Война Севера с Югом: от Мишеля Нострадамуса до Джорджа Буша

0
26

С момента начала американской военной операции в Ираке российская пресса сосредоточилась на поиске ответов на два главных вопроса: сколько продержится Саддам и что будет потом, после окончания войны.

Как обычно, мнения разошлись.

«Блицкриг Джорджа Буша» — это заголовок из Известий — «Американские войска уже на подступах к Багдаду». Газета (как и многие другие издания) из номера в номер публикует подробную, буквально поминутную хронику войны.

Известия сообщают, что во время «Бури в пустыне» системами высокоточного наведения были оснащены лишь 7% бомб и «томагавков». Сегодня, по некоторым данным, — около 80%. А бывший начальник штаба Центрального командования ВМС США, адмирал Стивен Бейкер утверждает, что эта цифра еще выше — до 90%. Адмирал пояснил, что качественный скачок в этом плане произошел несколько лет назад, когда США разместили на орбите 24 спутника: «Это дает нам возможность поражать практически любой объект с погрешностью не более 9 метров в течение 10 минут после обнаружения».

Глава российского представительства Центра оборонной информации Иван Сафранчук, к которому Известия обратились за комментариями, считает, что этим утверждениям можно верить. На вопрос, сколько продлится эта война, Сафрапнчук ответил довольно уверенно: «Думаю, полутора-двух недель более чем достаточно, чтобы ее завершить. Даже, может, быстрее получится».

Более осторожные оценки дают военные эксперты, чьи мнения публикует газета Коммерсант.

Адмирал Эдуард Балтин считает, что активная стадия операции продлится не менее трех недель, «но это, видимо, не станет концом войны: расчеты на блицкриг никогда не оправдывались».

Председатель комитета Госдумы по обороне Андрей Николаев думает, что спецоперация по отстранению от власти Саддама Хусейна и «собственно оккупация страны» займут не меньше месяца. «Но главная борьба ожидает американцев в форме партизанских военных действий».

Евгений Подколзин, командующий ВДВ России в 1991-96-м годах утверждает, что иракская армия продержится не более 10-ти дней: «Штаты кинули на эту страну такую вооруженную махину, что больше им не устоять. Но потом может начаться затяжная гражданская война».

В возможности блицкрига сомневается генерал армии Михаил Моисеев, в свое время — начальник Генштаба ВС СССР и руководитель вывода 40-й армии из Афганистана, а ныне — ведущий инспектор Генштаба. По его мнению, помимо неблагоприятной климатической ситуации — начинающихся песчаных бурь, этому может воспрепятствовать и реакция арабских стран, и шире — всего мусульманского мира.

А бывший начальник главного управления международного военного сотрудничества Минобороны, ныне вице-президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов считает возможным применение американской стороной даже ядерного оружия в случае, если операция пойдет не так, как запланировал Пентагон.

Накануне начала войны, сообщает газета Время новостей, министр обороны США Дональд Рамсфелд обозначил идеальные временные рамки предполагаемого блицкрига в Ираке — шесть дней. Однако уже понятно, что в эти сроки не уложиться: даже в городах, уже считающихся захваченными — например, в Басре — продолжаются ожесточенные бои.

Кроме того, как и следовало ожидать, особенно болезненным может оказаться вопрос о числе жертв.

Время новостей утверждает, что еще накануне начала боевых действий некий высокопоставленный американский военный в Москве называл предполагаемые и допустимые размеры потерь: «Десятки американских военнослужащих, сотни гражданских иракцев, тысячи иракских солдат». Однако первые же дни боев, пишет газета, опровергли этот прогноз: «Достаточно увидеть на телеэкране массированные бомбардировки городских районов и зарево над Багдадом».

«Ирак будет воевать так, как мы воевали против Наполеона, против Гитлера», — утверждает в газете Время MN профессор Анатолий Егорин, замдиректора Института востоковедения. — Вспомните нашу Великую Отечественную: поджигали и взрывали все, потом разберемся. Но среди мирного населения будут колоссальные жертвы».

Но и без того найти виновников затягивания операции — не проблема.

«Государственный департамент США обвинил Россию в поставке военной техники иракской армии», сообщает газета Известия». Российская сторона, естественно, эту информацию категорически опровергла. Однако, по данным газеты, российское оборудование, способное сбить наводку американских «умных бомб», в Ираке все же оказалось.

В КБП «Тула» Известиям уверенно заявили, что никакие военные поставки в Ирак не производятся: «Если какие-то наши изделия и попали к иракцам, то без нашего участия». Как пояснил помощник президента Сергей Ястржембский, прицелы, о которых идет речь, находятся в свободной продаже во многих странах.

В ООО «Авиаконверсия», где производятся станции активных помех для спутниковых навигационных систем GPS/GLONASS газету также заверили в отсутствии каких-либо иракских контрактов: «Американцы закупили у нас эти станции, чтобы разработать средства противодействия. Видимо, у них ничего не получилось, и теперь они готовы искать козлов отпущения».

Вашингтон попросту обижен на Москву за то, что она не поддержала его военную акцию, заявил по этому поводу газете Время новостей директор Института стратегических исследований Сергей Ознобищев. Несмотря на все усилия российских политиков убедить своих американских коллег, что Россия не намерена ссориться с Америкой из-за Ирака, отношения обостряются. Россия продолжает настаивать на возвращении иракского вопроса в ООН, и это, конечно, не по душе американцам.

В любом случае «США не могут себе позволить длительной и кровавой войны, пусть даже и с заведомо победным концом, — пишет газета Ведомости. — Главный вопрос прост: сколько продержится Хусейн?».

Понятно, что исходные данные для иракского лидера неблагоприятны: «Группировке союзников противостоит слабая в техническом плане армия, желание воевать которой вызывает сомнения. Единственная стратегия, которая есть у Саддама, — пассивная оборона — считается заведомо проигрышной».

Тем не менее, констатирует газета, многими политиками и публицистами сегодня овладело предчувствие новой мировой войны. Они, между проичм, вспомнили, что ни в начале прошлого века, ни в 30-е годы ничто не предвещало мировой катастрофы: «Единственное, что указывало тогда на грядущую всемирную бойню — портились нравы и государства начинали попирать международные законы. Похожую красочную картину мы имеем и сейчас».

Однако дальнейшее обострение, подчеркивает газета, возможно только в том случае, если иракский режим продержится хотя бы несколько недель.

Почему вообще американцы решились на сухопутную операцию? «На что рассчитывают? — спрашивает Андрей Колесников в Коммерcанте. — Надо же было с самого начала понимать, что в среднем люди идут по пустыне лет сорок. Быстрее, боюсь, не уложиться. Проверено».

Впрочем, понятно, что судьба иракского режима и его лидера решена, весь вопрос в том, каким будет для Саддама развязка, пишут Ведомости. «Например, найдет ли он мужество погибнуть в бою, став таким образом новым арабским героем, или будет позорно выдан собственными соратниками, многие из которых, возможно, захотят отплатить диктатору за годы или даже десятилетия постоянного страха и унижений».

Судьбе иракского лидера посвятила отдельную публикацию газета Время MN. «Что бы мы ни думали о Саддаме Хусейне как о политике и человеке, — пишет газета, — ясно, что он стал исторической фигурой. Парадокс состоит в том, что, показав свою полную несостоятельность как полководец, проиграв все затеянные им войны, Саддам сегодня предстает перед арабскими массами в облике бесстрашного воина, не склонившего головы перед могущественным врагом».

По мнению военного обозревателя газеты Владимира Скосырева, правление Хусейна не могло быть долговечным — в частности, потому, что ему не удалось создать систему преемственности власти. Американская военная акция лишь ускорит его падение.

Однако ему необыкновенно повезло: «Теперь Саддам уйдет со сцены не как потерпевший крах тиран, а как несгибаемый борец за независимость. И этот образ будет вдохновлять не одно поколение шахидов, пылающих ненавистью к американцам, да и вообще ко всем «неверным», которые несут арабам чуждые им порядки».

Очевидны и другие, не менее тяжкие последствия антисаддамовской операции. Всякого свидетеля сегодняшних событий в Ираке, пишет в Ведомостях директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов, не может не посетить «простая и малоприятная мысль — любая страна, которая опасается стать жертвой американских репрессий, должна позаботиться о наличии у нее ядерного оружия и средств его доставки до территории США».

Причем эти способы, как считает газета, вряд ли будут ограничены традиционными ракетами, которые сложны и дороги, но главное — их появление в той или иной стране невозможно скрыть. «В результате появляется поле для сотрудничества между находящимися под угрозой режимами и международными террористическими сетями».

Конечно, рассуждает газета Время MN, «при нынешней степени бдительности в США подобие шокового 11 сентября, ставшего идеологическим фундаментом внешней политики Буша-младшего, маловероятно».

Но с другой стороны, нынешние демонстрации «самонадеянности силы» не могут не вызвать отпора, не могут не плодить экстремистов и экстремистские акции сопротивления».

Тем более, что, как считает большинство наблюдателей, одним Ираком дело не ограничится. «Начав наводить порядок в одной ближневосточной стране, Америка не остановится, просто не сможет остановиться, — ликвидировав один людоедский режим, она вынуждена будет заняться и другими», — пишет Павел Фельгенгауэр в Новой газете.

Список претендентов на внимание США велик: «Иран, Сирия, Ливия, пока что союзная США Саудовская Аравия и, конечно, Северная Корея прекрасно понимают, что им после бесславной гибели Хусейна остается либо безоговорочно подчиняться американскому диктату, либо вкладывать все силы в скорейшее развитие потенциала сдерживания — в создание собственного ракетно-ядерного потенциала». И именно эти страны неизбежно будут попадать под американский превентивный удар.

Это мнение отчасти разделяет Леонид Шебаршин, президент Российской национальной службы экономической безопасности, бывший глава Первого главного управления (разведки) КГБ СССР.

«Думаю, — пишет Шебаршин в издании НГ-дипкурьер — после Ирака настанет черед менять режим в Саудовской Аравии». Но там, по прогнозу автора, события, вполне возможно, будут развиваться мирным путем. «А вот следующей, более серьезной целью американцев вполне может стать Иран».

Как заметила газета Время MN, «в мире, расставшемся с послевоенным полустолетием американо-советской конфронтации, все отчетливее утверждают себя не принципы международного права, а право превосходящей силы единственной сверхдержавы».

Созданная после войны система международных отношений, основанная на принципе безусловного национального суверенитета, фактически прекращает свое существование, подчеркивает, со своей стороны, обозреватель Новой газеты. Вступает в действие нечто вроде знаменитой брежневской доктрины ограниченного суверенитета, принятая после вторжения советских войск в Чехословакию: СССР объявил о своем праве вмешиваться во внутренние дела стран соцлагеря для «поддержания» социализма.

«Теперь тот же ограниченный суверенитет вырисовывается для всего земного шара, — пишет Павел Фельгенгауэр, — Америка будет сама решать, кто плох, кто хорош, кого наказывать и свергать, кого хвалить или поощрять». Именно поэтому и бывшие страны соцлагеря, и бывшие советские республики поддержали действия США: «Им брежневская доктрина не в новинку, знают, как вести себя с начальством».

В общем, подводит итог Фельгенгауэр, антивоенная коалиция в составе Германии, Франции, России, Китая доказала свое полное бессилие: «Америку не сдержать. ООН, как Лига наций перед Второй мировой войной, катится к закату».

«Мир стоит перед руинами дипломатии», — цитирует Еженедельный журнал немецкий еженедельник «Цайт» и добавляет: «Но в руинах, похоже, оказалась не только дипломатия, но и весь мировой порядок, сложившийся за последние 10-15 лет».

Впрочем, что касается ООН, напоминает журнал, утверждать, что эта международная организация лишилась руководящей роли в мире из-за действий американской администрации, было бы очевидной натяжкой.

Совет безопасности лишь дважды за время своего существования принимал решения о силовом принуждении агрессора к миру: в 1950 году, во время вторжения Северной Кореи в Южную, и в 1990-м, после захвата Ираком Кувейта. Все прочие войны на планете происходили без одобрения ООН: «Так что эта организация теперь возвращается в привычную для себя колею — она вновь становится дискуссионным клубом для великих держав».

Примерно такая же участь, по-видимому, уготована и Североатлантическому альянсу. Во всяком случае, сообщает Еженедельный журнал, генсек НАТО Джордж Робертсон заявил на днях, что этот блок, созданный, как известно, для совместной обороны, «останется первостепенным трансатлантическим форумом для обмена информацией и идеями».

Иракский кризис спровоцировал раскол и в Европейском союзе. У тех, что поддержал Америку, могут возникнуть проблемы. Во всяком случае, Жак Ширак, сообщает журнал, уже намекнул, что у восточноевропейских государств, не проявивших необходимой европейской солидарности, могут возникнуть серьезные проблемы с вступлением в ЕС. «Таким образом, важнейшие решения по созданию единой Европы тоже под ударом».

Что касается российско-американских отношений, то «наша непреклонность», как считает ЕЖ, может обернуться для страны серьезными потерями.

Конечно, Вашингтон не высказывается о российской позиции так же резко, как, например, о французской: «Администрация США меньше всего заинтересована в том, чтобы демонстрировать сейчас, что с ее действиями не согласно большое число государств». Но и рассчитывать на особые отношения с Америкой России больше не стоит.

«Уже сейчас можно с уверенностью сказать, что 8 млрд долларов иракских долгов не вернутся в Россию никогда. Точно также можно позабыть об американских обещаниях обеспечить участие российских компаний в российской нефтяной промышленности». При этом откажут России, разумеется, не американцы, а новое багдадское правительство. Что касается США, вряд ли они возобновят переговоры с Россией о сотрудничестве в области космоса или энергетики.

В общем, как считает ЕЖ, «похоже, что и российско-американские отношения можно вписать в список случайных жертв войны в Ираке. Однако виновен в этом не только Вашингтон».

«Начало войны в Ираке подвело черту под усилиями политиков и дипломатов разных стран, в том числе и российских, в предвоенный период», — пишет Андрей Рябов в газете Время MN.

России, к счастью, так и не пришлось делать выбор на заседании Совета Безопасности ООН, «где вето на войну означало бы фактический разрыв со Штатами, а позиция воздержавшегося в голосовании или неучастие в нем вовсе были бы равнозначны потере российским руководством лица как на международной арене, так и во внутренней политике». В то же время надежд на быстрое восстановление «довоенного» уровня отношений с США пока нет.

Что же касается сближения с лидерами ЕС, оно пока не принесло ощутимых результатов ни в экономическом сотрудничестве, ни в «болезненном для наиболее продвинутой части россиян визовом вопросе». Не отпала и идея создания международного трибунала по Чечне.

С другой стороны, как отмечает автор, нет никаких свидетельств того, что ведущие исламские страны, оценив позицию России по Ираку, наконец прекратили помощь чеченским боевикам.

Неопределенность сегодняшнего дня — исток еще большей неопределенности в отношении дня завтрашнего, подчеркивает автор: никто пока не знает, сколько будет длиться война в Ираке и каковы будут ее последствия — военные, политические, экономические.

Гадания об этих последствиях сегодня — «главный метод внешнеполитического мышления: «А как еще поступать, когда «большую игру» ведут другие, а ты вынужден приспосабливаться к этой игре, а ты вынужден приспосабливаться к этой игре, использовать «окна возможностей», открывающиеся в результате действий других, и при этом регулярно пересчитывать собственные ограниченные ресурсы?»

По мнению автора и ведущего программы «Постскриптум» на ТВЦ Алексея Пушкова, Россия ничего особенно не потеряла, не согласившись на этот раз с планами США. Ведь Америка так ничего существенного и не предложила России в обмен на поддержку.

Очередное обещание отменить поправку Джексона-Вэника, пишет Пушков в Независимой газете, «выглядит прямым издевательством и ничего, кроме смеха, уже вызвать не может». Включение трех чеченских групп в «террористический список» госдепартамента США — шаг для Кремля приятный, но, в общем, чисто символический. Что касается поддержки при вступлении в ВТО — она России не слишком нужна: «мы еще сами не определились, когда туда вступать и на каких условиях». Что же касается иракской нефти, ее, как заявил журнал «Ньюсуик», России никто и не обещал.

По мнению Алексея Пушкова, в отношениях с Россией Америка постоянно занималась «продажей воздуха», в то же время рассчитывая на реальную поддержку всех своих акций.

Между тем, если говорить о двусторонних договоренностях, уточняет автор, США идут на них, как правило, только если это выгодно им самим — экономически или политически. «Нам надо научиться чуть больше себя ценить — и тогда администрация Буша тоже станет нас ценить несколько больше».

С точки зрения Евгения Сатановского, президента Российского еврейского конгресса, беда России в том, что исторический опыт мало чему ее учит. «Мы готовы быть союзником кому угодно и им зачастую искренне являемся, однако у нас постоянных союзников не было и нет ни в европейской «Антанте», ни в арабском мире».

Необходимо ориентироваться исключительно на собственные национальные интересы, считает Сатановский, тем более, что Россия сегодня — довольно слабый игрок на международной арене, «где-то на грани между второй и третьей лигой, с сохраняющимся потенциалом прохода в первую». К сожалению, подчеркивает автор, «то, чего мы, как Россия, хотим, сильно отличается от того, что можем».

Президент РЕК убежден, что американская операция в Ираке — лишь начало процесса пересмотра мирового устройства, что существующая система сил, во всяком случае, по мнению США, изжила себя. «Не исключено, что ООН доживает если не последние месяцы, то последние годы, — пишет Сатановский. — не пора ли задуматься о том, каким может быть мир «после ООН»?»

Между тем, официальная российская позиция явно находится в стороне от этих размышлений. «Мы по-прежнему убеждены, что иракский кризис должен быть окончательно урегулирован на основе всех имеющихся на этот счет решений СБ ООН», — пишет в Российской газете глава российского МИДа Игорь Иванов. Другое его убеждение — что опыт системы безопасности, созданной в мире после окончания Второй мировой войны, должен быть использован для построения новой, универсальной системы, способной в будущем оградить человечество от всего спектра современных вызовов и угроз.

К сожалению, продюссеры и режиссеры нынешнего военного спектакля под названием «Шок и трепет» не разделяют этих убеждений российского МИДа.

«Иракский кризис грозит обернуться «моментом истины» для российской власти», — предостерегает в большой статье в Известиях лидер СПС Борис Немцов. Да, действия американцев поставили под угрозу суверенитеты всех стран, но Россия уязвима вдвойне: «Пока наша страна слаба и зависима экономически, мы не можем говорить о существовании государственного суверенитета».

России необходима срочная экономическая реконструкция, пишет Немцов: «Сейчас самое время заняться собственной страной».

Лидер СПС считает, что антиамериканская истерия, охватившая страну, непродуктивна: «Национальной истерике должна быть противопоставлена «национальная стратегия». Мы не должны быть ни за Буша, ни за Саддама. Мы должны быть за себя, за Россию».

Как и большинство политиков и наблюдателей, Борис Немцов считает, что приемлемые цены на нефть — основу нынешнего относительного российского благополучия — сохранятся не более, чем в течение года. «Если мы и сейчас не осуществим реальных реформ, нам придется судорожно браться за дело через год — в гораздо более драматичной ситуации, при катастрофическом лимите времени».

Борьба за удержание цен на нефть в результате войны может смениться войной за долю на рынке, пишет Еженедельный журнал. Выиграют эту войну, естественно, арабские страны — там себестоимость барреля несравнима с российской. Так что проблемы для экономики России в связи с Иракской войной несомненны.

С другой стороны, замечает журнал, «эта встряска могла бы стать для нас полезной».

В самом деле, нынешнее нефтяное процветание России у многих вызывает беспокойство из-за увеличивающейся зависимости страны от нефтяного рынка. А также из-за притока в страну не только дешевых нефтедолларов, но и закупленного на них оборудования и товаров — вместо развития собственных производственных мощностей.

В то время как падение цен теоретически может вынудить российскую экономику попытаться слезть с нефтяной иглы. Правда, замечает Еженедельный журнал, предыдущая (1998-го года) попытка не внушает большого оптимизма.

И напоследок — прогноз на будущее от известного асролога Павла Глобы (прогноз опубликован еженедельником Консерватор).

Глоба, опираясь на базовые пророчества Мишеля Нострадамуса, утверждает, что сегодня мир находится перед взлетом ислама и образованием совершенно новой международной структуры — Панисламского союза, способной на акт открытой военной агрессии Запада.

Остановить предсказанную войну предстоит «двум вождям Севера», одним из которых станет глава будущей Канады («которая, в отличие от США, будет процветать»), а вторым — глава будущей России.

Сама же Россия, по предсказанию Глобы, на время окажется в стороне от пересечения интересов Запада и Востока. «Нас оставят в покое, предоставив самим заниматься своими делами. Для России это, как ни странно, окажется крайне благоприятно. Мы в итоге сможем стабилизировать экономику, причем каждый регион России будет выплывать в одиночку». Вслед за этим наступит время общего процветания страны.

В общем, как обычно — «выдержим все, и широкую, ясную грудью дорогу проложим себе». Дальнейшее тоже верно.

К тому же, уточняют астрологи, «звезды склоняют, но не предопределяют». То есть: для любого поворота событий бывают определенные возможности, однако их всегда недостаточно, чтобы гарантировать именно этот поворот.

Что ж — неожиданно разумный для астропрогноза и вполне рациональный подход: для достижения результата необходимо на него работать. Одного горячего желания «вернуть российское могущество» маловато — надо, как говорится в одном старом анекдоте, «дать Богу реальный шанс».

Увы: к глубокому общему прискорбию, рациональность никогда не числилась среди российских национальных добродетелей. Мы предпочитаем горделиво плыть по течению. Не забывая, впрочем, про надлежащий пиар — особенно перед выборами.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ