Президентское послание: тронная речь или незначащий ритуал?

0
14

Выступление президента с традиционным посланием Федеральному собранию пресса с нетерпением ждет с марта месяца.

Так было заведено во времена Бориса Ельцина — делать программные заявления ранней весной. При Путине сроки стали сдвигаться: в 2001 году, напоминает издание Газета, послание было оглашено в начале апреля, а год спустя, в 2002-м году, и того позже — в середине месяца.

В этом году кремлевская пресс-служба определила дату президентского обращения лишь после майских праздников: по последним данным, это будет 16 мая.

Пресса называет разные причины, по которым, как выразился Московский комсомолец, «у президента случилась задержка». Самое распространенное объяснение — война в Ираке. То есть необходимость осмыслить ее геополитические итоги.

Газета приводит мнение заместителя гендиректора Центра политических технологий Дмитрия Орлова, который считает, что Россия «может предложить в противовес оси Вашингтон-Лондон-Мадрид свою ось безопасности Москва-Берлин-Париж с конкретными механизмами взаимодействия ее участников».

Как считает Газета, такая версия вполне заслуживает внимания, тем более, что за два дня до выступления президента в Москву приедет Колин Пауэлл. Который, как предполагается, привезет свои предложения по участию России в послевоенном урегулировании в Ираке.

Впрочем, как сообщила газета Время новостей, тут есть свои сложности. Во время визита Пауэлла было запланировано обсудить механизмы реализации Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений. Госсекретарь США, пишет Время новостей, едет в Россию «с уверенностью в ратификации Договора об СНП», поскольку американский сенат сделал это еще в марте нынешнего года.

Между тем спикер Госдумы Геннадий Селезнев внезапно заявил 10 мая, что вопрос о ратификации Договора переносится с 16 мая на 21-е — в связи с ожидающимся выступлением президента.

Надо сказать, Дума давно медлит с ратификацией договора об СНП. В последний раз, напомнило Время новостей, поводом для переноса обсуждения стала все та же война в Ираке.

И конечно, очередная отсрочка оказалась очень кстати для противников ратификации: у них прибавилось времени для пропаганды собственной позиции. Во всяком случае, лидер КПРФ Геннадий Зюганов, сообщает газета, в минувшие праздники уже выступил за консолидацию всех патриотических сил против ратификации договора, «за которым стоит разрушение нашей державы», поскольку Россия «должна будет ликвидировать ракетно-ядерный щит».

Между тем в комитете Госдумы по международным делам рассчитывают, что ратификацию Договора об СНП поддержит не менее 260-280 депутатов при необходимом минимуме в 226 голосов.

Но самое главное — по мнению сторонников ратификации — заключается в том, что в своем послании президент должен «подсказать» депутатам, готовым к нему прислушаться, как им надлежит поступить. Известно, что антиамериканизм нынче не в моде.

И все же большинство наблюдателей сходится на том, что война в Ираке — далеко не главная причина переноса послания. Эксперты Газеты полагают, что истинные причины затянувшейся невнятицы следует искать внутри страны.

По некоторым данным, кремлевской команде до последнего времени не удавалось определиться с главной идеей послания.

Между тем, документ этот, как заметил эксперт Института социальных систем МГУ Дмитрий Бадовский, имеет особое значение: «Это последнее послание первого президентского срока Путина, и его будут расценивать как первые наметки его предвыборной платформы».

Одновременно предстоит подвести итоги не только минувшего года, но и всего четырехлетнего срока правления второго президента России.

Как утверждает еженедельник Московские новости, «у кремлевских пиарщиков не оказалось идеи, достойной такой программы».

Как уже было сказано, идеи «наступательного антиамериканизма» (Россия — великая держава со своим мнением и своими интересами, и с этим следует считаться), на которых первоначально предполагалось построить президентское послание, после блицкрига союзников в Ираке со всей очевидностью потеряли прежнюю привлекательность.

Тогда было решено переключиться на критику правительства. Предполагалось, что президент дистанцируется и от непопулярных реформ (вроде жилищно-коммунальной), и от стремительно растущих цен.

Однако с этой идеей также получилось не совсем складно. Очевидно, что вслед за непримиримой критикой неизбежно должны следовать реальные шаги, а именно: отставка правительства.

Между тем непохоже, что Кремль сейчас решится на подобный шаг.

В итоге, резюмируют Московские новости, текст, подготовленный заместителем главы президентской администрации Джахан Поллыевой, на сенсацию никак не тянет.

По данным МН, в нем «в той или иной форме повторяется большинство идей, уже звучавших в прежних посланиях» — про необходимость реформ, увеличение темпов экономического роста, урегулирование ситуации в Чечне. Возможна и сдержанная критика правительства, в целом же никаких резких виражей не ожидается.

Как сказал один из источников Московских новостей в Кремле, «пока в стране нефтедолларов немерено, новые идеи не созревают».

Примерно такого же мнения придерживаются и эксперты Газеты.

Дмитрий Орловский утверждает, что в Кремле не только не определились со сроками смены кабинета, но и не решили окончательно, каким может быть будет курс нового правительства. Вполне вероятно, считает он, что Путин хотел бы радикально изменить соотношение между сырьевыми и обрабатывающими отраслями промышленности в пользу последних. В то время как нынешнее правительство ничего не сделало в этом отношении и, по-видимому, не собирается делать.

По мнению же Дмитрия Бадовского, Путин не скажет ничего действительно важного из-за страха перед утратой стабильности. Легко понять, что любой «новый курс» президента при нынешнем нарастании противоречий внутри элит способен спровоцировать политические конфликты.

«Власти пора предъявлять отчет о проделанной работе, — пишет газета Коммерсант. — А предъявлять особенно нечего».

Все заявленные реформы, отмечает газета, фактически остались на бумаге. Между тем до выборов в Думу осталось полгода, до президентских выборов — менее года. «Самое время искать виновника». О хотя критика правительства вряд ли будет чрезмерно прямолинейной, ясно, что недовольство президента будет адресовано именно главе кабинета.

Впрочем, как считает Коммерсант, до отставки правительства дело вряд ли дойдет. Тем более, что премьер недавно укрепил свои позиции, добившись наконец отставки Евгения Наздратенко и назначив промышленным вице-премьером своего протеже Бориса Алешина.

Еженедельный Журнал называет эти кадровые перемены двойным успехом Касьянова, подчеркивая впрочем, что не стоит преувеличивать аппаратные успехи премьера.

«Обстановка в правительстве нездоровая, внутренние конфликты зашли слишком далеко», — пишет журнал. Как известно, именно эти обстоятельства и подвигли лидера «Яблока» Григория Явлинского поставить вопрос о вынесении вотума недоверия кабинету министров.

Журнал напоминает, что по Конституции правительство обязано сложить свои полномочия сразу после президентских выборов — то есть менее, чем через год. До этого срока, полагает ЕЖ, президент вряд ли станет менять кадровый состав и структуру правительства.

Однако после выборов может встать вопрос о создании правительства парламентского большинства — идея, оживленно обсуждающаяся в прессе в последнее время. «Если Путин к моменту инаугурации поймет, — пишет журнал, — что это большинство получилось в полной мере пропрезидентским, он вполне может принять такую схему формирования кабинета». Ведь это может в значительной степени усилить влияние президента на правительство.

Однако в этом случае, как считает ЕЖ, политически влиятельный премьер, каким стал Михаил Касьянов, начинавший в 2000 году чисто «техническим» главой правительства, президенту будет просто не нужен.

Комсомольская правда считает, что окончательный ответ на вопрос, сменит ли президент премьера до выборов, может дать только президентское послание. «Технически отставить премьера для Путина не проблема, — пишет КП, — проблема в том, что Касьянова вот уже некоторое время аккуратно, но настойчиво превращают в политическую фигуру. А как известно, в России самый лучший путь в большую политику — это стать гонимым и обиженным».

Между тем, по сведениям газеты Московский комсомолец, к сторонникам смены премьера относится, например, глава МВД и лидер «Единой России» Борис Грызлов. Эту же позицию, как утверждает МК, разделяют глава президентской администрации Александр Волошин, а также политтехнолог Глеб Павловский, «которому в последнее время удалось вернуть значительную часть потерянного им было влияния». Все они считают, что команда Касьянова полностью исчерпала свой ресурс, и любое, даже временное правительство будет эффективнее нынешнего кабинета министров.

В качестве кандидата на пост главы этого временного правительства газета называет «самого незаметного из касьяновских заместителей» — Виктора Христенко, который, тем не менее, известен как «хороший управленец и лояльный подчиненный». И к тому же единственный из вице-премьеров, кому удается оставаться на плаву с 1998 года. Правда, Христенко и его команда не имеют собственного «идеологического лица», но в сложившейся ситуации это можно считать скорее достоинством.

Обозреватель Известий Семен Новопрудский решительно формулирует главную политическую (она же экономическая) проблему, обозначившуюся к концу первого президентского срока Владимира Путина: «У России нет адекватного правительства». Причем, по мнению автора, дело не в достоинствах премьера и остальных министров, а в том, что недостаточно четко определены статус кабинета министров и его функции.

В конце мая, напоминает Новопрудский, на внеочередном общем собрании акционеров крупнейшей российской нефтяной компании «ЮКОС» будет обсуждаться проблема ее слияния с другой крупной российской компанией — «Сибнефтью».

Главной причиной этой акции, как считает обозреватель Известий, стало желание главы «ЮКОСа» Михаила Ходорковского, «самого богатого человека в России и одного из самых талантливых топ-менеджеров постсоветской эпохи», со временем стать премьер-министром».

Эта новая попытка хождения лидеров бизнеса во власть (первая, такая попытка, напоминает автор, состоялась в начале 90-х годов) вряд ли окажется продуктивной, по мнению автора.

Если в России после выборов сохранится принцип технического правительства, присутствие в нем человека из большого бизнеса породит массу подозрений. Такое правительство не может существовать без поддержки президента. Следовательно, неизбежны предположения, что финансово-промышленный магнат в его составе действует исключительно в интересах собственной финансово-промышленной империи. Он сразу же станет «объектом мощнейших лоббистских усилий противоборствующих финансово-политических группировок», что чревато потерей не только экономической, но и политической стабильности в стране.

Если же будет создано правительство парламентского большинства — «то есть «Единой России» в коалиции с правыми и социал-демократическим «Яблоком» — тогда для назначения на высокий пост в кабинете министров магнату придется вступить в одну из этих партий и заниматься практической политикой, что также нежелательно.

С другой стороны, как считает обозреватель Известий, самый неприятный вариант для страны — если чиновники сделают правительство чем-то вроде закрытого акционерного общества и используют его для повышения собственной капитализации.

По мнению автора, время для похода большого бизнеса во власть в нашей стране еще не пришло. Конечно, в России власть еще долгое время будет опираться исключительно на крупный бизнес. В первую очередь от крупных кампаний будет зависеть стиль работы нового кабинета министров. «Но чтобы определять этот стиль, магнату вовсе не обязательно самому становиться премьер-министров, — подводит итог автор. — Вполне достаточно вместе с правительством разрабатывать законодательство и довести до ума реформы естественных монополий».

Обозреватель газеты Время MN Леонид Радзиховский называет ересью идею парламентской республики в России (парламент формирует правительство по спискам партий, имеющих в Думе большинство).

«Разве политическая стагнация России, — спрашивает Радзиховский, — определяется тем, что не парламент, а президент (и его аппарат) формируют правительство? Разве правительство неэффективно потому, что в нем мало представлены теледемагоги?».

Бесспорным считает Радзиховский тот факт, что моральный и интеллектуальный уровень российских парламента и правительства близки друг другу. «Известно, что взятки на охотном ряду берут так же радостно, как и в Белом доме». И по всем остальным параметрам — прозрачность работы, привилегии, компетентность — думские трибуны, утверждает автор, ничем не лучше министерских бюрократов.

По его мнению, не будет преувеличением сказать, что российский парламентаризм — чистая имитация, настоящая потемкинская деревня. Цель ее — «только выпускать пар общественного недовольства, только создавать иллюзию «выборов» и «политической жизни», кормить орду пиарщиков и политтехнологов».

К тому же, в России уже есть опыт власти парламента, напоминает Радзиховский. Кто забыл — дело было в 1989-93-м годах. Как пишет автор, «власть эта была далеко не абсолютной, зато абсолютно деструктивной». Есть ли смысл в римейке?

Тем более, что говорить о накопленной за прошедшие годы политической культуре не приходится: в стране активно идет процесс «усиления византийской бюрократии, реставрации могучих рабских традиций», и потому в предлагаемой смене форм правления (парламентская ли республика, президентская ли), с точки зрения автора, смысла немного.

Еженедельник Московские новости сообщает, что, вопреки многочисленным и пессимистическим прогнозам, после отпуска и лечения в правительство возвращается «главный конструктор» реформ Герман Греф.

Как стало известно, перед отпуском Греф порывался подать в отставку.

По мнению Московских новостей, поводов было с избытком.

Именно на Грефа в правительстве попытались возложить ответственность за недостаточно высокие темпы промышленного роста. Греф оказался втянутым в конфликт между Касьяновым и Кудриным по поводу налоговой реформы. Первый зам Грефа Михаил Дмитриев подвергся взысканию со стороны премьера за критику в адрес правительства.

Однако, как считают Московские новости, главным ударом для Грефа стало назначение на вице-премьерскую должность креатуры Михаила Касьянова — Бориса Алешина.

Алешин, как разъясняла пресса, совсем из другой команды, не разделяющей реформаторские устремления главы МЭРТ. В его ведение были немедленно переданы разнообразные функции, бывшие прежде в ведении Грефа.

Как считает еженедельник, МЭРТ тем самым, «по сути дела, оторвали от реального сектора экономики, где и должны воплощаться в жизнь реформаторские идеи, разрабатываемые министерством».

Один из аналитиков — на условиях анонимности! — поделился с Московскими новостями своими соображениями по этому поводу. Он считает, что время для атаки на Грефа было выбрано отнюдь не случайно. МЭРТ занимается в основном административной реформой, которая, как легко понять, предполагагает реорганизацию правительства и, конечно, сокращение различных ведомств и управлений.

«Это значит, что Герман Греф наступает на интересы высокопоставленных чиновников. Высшая бюрократия мириться с подобным ущемлением собственных прав не может». Силу ответного удара и испытал на себе глава МЭРТ.

Как предполагают Московские новости, если бы Греф не вернулся в свое кресло (списки его преемников, по слухам, все это время гуляли по Белому дому), «это было бы с большим удовлетворением воспринято частью коллег Германа Оскаровича по кабинету, включая и самого премьера».

Однако отставка не состоялась. «Говорят, — пишут Московские новости, — решающую роль в том, что Греф возвращается, сыграла позиция президента, который не сдал своего соратника».

Причем дело здесь, как утверждает еженедельник, вовсе не в одной только принадлежности к питерскому землячеству.

Греф за время своей работы в МЭРТ превратился в заковую фигуру : «Он исполняет такую же роль, какую в начале 90-х играл Гайдар, а в середине 90-х — Чубайс. Роль знамени либеральных реформ».

Не случайно нынешняя программа экономического развития страны называется именем Грефа. Его уход означал бы серьезное нарушение равновесия между «консерваторами» и «реформаторами» в высших эшелонах власти, но главное — он «ставил бы жирный крест на всех реформах, в которых чем дальше, тем больше ощущается объективная необходимость для страны».

Иначе формулирует свою точку зрения на эту ситуацию Независимая газета.

По мнению газеты, Германа Грефа вряд ли отправят в отставку, поскольку «его окончательный уход со сцены означал бы признание президентом ошибочности выбранного экономического курса, что вряд ли приемлемо накануне выборов».

Более того, по информации газеты, Греф будет присутствовать в парламенте во время оглашения президентского послания. А затем, «узнав про новые цели и задачи, официально выйдет на работу 19 мая».

Как заявил корреспонденту НГ безымянный коллега Германа Оскаровича, «когда он выйдет, все вновь почувствуют его умение пробивать лбом стену». И зловеще добавил: «Да так, что мало не покажется».

Одним словом, накал страстей в прессе накануне президентского выступления перед Федеральным собранием растет. Правда, некоторые СМИ пытаются соблюсти статус-кво, объясняя затянувшуюся паузу объективными причинами.

А издание Газета пояснило своим читателям: это Ельцин — в связи с плохим состоянием здоровья — был вынужден определять задачи развития сразу на весь год. В то время как при дееспособном Путине «задачи ставятся постоянно».

И потому президентское послание превратилось в чисто протокольную процедуру, «и политически перенос сроков ни на что не влияет».

Независимая газета также высказала мнение, что президентское послание превратилось в некий привычный ритуал. Во всяком случае, значительность его в последние годы значительно снизилась.

Сам факт того, что в этом году обращение президента к Федеральному собранию состоится в пятницу, свидетельствует, по мнению газеты, о том, что власть не рассчитывает на пристальное внимание общественности к этому событию. Известно: все, что происходит в пятницу, печатные СМИ по горячим следам обсудить не успевают — очередные номера большинства центральных газет выйдут только в понедельник. Таким образом, задача донести до населения сказанное главой государства возлагается на радиол и телевидение. А электронные СМИ отличаются широтой охвата аудитории, но никак не глубиной анализа. Поэтому президентской послание будет, как говорили раньше, «принято к сведению» — не более того.

Это, как считает газета, продуманная тактика: «Власть старается не артикулировать свои цели и замыслы не только населению страны, но и политической элите».

По мнению НГ, Кремль, несмотря на провозглашаемую открытость в информационной политике, «настаивает на своей привилегии проводить самые значимые решения в условиях строжайшей секретности». И это ему удается: «Вектор преобразований, в том числе и в экономической сфере, подавляющему большинству населения страны по-прежнему неизвестен».

Отсутствие внятных и четких ответов на большинство актуальных вопросов и делают, по мысли Независимой газеты, президентское послание малозначащим событием.

Между тем, как сообщает Новая газета, согласно последним данным социологических исследований рейтинг Путина внезапно упал до 48%. Поверить в это почти невозможно.

Как известно, до сих пор президенту ничто не мешало, пишет обозреватель Новой газеты Борис Кагарлицкий: «ни потонувшая подводная лодка, ни сгоревшая телебашня, ни затягивание войны в Чечне, ни приход американских войск в Среднюю Азию». Его рейтинг не зря был прозван тефлоновым, он упорно стоял на отметке 70%, время от времени поднимаясь совсем уж в туркменские заоблачные выси. И вдруг — такое снижение…

Между тем, пишет автор, 48% — это ровно столько, сколько, по оценкам независимых экспертов, получил Путин в 2000 году — без поправки на «административный ресурс».

За год до президентских выборов — это весьма удобный промежуточный результат, делающий второй тур весьма вероятным. «С этого уровня популярность легко может подняться на 3-4%, обеспечивая победу в первом же туре, а может и сползти вниз, поставив под угрозу политическое будущее нашего героя».

Возникает ощущение, замечает Кагарлицкий, что президента предупреждают: времена меняются, сейчас не 2000 год. В случае необдуманного поведения можно все потерять, даже и победу во втором туре: «Если у нас Ельцина за год подняли с 6% до всенародного избрания, то ведь таким же способом и опустить можно…»

Статья Кагарлицкого называется «Черная метка для президента». В том, кто отправитель этого зловещего знака, автор не сомневается: президент получил предостережение от олигархов, которым не нравится передел собственности в пользу «друзей из северной столицы», от военных, которых не устраивает намеченный план армейской реформы. Стоит также вспомнить о профессиональных политтехнолгов, которые в условиях политической стабильности чувствуют себя как рыба, выброшенная на берег.

Можно лишь посочувствовать «всенародно избранному» — но лучше, советует автор, пожалеть себя.

По всей вероятности, страна находится накануне нового тура предвыборных политических игр. Они не всегда оказываются роковыми для игроков, но как правило оборачиваются крупными неприятностями для населения.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ