепить избирателя громкими именами и обещаниями, при этом не имея в виду никаких реальных действий во исполнение заявленного.

На вопрос о том, какие у ПАСЕ есть инструменты воздействия на Россию, наивный Аткинсон ответил в том смысле, что постоянный мониторинг — штука достаточно неприятная и даже унизительная (так это, во всяком случае, воспринимает большинство государств), и поэтому ПАСЕ будет выносить свои рекомендации до того момента, пока не решит, что «Россия достигла наконец наших стандартов» и не нуждается более в постоянное опеке.

Недовольны тем, как прошли парламентские выборы и как будут проходить президентские, и в Вашингтоне. Судьба российской демократии стала одной из основных тем визита в Москву госсекретаря США Колина Пауэлла.

Как отмечает газета Коммерсант, «госсекретарь Пауэлл приехал в Москву в момент, когда охлаждение отношений между Россией и США стало очевидным». Накануне президентских выборов в обеих странах ни одна из сторон не заинтересована в усилении конфронтации. Поэтому налаживать диалог с Москвой был направлен, как выразился Коммерсант, «самый умеренный и склонный к компромиссу политик» в администрации Джорджа Буша.

Соответствующие заявления были сделаны по итогам встречи госсекретаря США с президентом России. Владимир Путин, как сообщает Независимая газета, в самом начале встречи заявил, что «фундаментальные основы российско-американских отношений настолько крепки… что, несмотря на какие-то тактические расхождения, связанные с выстраиванием наших международных отношений и отстаиванием наших национальных интересов, эта база позволяет преодолевать наши текущие разногласия».

Колин Пауэлл продолжил мысль: «В тех областях, где у нас есть разногласия, эта самая крепость наших отношений помогает обсуждать спорные вопросы откровенно и честно».

Тем не менее, комментирует Коммерсант, очевидно, что опасения по поводу развития внутрироссийской ситуации, если и существовали прежде, в «относительно короткий период закадычной дружбы президентов, когда Россия была объявлена стратегическим партнером», до времени оставались в тени.

«До тех пор, пока Москва не стала активно противодействовать политике США в отношении Ирака, — пишет газета, — в Вашингтоне предпочитали не замечать построения российской «вертикали власти»». Перелом наступил, когда Россия оказалась в лагере противников войны — тогда-то в США «вспомнили обо всех изъянах» российской демократии, видимо, памятуя о словах замглавы Пентагона Пола Вулфовица: «Демократия — сильный политический инструмент».

Во всяком случае, для США Россия явно остается «не совсем демократической, непредсказуемой страной», претендующей к тому же — несмотря на все свои проблемы и недостатки — на ведущую роль в мире.

По мнению Лилии Шевцовой, ведущего исследователя Фонда Карнеги, итоги парламентских выборов в России дают основание характеризовать нашу страну как «общество-гибрид». Еже недавно, напоминает Шевцова в газете Ведомости, о России говорили как об «управляемой демократии». Существовала надежда, что стоит только хорошенько постараться — и эта демократия станет «полноценной». Однако сейчас, «после обвала коммунизма и трех «революций» Бориса Ельцина — смены государства, формы собственности и политического режима» страна явно возвращается к традиционализму.

С одной стороны, поясняет Лилия Шевцова, несмотря на все перемены 90- годов, в стране сохранилась «персонифицированная власть, которая воспроизводилась в России столетиями». В то же время эта власть, как ни парадоксально, «легитимируется демократической процедурой — выборами».

Таким образом, одновременно сохраняется преемственность российских политических традиций и их отрицание. Более того, пишет Шевцова, само сочетание несочетаемых принципов — единовластия и выборов — делает российскую власть внутренне неустойчивой.

Путинский режим, рассуждает автор, не может не стремиться управлять выборами — это единственный способ гарантировать свое будущее. Но чем активнее кремлевская команда действует в этом направлении, тем менее легитимными оказываются результаты: «Кремлевским обитателям кажется, что они укрепляют власть, а на самом деле они закладывают под нее бомбу». Похожим образом действовал в свое время Михаил Горбачев, «который подключил к советской системе выборы, вызвав ее саморазрушение».

Очевидно, что в сложившихся условиях удержание власти требует отката к авторитаризму, в случае Путина — к бюрократическому авторитаризму, который пришел на смену «выборному самодержавию» Ельцина.

Лилия Шевцова называет Владимира Путина «лидером консолидировавшейся бюрократии»: «Поражение либерал-демократического меньшинства на выборах и силовое разрешение конфликта между властью и крупным бизнесом — подтверждение возврата к традиционному государству, диктующему свою волю обществу».

При этом, по мнению автора, нет надежды, что России удастся удержаться на отметке «мягкого авторитаризма»: «Ее будет сносить еще дальше вспять».

Лилия Шевцова согласна с тем, что Путин «по своей стилистике явно не диктатор». Более того, у нынешней власти нет силовых ресурсов для обеспечения диктатуры. И однако успокаиваться тем, что России пока далеко до полицейского государства, не стоит: «Ослабление демократической легитимации будет толкать власть к выборочным репрессиям. И чем слабее будет чувствовать себя власть, тем больше будет у нее искушения самоутвердиться за счет применения кнута».

Дурные предчувствия, сформулированные таким образом Лилией Шевцовой, терзают и российскую политическую и бизнес-элиту. Все понимают, что дело ЮКОСа — своего рода «показательный процесс».

Один из самых обсуждаемых вопросов в среде российских олигархов, пишет Юлия Латынина в Еженедельном журнале, сегодня такой: «Удовлетворится ли новая власть некоей данью, взимаемой с олигархов, или путем хитроумных разводок заставит их отдать все?». Причем обсуждение идет «почти шепотом».

«Российские олигархи, некогда рискнувшие всем, чтобы победить на залоговых аукционах и перевернуть ход истории России, — подчеркивает Латынина, — вдруг, в мгновение ока, обрели повадки боязливого средневекового еврея, которого новые правители вот-вот запрут в гетто и обвинят в истреблении посевов и убийстве христианских младенцев».

У олигархов, по мнению автора, развился «стокгольмский синдром»: «Они если и винят кого-то, то исключительно тех из своих собратьев, кто посмел не платить рэкетирам и потому оказался в тюрьме». А если и мечтают о чем-то — «так о том, что кусочек ЮКОСа перепадет и им».

«Не олигархи виноваты, что Россия опоздала с неизбежной стадией дикого капитализма лет на 200, — возражает Латыниной в Новой газете Марина Драченко. — И потом, какой рынок устроили нынешние лидеры СПС (тогда — рулевые страны!), в таком олигархи и преуспели».

Автор считает постыдной оговорку правых: «Мы не Ходорковского защищаем, а так, права человека в целом!»: «Нет, именно Ходорковского нужно защищать, причем всем миром, иначе он из тюрьмы живым не выйдет!» Ведь «не Хакамаду и не вялых умников вроде Радзиховского так боятся, что тащат в суд прикованными к спецназу».

С точки зрения автора Новой газеты, пора назвать вещи своими именами: «Произошла катастрофа, мы с нарастающей скоростью летим назад, в 30-е годы прошлого века». Марина Драченко не сомневается в том, что «после нескольких лет жесточайшего произвола силовиков Россию ждет участь СССР».

Впору, пишет автор, дать объявление: «Требуется смелый человек, способный смотреть правде в глаза, для объединения всех, кто не хочет быть быдлом».

Между тем свое заявление по поводу существующего режима опубликовали на днях в прессе члены «Комитета-2008» Борис Немцов и Владимир Кара-Мурза.

Независимая газета напечатала его с подзаголовком «Письмо сторонникам президента Путина». Адресовано оно тем, кому «безразличны ценности свободы и демократии… кто не сильно расстраивается по поводу закрытых телеканалов, карманных судов и униженного парламента, кого не особенно волнует война в Чечне, усиление роли спецслужб в общественной жизни и преследование предпринимателей, инакомыслящих, кого вполне устраивают однопартийная система и советская символика». То есть, получается, как раз «быдлу».

Впрочем, авторы определяют своих адресатов по-другому — это те, кто «любит и уважает президента за его энергию и трезвость, за регулярные выплаты зарплат и пенсий, за укрепление рубля и авторитета России на мировой арене» и т.д.

России в ее истории, подчеркивают авторы, не часто так везло, как в последние четыре года: «Стабильно высокие мировые цены на нефть, внешнеполитическое спокойствие, построенный за годы правления президента Ельцина каркас рыночной экономики — все это позволяло власти безо всяких усилий обеспечить экономический рост и социальную стабильность».

Однако счастливый шанс упущен: «вторая половина первого срока» президента Путина обернулась застоем и реставрацией: «Вместо экономической и социальной модернизации в нашей стране построен колосс на глиняных ногах — авторитарный режим личной власти Путина и его приспешников по бывшему КГБ, основанный на видимости социально-экономического благополучия».

Немцов и Кара-Мурза констатируют «факт появления новой общественно-политической формации — путинизма». В это понятие, по мнению авторов, входят: «однопартийная система, цензура, марионеточный парламент, прекращение независимого правосудия, жесткая централизация власти и финансов, гипертрофированная роль спецслужб и бюрократии» — одним словом, все, о чем уже шла речь.

Российские либералы, поддерживавшие Путина в надежде на продолжение демократических реформ, сегодня чувствуют себя обманутыми. Отсюда предложение «качественной иной стратегии государственного развития — демократической альтернативы путинизму».

«Мы прекрасно понимаем, — подчеркивают авторы обращения, — что российское общество (а точнее, путинское большинство) прозреет не раньше, чем рухнет экономическая основа режима — высокие цены на нефть». Тем не менее, члены «Клмитета-2008» убеждены в том, что если президент Путин получит на мартовских выборах 80-90 процентов, что, согласно данным социологических опросов, вполне возможно, «это даст власти безграничный карт-бланш как на позитивные решения, так и на бесчинства».

А потому «Комитет-2008» призывают нынешних сторонников Путина за него не голосовать.

Однако даже если предположить, что среди «путинского большинства», не интересующегося политикой, разборками наверху, преследованиями олигархов и войной в Чечне, найдутся люди, внимательно читающие Независимую газету, и эти люди решат последовать призыву Бориса Немцова и его соратников, они, к сожалению, так и не узнают, за кого же им советуют голосовать демократически настроенные политики.

На состоявшихся в минувшие выходные съезде СПС правые отказали в поддержке на президентских выборах Ирине Хакамаде. Как пишет издание Газета, Хакамада долго убеждала коллег в том, что поддержать ее и значит встать в оппозицию к Путину. Все было напрасно.

Анатолий Чубайс заявил на съезде, что не может простить Ирине Муцуовне ее заявления о событиях на Дубровке. Кроме того, как сообщил Коммерсант, Чубайс подчеркнул, что «весь текст заявления — это пересказ известной позиции Бориса Березовского, а его поддерживать на выборах г-н Чубайс не намерен».

Егор Гайдар сообщил журналистам, что определится со своей позицией только 14 марта — в день выборов.

В итоге поддержать Хакамаду был готов только Борис Немцов: «Я считаю, что в трудную минуту мы должны поддержать мужественный поступок нашего товарища».

В то же время в зале съезда нашелся даже приверженец Владимира Путина — представитель одной из региональных организаций предложил включить в повестку дня пункт о поддержке действующего президента.

Однако в итоге было принято решение о «свободном голосовании», что заставило Ирину Хакамаду сделать достаточно резкое заявление, сообщает Коммерсант. Она заявила, что СПС проиграл парламентские выборы из-за отсутствия четкой позиции по отношению к власти: «А теперь мы не можем выразить позицию на выборах президента. Что это, интересно, за партия такая, у которой нет собственной позиции?»

Однако, пишет Коммерсант, «госпожа Хакамада просто не учла, что «свободное голосование» — это как раз позиция. Просто не в ее пользу».

Впрочем, как пишет журнал Власть, «настоящая трагедия демократов» даже не в том, что им не удается объективно оценить причины своей прошлой неудачи и занять выигрышную позицию для будущих политических схваток, а в том, что «во власти их больше никто не ждет».

После того, как приличествующее случаю сожаление по поводу отсутствия правых в Думе выразили и президент, и практически все лидеры победившей «Единой России», они тут же дали понять, что место демократов в парламенте занято.

Правой партией была объявлена «Единая Россия». Самим же правым отводится в новой ситуации более чем скромная роль: «Генерировать реформаторские идеи».

Эксперты Ведомостей высказывают опасение, что Союз правых сил может повторить судьбу «Демократического выбора России»: «сначала медленная маргинализация, потом распад».

Похоже, пишут Ведомости, что Кремлю окончательно решил сформировать двухпартийную систему, где справа будет «Единая Россия», а слева — некая политическая общность, составленная из осколков блока «Родина» и КПРФ.

Впрочем, в стране победившей бюрократии, как мы еще помним по советскому прошлому, и двух партий много.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ