Предвыборные политические каникулы: бурная неделя в июле

0
15

Средний период возникновения крупных «информационных взрывов» составляет 13 месяцев, сообщило в понедельник издание Газета со ссылкой на «одного из самых неординарных информационных аналитиков» Леонида Делицина, проанализировавшего интернет-статистику информационных ресурсов за несколько лет. Именно 13 месяцев отделяет дефолт 98-го года от взрывов домов в Москве. Правда, интервал между московскими взрывами и катастрофой «Курска» (а также пожаром на Останкинской телебашне) составляет только 10 месяцев. Но теракты 11 сентября случились ровно через 13 месяцов после «Курска» и останкинского пожара. А «Норд-Ост» — через 13 месяцев после нью-йоркской трагедии. Если верить этой схеме, новые чрезвычайные события должны были произойти в ноябре. Но взрывы в Тушино случились в июле… Возможно, схема оказалась неточной. Или в нынешней накаленной обстановке события ускоряют ход. Но может быть и другое, более мрачное объяснение: теракт на рок-фестивале в Тушине далеко не последний, и осенью нас ожидает что-то еще более масштабное и страшное.

С начала второй чеченской кампании на Москву, констатирует та же Газета, накатилась очередная, третья по счету волна террора. И потому столичным жителям стоит приготовиться к новым потрясениям. «Как показывает практика, — пишет газета, — в Москву диверсанты прибывают сразу несколькими группами, участники которых могут даже не догадываться о существовании друг друга». Например, осенью прошлого года, помимо театрального центра на Дубровке, боевики, как стало известно, планировали захватить Московский дом молодежи, Концертный зал имени Чайковского и даже здание Госдумы. Власти настаивают на том, что им помешала активность правоохранительных органов. Но даже если так, можно предположить, что две погибшие в Тушино смертницы были не единственными. К тому же, рассуждает газета, в Москве у них, скорее всего, остались сообщники — вряд ли взрывчатку террористки привезли с собой: «А если это так, то в ближайшие дни стоит ждать новых диверсий».

Очевидно, что чеченские сепаратисты окончательно сделали ставку на использование в качестве основной «ударной силы» террористов-камикадзе, отмечает газета Время новостей. О том, что Шамиль Басаев сформировал специальную бригаду женщин-смертниц «Черные вдовы», спецслужбы сообщали еще весной. В мае и июне шахиды совершили в Чечне целый ряд терактов. После этого, напоминает газета, глава ФСБ Николай Патрушев упомянул о возможности «палестинского сценария» для России, правда, назвав такой вариант развития событий маловероятным. Однако взрывы в Тушине, пишет Время новостей, показали, что для Москвы он стал жестокой реальностью.

Независимая газета приводит слова главы Антитеррористического центра генерала Бориса Мыльникова, сказанные им за несколько дней до «черной субботы» в Тушино: «Гарантированно предотвратить террористический акт с участием террориста-смертника практически невозможно».

Кроме того, как заметили той же НГ «собеседники из числа старших офицеров ГУВД», если сегодня начинить взрывчаткой «КамАЗ» и пригнать его в место массового скопления людей практически невозможно, то проделать это с «Газелью» или обыкновенными «Жигулями» вполне реально. Никакое милицейское оцепление в этом случае не поможет.

К тому же, напоминает НГ, буквально несколько дней назад в Москве разразился антикоррупционный скандал, в результате которого были арестованы шесть офицеров МУРа. «А именно эти люди, специализирующиеся на борьбе с незаконным оборотом оружия и взрывчатки, вели оперативное сопровождение последних «террористических дел» — взрыва у «Макдональдса» и захвата заложников на Дубровке».

Лидеры стран, в которых идет война, обычно говорят прямо: мы воюем, продолжает тему газета Время MN. Не то в России: здесь ежедневно повторяют: военные действия на Кавказе завершены, налаживается мирная жизнь. О ежедневных потерях упоминается без нажима. «Мы не воюем — война молча разъедает страну изнутри».

По мнению газеты, понять, кто в действительности стоит за взрывами в Тушино, вряд ли удастся: «Парадокс в том, что заказчиком теракта может быть кто угодно, и с какой угодно стороны».

Вряд ли стоит связывать взрывы в Тушино с выборами в Чечне: для Кремля эти выборы фактически уже состоялись, а теракты, между тем, не прекращаются. По всей вероятности, пишет Время MN, власть действительно хочет прекратить войну в Чечне (тем более — накануне приближающихся выборов), но не знает, как это сделать. Ситуация в республике с каждым днем становится все хуже. Стоит вспомнить, что и террористов во время первой чеченской войны не было, они появились через два года после начала второго витка.

По мнению обозревателя Московских новостей Санобар Шерматовой, определить заказчика взрывов в Тушине будет трудно еще и потому, что эти взрывы принципиально отличаются от других терактов в Москве и в Чечне.

До сих пор, пишет автор, в каждом случае либо имелась в виду конкретная жертва (как, например, в Илисхан-Юрте), либо выдвигались конкретные политические требования (как на Дубровке).

К тому же, смертницы, подчеркивает автор, никогда не идут на дело со своими паспортами или другими документами, опасаясь последствий для своих родных. Именно поэтому у большинства боевиков в «Норд-Осте» были поддельные паспорта, полученные в Чечне. В Тушине это правило впервые было нарушено. Кроме того, как считает Шерматова, почерк Басаева в случившемся на рок-фестивале просматривается плохо. Басаевские акции всегда были рассчитаны на громкий политический резонанс. Именно поэтому осенью прошлого года и был запланирован, напоминает автор, захват Госдумы и Совета Федерации. Изменение первоначального плана и захват сугубо гражданского объекта — Театрального центра — свидетельствует, по мнению автора, о том, что «в планы Басаева кто-то вмешался». Может быть, и на этот раз случилось то же самое? Во всяком случае, подчеркивает обозреватель Московских новостей, предупреждать подобные акции станет возможным, только если будут найдены ответы на все подобные вопросы.

Легко предположить, что от глухих намеков пресса вскоре перейдет к прямым вопросам. Вообще сегодня трудно поверить, что совсем недавно доминирующей темой практически во всех центральных изданиях было застойное состояние общества, всеобщая политическая спячка и удручающее отсутствие событий — если не считать, конечно, никогда не прекращающейся возни «под ковром».

В минувший понедельник сразу три газеты напечатали интервью главы «ЮКОСа» Михаила Ходорковского томскому телевидению, в котором нефтяной магнат, в первые дни скандала вокруг его компании умело уклонявшийся от решительных оценок, наконец-то прокомментировал все случившееся.

Все три издания акцентировали внимание своих читателей на разных высказываниях Ходорковского. Коммерсант выбрал для заголовка нейтрально-деловитое: «Сейчас мне приходится ездить в Кремль чаще, чем я привык».

Независимая газета, как правило, комментирующая действия властей со всей возможной язвительностью, и цитату из интервью подобрала соответствующую: «Мы предвидели атаку на ЮКОС, но надеялись, что ее формы будут цивилизованными».

А издание Газета с помощью другой цитаты поставила все точки над «i»: «Мы имеем дело с начавшейся борьбой за власть между различными крыльями в окружении Владимира Путина».

В своем интервью Ходорковский высказывается значительно более осторожно, чем можно предположить по приведенным цитатам. Он явно избегает рассуждать на «скользкие» темы — например, категорически отказался коркретизировать свое высказывание о «разных крыльях» в окружении президента.

С другой стороны, глава ЮКОСа был достаточно откровенен: «Это начало борьбы за власть, которая должна будет завершиться после выборов в марте. На сегодняшний день совершенно очевидно, по крайней мере, для меня, хотя я непрофессиональный политолог, что Путин победит и получит второй срок. Но при этом кто будет составлять второй эшелон команды, это, конечно, на сегодняшний день вопрос».

Роль ЮКОСа в начавшейся схватке Ходорковский определил своеобразно: «Мы в этой борьбе не один из субъектов, а один из объектов: стул, стол, компания ЮКОС».

Кроме того, он категорически открестился от участия в политике: «Понимаете, каждый должен играть на своем поле: экономические субъекты — на своем, политические — на своем. Если человек хочет перейти с одного поля на другое, то он должен сначала перейти, а потом уже занимать позиции».

Тем более абсурдны, с точки зрения главы ЮКОСа, попытки навязать ему противостояние с властью: «Я же на рынке работаю 15 лет. И если бы мое призвание было быть диссидентом, то, наверное, я бы сейчас занимался этим, а не бизнесом».

И вообще политическое влияние крупного бизнеса в России, подчеркнул Ходорковский, сильно преувеличено, даже если речь идет о таком гиганте, как ЮКОС: «Все-таки, являясь достаточно весомой экономической структурой и существенным фактором, представляющим Россию на международной политической арене, в области политики мы, естественно, не являемся столь существенной силой, как многие пытаются показать. Потому что в России экономические структуры, в общем-то, никогда не обладали даже такой политической властью, политическим влиянием, которым аналогичные структуры обладают, например, в США».

И намерение в 45 лет оставить бизнес, как выяснилось из интервью, вовсе не означало намерения уйти в политику — глава ЮКОСа назвал такие предположения «рассуждениями журналистов». Кроме того, он подчеркнул, что лично с Путиным ему, как правило, удавалось говорить откровенно, «на достаточно повышенных тонах, отстаивая свои позиции». Однако при этом, уточнил Ходорковский, «окончательное решение остается за президентом.

Что же касается последнего инцидента, глава ЮКОСа считает, что вряд ли Владимир Путин имеет к нему отношение: «Стилистика работы нашего президента, на мой взгляд, заключается в том, что он старается не вмешиваться в происходящие процессы. Более того, при всем его непростом характере Владимир Владимирович является человеком достаточно откровенным в таких вопросах. И если у него есть претензии, он их прямо высказывает». «А мы уж стараемся, — добавил Ходорковский, — чтобы эти претензии не разрастались».

Гендиректор Центра политический технологий Игорь Бунин так прокомментировал газете Ведомости позицию Ходорковского: «Он не хочет идти на обострение, не хочет драматизировать ситуацию, как Владимир Гусинский и Борис Березовский в свое время. Ходорковский хочет компромисса».

Во исполнение этого замысла, как считает Бунин, Ходорковский старается вывести из числа участников конфликта президента ограничив их круг «отдельными чиновниками президентской администрации».

К тому же в Томске, на заседании правления ЮКОСа Ходорковский специально подчеркнул, что самой компании, ее производственно-хозяйственной деятельности конфликт не касается — только «отдельных акционеров компании». И добавил, что считает позицию политического руководства страны по этой проблеме «сбалансированной».

В отличие от Ходорковского, взвешивающего в своих комментариях каждое слово, пресса, как и следовала ожидать, высказывалась значительно более определенно.

Газета Время новостей сообщила, что речь, скорее всего, идет о предвыборной борьбе «так называемой силовой («питерской») группировки за политический и экономический контроль в стране в период после выборов. «Вызов на ковер» крупной и богатой компании Ходорковского, имеющей на рынке влиятельных конкурентов, например, в лице давно поддерживаемой силовиками «Роснефти», — подчеркнула газета, — должен был стать важным этапом в установлении этого контроля».

Время новостей информировало своих читателей, что в пятницу на сайте «Компромат.RU» появилась прослушка телефонных разговоров между заместителем руководителя администрации президента Игорем Сечиным, президентом компании «Роянефть» Сергеем Богданчиковым и политтехнологом Станиславом Белковским. Газета политкорректно высказывает сомнение в подлинности приведенных на сайте «специфического характера» документов, однако замечает, что «расшифровка вполне укладывается в то, что до сих пор было известно (многократно обсуждалось в СМИ) о борьбе в путинском окружении».

Если же предположить, что приведенные телефонные переговоры в самом деле имели место, пишет газета, «становится очевидно: «наезд» на ЮКОС — лишь звено в процессе подготовки к выборам не только 2004, но и 2008 года».

В ходе беседы «человек, голос которого похож на голос Сечина» рассказывает «человеку, голос которого похож на голос Богданчикова» о неудачной попытке втянуть в противостояние с ЮКОСом Михаила Касьянова, «запугивая его возможностью установления Ходорковским контроля над Думой и обещая премьеру перспективы президентства после 2008 года».

При этом «человек с голосом, похожим на голос Сечина», подчеркивает, что «Вождя» он «берет на себя». А тот, чей голос похож на голос Богданчикова обсуждает со своим собеседником, голос которого похож на голос Белковского, «условия оплаты пиар-поддержки операции против ЮКОСа».

Между тем, именно гоподином Белковским, по утверждению СМИ, был подготовлен опубликованный некоторое время назад в прессе доклад об «олигархическом перевороте» и о президентских планах Михаила Ходорковского.

По утверждениям собеседника условного Белковского, эта пиар-компания «уже подействовала на Вождя».

«Новый сезон охоты на олигархов открыт. Главный вопрос: зачем?» — пишет журнал Власть. Ведь нынешние олигархи и не помышляют о конфликте с властью: «Разве Михаил Ходорковский стал бы рисковать интересами своей компании ради личных амбиций? Однозначно нет, иначе он бы не был одним из самых успешных российских предпринимателей».

Если Березовский и Гусинский еще могли проходить по статье «противники» режима, то к Ходорковскому это определение применить никак нельзя — «иначе ему не позволили бы создать слиянием с «Сибнефтью» четвертую в мире нефтяную компанию». У него ведь даже телеканала нет, пишет Власть. Правда, есть нефть и деньги, «причем и того, и другого много». По-видимому, дело именно в этом.

Как всегда, перед выборами встает проблема переориентирования финансовых потоков. Власть перечисляет «группы политического влияния в России.

Это, прежде всего, «кремлевские старожилы», у которых есть доступ к президенту и давние связи с олигархами.

Затем — «питерские чекисты», у которых денег нет, не считая спонсорских со стороны «Роснефти» или «Газпрома» (не так уж мало, но, видимо, недостаточно), но есть близость к президенту.

И, наконец, нефтяники, у которых есть очень большие деньги.

Главные претенденты на финансовые потоки, как считает Власть, это, конечно, питерцы-чекисты, «которые «готовятся ко второму президентскому сроку и готовы дать решительный бой своим политическим конкурентам». Главное их оружие — Генеральная прокуратура.

О том, что ситуация именно такова, по мнению журнала, как нельзя лучше свидетельствует недавнее публичное покаяние Владимира Потанина. Этот пример, пишет Власть, показателен: олигархам абсолютно чужда классовая солидарность и, поняв, что сезон охоты на них открыт, они спасаются поодиночке — кто как сумеет.

Что будет, если план инициаторов «дела ЮКОСа» удастся? Разумеется, «семье» придется готовиться к отставке, а «питерское крыло», о котором неявно упомянул в своем интервью Ходорковский, окрепнет.

Однако, по мнению Власти, изменения будут отнюдь не верхушечными: «крупный бизнес окажется посаженным на короткий поводок, а некрупный и так не может вздохнуть, не получив добро местного начальства». Реформы в этом случае станут возможны лишь по китайскому образцу.

Остановить чекистов, по мнению журнала, может только президент, «но он по обыкновению не будет вмешиваться до последнего, рассчитывая, что это не понадобится делать вовсе».

По мнению обозревателя Московских новостей Дмитрия Фурмана, все беды, свалившиеся на ЮКОС, вполне закономерны. Власть не волнуют взаимоотношения между олигархами, их интриги и конфликты. Однако «если олигарх решает заняться публичной политикой, он, с точки зрения власти, «посягает на основы строя». Его деньги могут спутать карты власти — например, изменить запланированный итог выборов в госдуму. «Такой человек должен быть наказан».

Наказать же его легче легкого: все российские состояния, как известно, делались не вполне законным образом — при полном на то согласии власти! Это делает положение владельцев этих состояний предельно уязвимым.

Однако, с точки зрения автора, интересно другое, а именно: что, собственно, влечет олигархов туда, где их не могут не ожидать всевозможные беды?

«Не нужно было большого ума, чтобы предсказать судьбу Ходорковского. Почему же он, человек несомненно умный, у которого перед глазами был пример предшественников и который прекрасно знает систему, пошел по их стопам навстречу судьбе? Какая сила влекла его, как мотылька к зажженой свече, вокруг которой валяются обугленные останки уже сгоревших мотыльков?»

По мнению автора, самый богатый человек в России рукководствовался элементарной потребностью в самоуважении. Когда человек становится настолько богат, что новое богатство уже не может ничего принципиально изменить в его жизни, у него появляется стремление заявить о себе не как о «совке» и «холопе», вынужденном принудительно посещать собрания «Единой России», а как об «интеллектуале и прогрессивном российском политике».

Автор допускает, что для тех, кто не достиг соответствующего материалльного уровня подобная мотивация может показаться неубедительной. Однако, как считает Дмитрий Фурман, «переключение интереса состоятельных людей» на высокие цели — «закономерная и великая социальная сила, которая начинает работать во всех сформировавшихся элитах».

Исторических примеров масса, последний из них — превращение «всего боящихся и доносящих друг на друга партократов» в российскую либеральную элиту, поддержавшую преобразования Горбачева.

Любопытны в этом смысле различия между Ходорковским и его предшественниками, пишет Дмитрий Фурман: говорить об убеждениях Березовского или Гусинского, вспомнивших о правах человека только после того, как проиграли в подковерной борьбе, просто смешно. А у Ходорковского убеждения явно есть, «и он пошел в политику не ради спасения капиталов. Это следующий этап эволюции».

Таким образом, стремление к самоуважению и праву не может не возникать даже в российской элите, «генетически связанной с властью общими преступлениями». Но если так, если начали свою работу объективные социально-психологические законы, есть надежда, пишет Дмитрий Фурман, «что лет через двадцать-тридцать у нас сложится элита, которой теперешняя система станет так же тесна и унизительна, как советской стала тесна и унизительна коммунистическая». Статья Дмитрия Фурмана называется «Мотылек и свеча».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ