Война в Ираке и выборы в России: все, что товарищ Сталин прописал

0
10

Война в Ираке, частично отступив с первых полос газет, все же остается основной темой российской прессы.

Журнал Власть произвел подсчеты: за первую неделю войны в 22 центральных российских газетах и 7 журналах были опубликованы 1432 статьи, посвященные новой войне в Персидском заливе.

В 256 (18%) из них действия США и Великобритании были охарактеризованы как агрессия. Однако о боях и военных столкновениях писали лишь в 14% статей. Значительно больше публикаций (30%) посвящено нефти.

Жертвы войны упоминались, как утверждает журнал, всего лишь в 14% статей, а разрушения — лишь в 8%. Еще меньше, по подсчетам Власти, российскую прессу интересует судьба иракского населения: выражение «мирные жители» встречалось только в 5% публикаций.

Однако на формирование общественного мнения, как известно, определяющее влияние оказывает, как известно, не пресса, а ТВ. Картинка под названием «Iraq War» не сходит с телеэкранов. Обстрелы Багдада и Басры, их последствия крупным планом, информация о ракетах, попавших не туда, раненые в иракских больницах (отнюдь не головорезы Саддама), антивоенные демонстрации в Европе и в самих США — все это производит соответствующее впечатление.

Неудивительно, что, по данным ВЦИОМ (их приводит газета Время новостей), более половины респондентов считают, что война в Ираке может перерасти в мировую.

Президент Путин, отмечает газета, был в оценке американской акции в Ираке довольно сдержан — он, вопреки ожиданиям радикалов, назвал начало боевых действий всего лишь «большой ошибкой».

Тем не менее, по мнению Времени новостей, последствия этой ошибки придется расхлебывать отнюдь не только одному Джорджу Бушу.

Во-первых, пишет газета, нет сомнений в том, что российское военное лобби не упустит возможности потребовать нового повышения статуса силовых ведомств, равно как и резкого увеличения военных расходов.

Кроме того, российские политические партии — и прежде всего партия власти и близкие ей центристские объединения — «могут вдруг понять, что триколору нужно добавить красного цвета».

И вообще: всплеск антиамериканских настроений накануне выборов дорого обойдется стране — известно ведь, что именно прозападный внешнеполитический курс Путина был его главным козырем — во всяком случае, в глазах наиболее адекватной части российской элиты.

Между тем, как заметила Независимая газета, «кажется, даже во времена Советского Союза в мире не было такого вязкого, сгущенного антиамериканизма».

Конечно, Россия не собирается отказываться от стратегического партнерства с Америкой, утверждает Время новостей, однако проводить этот курс в условиях приступа «американофобии» будет значительно сложнее.

Как сообщает издание НГ-регионы (приложение к Независимой газете), рост антиамериканских настроений отмечается в России практически повсеместно. Правда, до сжигания американских флагов и открытия пунктов записи добровольцев, как во время войны в Сербии, дело пока не дошло. Протест принимает более экзотические формы.

Например, в разных российских городах — от Таганрога до Кстова — местная сфера обслуживания демонстративно заявила о своем нежелании обслуживать граждан США — если, конечно, таковые граждане в этих городах объявятся.

Пока же, за отсутствием возможности выразить свои претензии непосредственно представителям воюющей стороны, россияне ограничились оскорбительными надписями в адрес США на стенах собственных домов.

Впрочем, кое-где прошли и антивоенные митинги (Казань, Красноярск, Санкт-Петербург), но они были весьма немногочисленны. Россияне, несмотря на бурные переживания по поводу начала военных действий, явно придерживаются позиции, сформулированной газетой Известия: «Это не наша война».

Журнал Власть сделал попытку ответить на вопрос: почему в нашей стране, где, по данным того же ВЦИОМ, антииракскую операцию осуждают 85% населения, народный протест на улицы, как в Европе, не выплескивается.

Известно, замечает журнал, что в России существует историческая традиция: ходить на митинги не по собственной инициативе, а лишь по призыву «партии и правительства». Власть, как уже было сказано, от подобных призывов воздерживается. Партии, как выяснилось, тоже — несмотря на весь свой интерес к крайне выигрышному предвыборному пиару.

Источник в аппарате «Единой России», пожелавший остаться неназванным, пояснил Власти: «Мы же, по сути, партия президента. А Кремль называет войну не агрессией, а нарушением международного права. То есть призови мы народ на митинг, мы бы подвели президента».

Не слишком удачные попытки протестовать против иракской войны предприняли коммунисты. По мнению зампреда ЦК КПРФ Ивана Мельникова, сегодня рассчитывать на многолюдные мероприятия нет оснований: «Сейчас люди не слишком охотно участвуют в манифестациях по международным проблемам: всех в первую очередь волнуют внутренние проблемы в стране». К тому же оппозиция, которая и всегда жалуется на проблемы с получением разрешения на митинг, опасается, что в нынешней ситуации — «когда президент занимает осторожную позицию по отношению к США» — разрешение могут и вовсе не дать.

Что касается российских демократов, они ведут себя еще более нейтрально.

Глава думской фракции «Яблока» Сергей Иваненко считает, что российские граждане к митингам явно не расположены. «Для проведения митинга необходимо желание граждан на этот митинг пойти, — заявил Иваненко. — Руководство страны при этом выступает против войны очень аккуратно, а последние опросы показывают, что народ аккуратную политику президента поддерживает».

Свои мотивы для сдержанности у СПС. «Мы можем выступить против войны в Ираке, — заявил Власти Борис Немцов. — Просто пока не хочется принимать участие в общей антиамериканской истерии».

Немцов разделяет мнение о том, что Америка угрожает суверенитету всех стран мира, однако считает, что, осуждая американскую внешнюю политику, «важно не дойти до запредельного маразма».

Таким образом, подводит итог журнал, фактически все партии обвиняют в своем бездействии президента. Лояльным партийным структурам мешает вывести людей на митинг отсутствие соответствующей отмашки со стороны Кремля. Оппозиционным — непоследовательность населения, с одной стороны — осуждающего политику американского президента, но с другой — не желающего своими несанкционированными протестами подвести президента собственной страны.

Как замечает Власть, «переломит народную любовь к президенту ни Саддаму Хусейну, ни российским партиям пока не под силу».

По мнению обозревателя Новой газеты Андрея Пионтковского, после того, как стало ясно, что американский блицкриг в Ираке не удался, «преобладающим настроением российской элиты, индуцируемым телевидением на все общество, является торжествующее злорадство».

По признанию одного из «корреспондентов кремлевского пула», слова которого приводит автор, в президентском окружении особо гордятся успешно проведенным референдумом в Чечне на фоне затягивания американской операции, многочисленных жертв как среди войск союзников, так и среди мирных жителей.

Тем не менее, победы Ирака, которой желает, если верить опросам разных телеканалов, подавляющая часть российского населения, не будет, предсказывает Пионтковский: «американцы никуда не уйдут, потому что уйти они могут теперь только в никуда». Так или иначе, США добьются Свержения Саддама, поставят у власти лояльный им режим, хотя заплатить за это им придется дороже, чем предполагалось.

Виной тому — серьезные просчеты как в политическим, так и в военном планировании операции. И в этом смысле, подчеркивает обозреватель Новой газеты, президент Путин прав, когда говорит о «большой политической ошибке» США.

Однако России следует остерегаться накрывающего ее «оголтелого антиамериканизма». Нужно понять: если Америка и совершила ошибку, это «ошибка ключевого партнера по глобальной коалиции, поражение которого означало бы поражение всей коалиции, несущее огромную угрозу для всех ее участников, включая Россию».Это понимание и есть главная причина сдержанности российских властей в оценке американских действий.

К сожалению, пишет Пионтковский, сдержанность противопоказана телевидению: «Таков уж жанр этого важнейшего из искусств». Здравые рассуждения здесь не в ходу, «гораздо эффективней смотрятся там десятиминутки, получасовки и многочасовки ненависти к США, прокатывающиеся с канала на канал».

Все это создает впечатление, замечает автор, что сегодня вместо былых попыток сплочения общества на античеченской основе российские политтехнологи готовят «новое сплочение нации — теперь уже на антиамериканской основе».

В этой связи Владимир Путин оказывается в сложной ситуации. Если он пытается, проигнорировав разворачивающуюся антиамериканскую истерию, сохранить отношения с США, это может быть воспринято как свидетельство слабости и готовность на новые уступки могущественному партнеру.

Если же президент пойдет за антиамериканской волной, это создаст очевидный разрыв с его позицией после 11 сентября. «В эту брешь немедленно ринутся все его политические противники — от коммунистов до лондонского изгнанника, припомнив и американские базы в Средней Азии, и оставленные нами базы во Вьетнаме и на Кубе, и многие другие «уступки» теперь уже общепризнанному «врагу России №1».

Иначе говоря, предостерегает Андрей Пионтковский, «антиамериканская истерия может закончиться для России не только внешнеполитическим, но и внутриполитическим тупиком».

Впрочем, как пишет Кирилл Рогов в газете Ведомости, не быть сегодня антиамериканистом очень трудно. Российское общество раздражает «вся эта кичливость, привычка к успеху малой кровью, самонадеянность и чувство превосходства».

К тому же, по мнению автора, в России фактически не задумываются над смыслом, который американцы вкладывают в войну, ограничиваясь «высокоумными рассуждениями» об «истинных целях антииракской войны («нефть, преодоление рецессии, политическое господство и внутренние проблемы джи дабл-ю Буша).

Между тем, пишут Ведомости, если вникнуть в официальную риторику американской администрации, окажется, что она как минимум не лишена смысла.

Американцы утверждают, что прежняя «доктрина сдерживания» после 11 сентября устарела. Поскольку главная угроза исходит теперь не от мировых сверхдержав, а от маргинальных режимов, которые стремятся овладеть оружием массового поражения — ведь это сделает их неуязвимыми.

«Хотите ли вы увидеть Саддама, бен Ладена, а в конце концов с неизбежностью и Шамиля Басаева с ядерной бомбой?», — спрашивает Кирилл Рогов.Между тем в рамках нынешнего международного права предотвратить эту угрозу невозможно — остается лишь безропотно ждать ее приближения.

Именно эти рассуждения, подчеркивают Ведомости и лежат в основе так называемой «доктрины Буша — доктрины превентивной, упреждающей войну». Ведомости называют их «практически неопровержимыми».

Газета приходит к выводу, что Америка, по сути, ведет одновременно две войны. «Одну — показательную — против «неконтролируемых режимов». Другую — психологическую и идейную — против своих цивилизационных северных партнеров, свято чтущих принцип равноправия и решительно отвергающих новый империализм».

Желать Америке поражения в первой войне в надежде добиться тем самым выигрыша во второй, по мнению газеты, — не что иное, как «глупое школьничество и яркий признак бессилия».

Нетрудно заметить, что позиция газеты Ведомости — газеты, выражающей интересы среднего и крупного российского бизнеса, близка к позиции СПС и его лидеров.

Сходные соображения высказывает и Коммерсант.

Общее мнение, что США ведут в Ираке войну за нефть, верно лишь отчасти, пишет газета. Стратегическая цель США — исключить повторение терактов, подобных нью-йоркским: «Все дело в том, что 11 сентября и ближневосточная нефть тесно связаны».

Как известно, современный терроризм связан с высокозатратными технологиями. Существование организации, способной обеспечить теракты, подобные нью-йоркским (непосредственных исполнителей, согласно официальным данным, было всего 19 человек), требует колоссальных средств. Источник этих денег американцы быстро установили — это нефть из Саудовской Аравии и других монархий Персидского залива. Сегодня и сами саудовцы не отрицают, что средства, перечисляемые ими на благотворительность, фактически идут на содержание международных террористических организаций.

Однако воевать с Саудовской Аравией США не могут: как пишет Коммерсант, это было бы равносильно стрельбе по бензобаку собственной машины.

Очевидно, что финансовая подпитка международных террористов не прекратится, пока не упадут цены на нефть. А в Ираке, как известно, запасы нефти сопоставимы с саудовскими.

То есть Саддаму Хусейну, как считает Коммерсант, просто не повезло: если бы не нефтяные запасы, «жил бы себе припеваючи, как многие другие диктаторы». Однако теперь именно Ирак оказался тем звеном, ухватившись за которое, американцы надеются вытащить всю цепь. Поэтому от своих целей они не отступятся: взять иракскую нефть под контроль, а затем — уронить нефтяные цены так, чтобы у шейхов не осталось денег на спонсирование терроризма. И, конечно, чтобы уровень этих цен оптимально соответствовал потребностям американской экономики.

После Ирака на очереди, как считает Коммерсант, весь ближневосточный регион: американцы намерены добиться, чтобы оттуда больше никогда не исходила угроза их национальным интересам: «Для этого им еще предстоит заменить пару-тройку неудобных режимов и помирить евреев с арабами — ведь пока они враждуют, спокойствия не будет никому». Таковы, по мнению Коммерсанта, планы США.

Понятно, их осуществление сулит России, чей бюджет в значительной степени зависит от нефтедолларов, довольно мрачные перспективы. Хваленая стабильность, достижение которой признано главным достижением сегодняшнего российского режима, может оказаться под угрозой.

Впрочем, как пишет Новая газета, для победы на выборах недостаточно иметь надежный административный ресурс, достаточное количество денег, а также удачный пиар. Важно еще, что называется, «угадать главную мелодию выборов».

В эпоху «раннего Ельцина» такой темой была борьба с привилегиями (если кто помнит).

В позднеельцинский период — угроза коммунистического реванша.

Первые путинские выборы прошли под лозунгом «Смерть чеченским террористам!»

Сегодня все это, включая Чечню, уже выработало свой ресурс. Президентское окружение в затруднении: ведь избирателя, в сущности, волнует то же самое, что и год, и пять лет назад, замечает обозреватель Новой газеты Павел Вощанов: «Жизнь становится все дороже, кошелек все тоньше, а власть все самодовольнее. По большому счету ничего не переменилось».

Понятно, что новые выборы означают новые обещания электорату. Однако последний год от года становится все более недоверчивым и апатичным: есть опасение, что «разномастные участники избирательных баталий» покажутся избирателю не более, чем «безликой говорящей массой».

Для проведения успешной предвыборной кампании нужна козырная карта, и этой картой для российских политиков может стать война в Ираке. Именно она дает им шанс провести обе кампании, парламентскую и президентскую «без упора на внутрироссийские дела». Можно с уверенностью предсказать, что все будет крутиться вокруг одной темы — всевластие и вседозволенность Америки.

«В мягкой форме, дабы не нервировать понапрасну Буша-младдшего, — предсказывает Вощанов, — избирателю предложат одобрить новую политическую доктрину, суть которой: Россия превыше всего!».

Это означает, что ее национальные интересы следует надежно защитить не только от врагов, но и партнеров по антитеррористической коалиции. «Чтобы добиться этого, отечественным капиталистам придется кое-чем поделиться, а населению — кое от чего отказаться». Кроме того, все российские граждане, независимо от уровня достатка и социального положения, должны будут сплотиться вокруг президента: Иначе и быть не может: Родина в опасности!»

Между тем, отмечает автор, где национальное, так непременно и националистическое: тема защиты интересов коренного российского населения на фоне роста миграционных потоков может стать на предстоящих выборах одной из главных.

Обозреватель Новой газеты упрекает российских политиков в неадекватности: коммунисты пугают общество обострением социальных противоречий, аграрии предрекают крестьянские войны, правые предвидят усиление утечки мозгов и капиталов в случае, если не довести либеральные реформы до конца.

Между тем, по мнению автора, настоящая угроза не только России, но и всему Старому Свету заключается прежде всего в «стремительном изменении этнического содержания общества, которое превращает неспособных к интеграции иммигрантов в большинство, довлеющее над коренным населением». Именно здесь лежит первоисточников будущих конфликтов.

Поэтому, подчеркивает Павел Вощанов, американский президент, считающий, что победой в Ираке можно что-то решить, ошибается: «Увы, станет только хуже. Появятся новые бен-ладены и хусейны». Технический прогресс сделал мир слишком уязвимым, а способов сосуществования людей разных рас так и не найдено.

А потому, пишет Новая газета, можно предсказать, что национализм будет набирать силу, а «Россия «беременна» собственными Ле Пенами». С каждыми новыми выборами этот политический типаж становится все более востребованными — следовательно, вскоре он должен появиться в реальности.

Между тем 26 марта пресса отметила трехлетие путинского президентства

Журнал Власть опубликовал ответы известных политиков, предпринимателей, журналистов и политологов на животрепещущий вопрос: «Что Владимир Путин делает не так?»

Как заметил журнал, в России критика президента не в моде уже ровно три года, и все же…

Главная претензия к Путину (ее высказал Сергей Станкевич, сегодня член политсовета СПС) давно известна: «Он так и не создал свою политическую команду. Нет четкой стратегии, а все его действия — это, скорее тактические кадровые перестановки, чем создание команды».

Другой, не менее серьезный упрек (на сей раз его авторство принадлежит Георгию Сатарову, президент фонда «Индем»): Путин уничтожает политическую конкуренцию, свертывает прозрачность власти и ограничивает свободу слова».

Ольга Романова, журналист Ren TV: «Он не борется с национализмом, а, наоборот, провоцирует появление профессиональных патриотов и верноподданных».

Александр Лившиц, заместитель гендиректора компании «Русский алюминий»: «Не победил инфляцию. Она выше, чем была в 1997 году. А народ вообще ведет свою статистику, и ее показатели хуже официальных».

Депутат Госдумы Александр Салий: «Он был и остается ставленником группировки, которая им манипулирует. Три года назад я сказал, что если он в течение года не уберет всех, кто привел его к власти, то будет слабым политиком. Он этого не сделал и за три года».

В общем, как говорится, полный спектр обвинений.

Между тем, народ, как показали опросы всезнающего ВЦИОМ (результат опубликован изданием Газета), за прошедшие годы практически не изменил своего отношения к президенту. Более того, доверие к нему только возросло: если в 2001 Путину полностью доверяли 70% граждан, в 2003 году — 74%. Правда, не доверяют столько же, сколько три года назад — чуть меньше 20%.

Впрочем, не все рейтинги президента растут: его политика в отношении Чечни, сообщает Газета, в 2001 году привлекала 21% опрошенных, сегодня же — только 8%. Вдвое выросло число людей, считающих, что у президента нет четкой политической линии — с 4-х до 8-ми процентов.

Зато симпатию, как утверждает ВЦИОМ, на заре своего президентства Путин вызывал у 29% участников опроса, а сегодня — у 35%.

Комментируя эти данные, газета Время MN пишет: «Конечно, с точки зрения узко тактических задач избирательной кампании подобная картина общественного мнения почти идеальна для повторения успеха 2000 года. Ведь она, кроме общественного спокойствия, еще и означает, что позитивные ожидания, на волне которых Путин пришел к власти, по-прежнему сильны. Но в том-то и дело, что ожидания — вещь весьма хрупкая».

Особенно на фоне иракской войны. Как признал глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс (его процитировала газета Известия), затягивание военных действий может стать настоящей катастрофой для мировой экономики, в том числе и для России (в то время как последствия краткосрочного варианта могут быть «плохими, но не катастрофичными»).

Между тем, пишут Известия, вряд ли кто-либо из российских политиков рискнет признаться, что настоящей катастрофой — опять же, и для России! — стало бы военное поражение США.

С точки зрения газеты, следствием этого стал бы не только мировой экономический кризис, но, что еще важнее, крах всей нынешней «системы ценностей». А затем — стремительный рост «агрессивного антизападного исламистского самосознания» по всему миру.

Для нашей страны это означало бы угрозу новой Чечни, «но уже в масштабах всего Северного Кавказа, дестабилизацию в Центральной Азии и обладающих ядерными технологиями Пакистане, Иране и т.д.».

Разумеется, при такой перспективе рассчитывать на триумфальный успех тому, кто в свое время призывал «мочить террористов в сортире», было бы трудно.

Альтернатива, подчеркивают Известия, — лишь быстрая победа США.

Таким образом, выбор приходится делать между двумя вариантами — «примерно то, что товарищ Сталин обозначил уникальной фразой — «оба хуже».

В последние дни это не единственная цитата в прессе из Сталина. Пожалуй, за последнюю неделю не было такого СМИ, которое не вспомнило бы другое его знаменитое высказывание, относящееся к предпочтительным принципам ведения войны: «малой кровью, могучим ударом, на чужой территории».

И почему жизнь так устроена, что на каждом новом витке наших проблем кто-нибудь с торжеством и с неизменным успехом возвращается к многомудрым дефинициям отца всех народов?

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ