"Путинский миф" на фоне избирательной кампании: новые испытания

0
13

Центральным персонажем в информационном потоке минувшей недели внезапно оказался и без того не обиженный вниманием прессы глава Фонда эффективной политики Глеб Олегович Павловский. Скоропостижная кончина его интернет-проекта вызвала в СМИ бурную реакцию — несмотря на то, что слухи о возможности подобного исхода впервые появились еще осенью минувшего года.

В октябре сайт Павловского опубликовал сообщение о скорой отставке главы «Газпрома» Алексея Миллера, которое немедленно опровергли все официальные структуры газового монополиста. Тем не менее, напомнила на днях газета Ведомости, рынок успел отреагировать на эту информацию резким падением акций «Газпрома». Павловский тогда, по выражению Ведомостей, «публично высек собственный проект за пренебрежение принципами журналистской этики», а несколько позже, в декабре объявил о сворачивании проектов «Страна.ru», «Вести.ru», «СМИ.ru» и других.

Правда, сам глава ФЭП в своих многочисленных интервью категорически отрицает связь между скандалом по поводу публикации об Алексее Миллере и своим отказом от интернет-проекта. «Мы занимаемся оказанием интернет-услуг, — подчеркнул Павловский. — Мы не являемся медиа-холдингом, для нас это непрофильный бизнес, и, как бизнесмены, мы избавляемся от непрофильных активов».

И впрямь, замечают Ведомости, бизнесмен из Павловского не получился. Издержки его интернет-проекта, по данным газеты, составляли несколько миллионов долларов в год, в то время как доход от рекламы ни разу не превысил трех тысяч долларов в месяц. Эксперты ВГТРК, под чье крыло переходит сайт, пришли к выводу, что в последнее время «интернет-рупор кремлевской администрации» балансировал на грани дефолта.

Впрочем, сам Глеб Олегович, не проявляет ни малейшей тревоги по поводу судьбы своего детища: в интервью Независимой газете, он даже заявил, что испытывает ощущения человека, «отдавшего щенка в хорошие руки».

Между тем, по мнению НГ, «национализация» «Страны.ru» — событие знаковое. Газета утверждает, что российские масс-медиа находятся на пороге «периода слияний и укрупнений».

В частности, сообщает газета, ходят упорные слухи о скором слиянии двух государственных компаний — ОРТ и ВГТРК, поскольку «внятных концептуальных различий» между каналами практически нет, а содержание двух информационных близнецов накладно для бюджета. Такая же участь, как говорят, грозит РИА «Новости» и ИТАР-ТАСС. «Словом, в преддверии федеральных выборов рынок СМИ ждут большие потрясения».

Газета Коммерсант утверждает, что Павловский примерно в течение полугода «судорожно и безуспешно» вел переговоры по поводу своих интернет-изданий, пытаясь «получить хоть какую-то выгоду от сдачи не оправдавших себя ресурсов в руки государства».

Однако, несмотря на привычно демонстрируемый главой ФЭПа оптимизм, по данным Коммерсанта, переговоры не удались: «питерская часть команды Путина, для которой Павловский — чужой и ненужный игрок на политическом поле, потребовала провести ревизию и секвестр расходов на ФЭП, которые традиционно осуществлялись с помощью дружественных, зависимых от Кремля финансовых структур».

Так или иначе, заключает Коммерсант, очевидно одно: «пионер отечественной политтехнологии» Глеб Павловский из разряда участников политических баталий переходит в разряд наблюдателей. «И в начинающейся предвыборной кампании генподряд на государственную пропаганду Кремль доверит уже не ему».

Тем не менее, глава Фонда эффективной политики счел необходимым познакомить «политтехнологическую общественность» со своим видением российской предвыборной ситуации.

Как сообщила газета Известия, Павловский, выступая на международной конференции «Новые избирательные технологии», заявил, что «2008 года никто ждать не будет». Имелось в виду, что, поскольку в победе Путина на ближайших выборах никто не сомневается, главной их интригой станет борьба за второе место. Победителю в этой борьбе, как считает глава ФЭП, предстоит стать основным претендентом на президентское кресло в 2008 году. По убеждению Глеба Павловского, все шансы на этот раз будут не у коммунистов, а у правых — именно им предстоит наследовать Путину.

Кроме того, глава ФЭП предрек для России в ближайшие годы «целую череду достаточно серьезных кризисов». Впрочем, по мнению Павловского, никакой трагедии в этом нет: в частности, «погромы, — это нормальная вещь даже в процветающем обществе, там они тоже периодически возникают».

Другие участники конференции, как сообщают Известия, напрямую погромов не обещали, но также высказали убеждение в масштабном политическом кризисе в России в 2008-2010 годах.

Политолог Михаил Дымшиц предполагает, что к этому времени на политическую сцену выйдет новое поколение российских граждан. Оно будет самым многочисленным за последние 50 лет — речь идет о тех, кто родился в середине восьмидесятых годов. К 2008-му году именно «восьмидесятники» будут доминировать на рынке рабочей силы, а следовательно, получат возможность влиять на власть.

Особенность этого нового поколения заключается в том, что оно уже сейчас живет в ином, чем все остальное общество, информационном пространстве (Интернет, мобильная связь и т.д.) При этом «восьмидесятники», как выразились Известия, «про существующую в стране систему власти ничего не знают и знать не хотят». Поэтому, пояснил Дымшиц, когда эти люди почувствуют свою силу, они «не только потребуют перераспределения властных полномочий в свою пользу, но и смогут обрушить всю систему российской власти, которая с таким трудом выстраивалась в последнее десятилетие».

Крах системы в недалеком будущем предвидят многие — даже те издания, которые всегда отличались незыблемой лояльностью власти.

Еженедельник Век в последнем номере опубликовал специальное исследование на тему о попутчиках и союзниках нынешней власти, об их несостоявшихся надеждах и о возможных последствиях постигшего разные слои общества разочарования.

В свое время рядовой избиратель поддержал Путина в надежде на защиту своих интересов, на хотя бы ограничение (если не прекращение) чудовищных злоупотреблений ельцинских времен.

С другой стороны с Путиным связала свои надежды высшая бюрократия, ненавидевшая «приближенных» олигархов и ставленников «семьи». К ним примыкали и патриотически настроенные силовики. Путина поддержал и средний бизнес в надежде получить доступ к «уху власти», который при Ельцине был для них наглухо закрыт усилиями Березовского и Гусинского.

В конечном итоге, отмечает Век, несмотря на то, что глава государства был симпатичен народу, он, как и Ельцин оказался президентом от «союза бюрократии с неолигархическим и потенциально-олигархическим бизнесом».

В этом смысле в путинские времена мало что изменилось.

Разве что окончательно ушла с политической сцены интеллигенция, при ельцинском режиме активно участвовавшая в борьбе с коммунизмом, а затем испытавшая унижение бедностью и бесправием.

Фактически ничего не выиграла и молодежь. С одной стороны, энергичный и адекватный Путин ей несомненно симпатичнее, чем прежний президент со всеми его возрастными особенностями. С другой — возможности для самореализации стремительно снижаются. Для молодого человека сегодня поступить в институт, найти работу (особенно в провинции), пробиться сквозь стену бюрократии со своим бизнесом, сделать политическую карьеру становится все проблематичнее. «Молодежь отчуждена от перспективы, — пишет Век, — она стремительно переоценивает события десятилетней давности».

Есть и другие разочарования. Явно чувствует себя обманутым бизнес. Путин «равноудалил» старых олигархов, но и новых к себе не допустил.

Конечно, многие порадовались изгнанию Березовского, рассчитывая занять его место. Но место оказалось упраздненным. «Многих приглашают в Кремль, многие ходят туда и сами, но сказать, что кто-то оказывает на президента преобладающее влияние, никто не решается».

Недовольны и силовики, которые порицают власть за медлительность, нерешительность в борьбе с коррупцией, а также «нежелание президента четко определиться: это — свои, это — чужие и первым можно «мочить» вторых». Сложности президентской политики генералов только злят.

Раздосадованы «новые люди» из путинской команды — они так и не получили собственности, о чем не устает напоминать пресса.

Напряженными стали отношения с регионами: Путин «умерил вольницу провинций, чем не снискал симпатий удельных владык».

В общем, при детальном рассмотрении ситуации выясняется, что союзников у президента фактически нет — разве что временные попутчики.

Переменам настроений «широких кругов электората» посвящено очередное исследование ВЦИОМ, результаты которого опубликовала газета Ведомости.

Социологи задавали респондентам вопрос: чувствуют ли они себя сегодня в безопасности? Выяснилось, что число оптимистов по сравнению с прошлым годом несколько увеличилось исключительно среди людей с незаконченным средним образованием. Это связано, по мнению исследователей, с ростом заработной платы у работников низшего уровня, в том числе и неквалифицированных, обслуживающего персонала и т.д.

Зато среди специалистов с высшим образованием число тех, кто чувствует себя в безопасности, за год снизилось с 29-ти до 41-го процента. Причем, по мнению ВЦИОМ, все большее значение здесь начинают приобретать факторы нематериальные — в частности, то, что «расклад политических сил меняется в сторону более жесткого президентского правления», опасения за свободу слова и т.д.

Как утверждают во ВЦИОМ, социальные слои, помимо всего прочего, отличаются отношением к информации. Обеспеченные и образованные люди имеют более широкий доступ к разного рода информационным ресурсам и лучше умеют полученные сведения анализировать. Поэтому в высшей степени показательно, что именно среди них растет уровень тревожности.

В частности, сообщают социологи, если в июне 2001 года представители «верхней части среднего слоя» в России чувствовали себя увереннее прочих (в безопасности ощущали себя 42%), то сегодня таких оптимистов в этой категории россиян осталось лишь 13%.

Свою точку зрения на российскую социальную ситуацию предлагает своим читателям еженедельник Аргументы и факты.

В современной России появилась любопытная тенденция, пишет АИФ: отечественные олигархи начинают рассекречивать свои богатства.

Первым это сделал владелец ЮКОСа Михаил Ходорковский. За ЮКОСом частично последовал ЛУКОЙЛ. А владельцы «Русского алюминия» Олег Дерипаска и «Сибнефти» Роман Абрамович обнародовали размеры своих налоговых отчислений — соответственно $10 млн и $18 млн.

«На сегодняшний день, — как считает АиФ, — господа олигархи создали структуры, которые не просто работают, обогащая своих владельцев, но и двигают экономику страны». К сожалению, «социальная пирамида», отражающая уровень доходов населения, в ближайшее время, судя по всему, еще более заострится, а ее фундамент опять начнет расти вширь. При этом в ее фундаменте — самые многочисленные и неимущие слои населения, между ними и десятком миллиардеров — бездонная пропасть.

Между тем, в западных странах, принятых Россией за образец, эта пропасть заполнена огромных количеством людей высокого и среднего достатка — так называемым средним классом, от которого в основном и зависит социальный мир и стабильность в обществе. В России об этом пока приходится только мечтать.

Газета Известия предложила своим экспертам для обсуждения тему: «Появится ли в России гражданское общество?» Отвечая на этот вопрос, один из участников дискуссии, социолог Сергей Белановский, заметил, что для возникновения гражданского общества сегодня попросту нет условий: «Гражданское общество» — это вторичная вещь, как травяной покров, который или растет или не растет, ему сейчас не на чем расти, ни ресурсов нет, ни мотивации».

В нашей стране, подчеркивает автор, «сильно угнетена легальная экономическая и политическая активность людей». Конечно, уточняет Белановский, для того, чтобы стать гражданином, не обязательно быть собственником — но все же собственность, несомненно, создает почву для гражданственности. «А если население отсечено от экономической самостоятельности, вывод Маркса о том, что людям нечего терять, кроме своих цепей, становится весьма близким к действительности», — приводит Белановский высказывание перуанского либерального экономиста Эрнандо де Сото из его книги «Загадка капитала».

Вывод автора довольно прост: термин «гражданское общество, пришедший в Россию из политкорректной Европы, для нашей страны пока остается искусственным.

Газету Время MN заинтересовали перспективы превращения России в одну из «мировых бензоколонок», в чем сейчас крайне заинтересованы наши нефтеэкспортеры. Известно, что администрация США, желая уменьшить нефтяную зависимость Америки от стран Ближнего Востока, рассматривают, в том числе, и российский вариант.

Стратегия США, поясняет газета, направлена на то, чтобы превратить мировой нефтяной рынок из «рынка продавца» в «рынок покупателя», где цены будут устанавливать крупнейшие импортеры. В этом случае Россия ничего не выиграет: цены неизбежно начнут падать.

И все же главная проблема, с точки зрения газеты, не в этом: страна нуждается в срочной модернизации. Попытка профинансировать реформы за счет увеличения нефтедобычи обречена на создание «порочного круга потребностей» — увеличения расходов на обновление оборудования, трубопроводов, нефтяных терминалов и т.д. Таким образом, слезть с «нефтяной иглы» России не удастся. Плюс увеличение расхода невосполнимых природных ресурсов.

Газета приводит мнение западных экспертов, утверждающих, что в середине нового века российсское население сократится почти вдвое — до 80 млн человек. Впрочем, существует мнение, что для сырьевой экономики нынешняя численность населения чрезмерна. «С точки зрения «сырьевиков», большая часть граждан — это как бы нахлебники, которые не создают реальной стоимости, а значит, должны быть обречены на прозябание, если не на вымирание». Газета задает вопрос: есть ли шанс переломить эту тенденцию?

Между тем пресса сообщает о начале «традиционных объединительных игр», которые накануне очередных выборов снова начали политики-демократы, которым эксперты пророчат в недалеком будущем лидирующую роль.

Как пишет газета Время новостей, на днях СПС и «Яблоко» обменялись привычными уверениями в том, что считают друг друга ближайшими союзниками. Однако сливаться в единый блок на парламентских выборах не собираются. Однако ради того, чтобы составить конкуренцию Владимиру Путину на выборах-2004, демократы считают вполне возможным выдвинуть единого кандидата в президенты (он же, согласно приведенному прогнозу Глеба Павловского, победитель на президентских выборах-2008).

Кто именно будет этим единым кандидатом, договориться пока не удалось. Решение проблемы отложено на осень. Тем не менее, работу над программой для кандидата решено начать незамедлительно, и эта программа станет для него обязательной. Зампред «Яблока» Владимир Лукин кое-что напомнил по этому поводу: «Вот мы в свое время Бориса Николаевича Ельцина, всеми нами глубоко уважаемого, выдвигали без программы за то, что он очень представительный был человек, авторитетный и так далее. После этого некоторые утверждают, что мы не только радовались жизни, но и натерпелись».

По мнению Независимой газеты, встреча высших функционеров «Яблока» и СПС имела прежде всего пиаровское значение. С точки зрения правых, они достигли главного — заставили несговорчивое «Яблоко» согласиться с идеей о будущем едином кандидате в президенты.

С точки же зрения «яблочников», самым важным следует считать отказ СПС от прежде принятого решения определить будущего кандидата в президенты по итогам выборов в Госдуму. Ирина Хакамада даже поклялась друзьям-соперникам в том, что, хотя СПС пока не определился с кандидатурой участника президентской гонки, правые точно не поддержат ни Путина, ни Чубайса.

Впрочем, кандидатура Чубайса по-прежнему вызывает сильнейшие подозрения — и не только у «яблочников». Еженедельник Век, комментируя решение Госдумы о переносе рассмотрения пакета законов по реформе энергетики на осень (решение, кстати, было поддержано и президентом), утверждает, что дело тут совсем не в экономике, а в политике.

Чубайс, напоминает Век, неоднократно заявлял, что если реформа энергетики будет проведена, то в 2004 году он покинет свой пост в РАО. «Для чего? — спрашивает Век. — Такому крупному менеджеру и политику работу по его масштабам будет найти нелегко. В большом бизнесе все места заняты. В политике же у Чубайса есть только две высоты, которые он еще не брал — посты премьера и президента». Но премьер — фигура хоть и влиятельная, но зависимая: «В любой момент могут снять». Другое дело — президент.

Конечно, сегодня у Чубайса нет необходимой для претендента на пост главы государства популярности, но до 2008-го он вполне может попытаться эту популярность приобрести.

Тем более, как утверждают в один голос эксперты, к тому времени в жизнь и в политику вступят новые поколения, для которых «идейно-политическая борьба 90-х годов будет все равно что история коллективизации или брежневщины».

В то же время реформа энергетики, подчеркивает Век, может принести нынешнему главе РАО такое экономическое могущество, которое удесятерит его политическое влияние. К тому же система региональных энергетических компаний всегда поможет своему создателю найти общий язык с региональными властями. «Наблюдатели уже обратили внимание на тот факт, что с некоторого времени в процессе партстроительства местных организаций СПС курс взят преимущественно на использование не партийных активистов и функционеров, а профессиональных менеджеров и бизнесменов, — отмечает Век. — Наверное, это не случайно, если брать в расчет дальнюю политическую перспективу».

А может быть, не такую уж и дальнюю. Как пишет в Новой газете Андрей Пионтковский, «чем изощреннее становятся комбинации политтехнологов, тем более очевидна исчерпанность потускневшего за два года президентства мифа, созданного имиджмейкерами 2000 года: решительный мачо, ведущий Россию от победы к победе и сокращающий разрыв с процветающей Португалией».

Сокрушительный удар по путинскому мифу, по мнению автора, был нанесен, когда хозяин Кремля, озабоченный впадением экономики в новый застой, в ответ на свой призыв к Михаилу Касьянову быть более амбициозным, получил в ответ форменную отповедь. Смысл ее, пишет Пионтковский, был прост: «Не вмешивайтесь в вопросы экономики, г-н президент».

Ответ Касьянова был оценен как неприкрытое неповиновение — хотя весь путинский миф держался на непререкаемости его авторитета: «Неповиновение создало убийственный для мифа прецедент».

Далее последовали новые акции непослушания — вплоть до «демонстративного романа Бориса Ельцина с «обиженным Путиным Александром Лукашенко». «Семья» дала понять всем, кто в доме хозяин.

Противопоставить Путину оказалось нечего: хваленые «питерские чекисты», взлетевшие на вершину власти, оказались способны максимум «потеснить у бюджетного корыта кого-нибудь из самых зарвавшихся, чтобы занять из место».

Таким образом, пишет Андрей Пионтковский, Путину предстоит «нелегкая, может быть невыполнимая задача — вырваться из навязанной ему роли медиатора между двумя хищными и корыстными группировками в своем окружении». В противном случае он рискует оказаться в положении английской королевы, царствующей, но не управляющей, «которую олигархи или чекисты, или те и другие вместе, может быть, назначат еще на один президентский срок, — заключает Пионтковский. — А может быть, и не назначат».

В самом деле, в России уже есть опыт сотворения «преемника» главы государства из подручного материала и буквально в последний момент. А Пигмалионов у нас всегда хватало…

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ