"Силовики" против олигархов: вялотекущая гражданская война взамен предвыборной кампании

0
20

Чего, собственно, власть хочет от Михаила Ходорковского? Все последние дни российские СМИ предлагают своим читателям невероятное количество вариантов ответа на этот вопрос. Число возникающих при этом новых вопросов просто невероятно.

Журнал Власть опубликовал в последнем номере тематическую подборку высказываний российских VIP-персон о деле ЮКОСа. Наиболее недвусмысленно оценили ситуацию представители бизнеса.

Сергей Лисовский, председатель совета директоров компании «Моссельпром»: «Вызовы в Генпрокуратуру — это нормальная ситуация для российских бизнесменов. В жизни бывают взлеты-падения, можно обанкротиться а можно со временем приблизиться к власти. Так что то, что сейчас происходит с Ходорковским, это судьба нормального российского предпринимателя».

По мнению Константина Бабкина, председателя совета директоров промышленного союза «Новое содружество», власть добивается, чтобы глава ЮКОСа отказался от политических амбиций: «Этим шагом ему и другим бизнесменам показывают, кто в доме хозяин».

Виктор Глухих, президент Международного конгресса промышленников и предпринимателей, считает, что Ходорковского предостерегают от чрезмерной, по мнению власти, самостоятельности в действиях: «Чтобы не следовал примеру Абрамовича, купившего Chelsea. Ему намекают, что надо играть по правилам».

Еще более пессимистичен Александр Воловик, председатель совета директоров нефтегазовой комании «Би-Газ-Си»: «На Ходорковском власть пробует свою силу. Если Ходорковского сломают, то остальных можно просто размазать по стенкам. Бизнес стал бояться происходящего в стране».

Политики, как и следовало ожидать, были более афористичны.

Зампред Госдумы Вячеслав Игрунов: «Самый сильный бизнесмен, с точки зрения власти, не должен быть одновременно самым сильным политиком. Если он поймет это, все вопросы исчезнут».

Григорий Явлинский: «Это политическая зачистка перед выборами. Те, кто стоит за этой акцией запугивания, хотели преподать урок всем другим крупным бизнес-компаниям».

В высказываниях представителей исполнительной власти явственно ощутим некоторый нравоучительный оттенок.

Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев: «В том, что у власти к нему есть вопросы, ничего удивительного не вижу. Перефразируя известное изречение, можно сказать: «Делать бизнес в обществе и быть свободным от общества нельзя».

Эту мысль уточнил губернатор Тверской области Владимир Платов, по мнению которого, цель власти — добиться, чтобы Ходорковский «правильно распоряжался своими финансами. И на предстоящих выборах поддерживал правильные партии, а не те, которые ему хочется».

В глобальном масштабе ситуацию оценил глава Российского еврейского конгресса Евгений Сатановский, который убежден, что от Ходорковского «хотят того же, чего в свое время американцы хотели от Рокфеллера. А они хотели дать понять, что Рокфеллер меньше, чем Америка. Ходорковский превратился в человека, сопоставимого с государством».

Между тем, технология глобализации возможных проблем крупнейшей российской нефтяной компании (в случае завершения сделки с «Сибнефтью» — четвертой в мире по запасам углеводородного сырья) была заранее продумана и самим ЮКОСом.

Как сообщила газета Коммерсант, в ЮКОСе и МЕНАТЕПе уже задействована специально разработанная на случай форс-мажорных обстоятельств чрезвычайная схема управления.

Если с Михаилом Ходорковским «что-то случится», поясняет газета, его обязанности автоматически распределяются между его заместителями. Оперативное управление компанией переходит к Юрию Бычкову, бывшему президенту компании ЮКОС-РМ, а ныне члену Совета Федерации. Стратегией в этом случае предстоит заниматься президенту ООО «ЮКОС-Москва» Василию Шахновскому.

Однако далее (если и с господами Бычковым и Шахновским тоже «что-то случится») функции менеджмента переходят уже к гражданам других стран. Их имена Коммерсанту выяснить, правда, не удалось, известно лишь, что один из них — гражданин Норвегии.

Что касается управления финансами компании: в случае, если Михаил Ходорковский не сможет выполнять свои обязанности, ими сразу же займется финансовый директор ЮКОСа Брюс Мизамор, гражданин США.

Преемником Ходорковского в качестве владельца крупнейшего пакета акций ЮКОСа, по данным газеты, является стать Платон Лебедев. Следующим в цепочке преемников Ходорковского в этом качестве стоит член совета директоров ЮКОСа Юрий Голубев — тот, что заменяет сейчас Лебедева на посту главы группы МЕНАТЕП. А завершает эту цепочку управленцев лорд Джейкоб Ротшильд, являющийся, помимо всего прочего, президентом Institute for Jevish Research. Лорд Ротшильд, кроме того, имеет, по сведениям Коммерсанта, ряд совместных проектов с акционерами Group Menatep и ЮКОСа — например, совместно с бывшим госсекретарем США Генри Киссинджером и бывшим послом США в СССР Артуром Хартманом он входит в совет учрежденного ЮКОСом благотворительного фонда «Открытая Россия».

Смысл этих схем вполне ясен. Тем не менее эксперты Коммерсанта разошлись во мнениях относительно эффективности подобной системы защиты компании. Одни считают ее вполне действенной — «поскольку атака правоохранительных органов на людей, представляющих влиятельные м международном бизнесе кланы, чревата крупными международными скандалами».

Другие говорят, что подобные предосторожности вряд ли помогут, поскольку скандал вокруг ЮКОСА «разворачивается вне правового поля».

Однако и те, и другие, не берутся высказаться более определенно, потому что «все еще неизвестной остается конечная цель кампании».

Эта неопределенность явно отражается и на реакции на скандал вокруг ЮКОСа российского бизнес-сообщества.

Всю минувшую неделю пресса сообщала о том, что Российский союз промышленников и предпринимателей готовит соответствующее обращение к президенту. Наконец в минувшую пятницу вручение письма адресату состоялось. Однако перед этим президент РСПП Аркадий Вольский пояснил прессе, что он собственноручно исключил из текста послания наиболее острые моменты. В итоге тема ЮКОСа прозвучала в документе, как сообщили СМИ, лишь в самом общем виде.

Газета Ведомости привела цитату из окончательного варианта обращения. В нем констатируется, что «поведение отдельных политиков, поддерживаемых рядом силовиков на фоне разворачивающейся избирательной кампании с неизбежными в такой период популистскими лозунгами, направлено на подрыв сложившейся в стране стабильности, пересмотр итогов приватизации и создание «образа врага в лице предпринимателей».

Многие из участников пятничной встречи с президентом (на ней, помимо Аркадия Вольского присутствовали лидеры думских фракций, члены правительства, президиума Госсовета и общественных организаций) высказывались по поводу истории с ЮКОСОМ достаточно резко — но уже после окончания мероприятия. На самой же встрече, констатируют Ведомости, прямого вопроса об уголовных делах, возбужденных против ЮКОСа, или об освобождении Платона Лебедева никто задать так и не решился.

Как подчеркивает Независимая газета, президент «сразу же дал понять своим гостям, что хотел бы перевести разговор из плоскости скандала вокруг ЮКОСа в более общую тему консолидации всех здоровых сил общества». Со своей стороны гости, подчеркивает НГ, с удовольствием пошли навстречу пожеланиям хозяина: «желающих открыто обсудить последние действия силовиков практически не нашлось». А сам Владимир Путин ни разу не произнес слово «ЮКОС».

В итоге не только участники встречи, но даже информационные агентства разошлись по поводу позиции президента по данной проблеме. В пресс-службе Кремля, сообщает НГ, считают, что наиболее точно слова Владимира Путина воспроизведены в сообщении РИА «Новости»: «Конечно, я против выкручивания рук и камер. Я вообще считаю, что по экономическим преступлениям — это не средство решения проблем. Если есть, надо бороться с этими преступлениями, но не с помощью камер, с этим я согласен. С другой стороны, бороться с этим тоже нужно. Мы не можем ориентироваться на то, что там кто-то рукоплещет, что кого-то забирают в камеры. Неправильно, это неправильный ориентир, абсолютно неверный ориентир. Но бороться с этим тоже нужно».

НГ предлагает следующую трактовку этой филиппики: «Лебедева следует из СИЗО выпустить, расследование дела ЮКОСа и аналогичных дел — продолжить». Однако каждый из присутствовавших услышал в словах президента лишь то, что хотел — от Аркадия Вольского, который по окончании встречи выразил надежду на «цивилизованное решение конфликта», до Валентина Купцова, решительно заявившего, что, во-первых, КПРФ не видит во всей этой истории решительно никакой политической подоплеки. А во вторых, сказал заместитель Зюганова, «важно, чтобы подобные мероприятия не были случайными или выборочными».

Между тем глава РСПП на следующий день, что называется, подлил масла в огонь, заявив в интервью одному из телеканалов (после ряда вполне либеральных заявлений вроде требования уважения к частной собственности), что он категорически не одобряет приобретение Романом Абрамовичем футбольного клуба Chelsea. Вольский, отчитав губернатора Чукотки за трату денег, «заработанных на россиянах», на «убыточный иностранный клуб», предположил, что подоплека этой сделки в том, что под Лондоном есть «городок», где живут «члены семьи бывшего президента».

«Как может человек с подобными взглядами защищать интересы крупного и вообще бизнеса (тоже ведь люди «зарабатывают на россиянах») и способствовать привлечению иностранных инвестиций (их-то, видимо следует тоже вкладывать по месту «прописки»), вопрос интересный и не имеющий определенного ответа», — заметила по этому поводу газета Время новостей.

Свою трактовку позиции бизнес-сообщества предложил газете Ведомости гендиректор Центра политтехнологий Игорь Бунин.

По его мнению, тон послания РСПП президенту, равно как и обстоятельства его вручения, свидетельствуют о том, что олигархи вполне готовы к компромиссу с властью. «Они же не написали президенту что-нибудь вроде «Все бизнесмены как один возмущены поведением силовых структур, которые захватывают заложников из бизнес-среды», — отметил Бунин. — Вместо этого вышло послание государю императору: «Просим Вас обратить внимание на поведение некоторых людей, которые мешают нам осуществлять наш верноподданический долг».

С точки зрения Бунина, здесь явно просматривается предложение «договориться»: «И договариваться придется не только словами, но и деньгами».

В подтверждение Ведомости ссылаются на «источник в аппарате РСПП», который подтвердил, что письмо президенту изначально задумывалось не как проявление конфронтации, а как «повод для диалога с властью».

В свою очередь в российской политической элите, как сообщают те же Ведомости, началась дискуссия по поводу того, возможно ли демонтировать сложившуюся в России олигархическую систему, не ставя при этом под сомнение право собственности и не распугивая иностранных инвесторов.

Необходимость этой операции, подчеркивает газета, после встречи с президентом обосновал лидер «Яблока» Григорий Явлинский, заявивший, что олигархи стали «колоссальным механизмом торможения» в стране, причем механизмом, который к тому же «не нейтрален политически».

Ведомости выражают глубокое сомнение в реальности задачи «удаления этого тормоза без негативных последствий для всей экономики». Не говоря уж о том, что к настоящему моменту, по оценке газеты, бизнес-группировки столь основательно «проросли» во власть, что удаление одной из них автоматически означало бы приближение другой.

Журнал Власть недвусмысленно обозначает позиции противников в нынешнем походе Генпрокуратуры против олигархов, связывая его начало с появлением в печати и, конечно, «на столе у президента», нашумевшего доклада Совета по национальной стратегии под названием «В России готовится олигархический переворот».

Владимиру Путину доклад был представлен начальником его секретариата и заместителем главы президентской администрации Игорем Сечиным. А идеологом доклада, по данным журнала, был политтехнолог Станислав Белковский, в настоящее время работающий на главу компании «Роснефть» Сергея Богданчикова.

Суть доклада журнал сводит к двум основным выводам: есть олигархи, опасные для власти — Михаил Ходорковский, Михаил Фридман, Владимир Потанин (немедленно после обнародования антиолигархического доклада покаявшийся публично в своих былых ошибках). Но есть и неопасные — в качестве такового в докладе назван Владимир Евтушенков, владелец АФК «Система».

Второй вывод авторов доклада представляет из себя логическое развитие первого: опасные олигархи опасны тем, что «покупают будущий состав Думы». А это — прямая угроза действующему президенту: дума, подконтрольная олигархам, будет формировать законодательство себе в угоду, независимо от желаний власти. Президент, таким образом, неизбежно превратится в подобие британского монарха — царствующего, но не управляющего.

Инициатор этого, по определению Власти, «верноподданического доноса» на олигархов Игорь Сечин давно уже вычислен прессой как лидер властной группировки, называемой «питерскими чекистами». Власть предлагает и другое ее название — «РАО ФСБ».

Еще один ее лидер — главный кремлевский кадровик Виктор Иванов. А кроме них в группировку входят директор ФСБ Николай Патрушев, генпрокурор Владимир Устинов, а также ряд их заместителей.

В бизнес-сообществе, по данным журнала, существует убеждение, что так называемые «силовики» сами не прочь стать олигархами. Однако им для этого недостает «финансового веса» (политический уже имеется).

Под контролем «чекистов» находится ВПК, однако, по их масштабам, средств оборонки недостаточно — «к тому же, идут они почти целиком из-за границы». Явно недостаточно и финансовых возможностей «Газпрома», который, после перехода под начало Алексея Миллера, также уже два года находится в ведении «питерских чекистов». Тем не менее взять под личный контроль финансы газового монополиста Миллеру так и не удалось, а кроме того, положение «Газпрома» далеко не блестяще: его долг западным кредиторам превысил $14 млрд, что на треть превышает объем годового экспорта газового монополиста.

Понятен в этой ситуации интерес «силового крыла» президентского окружения к нефтяной отрасли.

Впрочем, в прямом пересмотре итогов приватизации, как считает Власть, силовики не заинтересованы: у них нет достаточного количества эффективных менеджеров, способных хорошо управлять возвращенной государству собственностью.

Таким образом, не исключается, в конфликте олигархов с властью настрой на компромисс может быть обоюдным. Некоторая непоследовательность позиции РСПП, как считает журнал, оставляет президенту возможность для маневра: «Если он решит не продолжать атаку на олигархов, то сможет сделать вид, что ничего особенного не случилось». Платона Лебедева выпустят, а новых жертв не будет. Тем более, что на этот счет примерно в таком же плане высказался и премьер Михаил Касьянов, заявивший, что сажать под арест бизнесмена, чья вина не доказана судом — чрезмерно.

Тем не менее, чем окончится схватка олигархов с силовиками, журнал не берется: «Против государства у бизнеса нет оружия победы. Другое дело, что самого бизнеса в России может и не остаться вовсе».

Единственное пророчество которое позволяет себе журнал Власть, заключается в следующем: режим Владимира Путина обречен на цель заговоров, способных положить конец пресловутой стабилизации, которой сегодня так гордится Кремль. «Режим, который фактически является конституционно-монархическим, но во главе которого нет монарха, способного принимать самостоятельные решения, обречен на заговоры», пишет Власть. Происхождение их для всех очевидно: «Кто последним выходит из высочайшего кабинета, тот и получает карт-бланш».

Эту тему продолжает еженедельник Московские новости. «Известно, — пишет главный редактор МН Виктор Лошак, — что у руководства ЮКОСа была информация о готовящемся аресте Лебедева и о будущей операции в целом. Но в Кремле успокаивали: «Этого не может быть, мы не допустим». Все, что произошло в дальнейшем — случившийся арест, повальные обыски, давление на ЮКОС и «Сибнефть», замечает автор, «заставляют переоценивать влиятельность и близость к президенту главы администрации и безусловного лидера кремлевских либералов Александра Волошина».

Виктор Лошак приводит слова одного из крупнейших олигархов, пытающихся остаться к ситуации нейтральным»: «Власть в Кремле перетекла». Сегодня у административного руля, отмечает главный редактор МН, оказался дуэт «Игорь Сечин-Виктор Иванов».

«Говорят, либералы и силовики — два крыла кремлевской власти, — комментирует автор. — И только с двумя крыльями возможен наш общий полет в светлое будущее. Но беда в том, что крылья эти очевидно машут ровно в противоположные стороны. И даже если силы «вперед-назад» уравновесились, машина власти в лучшем случае будет стоять на месте».

Еще более радикально оценивает происходящее обозреватель Новой газеты Юлия Латнина.

По ее мнению, вмешательство силовых органов в хозяйственный процесс в стране, означает для этой страны катастрофу: «Силовые органы участвуют в политической и экономической жизни современного государства только в одном случае — когда государством правит хунта».

Происходит это, подчеркивает автор, во всем мире одинаково: «Под громкие крики о защите интересов народа и борьбе против богатых богатства нации оказываются либо в руках членов хунты и их родных, либо за гроши в руках иностранцев. Иностранцы возникают потому, что бизнесмены из силовиков никудышные, а бизнесом таки надо управлять. А крупный национальный бизнес члены хунты воспринимают как угрозу своему влиянию».

Поэтому, по мнению Юлии Латыниной, дальнейшее развитие событий предсказать не так уж сложно. Уже сейчас, констатирует автор, «по сути, в стране вместо предвыборной кампании идет гражданская война в ослабленной форме». А потому об амбициозных экономических задачах — вроде удвоения ВВП можно забыть.

Но главный результат в другом: «даже если происходящее было задумано как предвыборная стратегия, силовики выиграть выборы не сумеют.

Во-первых, пишет Юлия Латынина, «бизнес не будет ждать, пока его выпотрошат, а убежит с деньгами на Запад». Россия окончательно обнищает, а нищей стране неизбежно победят коммунисты.

Кроме того, силовики сами небезгрешны — их противники могут припомнить многое, «от «Трех китов» до $340 млн на реставрацию Константиновского дворца в нищей России». Когда правящие кланы начинают изобличать друг друга в коррупции, побеждают коммунисты.

Далее, лозунг «экспроприация экспроприаторов» явно экстремистский. Поэтому в избирательной кампании под таким лозунгом могут победить только экстремисты — то есть коммунисты.

Не говоря уж о том, что «в стране, где генералы потрошат олигархов, лейтенанты начнут потрошить каждого». В стране, которая ненавидит ментов, за силовиков не голосуют — голосуют за коммунистов.

Таким образом, подводит итог автор, легитимным образом силовики к власти прийти не смогут: «И власть им придется сохранять другим способом. Как и было сказано — Хунта».

Впрочем, как пишет в Московских новостях глава группы «Мекатор» Дмитрий Орешкин, к настоящему моменту «чекисты» уже успели наделать столько глупостей, что в Кремле могут вспомнить русскую пословицу про услужливого дурака.

Ведь и в самом деле, в выигрыше могут оказаться только левые, «у которых силовики попытались позаимствовать несвежую предвыборную идею» о борьбе с олигархами-кровопийцами.

Скорее всего, по мнению автора, наверху начнут понемногу отыгрывать назад, сглаживая допущенные перегибы. Впрочем, все это, замечает Дмитрий Орешкин, мы уже проходили: «И не забыли еще, куда ведет этот мягкий стиль завинчивания-отвинчивания гаек, когда после каждой операции дышать вроде легче, чем вчера, но тяжелей, чем позавчера».

Но кто бы мог предположить, что сегодня, в достаточно невнятное время «нового застоя» предвыборная кампания может развиваться в столь экзотических формах?

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ