Гибель Сергея Юшенкова: кто это сделал, лорды?

0
21

Его не за что было убивать. На этой простой мысли едва ли не впервые сошлись политики и издания, никогда не соглашающиеся друг с другом — например, такие, как Еженедельный Журнал и Коммерсант-Власть.

Бессребреник, последний романтик в политике — так отзываются о Юшенкове хитроумная (под стать своему патрону Березовскому) Независимая газета и разбитной Московский комсомолец.

«Я несколько раз вместе с еще двумя десятками журналистов бывала у Юшенкова дома, — пишет Елена Трегубова в журнале Власть, — и с удивлением обнаруживала там семейный быт и интерьер, более чем скромные не только по депутатским меркам».

«Совсем не «денежная» была личность, — подтверждает Александр Рыклин в Еженедельном Журнале», — хотя бы потому, что не живут «денежные» личности в пятиэтажках в Тушине».

Юшенков, пишет Леонид Радзиховский в Независимой газете, — из числа считанных людей, кто был бескорыстным создателем и приверженцем демократической системы в России, кто «не наживался на политике, не воровал ни прямо, ни косвенно». Хотя у депутата Юшенкова — демократа первой волны — «была полная возможность при желании принять участие в пире победителей, приватизации власти-собственности», об этом не могло быть и речи: «Ему это было отвратительно».

Тем не менее — тема «неправедных денег» при обсуждении предполагаемых мотивов убийства не возникнуть не могла.

«У нас в стране нет политических или идеологических убийств — все убийства совершаются из-за денег, — заявил замруководителя комитета Госдумы по безопасности Михаил Гришанков журналу Профиль. И пояснил: «Либеральная Россия» не представляет собой серьезной политической силы, поэтому ее руководитель не мог быть устранен политическими конкурентами».

Руководитель Центра политических технологий Игорь Бунин высказал тому же Профилю предположение, что Юшенков мог стать «жертвой новых спонсоров, с которыми у него возникли трения после того, как Березовский перестал финансировать партию».

«Может быть самый широкий спектр заказчиков — от Березовского, которого он выгнал из «Либеральной России», до лиц, причастных к взрывам в Москве, поскольку Юшенков этим занимался», — это высказывание зампреда партии «Яблоко» Сергея Митрохина также приводит Профиль.

По информации газеты Время новостей, следователи, работающие по делу об убийстве Юшенкова, в первую очередь интересуются финансированием партии «Либеральная Россия».

Как сообщает газета, существенную часть нынешней партийной казны составляли средства другого сопредседателя «ЛибРоссии» — депутата Владимира Головлева, застреленного в Москве прошлым летом.

Происхождение этих средств прокуратурой давно уже выяснено: Головлев получил их в результате приватизации крупных промышленных предприятий в Челябинской области.

Причем, как стало известно, принадлежали эти средства не одному только Головлеву, но и его партнерам по приватизационным сделкам. Которые, по информации газеты, «были очень недовольны тем, что общие финансы уходят на «Либеральную Россию»».

Тем более, что после ссоры руководства «Либеральной России» с Борисом Березовским стало очевидно: эти вложения не окупятся ни финансово, ни политически, поскольку эта партия почти не имеет никаких шансов пройти в следующую Госдуму.

Свой вариант «денежной» версии предлагает издание Газета. По данным Газеты, в марте в Лондоне состоялась встреча Юшенкова с Борисом Березовским.

Об итогах этой встречи говорят разное. Как известно, в свое время Сергей Юшенков и Виктор Похмелкин с возмущением встретили решение Березовского об альянсе с коммунистами. К тому же «Либеральная Россия» долго не могла пройти регистрацию в Минюсте — многие связывали это с именем Березовского (как раз в четверг, за несколько часов до гибели Юшенкова, регистрация была наконец получена).

Тем не менее, по одной из версий, во время лондонской встречи была достигнута предварительная договоренность о преодолении раскола в «Либеральной России».

Как утверждает глава одного из подконтрольных Березовскому региональных отделений «Либеральной России» Виктор Шмаков, в понедельник, 21 апреля в Москве должна была состояться встреча Юшенкова со сторонниками Березовского, которая должна была стать первым этапом воссоединения. Убийство, по мнению Шмакова, было совершено с целью помешать этой встрече.

Намечались и последующие шаги: 24 апреля предполагалось объявить об объединении партии на политсовете и назначить на конец мая съезд, на котором объединение должно было завершиться.

Более того, по словам Виктора Шмакова, «в рамках объединения двух крыльев партии» Иван Рыбкин и Сергей Юшенков предложили провести «всенародную акцию «Мой кандидат».

Акция была задумана с размахом: первые 250 тысяч ее участников, вписавшие в предложенные им анкеты имена 10 кандидатов в депутаты Госдумы «от народа», должны были получить по 200 рублей.

По словам Шмакова, Березовский выделил на эту акцию $5,5 млн, и часть средств Юшенков должен был получить наличными. «Возможно, его убили из-за денег. Кто-то, кто знал, что они уже у него».

Версию убийства из-за средств, предназначенных для проведения акции «Мой кандидат», подтверждает Александр Хинштейн в Московском комсомольце: «По большому счету акция «Мой кандидат» потерпела провал. Часть денег, выделенных на ее проведение — порядка 3 миллионов долларов, — была расхищена».

По сведениям Хинштейна, к финансовым махинациям мог быть причастен зять Бориса Абрамовича (муж его дочери Екатерины) Егор Шуппе, «который вместе со своими друзьями-финансистами Емельяном Захаровым и Рафаэлем Филиновым (когда-то они руководили компанией «Ситилайн») занимался материальной стороной акции».

Соратники Юшенкова сообщили Александру Хинштейну, что узнав о хищениях средств, Сергей Николаевич решил — теперь уже навсегда — разорвать с Березовским.

Он вроде бы даже собирался подавать в суд, чтобы добиться ликвидации незаконно действующих филиалов «Либеральной России» — тех, что приняли сторону БАБа. Кроме того, утверждает автор, Юшенков собирался выступить с публичным заявлением: ему стали известны конкретные факты о сотрудничестве Березовского с чеченскими боевиками.

Легко догадаться, замечает Александр Хинштейн, для Березовского «подобные обвинения были подобны смерти. Это окончательно скомпрометировало бы его перед западными «либералами» и ускорило бы процедуру экстрадиции».

Во всяком случае, как утверждает Александр Хинштейн, «последние месяцы не было для Березовского человека ненавистнее, чем Юшенков» (приводится даже цитата из Ремарка: «Самые страшные враги — бывшие друзья»).

Далее в Московском комсомольце опубликован «черный список Березовского, который, как утверждает Александр Хинштейн, пополнил теперь и «последний романтик» Сергей Юшенков: «Владислав Листьев. Зам. директора «ЛогоВАЗа» Виктор Гафт. Первый зам. управделами ОРТ Анатолий Курочкин. Зам. представителя российского правительства в Чечне Акмаль Саидов. Президент Конфедерации народов Кавказа Юсуп Сосламбеков. Все эти люди стояли у Березовского на пути. И все они погибли при таинственных и трагических обстоятельствах».

Между тем однопартийцы Юшенкова факт его согласия на объединение со сторонниками Березовского категорически отрицают.

Ответственный секретарь партии Юлий Нисневич признает, что на 24 апреля назначено заседание политсовета, но утверждает, что никакого съезда, тем более объединительного, в мае не планировалось. «Действительно, Сергей Николаевич ездил в Лондон на экономический форум, и там к нему заявился Березовский, — заявил Нисневич Газете. — Между ними состоялся неприятный разговор. Помню, что Юшенков еще долго переживал по поводу этого разговора. Они бурно выясняли свои политические предпочтения, но ни о каком объединении двух частей расколовшейся партии, естественно, не договорились».

А еженедельник Московские новости опубликовал короткое интервью Сергея Юшенкова, по всей вероятности, последнее в его жизни — за три часа до убийства — с подзаголовком: «Никаких контактов с Березовским у Юшенкова давно не было».

В интервью Юшенков поясняет суть своих разногласий с лондонским изгнанником: «Березовский хотел, чтобы мы пошли на союз с коммунистами. Никто из тех олигархов, с кем мы сейчас имеем дело, не пытался нам навязать ни идеологию, ни политику».

На вопрос о нынешних попытках Березовского восстановить отношения Сергей Николаевич ответил: «Он это пытается делать через своих друзей. Какие-то приглашения… Я сказал, что если он изменит свое отношение к реальностям, которые здесь происходят, то может быть предмет разговора о его вступлении в партию, но только на правах рядового члена. Ни о каком возвращении в качестве руководителя «Либеральной России» и речи быть не может. Да и рядовым-то не раньше, чем через год».

Собственное расследование провела газета Коммерсант. Правда, по признанию самой же газеты, лидеры «Либеральной России» проблемы и конфликты внутрипартийной жизни обсуждать с корреспондентом газеты отказались: «Например, говорить о партийной кассе и финансировании партии не стал ни сочувствующий «либеральным россиянам» и близкий Сергею Юшенкову независимый депутат Юлий Рыбаков, ни член этой партии Наиль Иртуганов. Выяснить, где «Либеральная Россия» нашла деньги на партстроительство после идейного раскола с Борисом Березовским, не получилось».

Как подчеркивает газета, Иртуганов наотрез отказался назвать имена нынешних спонсоров «либероссов»: «Да, партия не может существовать без денег, но если Михаил Ходорковский во всеуслышание заявил, что будет финансировать СПС и «Единую Россию», то наши спонсоры предпочитают этого не делать».

Между тем финансовую версию, напоминает Коммерсант, отрабатывает и Генпрокуратура, принявшая дело Юшенкова в собственное производство.

По данным газеты, чтобы разобраться в финансовом состоянии партии, оперативно-следственная бригада намерена допросить всех региональных лидеров «Либеральной России» (более 50 человек): «Им уже задаются вопросы, как и кем финансировались организационные мероприятия отделений партии и из каких средств начисляется зарплата главам отделений (по некоторым сведениям, до $1,5 тыс. в месяц)».

Как стало известно Коммерсанту, следствие предполагает, что на финансирование «Либеральной России» после отхода от дел Бориса Березовского тратились деньги «кого-то из крупных представителей сырьевой отрасли».

Следствие допускает, пишет Коммерсант, что убийство Сергея Юшенкова могло быть связано с его конфликтом со «спонсорами» — «в том числе и из-за его чрезмерной расточительности» (газета считает нужным напомнить, что, в частности, пресс-конференция лидеров партии, состоявшаяся в день убийства, прошла в одном из самых дорогих залов «Националя»).

Газета предсказывает, что в ходе расследования «могут даже вскрыться факты отмывания денег через какие-либо партийные мероприятия. А уже отталкиваясь от этих фактов, следствие попытается разобраться в мотивах преступления».

Кроме того, информирует Коммерсант, проверяется отсутствие долгов и конфликтов, связанных с приобретением квартиры на улице Свободы, информация о якобы имевшем место конфликте Юшенкова с «авторитетными» чеченцами, а также и его взаимоотношения с военными. Известно, что заявления депутата в Министерстве обороны находили оскорбительными, а бывший глава этого ведомства Павел Грачев даже некогда назвал господина Юшенкова гаденышем

Не оставлена без внимания даже версия убийства на почве ревности.

Водоворот слухов вокруг убийства Юшенкова лишний раз доказал, пишут Московские новости, — «если вас убьют в России, это будет только началом ваших неприятностей. Затем ваше имя непременно втопчут в грязь. Обязательно будут выявлены ваши связи с криминальным миром. А если вы еще и политик, тень будет брошена на всех ваших соратников».

С точки зрения Московских новостей, все существующие версии убийства депутата Юшенкова носят оскорбительный для погибшего характер. Еженедельник комментирует слова начальника Главного управления уголовного розыска МВД Владимира Гордиенко, который утверждает, что причины преступления следует искать в «личной жизни депутата и в его профессиональной деятельности».

Что значит — в личной жизни? Обывателю, поясняют МН, дается сигнал — из-за женщины.

С другой стороны, закономерен вопрос — откуда у «хорошо информированных изданий» сведения о том, что Юшенков имел отношение к средствам Головлева? Или о конфликте внутри «Либеральной России» из-за денег Березовского»? Как правило, источники обозначаются расплывчато, со ссылкой на «информированных лиц в Госдуме и в спецслужбах».

По мнению Московских новостей, очевидно одно: людям распускающим сегодня слухи о Юшенкове, не нравится «Либеральная Россия», ее лидеры, живые и мертвые, ее спонсоры. Недаром, отмечает еженедельник, весь компромат на партию читается так, как будто он продиктован одним автором.

«Одни говорят: «Это точно — Береза. Больше некому. Чтобы англичане из страны не выслали, — пишет Еженедельный Журнал. — Дескать, в России либералов отстреливать начали. Что ж вы меня на съедение волкам отдаете?» Другие говорят: «Это точно — гэбуха. Чтобы подставить Березу. Кому ж, кроме него, надо убивать Юшенкова?»

Версию о причастности Березовского поддерживают коллеги Юшенкова по парламенту — Дмитрий Рогозин, Михаил Гришанков и, конечно Владимир Жириновский. Газета Время новостей привела высказывание лидера ЛДПР на заседании Госдумы после убийства Юшенкова: «За границей сидит человек, которому угоден развал «Либеральной России». Правда, имени Бориса Березовского Владимир Вольфович почему-то не назвал.

Вообще, судя по публикации во Времени новостей, депутаты извлекли из ситуации все возможные пиар-дивиденды. Случаем сумел воспользоваться отнюдь не только один лидер ЛДПР.

Сразу после того, как спикер палаты Геннадий Селезнев объявил минуту молчания, сообщает газета, депутат от КПРФ Иван Никитчук предложил приостановить работу Госдумы и пригласить на заседание президента. «И пусть он ответит депутатам, кто все-таки руководит страной: мафия, убийцы или президент? Если он не в состоянии руководить страной, пусть уходит в отставку!»

Суров был и другой депутат-коммунист — Николай Коломейцев, осудивший главу высшего совета «Единой России» и министра МВД Бориса Грызлова: «Пока министры будут заниматься политикой вместо дела, это будет продолжаться».

Виктор Илюхин, известный своей непримиримостью, предложил поставить вопрос о служебном несоответствии главы МВД.

С ним оказался солидарен и спикер нижней палаты Геннадий Селезнев. «Я считаю, что каждое ответственное лицо за дела своей отрасли должно отвечать, и если не получается, так лучше уйди, — сказал он.

Остается только добавить, что депутат Василий Ивер (Агропромышленная группа), воспользовавшись случаем, призвал действующую власть ответить «за развал СССР, расстрел Верховного совета, ограбление народа и разворовывание страны». А депутат от ЛДПР Евгений Логинов связал трагическую гибель Юшенкова с этнопреступностью: «Доказательств у Логинова не было, просто он давно борется с этническими преступными группировками».

Напрасно Виктор Похмелкин призывал коллег не превращать трагедию в «политический балаган». Из думских функционеров от участия в дискуссии воздержался, пожалуй, лишь руководитель группы «Народный депутат» Геннадий Райков. Однако в перерыв он не преминул поделиться с журналистами своим мнением: во всем виноват мораторий на смертную казнь, против которого Райков давно и активно выступает.

С собственной версией — разумеется, связанной с причастностью к убийству спецслужб — не замедлил выступить и сам Борис Абрамович Березовский.

По сведениям Еженедельного Журнала, сообщение президентской пресс-службы о том, что главе государства в течение часа доложили о гибели депутата, Березовский прокомментировал в том смысле, что президенту, по всей вероятности, «доложили не о преступлении, а об исполнении».

И пообещал новые сенсационные разоблачения.

Тему спецслужб поддержала и принадлежащая Березовскому Независимая газета, намекнувшая, что Юшенков, участвовавший в расследовании по делу о взрывах жилых домов в Москве осенью 1999 года, слишком близко подошел к его разгадке.

Кроме того, НГ обратилась к экспертам, многие из которых также затронули эту тему.

Глава Агентства прикладной и региональной политики Валерий Хомяков заявил, что в России произошло первое чисто политическое убийство — поскольку Сергей Юшенков никогда не участвовал ни в каких финансовых или коммерческих мероприятиях. Более того, это преступление, считает Хомяков, может положить начало весьма опасному процессу — не исключен «отказ от демократических преобразований и попытка установления всевластия спецслужб».

Такого же мнения придерживается и Андрей Пионтковский, глава Центра стратегических исследований: «Это убийство может подтолкнуть нас к осознанию того, что мы живем в условиях террора, развязанного преступным миром против государственной власти и общества». Вследствие чего, по мнению Пионтковского, неизбежными станут требования «так называемого сильного государства и твердой руки».

Между тем газета Известия, сообщая о подготовке в Госдуме законопроекта об изменении работы силовых структур (необходимость в правке законодательства появилась после появления нашумевших указов президента о реорганизации спецслужб и кадровых перестановках в силовом блоке), приводит по этому поводу слова коллеги Юшенкова, депутата Валерия Останина.

По словам Останина, Юшенкова не устраивала концепция ни законопроекта, ни президентских указов. На последнем заседании комитета по безопасности и то, и другое было им резко раскритиковано: «В части передачи в ФСБ ряда служб он видел возвращение к монстру, который будет заниматься в основном политическим сыском».

«Система, существующая сегодня, называется стабильностью», — пишет Леонид Радзиховский в Независимой газете. Однако «добродушно-скучноватая стабильная система, где действительно нет больших идеологических драм, где спорят лишь о бесплатных школьных завтраках» в России категорически не складывается. «У нас уж если застой — так чреватый хаосом, а если тишина — то потому, что пистолеты-то с глушителями».

Во всяком случае, очевидно, что искать виновников такого рода преступлений — дело бесполезное. «Принцип «ищи кому выгодно» в публичной политике просто абсурден — почти любое событие одновременно выгодно и невыгодно массе самых разных людей и организаций», — замечает Радзиховский. В такой ситуации понять — кто заказал? — вряд ли удастся.

«Ответа на вопрос, кто и зачем убил Сергея Юшенкова, нет и, скорее всего, никогда не будет», — утверждает и Андрей Рябов в журнале Профиль.

По мнению Рябова, удивительно другое — иррациональность происшедшего.

В самом деле, если у Сергея Юшенкова не было ни финансового могущества, ни большого политического влияния — кто мог быть заинтересован в его смерти?

Хорошо известно, пишет Рябов, на российской политической сцене все роли давно распределены. «Оппозиция (разумеется, та, которая теоретически может на что-то влиять) четко знает границы дозволенного. Ее поле деятельности — ставшие за 10 лет протокольными митинги, демонстрации с хорошо известными ораторами, наизусть выучившими тексты, обличающими антинародный режим, иногда думские истерики. Это все предусмотрено сценарием представления» Есть и другая оппозиция — та, что не знает границ дозволенного. Но она не имеет ни больших фракций в Думе, ни друзей-приятелей среди губернаторов и министров, ни щедрой подпитки со стороны олигархов, и потому не опасна. «Пусть себе говорит, что хочет, ведь демократия же…»

Юшенков, подчеркивает автор, принадлежал именно к этой второй оппозиции. По данным различных социологических опросов, его партия «Либеральная Россия» на очередных думских выборах едва ли могла рассчитывать больше чем на 1% голосов.

Эта цифра и делает версию заказного политического убийства иррациональной.

Другое дело, скажем, убийство магаданского губернатора Цветкова, или того же Владимира Головлева — там речь шла о больших деньгах. Именно поэтому, как утверждает Рябов, российское общественное мнение так равнодушно отнеслась к этим трагедиям: «Сильные мира сего сводят свои счеты друг с другом — нам-то что до этого?»

Случай с Сергеем Юшенковым особый, и потому он шокировал общество.

С другой стороны, поверить в то, что кто-то подобным способом, классическим для обществ с нестабильной общественной ситуацией, решил взвинтить обстановку перед выборами, крайне трудно, считает Андрей Рябов. «Во-первых, потому, что в стране сейчас нет влиятельных сил, которым такое обострение было бы выгодно. Все спорные вопросы в верхах решаются в тиши кабинетов, подальше от выборов и прочей публичной суеты. Во-вторых, сомнительно, чтобы наших избирателей вообще сейчас чем-то можно было взвинтить»

Что же это, спрашивает Профиль, — «начало нового этапа в российской политике, когда политических деятелей убивают просто так, без особых причин?»

Можно предположить что политический класс, по крайней мере на ближайшее время сделает для себя соответствующие выводы, пишет Андрей Рябов: «Раз каких-то рациональных объяснений трагедии нет, вывод напрашивается один: вести себя потише. Так, на всякий случай, ведь Россия страна иррациональная…»

Вероятно, следует ожидать, что иррациональность нашей политической жизни еще не раз даст о себе знать — тем более в год парламентских выборов.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ