Предвыборная кампания и ВЦИОМ: еще одна версия сказки о новом платье короля

0
26

Накануне официального старта избирательной кампании ролики политических партий на телевидении, по наблюдению прессы, уже потеснили «не только продукцию с крылышками, но даже самое святое — пиво».

Между тем, напоминает журнал Профиль, каких-нибудь 15 лет назад выборов в стране фактически не было — «то есть был спектакль, который к его концу даже перестал быть смешным».Затем, как все помнят был энтузиазм демократических процедур первых лет перестройки, окончательно сошедший на нет к историческим президентским выборам 1996 года под знаменитым лозунгом «Голосуй или проиграешь».

После того, как с помощью политических технологий удалось добиться победы крайне непопулярного к этому времени действующего президента, политическая элита, пишет Профиль, окончательно уверовала в то, что электорату «можно впарить что угодно и кого угодно, были бы деньги и телевизор». Со своей стороны народ решил, что выборы утратили смысл, поскольку «там, наверху, заранее все решили» и все подтасуют. Оба этих вывода Профиль считает глубоко ошибочными.

Разумеется, административный ресурс — мощное оружие, и до самого дня голосования «заинтересованные лица» разными стремятся максимально сократить для избирателя возможность реального выбора — например, путем снятия неугодных кандидатов. Однако, подчеркивает журнал на самих выборах главное слово остается за избирателем: «Если бы это было не так, никто не тратил бы деньги, время и силы на избирательные кампании». И потому, утверждает Профиль, народ заблуждается — «от него кое-что все-таки зависит».

Своеобразным доказательством того, что власть по-своему дорожит мнением народным, можно считать историю с начинающейся реорганизацией ВЦИОМ.

Все, кто интересуется данными социологических исследований, не могли не замечать постоянные «ножницы» между данными ведомства Юрия Левады и результатами подконтрольного президентской администрации Фонда «Общественное мнение».

Вот одна из последних публикаций на эту тему. Независимая газета, 22 августа: «В среду ВЦИОМ сообщил, что КПРФ вновь стала популярнее «Единой России», причем оторвалась от нее на 5 процентов. А в четверг ФОМ показал обратную картину: партия власти не только лидирует, но и увеличила отрыв от коммунистов, сократившийся было в середине августа».

Более того, отмечает НГ, если верить ВЦИОМу, КПРФ с солидным преимуществом лидировала практически весь год, лишь в июле пропустив вперед «Единую Россию»: у «медведей» тогда было 27%, а у коммунистов — 26%. Но в августе рейтинги партий вернулись на исходные позиции: 28% у КПРФ, 23% — «единороссов».

Совершенно иную картину дают цифры, полученные ФОМом: весной и в начале лета партия власти действительно проигрывала левым, однако, исправив положение в июле, «Единая Россия» уверенно лидирует по сей день.

Таким образом, подводит итог газета, данные команды Юрия Левады, по сути, диаметрально противоположны результатам, полученным социологами Александра Ослона.

Понятно, что наверху такой раздрай не мог не вызвать раздражения. «Не с этим ли связаны гонения на команду Левады? — спрашивает НГ. — Не исключено, что смена руководства ВЦИОМа задумана именно для того, чтобы привести срезы общественного мнения к вожделенному единообразию».

Рейтинг политика или политической партии, пишет Еженедельный журнал, всего лишь опосредованная и весьма приблизительная оценка состояния общественного мнения, к тому же проведенная той или иной группой социологов по лишь одной ей известной методе. К сожалению, замечает журнал, большая часть политической элиты привыкла воспринимать рейтинги буквально — «как воплощенное в цифрах отношение нации к власти и ее представителям, как нечто вроде фондового индекса, образующегося простым арифметическим сложением стоимости акций тех или иных компаний».

Поэтому элита исходит из того, что публикация рейтинга — эффективный инструмент влияния на общественное мнение: «Если бы вы умели управлять индексом Dow Jones (или фальсифицировать его), вы бы, конечно, неплохо зарабатывали».

Именно этого и добиваются сейчас власти, исходя из поставленной задачи: подчинить себе колебания рейтинга. Результаты опросов должны быть единообразны и предсказуемы: «Мол, пусть народ нам не доверяет, но если это не выражено в цифрах, то как бы и неизвестно вовсе».

И потому, пишет Еженедельный журнал, «прикрываясь привычной риторикой — разгосударствление, акционирование и пр. — руководство страны решает единственную задачу: сместить Леваду, с которым не удалось наладить эффективный диалог.

Московские новости в этой связи опубликовали мнение коллеги Юрия Левады, профессора Мичиганского университета Владимира Шляпентоха. «ВЦИОМ, каким мы его знаем сегодня, — предсказывает Владимир Шляпентох, — погибнет в ближайшие месяцы. В отсутствие гражданского общества нет ничего удивительного в том, что Левада остался почти один на один с президентской администрацией».

Единственным политиком, осудившим «приватизацию» ВЦИОМ, отмечает Шляпентох, стал Борис Немцов, но даже он не обещал никаких действий в защиту Левады.

Сам Левада, безусловно, понимал, что в последние годы его коллектив работает в опасном для себя климате. В самом деле, чего стоило одно только замечание главы ВЦИОМ, что Владимир Путин, несмотря на его стабильно высокие рейтинги, все еще воспринимается большинством россиян как «президент надежды». Между тем в таком восприятия, по мнению сотрудников ВЦИОМ, заключается самая серьезная опасность для действующей власти.

Как заявил Юрий Левада в интервью Еженедельному Журналу, «сейчас половина людей, по данным наших июльских опросов, полагает, что большинство устало ждать от Путина реальных изменений в стране».

Более того, глава ВЦИОМ убежден, что в ближайшие годы число «недождавшихся» должно вырасти: «Придет пора платить по векселям, которые эта команда получила.

Поэтому, как считает Юрий Левада, реальная борьба сегодня идет скорее за результаты следующих выборов — выборов-2008. «Тех, что пройдут через пять лет, когда не будет нынешнего президента. Когда обострятся проблемы, на которые люди сегодня реагируют терпеливо, ожидая, что президент и его команда еще могут что-то сделать».

Это, естественно, не может не вызывать тревогу в высших эшелонах власти, с чем и связана сегодняшняя гипертрофированная забота кремлевской команды о чистоте мундира. «Нынешняя правящая команда и президент, — заметил Юрий Левада, — интересуются общественным мнением так, как никто никогда в нашей стране не интересовался».

Все дело в том, утверждает директор ВЦИОМ, что у нынешних хозяев Кремля «нет истории, нет серьезной опоры, и они все очень волнуются, хотя им вроде бы никто прямо не угрожает. Поэтому сегодня — преувеличенное внимание к опросам и преувеличенные опасения по поводу их результатов. Кажется опасной сама возможность: «Вдруг что-нибудь не так?»

То есть, конечно, «не так» очень многое — но важно, чтобы граждане правильно воспринимали трудности — как временные.

Это, между прочим, давно устоявшаяся отечественная традиция, еще времен строительства коммунизма: живем плоховато, но двигаемся вперед и видим некий просвет. А тут, совершенно некстати, ВЦИОМ со своими неутешительными замерами! Неудивительно, что наверху возникло желание навести в стране «социологический порядок».

«Масштаб нынешнего государственного руководства, — пишет журнал Профиль, — не позволяет ему решать никаких реальных задач, кроме задачи самосохранения».

Вместе с тем все ожидания электората времен президентских выборов 2000 года выполняются с точностью до наоборот. В стране идет наступление на демократические свободы, в то время как власть бюрократии крепнет год от года.

Закрепить эту тенденцию призвано, в частности, нынешнее издание партии власти.

Правда, даже после «реорганизации» ВЦИОМ полной уверенности в народной любви у «единороссов», по-видимому, не ожидается. Поэтому они так стараются понравиться электорату. Отсюда — вдруг случившиеся гонения на олигархов, разные варианты дела «оборотней в погонах» и многочисленные использования «административного ресурса» на региональных выборах.

Тем не менее, как сообщила Комсомольская правда, ссылаясь на данные «очередного экспертного прогноза, проведенного Центром стратегического анализа и прогноза совместно с ЦИОМ «Глас народа», если бы выборы были «в ближайшее воскресенье», на них победила бы КПРФ (7,42 балла). На втором месте — «Единая Россия» (6,02 балла), на третьем — ЛДПР (4,16). Далее следуют Яблоко (3,6), СПС (3,22), Народная партия (3,02).

Самое же странное, что этот опрос проводился 26 июля — как раз тогда, когда, по данным и ФОМ, гонимого нынче ВЦИОМ, рейтинг КПРФ опережал рейтинг «Единой России». Причем состав экспертов вполне солидный, в списке — никаких социологов, исключительно — «политологи, журналисты, политические функционеры и штатные эксперты спецслужб». Таким нельзя не верить.

В общем, ясно, что пока у «единороссов» далеко не все гладко. Однако не все еще потеряно. Главной задачей кремлевских политтехнологов, по мнению наблюдателей, следует считать не только укрепление позиций партии власти, но и ослабление позиций противника. Возможности для этого существуют разные.

В минувшее воскресенье, в третий день работы общественно-политического форума «Выборы-2003» в Манеже известный политик и экономист Сергей Глазьев наконец-то официально объявил о создании «широкой народно-патриотической коалиции».

Коалиционный договор подписали 15 организаций. Таким образом, по мнению наблюдателей, увенчались безусловным, хотя и промежуточным успехом усилия Кремля по создания второй «левой колонны». Пресса уже успела окрестить ее «пятой», имея в виду оттягивание глазьевским блоком некоторого количества голосов левого электората на себя. Впрочем, споры о том, у кого, по выражению еженедельника Аргументы и факты, будут в конечном итоге «оттяпаны» голоса — у коммунистов или у «единороссов» — все еще продолжаются.

Сами «новые левые» ведут себя достаточно агрессивно. Сергей Глазьев на презентации своей коалиции заявил, как сообщает газета Коммерсант, о намерении объединить в ней «всех людей, у которых болит душа за отечество». «Вместе мы заставим власть учитывать интересы простых людей», — пообещал Глазьев. А его коллега по блоку Дмитрий Рогозин, номер два в федеральном списке и глава избирательного штаба, с вызовом заметил: «Уже сейчас наша инициатива вызывает критику тех, кто отстаивает узкопартийные интересы, считая нас несерьезной организацией. Но тогда, уважаемые господа, чего же вы нас так испугались?»

Последний вопрос был обращен к коммунистам, которые, между тем, демонстрировали полное спокойствие и нежелание участвовать в публичной полемике со своими соседями по левому флангу. А один из функционеров КПРФ еще раз объяснил Коммерсанту, почему компартия отказалась вступать в новую коалицию, несмотря на все призывы Глазьева: «Если мы туда вступим, то предадим интересы наших избирателей, потому что эта коалиция, как мы подозреваем, создана по заказу Кремля, чтобы помешать КПРФ».

По-видимому, то же самое подозревают многие. Недаром господин Рогозин позволил себе достаточно резкий полемический выпад: «А все разговоры о том, кто якобы стоит за нашей спиной, пусть остаются на совести этих ублюдков».

Между тем, по мнению Независимой газеты, потуги Глазьева заманить к себе союзники КПРФ выглядят просто смешно. «Боясь показаться депутату Рогозину ублюдком, корреспондент НГ тем не менее должен констатировать, что подобный прожект выглядит так же, как если бы Либерия просила у американцев не только армейский корпус, но и согласия стать членами тройственного геополитического союза «Либерия-США-Эфиопия».

Что же касается «армейского корпуса», то есть спонсорской помощи и административной поддержки, вполне возможно, как считает НГ, Глазьев все это получит. Но, конечно, в достаточно скромных масштабах. «Для профессионала очевидно, — замечает газета, — что у глазьевского новообразования нет даже в зачаточном виде инфраструктуры, сравнимой с разветвленной сетью парторганизаций КПРФ. А у Кремля, в свою очередь, есть партийные проекты и поважнее: трудно поверить, что вся государственная машина будет работать на блок Глазьева и Рогозина так же, как на «Единую Россию».

А эксперты газеты Время новостей считают, что Глазьев, поспешив заявить о своей самостоятельности, совершил стратегическую ошибку: Соглашаясь на предлагаемое ему место в начале федерального списка КПРФ, он, с одной стороны, мог бы добавить «интеллигентных» голосов коммунистам, а с другой — уберечь себя от политического самоубийства».

Сегодня же, даже оптимисты, оценивая состав и, соответственно, предвыборные шансы глазьевского блока, как пишет Время новостей, лишь пожимают плечами. В самом деле, даже Дмитрий Рогозин, мотивирующий свое присоединение исключительно верой в ее возможности, скорее всего, по мнению газеты, всего лишь использует свой последний политический шанс — стоит лишь вспомнить его «недавние метания между партиями власти».

Что касается Георгия Шпака и Виктора Геращенко, призванных украсить своими именами новый блок, здесь дело, возможно, обстоит еще проще: «Для Шпака, уходящего в следующем году в отставку, это смена деятельности, для Геращенко — попытка хоть как-то вернуться в публичную политику».

Соседство с этими персонами «яблочного» депутата Вячеслава Игрунова и бывшего кубанского губернатора Николая Кондратенко дало повод газете заметить, что «с шумом ушедший от коммунистов Глазьев стал просто последним шансом для многих периферийных и неуживчивых политиков».

Впрочем, как считает газета Новые известия, КПРФ сегодня для Глазьева — не потеря: «Другое дело — использовать ее как трамплин к президентским выборам 2008 года». Но для это необходимо либо возглавить партию (что, по понятным причинам, вряд ли возможно) — либо отколоть от нее солидный кусок.

«Ведь 5% хороши на думских выборах, подводят итог Новые известия, но отнюдь не на президентских».

Между тем, как пишет Дмитрий Орешкин в Литературной газете, в перспективе отвергать возможность победы быстро завоевывающего популярность Глазьева над поднадоевшим всем Зюгановым не стоит. Особенно принимая во внимание сегодняшние политические идеалы большинства россиян — «нечто социал-демократическое, лейбористско-тред-юнионистское, смутно розовое». Неудивительно, что, как выражается автор, «образ КПРФ движется к лейборизму и социал-демократии гораздо быстрее самой партии». С другой стороны, избиратели голосуют именно за образ. Что хорошо известно политикам, чутко улавливающим новые веяния. И если раньше это общее полевение электората работало исключительно на коммунистов, теперь, отмечает Дмитрий Орешкин, «на социал-демократическую поляну ринулось сразу несколько игроков».

Среди крупнейших, сегодня, помимо блока Сергея Глазьева, нельзя не упомянуть «Народную партию» Геннадия Райкова (проект, рожденный «питерской» частью околокремлевской элиты в пику «семейной» ее части).

Райков, пишет Орешкин, по-видимому, запасной вариант центристского лидера — для тех, кто попроще. Как сообщило недавно Время новостей, лидер Народной партии объявил на том же форуме «Выборы-2003» о ее основных целях: «укрепление государственности, ликвидация бедности, создание нормального бюджета семьи, возрождение духовности и нравственности».

Кроме того, Райков не упускает случая напомнить о позиции партии относительно необходимости смертной казни за особо тяжкие преступления: «Мы делаем все для того, чтобы убедить президента — смертная казнь необходима».

Подобные заявления в наше тревожное время, скорее всего, привлекут на сторону Народной партии немало сторонников наведения в стране жесткого порядка.

И, наконец, главный козырь райковцев: «Мы — партия, за которой не стоят олигархи».

Как говорится, учтены все нюансы массового восприятия.

Райков, пишет Литературная газета, «по Генплану», не должен, тем не менее, отбирать голоса у Грызлова: он должен отнимать их все у того же Зюганова. Другими словами, две партии Центра (или две партии Кремля) «должны разойтись, чтобы не путаться друг у друга под ногами. «Единая Россия» — шаг направо, Народная партия — шаг налево. И воевать как друзья-гладиаторы, на два фронта, спиной к спине», оставив Глазьева для интеллектуалов с социал-демократическими воззрениями.

И все же, по мнению наблюдателей, все эти хитроумные политтехнологические построения рискуют оказаться малоэффективными при отсутствии достаточно достоверной информации.

Между тем, сообщает пресса, в стране возрождается мода на цензуру. Судить о политической жизни страны по телевизионным сюжетам, посвященным первым лицам страны, становится все труднее. Как пишет Алексей Богатуров в Родной газете, «общественное мнение теряет путеводные нити в рукотворном политико-информационном пространстве». Теперь вот еще и «реорганизация» ВЦИОМ.

Родная газета выражает сомнения в верности распространенного мнения, что все, что затевается властью, идет ей во благо. Сегодня власть, пишет Алексей Богатуров, «выдавливает из новостной и аналитической сферы сектор независимых исследований, в том числе общественного мнения». Однако при этом она явно неспособна взять на себя задачу собственного интеллектуально-аналитического обеспечения.

Есть опасность, что, полностью положившись на подконтрольные структуры и «административный ресурс», власть готова сознательно ослепить себя перед самыми выборами.

Трудно поверить, что взрослые и к тому же облеченные властью люди демонстрируют такую, в общем-то, чисто детскую реакцию на неприятности: только ребенок способен рассердиться на зеркало за собственное недостаточно симпатичное отражение

Впрочем, нет, не только — существуют еще сказочные герои, готовые покарать «свет мой, зеркальце», сообщающее, что кто-то другой оказался всех милее, всех румяней и белее. Или — поверившие не собственным глазам, не отражению в беспристрастном стекле, а хору придворных льстецов, утверждающих, что король в новом платье хорош как никогда.

Стоит ли говорить о том, что все эти сказки для упомянутых героев заканчиваются одинаково печально?

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ