Чеченская проблема в России и в Грузии: на Кавказе ожидают высадки военного десанта США

0
22

В прессе со ссылками на «источники в Петрозаводске» появились сообщения о том, что Владимир Путин, возможно, отправится в сентябре на две недели в Шуйскую Чупу. В августе президент, наученный горьким опытом, в отпуск не пошел. И не напрасно: «черный месяц» российского календаря в очередной раз подтвердил свою дурную репутацию.

Вновь пополнился российский кавказский мартиролог — на сей раз именами погибших в катастрофе Ми-26 под Ханкалой. Пресса, хоть и не сразу, опубликовала список. Военное командование немедленно указало на чеченских террористов как на виновников катастрофы. Сайт сепаратистов тут же и с удовольствием эту версию подтвердил. К тому же в штабе объединенной группировки журналистам сообщили, что недалеко от места, где разбился вертолет, в одном из разрушенных домов нашли части переносного зенитно-ракетного комплекса типа «Стрела». Военные считают, что роковой выстрел, вполне возможно, был сделан как раз из этого самого ПЗРК.

Еще момент, отмеченный газетой Известия: «обращает на себя внимание, что вызывающий теракт произошел через несколько дней после конфиденциальной встречи бывшего главы Совбеза России Ивана Рыбкина с представителем чеченских сепаратистов в Женеве Ахмедом Закаевым». Может ханкалинскую катастрофу следует рассматривать как своего рода «приглашение-напоминание» сепаратистов о том, что, если стремиться к установлению реального мира в Чечне, договариваться так или иначе придется именно с ними?

Между тем версия о террористах оказалась далеко не единственной. Пресса начала задавать неприятные вопросы. «Почему злосчастный борт был перегружен как сельский автобус в Чувашии, рухнувший в пропасть за неделю до этого? — спрашивает Новая газета. — По всем правилам на борту «вертушки» должно было находиться до ста человек — как удалось набить туда 147 военнослужащих?» И даже если вертолет действительно подбили — как удалось сделать это под Ханкалой, где сосредоточено больше всего войск?

«Катастрофа «Ми-26″ — лишь часть общей картины, которая день ото дня становится мрачнее, — подчеркивает Новая газета. — Погибшие в вертолете — только часть общего списка, непрестанно растущего».

С ней вполне согласна Независимая: «Что бы ни случилось с вертолетом на самом деле, ясно, что его пассажиры стали жертвами войны в Чечне, из которой власть уже три года не может найти выход».

Самым худшим последствием катастрофы, с точки зрения НГ, может стать то, что в Чечне после нее ничего не изменится. Власть, в который раз после очередной трагедии принимая «адекватные меры», не делает ничего, чтобы остановить вооруженный конфликт, пишет газета.

Между тем мирные жители, в частности, те, кто идет на сотрудничество с федералами, подвергаются в республике не меньшей опасности, чем военные. НГ, в свою очередь, печатает длинный список погибших — чеченские милиционеры, главы местных администраций и их сотрудники, директора школ и обыкновенные учителя, имамы чеченских мечетей. Газета признает, что ее список не претендует на полноту, но, тем не менее, подчеркивает: «Дело может дойти до того, что в Чечне скоро вообще не останется людей, на которых российские власти могли бы опереться в своих действиях».

Между тем, как заметила пресса, по погибшим мирным жителям траур не объявлялся — за исключением недавней попытки Ахмада Кадырова. После того, как в Шали по вине артиллериста-наводчика из 70-го гвардейского мотострелкового полка был обстрелян жилой дом, погибли две девочки, а позже в больнице скончалась их мать, в республике на три дня были приспущены флаги и отменены увеселительные мероприятия. Кадыров сопроводил траур резкими высказываниями в адрес федералов. «Сегодня мы подошли к последней черте, — заявил глава местной администрации, — дальше терпеть такое нельзя».

С этой точкой зрения Кремлю отныне придется считаться, пишет в журнале Новое время Илья Мильштейн: «Другого Кадырова для Чечни там нет». Мильштейн называет бывшего муфтия «чеченским Талейраном». «Ахмад-хаджи помнит, — пишет Мильштейн, — что через несколько месяцев в Чечне будут выборы». Конечно, исход выборов в большой степени будет зависеть от того, как проголосует армия — а армия, разумеется, проголосует «как надо». Однако прочность власти того, кто победит на выборах, могут обеспечить только симпатии чеченцев, чьи голоса завоевать значительно труднее. «Кадыров догадывается об этом и начинает предвыборную кампанию. Национальный траур и антивоенная риторика — это такой специфический местный пиар».

Пиар этот, по мнению журнала, тем более эффективен, что нынешний глава чеченской администрации «почти предельно искренен». Ему и в самом деле «смертельно надоели российские военные», еще больше не устраивает его репутация коллаборациониста. «И он сражается против своего оскорбительного имиджа и против федералов почти с тем же ожесточением, с каким воевал в первую войну, когда объявлял джихад России и лично из рук Дудаева получал орден «Честь нации».

С другой стороны, Кремлю необходим Кадыров как фигура статусная — без него «оккупационный характер войны становится слишком уж очевидным». Да и Кадырову нужны федералы, «без них его власть и сама жизнь недорого стоят».

Эта двойственность ситуации придает особую остроту антивоенной риторике нынешнего главы чеченской администрации. Призывая к выводу войск, бывший муфтий временами забывает пояснять, что речь идет лишь об «избыточном контингенте». Временами начинает казаться, пишет Новая газета, что он мечтает о Чечне без русских. Однако, отведя душу, Кадыров неизменно возвращается к суровой реальности, и тогда выясняется, что просто военных в республике слишком уж много. Что дает главе администрации ЧР повод в следующий раз снова заявить, что федералы сами затягивают войну, и если бы не они, в республике давно бы уже наступил мир.

Подобной точки зрения в Чечне придерживается отнюдь не один Кадыров. Вот интервью Новой газете Усмана Масаева, заместителя главы чеченской администрации по инвестициям и экономическому развитию. Речь идет о финансировании восстановления Чечни.

Бюджет республики — 4,5 миллиарда рублей. На днях заместитель Германа Грефа Мухамед Циканов заявил, что до конца года будет освоено 70% этих средств. Масаев же утверждает, что это неправда, и что об этом всем прекрасно известно.

По его словам, деньги, предназначенные для восстановления чеченской экономики, в республику не попадают: «Их распределяют на 25 министерств, ведомств и госкомитетов России, то есть на заказчиков, которые находятся в Москве». Заключение договоров, бумажная круговерть — в итоге за 7 месяцев «освоено» всего 14% средств, причем преимущественно на бумаге. А поскольку в конце года все же придется отчитываться, теми же московскими чиновниками, не знающими ситуации в республике и не интересующимися ею, за бешеные деньги закупается совершенно ненужное в Чечне оборудование (например, для мясомолочного производства при полном отсутствии скота). Не говоря уж о том, что средства на монтаж этого оборудования выделить, как правило, «забывают». «Сегодня финансовый беспредел, который творят чиновники в Москве, наносит вреда значительно больше, чем боевики», — заявил Новой газете Усман Масаев.

Впрочем, как раз с боевиками, по мнению Масаева, вполне можно справиться — если бы не мешали все те же федералы: 10 тысяч чеченских милиционеров, «если их должным образом вооружить», вполне способны вести реальную борьбу с бандами, считает заместитель Кадырова.

Более того, по его версии, как только федералы перестанут вмешиваться во внутричеченские дела и дадут гарантии непреследования полевым командирам, многие известные боевики прекратят сопротивления. Первым в этом списке готовых к замирению полевых командиров Усман Масаев назвал Руслана Гелаева.

В готовность Гелаева сложить оружие поверить непросто. Панкисское ущелье, где, по данным российских военных, он базируется со своим отрядом, давно стало, по выражению газеты Время MN, «нарывом» на теле Грузии — территорией, на которую фактически не распространяется юрисдикция грузинских властей.

Если верить прессе, до сих пор эта соседская болячка беспокоила в основном Россию. Как заметили недавно Известия, по мнению Москвы, территория, где нашли себе пристанище Гелаев, боевики Басаева и прочие непримиримые, по сути, ничем не отличается от Афганистана времен талибов. Такое заявление естественным образом заставляет припомнить бесславный конец талибской армии и обстоятельства, которые ее к этому концу привели. Россия и не отрицает проведения антитеррористических операций на границе с Грузией, пишут Известия, «но исключительно на своей территории».

Между тем разгоревшийся скандал с бомбардировками Панкиси неопознанными самолетами, улетевшими, по утверждению грузинской стороны, на север, получил глобальный резонанс. Глава грузинского МИДа Ираклий Менагаришвили назвал случившееся «кровавым преступлением российской военщины». Сергей Иванов все обвинения, естественно, опроверг.

Однако выяснилось, что США, которые — по видимому, неожиданно для российского руководства, — сочли необходимым вмешаться в конфликт, склонны поверить грузинской, а не российской версии событий. «Бомбежки и тот факт, что российское правительство их отрицает, ведут только к напряженности в отношениях России и Грузии», — заявил официальный представитель Белого дома Ари Флейшер, призвав в этой связи к «скорейшему политическому решению конфликта в Чечне».

Легко сказать! С одной стороны, затянувшаяся война явно становится все более непопулярна в стране. И Путину перед новыми выборами весь этот чеченский кошмар совершенно ни к чему. Тем более, что боевые действия распространяются уже и в Закавказье.

С другой стороны, похоже, многие смирились с тем, что война эта перешла в разряд бесконечных. «Она дважды начиналась, — пишут Известия, — а «заканчивалась» десятки раз». О разгроме бандформирований военные заявляли уже неоднократно. В доказательство своей победы они даже предъявляли в доказательство своей победы труп Хаттаба. Война, тем не менее, все идет.

На предложения начать переговорный процесс Кремль, как правило, отвечает, что разговаривать в Чечне не с кем. Командование с этой точной зрения вполне согласно. Известия приводят высказывание командующего объединенной группировкой войск в первую войну генерала-полковника Анатолия Шкирко: «Те, кто сейчас вновь призывает к выводу войск из Чечни — предатели России. У них короткая память, но большие политические амбиции и стремление к популизму. Они забыли, как вырезались целыми семьями русские, армяне, другие национальности, как они даже свою интеллигенцию вырезали».

Если опять, как во времена Хасавюрта «прилетит миротворец в голубом вертолете», а затем выведут войска, результат, по мнению генерала Шкирко, будет страшнее, чем в прошлый раз: «Они отдохнут, оружия накопят, наемников наберут и пойдут на Ставрополь».

Между тем в Цюрихе состоялась недавно полусекретная встреча бывшего секретаря Совета безопасности Ивана Рыбкина с представителем Аслана Масхадова Ахмедом Закаевым в Цюрихе. Еженедельник Московские новости, ссылаясь на слухи «в кругах московских чеченцев», утверждает, что встреча была организована по инициативе Бориса Березовского. Как говорят, такого мнения придерживаются и в администрации президента.

Вопрос, зачем Березовскому в его нынешнем положении Чечня, не стоит: понятно, что Чечня — «болевая точка» Кремля. Манипулируя чеченской темой, можно получить инструмент влияния на политические решения, о чем, собственно, и мечтает Березовский.

Между тем, как считают Московские новости, встреча в Цюрихе наглядно продемонстрировала: соратники Масхадова и российские политики, призывающие сесть за стол переговоров, готовы форсировать события.

Масхадов, по сведениям Московских новостей, постоянно сигнализирует Москве о своей готовности к переговорам без всяких предварительных условий. В частности, он сообщил о своем согласии с планом, предложенным Русланом Хасбулатовым.

Хасбулатовскому плану центральная пресса посвятила несколько подробных публикаций, а журнал Новое время напечатал даже материалы его обсуждения видными российскими политологами. План предполагает учреждение особого статуса Чечни при гарантиях международных организаций (ПАСЕ, ОБСЕ) с последующей полной демилитаризации республики. «Я полагаю, что Чеченская Республика больше не может быть субъектом Российской Федерации, — заявил Хасбулатов в ходе дискуссии, — поскольку эта идея дискредитирована». В то же время понятно, что вряд ли российское общественное мнение согласится с возможностью объявить Чечню самостоятельным государством. Поэтому Хасбулатов предлагает «аккуратную формулу»: Чечня остается в «российском законодательном поле», с единым гражданством, единой денежной единицей и административной границей вместо государственной. Что же касается внешней границы, ее будут охранять российские пограничники вместе с чеченскими. Что довольно трудно себе представить, если вспомнить, например, о Панкиси.

Тем не менее, Руслан Хасбулатов убежден, что особый статус Чечни плюс «определенная международная правосубъектность» — формулировка, которая способна наметить выход из нынешнего тупика. По его мнению, федеральным властям не стоит терять время: «Сейчас на смену престарелым вождям Северного Кавказа придут молодые радикалы, в отличие от своих отцов более отчужденные по отношению к Москве и к Кремлю». Кроме того, подчеркнул бывший спикер российского парламента, следует помнить, что в Чечне выросло целое поколение «молодых волков», которые никогда ничему не учились, кроме искусства воевать.

«Когда Гелаев шел по хребту и приближался к Карачаево-Черкесии, — заявил Хасбулатов участникам дискуссии, — тамошняя молодежь с нетерпением его ждала, чтобы влиться в эти ряды. И такие настроения становятся преобладающими среди молодежи в регионе». Поэтому в интересах России как можно скорее закончить вторую чеченскую компанию, пока она не распространилась как минимум на весь Северный Кавказ.

Между тем, как пишут Московские новости, Рыбкин после встречи в Цюрихе заявил, что Масхадов не возражает даже против возвращения к договору с Ельциным от 12 мая 1997 года. Этот документ предусматривает для Чечни значительно меньше суверенитета, чем план Хасбулатова.

Как утверждает обозреватель Московских новостей Санобар Шерматова, торопливость Масхадова объясняется его желанием принять участие в организации предстоящего референдума по Конституции Чеченской Республики.

Референдум, по-видимому, пройдет в середине декабря нынешнего года, а через 6 месяцев после принятия Основного закона состоятся выборы президента республики. Сторонники Масхадова, вполне понятно, стремятся получить возможность влиять на политическую судьбу республики. Однако у Кремля, судя по всему, другие планы: начать переговоры не раньше, чем в Чечне оформится новая структура власти. В этом случае политические шансы Масхадова и его приверженцев следует признать ничтожными.

Однако существует и другой взгляд на встречу Рыбкина с Закаевым. Иван Петрович Рыбкин очень мало похож на политического авантюриста, пишет в еженедельнике Собеседник Дмитрий Быков. Между тем нельзя не признать, что бывший секретарь Совбеза позволяет себе весьма смелые высказывания. Чего стоит, в частности, его утверждение, что на встрече он представлял «60 процентов россиян, которые не хотят продолжения чеченской войны». Одно из двух, замечает Быков: либо Путин представляет теперь всего лишь 40% избирателей («и следовательно, Рыбкин более легитимен»), либо последний отправился на переговоры с ведома президента.

Возможно, Путин осознал наконец бесперспективность чеченской войны — «а проще говоря — неспособность России воевать еще и с Грузией», которая, как уже было сказано, категорически возражает против «антитеррористической операции» на своей территории.

В этой ситуации, по мнению автора, непонятно лишь одно: неужели вторая чеченская война и впрямь нужна была лишь для избрания Путина президентом? «И вся демагогия о борьбе с международным терроризмом, которому якобы мы противостоим уже два года в одиночку, была только операцией прикрытия?»

С другой стороны, если бесперспективность продолжения военных действий властью осознана — «почему она посылает для прощупывания почвы своих замаскированных эмиссаров, а не признает это открыто?» Неужели для того, спрашивает Дмитрий Быков, чтобы иметь возможность перед новыми выборами начать третью чеченскую войну?

Между тем, по мнению Независимой газеты, события на Кавказе, вполне вероятно, будут развиваться в дальнейшем вне зависимости от планов России и ее политиков. Речь идет о предполагаемой операции вторжения США на Кавказ. Предлог самый почтенный — защита прав человека и необходимость борьбы с незаконными вооруженными формированиями.

НГ утверждает, что американские военные готовятся установить контроль не только над Грузией и Азербайджаном («это вопрос уже решенный»), но и над Чечней.

Газета приводит цитату из британской «The Financial Times»: «Если Россия считает для себя возможным рассматривать ввод своих войск в Грузию, то будет также справедливо подумать об участии нероссийских сил в Чечне». Подобное участие, пишет британская газета, могло бы начаться с посреднических усилий, а закончиться «вводом туда миротворческих отрядов в сочетании с отрядами восстановления гражданской инфраструктуры и большим пакетом гуманитарной помощи». Разумеется, есть опасения, что президент Путин будет этому сопротивляться: «Но достаточно большая финансовая поддержка поможет убедить его».

В том, что Запад так уверен, что дело лишь в размере «отступных», которые причитаются России за потерю влияния на Кавказе, виноваты, по мнению НГ, сами российские власти, в период антиталибской операции любезно предоставившие США доступ в Среднюю Азию. Теперь Америка по-хозяйски ведет себя в традиционных зонах российского влияния: «А через месяц после высадки американского десанта в Панкиси вопрос будет только в том, до каких пределов подвинется Россия на Кавказе».

Тем не менее трудно представить себе привыкших к цивилизации и политкорректности американских коммандос в Панкисском ущелье, которое чеченские боевики давно уже превратили в один большой зиндан для захваченных в той же Грузии заложников. По преимуществу иностранцев — в этом году число таких похищений, по данных газеты Время MN, уже достигло 50-ти.

С другой стороны, вряд ли России следует рассчитывать на результаты нынешней антикриминальной операции грузинских силовых структур в Панкиси. По данным местных наблюдателей, пишет то же Время MN, исход чеченских и арабских боевиков из Панкиси завершился еще в конце прошлой недели, то есть до начала операции. Сегодня грузинским внутренним войскам ловить в ущелье фактически некого: «Они могут разве что изъять у населения оружие и на время приостановить деятелность наркодельцов и других криминальных групп». Разумеется, замечает газета, это не означает, что чеченских боевиков в Грузии нет вообще — но это уже совершенно другая история. Операция же в Панкисском ущелье носит по преимуществу декоративный характер и рассчитана в основном на наблюдателей в США.

Вместе с тем, рассудительно замечает газета, в Грузии понимают, что Америка далеко, а Россия под боком, и потому «беспрецедентно жесткое» заявление американского Белого дома (так охарактеризовал его Эдуард Шеварднадзе) звучит для грузин «многообещающе, но неубедительно».

Российская пресса в целом также достаточно хладнокровно отнеслась к заявлениям Ари Флейшера. Конечно, Россия не может, подобно Америке, бороться «за все хорошее и против всего плохого в своем понимании», пишет в газете Ведомости Ольга Романова.

Для этого ей не хватает «одной безделки», что и было на днях предельно кратко сформулировано министром обороны США «Дональдом Рамсфелдом»: «Валовой национальный продукт России, кажется, равен голландскому. Россия озабочена тем, чтобы создать благоприятные условия для инвестиций с Запада». В то же время развивая отношения со такими странами, как Ирак, Куба, Сирия и Северная Корея, она теряет доверие западных стран и их бизнес-сообщества и тем самым ставит под вопрос свои инвестиционные перспективы.

«Очень похоже, — пишет Ольга Романова, — что Вашингтон и Москва просто отчаянно торгуются, не сойдясь в цене за российский нейтралитет по отношению к американской операции против Ирака». И вообще не исключено, что российско-американские отношения «охлаждаются планово»: ни дня парламентской, ни для президентской избирательной кампании нелишним будет «сеанс заигрывания с ястребами и патриотами a-la Проханов».

Что же касается Чечни, на ней, если верить социологам, рейтинг особенно не поднимешь.

Как сообщают Аргументы и факты, на днях исследовательская группа «Циркон» провела опрос на тему: решения каких проблем население ждет от главы государства в первую очередь. Чечня, увы, оказалась в конце списка: на прекращении чеченской войны настаивает всего 6 процентов опрошенных. Впрочем, интересна динамика: два года назад подобное пожелание высказали втрое меньше респондентов — всего два процента. Тенденция, однако…

Тем не менее, если исходить из этих данных, президент, пожалуй, вполне может позволить себе отпуск даже и в разгар событий на границе с Грузией.

Как заметил по этому поводу еженедельник Век, поведение главы государства — своего рода лакмусовая бумажка, индикатор ситуации в стране. Президент отдыхает — беспокоиться не о чем. Ну, а если все же не решается даже в разгар отпускного сезона покинуть Кремль — это говорит о многом…

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ