Предстоящие выборы и российские перспективы: от Владимира Путина до Ивана Грозного

0
16

Увольнение Бориса Йордана с поста главы холдинга «Газпром-Медиа» убедительно свидетельствует: несмотря на все рассуждения аналитиков о том, что предстоящие выборы — мероприятие чисто декоративное, поскольку их результат вполне предсказуем, стопроцентной уверенности в этом результате у Кремля все же нет.

Пресса уже разъяснила всем интересующимся, что Йордана уволили из-за «политически неблагонадежных» сюжетов в ходе освещения теракта на Дубровке. И вообще за излишнюю самостоятельность. Газета Ведомости приводит утверждение лидера СПС Бориса Немцова: «Йордан никогда не ходил к руководству администрации президента на совещания по поводу формирования общественного мнения». Такое, естественно, не может не раздражать высокое начальство. И вообще — в предвыборном году лучше перестраховаться.

Как признался в интервью Коммерсанту Леонид Парфенов, «хотя тучи ходили», никто не думал, что Йордана снимут так скоро. Но в том, что снимут, сомнений не было — «знающие люди говорили про весну, говорили и про осень, что начнется политический сезон и тогда последуют либо оргвыводы, либо всех построят». А уж когда после «Норд-Оста» президент упомянул о «заработках на крови сограждан» некоего общенационального канала, всем стало ясно, что это даже «не черная метка, а шелковый шнурок, присланный в конверте».

Поэтому Парфенов не верит в то, что причина снятия Йордана — «расхождение в тактике бизнеса» с правлением «Газпрома»: «Может, конечно, и в тактике расходились, но невозможно представить, что расхождения в тактике с «Газпромом» важнее тактики в политике с президентом».

Как сурово заметила по этому поводу Независимая газета, и тактика, и «стратегия у российского бизнеса, тем более информационного, такая, какую укажет власть».

Впрочем, заметило издание Газета, уволить Йордана с НТВ будет непросто: для этого необходимо решение совета директоров канала. Причем не сегодняшнего — его полномочия окончились почти год назад, а нового, легитимного, избранного на собрании акционеров. Как говорят, на это может уйти не менее полутора месяцев.

Оставлять Йордана все это время во главе НТВ «Газпрому» крайне невыгодно, поэтому с ним попытаются договориться. Цена этой договоренности будет очень большой: формальный повод расторгнуть контракт трудно. Экономические показатели канала в последние месяцы непрерывно улучшались.

Разные издания называют разный размер отступного — от $10 до $15 млн. Утверждают даже, что сам Йордан намерен потребовать не менее $70 млн. Шансы у него есть: как сообщили СМИ, свою обеспокоенность в связи с отставкой Йордана и дальнейшей судьбой канала НТВ на днях выразил официальный представитель госдепартамента США Ричард Баучер.

Таким образом, замечает Газета, «Нетерпение выполнить указание Кремля подвело Миллера и осложнило дальнейшую разборку с Йорданом», ведь «Газпром» никоим образом не заинтересован в «отрицательном пиаре на государственном уровне».

Тем не менее политическая подоплека случившегося очевидна — ведь выборы все ближе. Как заметила Независимая газета, «в такую лихую годину каждый микрофон, каждая телекамера, каждое перо должны быть мобилизованы и призваны на борьбу за голоса избирателей».

Естественно, власть никак не могла пустить столь важное дело на самотек: правда, четвертая кнопка не первая, и не вторая — но все же…

К тому же «Первый канал» и «Россия», по выражению Леонида Парфенова, давно уже «стоят монолитными колоссами», и «там все по струночке». Теперь и НТВ встанет как положено.

Все это не напрасно. Недаром Глеб Павловский, глава Фонда эффективной политики и известный политтехнолог, продолжает рассказывать в разных изданиях, как важно для нынешних думских претендентов на звание «президентской гвардии» из партии «Единая Россия», не просто победить коммунистов, а победить их триумфально.

Тогда Владимир Путин поймет, как сильны те, кто на всех перекрестках объявляет себя его главной опорой, и после 2008 года (после окончания второго президентского срока) захочет возглавить единороссов, превратившись на четыре года в лидера партии думского большинства.

А на следующих выборах, в 2012-м году Путин вновь выставит свою кандидатуру на в президентских выборах и, в свою очередь, с триумфом вернется во власть. Чем не вариант?

Таким образом, у «Единой России» есть мощнейший стимул к победе, а у Кремля — к тому, чтобы сделать такой важный предвыборный ресурс, как телевидение, абсолютно управляемым.

Надо сказать, что выборы 2008-го года занимают СМИ едва ли не сильнее, чем близлежащие.

«Выборы 2003-2004 годов не будут решающими», — уверенно пишет Новая газета. По ее мнению, сегодня между противниками, сражающимися за место во власти, существует примерное равновесие сил. Поэтому предполагается, что предстоящие бои будут иметь скорее тактическое значение. Предстоит укрепить собственные позиции и ослабить противника — «с тем, чтобы к решающей схватке в 2007-2008 годах добиться кардинального перевеса сил».

Трехлетнее постъельцинское перемирие на российском Олимпе заканчивается, пишет газета. Однако воспользоваться им сумели лишь военная и бюрократическая элиты, объединившиеся во властный союз. Этакий вариант капитализма ближневосточного образца.

(По классификации Новой газеты, существует еще восточная модель капитализма, когда власть контролируют экономическая и бюрократическая элиты, а также западная, где власть принадлежит элитам экономической, политической и интеллектуальной. Впрочем, этот последний вариант, по мнению газеты, для России абсолютно неприемлем).

Консолидация военных и бюрократов, как считает газета, закономерна: они способны объединиться по приказу сверху. В то время, как элитам экономической и политической для консолидации как минимум нужны соответствующие идеи. Которых до сих пор нет. Поэтому влияние политической элиты на реальную власть неуклонно падает. Что же касается элиты экономической — именно она стала для «новой Антанты» бюрократов и военных главным противником.

Начиная войну, этот военно-бюрократический альянс имеет целью получить контроль над Думой — чтобы иметь возможность устанавливать выгодные для себя правила политической игры.

В этом смысле парламентские выборы в следующем политическом сезоне будут даже важнее президентских.

А затем, в 2007-2008 годах, предсказывает газета, будет повторен сценарий предвыборной кампании 1999-2000 года. Только роль «чеченских сепаратистов» будет уготована крупному бизнесу, который «ограбил страну», «вывозит за границу необходимые для развития страны ресурсы» и так далее.

Альянс бюрократов и военных сделает все возможное, чтобы вернуть себе контроль над «ресурсной базой общества». То есть удар, как уже было сказано, предполагается нанести по новой экономической элите. И если крупный бизнес удастся обезглавить, мелкий и средний будет прочно закабален, чтобы из него больше никогда не вырос новый, опасный «вследствие своей весовой категории» для военных и бюрократов противник.

Одновременно будет ликвидирована и возможность для появления в будущем сильных политической и интеллектуальной элит — также естественных противников для властного военно-бюрократического бюрократов альянса.

Отсюда Новая газета делает вывод, что перспективы демократии и рыночной экономики в России могут быть весьма печальны.

Есть серьезные опасения, что «в ближайшие пять лет военно-бюрократический союз сможет без особых проблем вести процесс внедрения естественной для него формы управления обществом — автаркии египетского образца».

Понятно, что ничего, кроме очередного «застоя» бюрократы и военные организовать неспособны: «А так как для современного этапа развития человечества «восточная деспотия» по всем меркам архаична, процесс деградации общества продолжится и завершится естественным распадом страны».

Вообще тема «деградации и распада страны» или, как минимум, тема нарастания неких тревожных ожиданий в социуме не исчезает из СМИ, несмотря на все рассуждения о стабилизации положения в стране и даже о «новом застое».

Сегодня данные социологических опросов рисуют благостную картину едва ли не полной гармонии общества и власти, пишет еженедельник Российские вести. Во всяком случае, по сравнению с осенью 1999 года: тогда доля респондентов, оценивающих ситуацию в стране как катастрофическую, перевалила за 40%. На сегодняшний день этот показатель составляет 13-14%, и тенденция к его снижению сохраняется. Доля же тех, что оценивает ситуацию как устойчивую, растет, достигнув рубежа в 23%.

С другой стороны, пишет еженедельник, есть и гораздо менее успокоительные цифры. По данным тех же социологов, более 74% населения готово поддержать столь радикальную меру, как «конфискация в пользу государства неправедно нажитых состояний». Только 12% россиян верят, что в ближайшем будущем их жизнь может измениться к лучшему, а 32% придерживаются противоположного мнения.

Таким образом, как считают исследователи, все еще высокий рейтинг президента «отражает не столько удовлетворение общества тем, как идут дела, сколько его фактическую безальтернативность вкупе с крайне низкими ожиданиями общества по отношению к власти».

Похоже, что граждане постепенно приходят к выводу, что президент тратит свое время и силы в основном «на чисто церемониальную деятельность, а решение накапливающихся проблем зачастую носит имитационный характер». Попросту говоря, от президента перестают чего бы то ни было ждать, довольствуясь тем, что он, в отличие от Ельцина с его «загогулинами», молод, здоров, вменяем и нормально смотрится в телесюжетах рядом с мировыми лидерами.

«Складывается впечатление, — пишут Российские вести, — что поколения, наиболее активно участвующие в экономической жизни, в значительной степени смирились с тем, что любые протесты и активная политическая деятельность бесполезны». По мнению очень многих, сегодня наилучшая жизненная стратегия — «посильное встраивание в сложившийся, пусть и несправедливый миропорядок».

С другой стороны, как считает еженедельник, существующее социальное напряжение может быть использовано в качестве веского аргумента в ожесточенных предвыборных схватках. Которые следует рассматривать как один из этапов борьбы за новый передел собственности, за контроль над основными экономическими и политическими ресурсами страны.

Почти 65% опрошенных россиян, утверждают Российские вести, готовы поддержать на выборах политическую партию, в программу которой вошли бы восстановление и защита социальной справедливости. А это, как легко подсчитать, в 3-4 раза превышает сегодняшний размер электората КПРФ.

Как заявил в интервью газете Консерватор президент фонда «Институт развития» Виктор Милитарев, по сути, «в России две политические силы: КПРФ и Путин, причем в массовом сознании между ними в каком-то смысле нет принципиальной разницы».

Разница между электоратом Путина и электоратом КПРФ, по мнению автора, скорее стилистическая. Избирателям Путина не нравится в риторике КПРФ «ритуальный сталинизм», «стыдливое жидоедство», и вообще некая политическая и культурная замшелость. Избирателям КПРФ в Путине не нравится столь же ритуальные приверженность рыночной экономике и Западу. А в сумме эти избиратели составляют едва ли не 80% от общего числа.

В общем, как считает Виктор Милитарев, «электорат Путина это и есть электорат левой некоммунистической партии», которой, по сути, в стране пока нет. А потребность в ней есть, и, судя по нарастанию «антиолигархических настроений» в обществе, будет только увеличиваться.

Еще одна точка зрения на ближайшие российские перспективы высказана в документе, который пресса назвала «манифестом Серафимовского клуба». Опубликован он в газете Ведомости под заголовком «От политики страха к политике роста». Его авторы — известные журналисты: политический обозреватель ОРТ Михаил Леонтьев, научный редактор журнала Эксперт Александр Привалов, известный колумнист Максим Соколом и главный редактор Эксперта Валерий Фадеев.

Как сообщает газета Ведомости, они и стали — совместно с режиссером Алексеем Балабановым и продюсером Сергеем Сельяновым — инициаторами создания клуба, «назначение которого — обсуждение ключевых вопросов жизни страны, выработка и продвижение осмысленных решений этих вопросов».

Собственно, с самого главного вопроса Серафимовский клуб и начинает свой манифест: «Почему Россия остается экономически — а значит, и политически, — несостоятельной страной? Почему за 10, а если считать с объявления перестройки в 1985 году, то и за все 17 лет реформ наша страна так и не встала на путь уверенного экономического развития?»

А потому, отвечают авторы, что с самого начала процесса реформирования власть и элита были парализованы разного рода страхами. Как следствие, они способны были лишь на ситуационную реакцию, а не на выработку стратегии; занимались устранением симптомов заболевания вместо того, чтобы лечить его причину.

Вначале, в 1991 году, в России боялись голода, затем — возврата коммунистов, еще позже — роста инфляции, дефицита бюджета и, конечно, падения цен на нефть.

Этот последний страх стал константой всего постсоветского периода. «Вся страна, от премьер-министра до сельской пенсионерки, боится падения мировых цен на нефть, потому что уверена, будто от этих цен зависит ее благополучие (причем премьер-министр не больше пенсионерки стремится сделать хоть что-нибудь для изменения структуры экспорта)».

Помимо этого, с самого начала Россия панически боялась показаться Западу недостаточно прогрессивной: «Поэтому боялись не только МВФ, Мирового банка, Билла Клинтона, но и любого шарлатана, поучающего нас, как надо себя вести».

Все сегодняшние беды — еще большая, чем в советские времена, зависимость от сырьевого сектора, еще меньший потребительский сектор и гибнущий инновационный сектор — результат именно этой политики страха. «Выпущенная на свободу слабая экономика в отсутствие общественной и государственной воли движется туда, куда только и возможно ехать «даром», — к прозябанию, застою деградации».

Эту инерцию предстоит преодолеть: «Задачу восстановления России не могут решать испуганные люди». Вообще самая главная беда нашей страны, по мнению авторов, заключается в непоколебимой уверенности отечественной элиты в том, что «корабль тонет».

Между тем, утверждается в манифесте, если в стране и существует реальное препятствие, не позволяющее ей эффективно развиваться, то оно заключается прежде всего в «безответственной и пораженчески настроенной элите, которая боится ставить перед собой и страной серьезные цели».

Между тем все условия для экономического роста налицо: ресурсов в стране достаточно. За годы реформ в стране появился слой ответственных предпринимателей, возник внутренний спрос.

Более того, по мнению авторов, дополнительным фактором, стимулирующим развитие, может стать мировой кризис. «Эпоха глобализации — в ее прежнем виде — закончилась. Никто не знает определенно, как пойдет мировое развитие». В этом смысле все страны одинаково слабы, даже самые могущественные. «Но всякий кризис — это и новые возможности. Тот, кто первый эти возможности осознает, тот и выиграет на следующем витке мирового развития».

Однако преодоление сегодняшних трудностей, с точки зрения авторов документа, возможно лишь на пути консолидации усилий бизнеса и государства: «Цели государства и бизнеса должны быть едины. Только в тех странах осуществился экономический прорыв, где была воля государства, идейное единство, общий настрой на развитие».

Авторы подчеркивают, что не имеют в виду возрождение былой административно-командной системы: «Ставка должна быть сделана на раскрепощение творческих сил российского бизнеса, на создание для него (а не для абстрактного иностранного инвестора) максимально благоприятных условий работы».

И это, подчеркивают составители манифеста, вопрос не одного только экономического развития и, как следствие, укрепления международных позиций России. Речь идет о выживании страны, о сохранении ее государственного единства: «При сохранении нынешнего хозяйственного положения гражданский распад есть лишь вопрос времени, о гражданском же и политическом единении не приходится и говорить».

В полемику с членами Серафимовского клуба вступил еженедельник Консерватор. По его мнению, прозябание страны и впрямь связано с позицией элиты. Однако позиция эта обусловлена не мистическими страхами перед могущими случиться и никогда не случающимися неприятностями, а опасениями за собственную судьбу.

Как утверждает Консерватор, «наша элита — как целое, а не как совокупность отдельных симпатичных, а порой и очень даже симпатичных личностей, вроде самих авторов манифеста — больше всего боится именно что «возрождения России» — в каком бы то ни было виде». И потому она будет блокировать все варианты роста, кроме абсолютно безопасных для себя — вроде плана дальнейшего развития «сырьевого сектора».

Причина, как считает Консерватор, элементарна: «Наша элита не чувствует себя в силах удержать в своих руках хоть сколько-нибудь сильную страну».

Главная задача авторов манифеста, по мнению Консерватора, — найти безопасный для сегодняшних сильных мира сего вариант национальной идеи, основой которой должно стать утверждение «незыблемости итогов приватизации».

Именно здесь, по мысли Консерватора, корень всех опасений российской элиты, и отсюда ее жгучее желание сохранить все как есть: «Цезарь говорил: лучше быть первым в деревне, чем вторым в городе… Наши первые парни на деревне хотят одного: чтобы деревня оставалась деревней… И сколько бы несчастная русская кляча ни демонстрировала им свой добрый нрав и нестроптивость, они все недокладывают ей в кормушку сена, потому что боятся, что «лошадь понесет» и их сбросит».

Мишенью колумнистов из Серафимовского клуба стало правительство, пишет газета Ведомости: первой их жертвой должен стать Михаил Касьянов, не способный справиться с сырьевой ориентацией российской экономики. Второй — глава Минфина Алексей Кудрин, придающий чрезмерно большое значение профициту бюджета. А третьей, разумеется, Герман Греф, отвечающий за общее направление экономического развития.

«Стержнем позиционирования «единороссов» в нынешней думской кампании станет оголтелая критика правительства», — поясняют Ведомости, и бригада колумнистов в этом плане постаралась на совесть. «Но не слишком ли высок градус полемики для выборов в относительно благополучное для электората время?»

Впрочем, поясняет газета, авторы манифеста обращаются вовсе не к электорату, а к спонсорам будущей избирательной кампании. То есть все к тем же олигархам. Для которых ставки на парламентских выборах чрезвычайно высоки: «Разыгрываются не просто думские мандаты, а доли участия в предвыборном штабе второй кампании президента Путина».

Кроме того, следует учитывать, напоминает газета, что, в отличие от предыдущих выборов, к нынешним российские финансово-промышленные группировки пришли с миллиардами свободного кэша. Есть за что бороться.

«Кабинету Касьянова не позавидуешь, — замечают Ведомости, — деньги на предполагаемый «чертеж будущей России» наши ницшеанцы собираются зарабатывать на его политических похоронах».

В общем предвыборная рубка в верхах началась.

Почему-то при этом вспоминается очередное предостережение нашего неувядаемого Владимира Вольфовича в интервью еженедельнику «Мир новостей»: «Россия беременна новым Иваном Грозным!».

Жириновский утверждает, что России необходим жесткий и волевой лидер, который сумеет прекратить грызню в верхах, сделает бюрократов честными, политиков умными, и вернет стране ее былой международный авторитет.

Что же касается Путина, ему Владимир Вольфович советует, пока не поздно, уйти по-хорошему: «Если сейчас Путин не будет баллотироваться, он оставит о себе добрую память, а останься он еще на 4 года — ситуация будет другой, и он это понимает. Нужно будет проводить реформу РАО ЕС, ЖКХ. Такое начнется! В следующий раз он уйдет с проклятиями».

Но кто же в России отказывался от трона в разгар народного обожания? Хотя, с другой стороны, серьезные наблюдатели давно уже заметили: что у власти на уме, у Жириновского на языке…

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ