Партии и политики в состоянии предвыборной рекогносцировки: политический сезон окончен, да здравствует новый политический сезон!

0
14

Весенняя сессия верхней палаты российского парламента с некоторым опозданием закончена, а с ней, как принято считать, окончился и политический сезон.

В последнее верится не слишком — вряд ли в нынешней России можно говорить о политическом безвременье. Тем не менее, эксперты, политики и партийные функционеры подводят некие итоги. И выглядят эти итоги, по мнению многих, не слишком обнадеживающе.

Газета Время MN накануне думских каникул с упреком писала, что последние рабочие дни нижней палаты были отмечены лихорадочной спешкой: «В ударном темпе штампуются законы, которые на долгие годы будут определять судьбу страны». В спешке многие законы принимались без необходимой проработки. Газета приводит высказывание лидера фракции «Яблоко» Григория Явлинского, который считает, что качество российского законодательства, и без того вызывающего постоянные нарекания квалифицированных юристов, продолжает падать. Поток правительственных законопроектов, припасенных под конец сессии, абсолютно дезорганизовал работу правового управления Думы. «В содержании законов, — заявил Явлинский, — не успевают разобраться не только депутаты, голосующие за них на пленарных заседаниях, но и члены профильных комитетов». Кроме того, фактически устраняются из законодательного процесса субъекты федерации, имеющие «законное право давать заключения на законопроекты и вносить в них поправки».

Словом, как пишет Время MN, законопроекты, необходимые правительству, протаскивают всеми возможными способами: «Если потребуется, регламент проигнорируют. Текст могут раздать в день обсуждения, хотя положено минимум за три дня. Часть депутатских поправок в процессе подготовительной работы внутри комитетов бесследно исчезает».

Более того, судьбу любого законопроекта в Думе фактически решает «политбюро», состоящее из руководителей четырех центристских фракций. Прочие депутатские объединения все чаще остаются «вне игры» — их мнением в Кремле и Белом доме попросту не интересуются.

Как считает тот же Григорий Явлинский, «окончательная профанация законотворческого процесса, его вырождение в нелепый фарс является закономерным результатом усилий администрации президента по установлению тотального контроля над Государственной думой». По мнению же Времени MN, Госдума в нынешнем составе «все больше напоминает штамповочный цех по обслуживанию касьяновского кабинета».

Правительство добивается послушания весьма простым способом, пояснил газете один из депутатов: нынешним парламентариям посулили места в партийных списках на новых выборах. Хотя, по предварительной оценке, шансы победить на предстоящих выборах могут иметь не более 10-15-ти процентов. Однако стимул работает.

Всевозможные усилия ради расширения своих предвыборных возможностей предпринимают и партии. Недавно «Единая Россия» пополнила свои ряды за счет различных общественных объединений, в частности, творческих союзов — композиторов, архитекторов и даже цирковых деятелей.

Как уверяет газета Известия, от главы последнего союза, всемирно известного мага и волшебника Эмиля Кио при подписании договора с партией ожидали какого-нибудь фокуса: «Может, достанет из кармана пиджака Андрея Исаева бесконечную яркую ленту или на глазах у всех подвесит в воздухе сидящую рядом Екатерину Лахову».

Однако Кио был серьезен: по его словам, творческие союзы крайне заинтересованы в лоббировании их интересов в коридорах власти — в основном региональной. Уровень цивилизованности местного начальства в стране не таков, чтобы можно было надеяться на поддержку ею разных культурных программ и проектов без нажима сверху.

Для чего партии власти нужны общественные организации (не только перечисленные, но и многие другие — например, ОПОРА, объединяющая представителей малого и среднего бизнеса) тоже понятно. В России общественных организаций около 80-ти тысяч. Причем многие из них имеют достаточно разветвленную сеть региональных и местных отделений, не уступающую, по оценке Известий, компартии. Между тем «Единая Россия» в предвыборный год остро нуждается в активистах для работы в регионах.

Как выразился Алексей Царегородцев, один из лидеров единороссов, этот новый электорат, по словам может быть использован «в качестве приводных ремней от общества к партии».

Газета Новые известия иронически прокомментировала этот пассаж партбосса: если действовать последовательно, то при массовости российских общественных объединений «в ремнях» может оказаться все электоральное поле. «Такой, надо полагать, и видится нынешним политическим стратегам управляемая демократия — заметила газета, — вместо тотального контроля над «винтиками» наступает эпоха тотального контроля над «приводными ремнями».

Между тем, как сообщила Независимая газета, у партии «Единая Россия» появилась «то ли сводная сестра, то ли соперница». В минувшую субботу состоялся учредительный съезд Российской партии жизни, которую журналисты назвали «самым экзотическим партийным проектом года».

Ядро новой партии составило возглавляемое спикером Совета Федерации Сергеем Мироновым общественное движение «Воля Петербурга». Правда, сам Сергей Миронов на съезде именовал себя всего лишь гостем. Впрочем, сопредседателем партии (одним из семи) стал его земляк Николай Левичев, сообщивший изданию Газета, что с будущим спикером СФ они в детстве «жили в одном дворе».

Журналисты после съезда остались в недоумении. Прежде всего, новая партия по своим задачам фактически не отличается от «Единой России»: у той, и другой на первом месте — укрепление государства. Что касается экономической позиции, партия, как и многие другие, намерена искать баланс «между рынком и социальной справедливостью».

Правда, основатели Партии жизни считают своим ноу-хау ее строительство снизу, из содружества общественных (опять общественных!) организаций. На сей раз речь идет о российских отделениях Красного и Зеленого крестов, женских союзов и т.д. Понятно, что претензии на уникальность в этой части не выглядят обоснованными.

Столь же мало оригинальной кажется и идеология новой партии: как заявил Левичев, речь идет о нуждах «маленького человека», которые никого не волнуют — кроме президента, разумеется. И Партия жизни надеется стать в этом смысле опорой главы государства и ретранслятором его инициатив.

Как заметила по этому поводу Независимая газета, мало понятно, каким будет участие в выборах-2003 двух партий власти — ведь вторая неизбежно будет отбирать голоса у первой. Что касается объединения, оно пока представляется маловероятным: партийцы Сергея Шойгу с определенным трудом пережили предыдущую перетряску.

Впрочем, по мнению Глеба Павловского, чьи слова приводит Независимая газета, главная война сейчас идет за то, чтобы попасть в «путинский избирательный пул». А под каким именем и с какими перспективами — вопрос десятый, добавляет от себя газета.

Эксперты, которых газета Известия попросила прокомментировать создание Партии жизни, настроены скорее скептически. Руководитель группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин считает, что партия может иметь перспективы только в случае, «если вдруг какие-то центристские лидеры перестанут устраивать ключевых игроков». С точки же зрения избирателей все эти центристские структуры мало друг от друга отличаются и мало привлекательны, «это просто разные чиновные кланы».

Директор Центра политической конъюнктуры Валерий Федоров считает, что с «Единой Россией» соревноваться практически невозможно: «Слишком много ресурсов положено на алтарь превращения этого образования в главную партию путинской эпохи». Федоров утверждает, что успеха конкуренты единороссов могут добиться лишь в том случае, если решат бороться за правый электорат — за так называемых «избирателей завтрашнего дня». СПС и «Яблоко», несколько истратившие свой потенциал, могут стать для Партии жизни удобными соперниками.

Более оптимистичен директор фонда «Центр политических исследований и консалтинга» Андрей Федоров. «Очевидно, — заявил он Известиям, — что Партия жизни имеет к президенту самое прямое отношение. Люди, которые раскручивают данный проект, появились не со стороны — у них у всех проступает ярко выраженная питерская окраска». Поэтому проект может оказаться «неожиданно удачным».

Главный козырь его «родителей» — создание «партии, отвечающей задачам нового этапа страны — этапа Путина». Такой бренд перед выборами не может остаться невостребованным.

Что касается правых, они вовсе не расположены уступать кому бы то ни было свой электорат. Согласно последним данным ВЦИОМ, рейтинг СПС подрос до 7%. Кроме того, лидеры правых нашли удачный вариант привлечения внимания к партии региональных партбоссов, шансы которых стать в 2003 году депутатами при новом методе составления партсписков повышаются.

Этот новый метод подробно анализирует еженедельник Московские новости: теперь любому партийному функционеру, чтобы пройти в Думу по списку СПС, необходимо принимать участие в работе одной из региональных организаций партии. Но если его работа будет высшим партийным начальством сочтена неэффективной, ему придется освободить место для следующего за ним номера в партсписке. Для чего все, кто будет выдвигаться от СПС, должны заранее написать заявление с открытой датой об отказе от депутатских полномочий, которое и будет пущено в ход в случае необходимости. Как напоминают Московские новости, вторыми в региональных партийных списках, как правило, стоят местные организаторы избирательных кампаний.

Впрочем, оговаривается еженедельник, система, способная заинтересовать регионалов пока была лишь декларирована. Трудно сказать, насколько она сохранит свою привлекательность, когда начнется приложение новых принципов к конкретным людям, то есть непосредственное формирование списков.

Еще сложнее дело обстоит с другой идеей Бориса Немцова — выдвинуть на президентских выборах единого кандидата от правых — по итогам выборов парламентских. «Похоже, СПС всерьез готовится помериться силами с нынешним президентом», — пишут Московские новости. И даже если «соседи по политической нише», то есть «Яблоко», откажутся сотрудничать с правыми (Григорий Явлинский, как и следовало ожидать, не в восторге от предложения Бориса Немцова), либералы все же считают своим долгом выставить на выборах своего человека: «Иначе власть перестанет реагировать на них как на серьезного оппонента».

Немцов считает, что, несмотря на все трудности переговоров с «яблочниками», заключить с ним соглашение жизненно важно. «Если появится единый кандидат, это станет важным сигналом обществу, что наконец демократы смогли объединиться» — заявил лидер СПС изданию Газета. И даже если этот кандидат займет третье место, глава государства вынужден будет считаться с таким кандидатом: «А это значит, что президент не сможет формировать правительство без учета мнения правых».

Понятно, что перспектива стать третьим не слишком радует Немцова: «Я всегда выигрывал выборы. Всегда!» И потому, конечно, лидер СПС не в восторге от необходимости «в довольно зрелом возрасте участвовать в заведомо проигрышном мероприятии». Тем более, что, как он язвительно заметил, «у нас есть человек специально обученный, чья профессия — кандидат в президенты».

Тем не менее Борис Немцов настаивает на том, что избиратели должны иметь выбор, который определит демократический вектор дальнейшего развития страны. Альтернатива существует: важно, подчеркивает Немцов, чтобы Россия «после Путина» не скатилась к национал-социализму. Традиционная левая оппозиция уже явно не в состоянии удержать аудиторию: коммунисты «как шагреневая кожа — сплющиваются, исчезают, деградируют, вымирают». Вместе с тем, предостерегает лидер СПС, число люмпенов в стране остается прежним: «За кого они голосуют, за кем они идут? Вся мировая история показывает, что если они голосуют не за коммунистов, то приходят к национал-социализму».

С точки зрения журнала Власть, «приватизировав модную идею объединения всех демократических сил, СПС явно решил устроить себе недорогой, но шумный пиар за счет «Яблока».

В самом деле, похоже, это тот случай, когда найти оптимальное решение невозможно: Явлинского так или иначе оставят в дураках. Если он откажется объединяться, тем самым подтвердится его репутация человека, для которого личные амбиции превыше всего. Если согласится — ему неизбежно придется отойти в тень, а все лавры достанутся правым.

Впрочем, как считает Власть, есть и другой вариант: инициатива Немцова может дорого обойтись автору. Если «Яблоко» максимально мобилизует свою региональную сеть, которая как минимум не хуже, чем у СПС, оно может получить на парламентских выборах хотя бы на полпроцента больше, чем правые. В этом случае Немцов вынужден будет поддержать Явлинского на выборах президента.

Вместе с тем, в самом СПС нет единства по проблеме объединения. Как заявил журналу известный правый политик Аркадий Мурашов, позиция других сопредседателей СПС — Гайдара и Чубайса — заключается в том, что «на президентских выборах надо открыто поддерживать Владимира Путина и не играть в детский сад».

Власть приводит также слова другого, анонимного однопартийца Немцова: «Борис Ефимович ведет себя как выскочка и с помощью всей этой приманки с Явлинским просто хочет приучить всех в СПС, что он наш безусловный кандидат в президенты».

К тому же, как считает журнал, единственный шанс для Немцова набрать какие-то очки — «отделаться от образа путинского придатка и перед выборами уйти в оппозицию, хотя бы косметическую». Однако критические высказывания Немцова в адрес путинской политики не могут радовать главную опору СПС — Антолия Чубайса, считающего главной своей задачей реформу энергетики.

Тем более, что здесь проблем предостаточно. Перед закрытием весенней сессии Госдума, окончательно перешедшая, по выражению обозревателя Времени MN Леонида Радзиховского, «с ручного на ножное управление из Кремля», перенесла рассмотрение вопроса на осень. И это был первый «прямой в голову», пропущенный Анатолием Чубайсом.

Вторым ударом, с точки зрения Радзиховского, следует считать успевший стать знаменитым вопрос Владимира Путина в адрес руководства РАО ЕЭС по поводу намерения увеличить тарифы, чтобы получить средства на ликвидацию последствий наводнения на Юге России: «Вы самые умные или самые циничные?»

Чубайс явно вызывает раздражение президента, отмечает автор. Причина, по мнению Леонида Радзиховского, заключается вовсе не в приписываемых главе РАО ЕС прессой намерениях поддержать на президентских выборах Михаила Касьянова или, тем более, лично составить Путину конкуренцию. Никто не сомневается в том, что Путин останется президентом до 20008 года. Вопрос в другом — какова будет его реальная власть?

«Проблема Чубайса, — пишет Леонид Радзиховский, — состоит в том, что он — один из центральных игроков команды, плотно окружающей Путина и так крепко его «поддерживающей», что они просто-напросто держат его за руки». И причины нынешнего раздражения президента не в самом Чубайсе, а в главе «семьи», в его высказываниях в Белоруссии.

Когда это «старое, но грозное оружие» заговорило в Бресте, Путин был поставлен перед необходимостью реагировать. Первая реакция была продемонстрирована на традиционной летней пресс-конференции. Однако должного впечатления внушения Путина не произвели. Как заметил тот же Радзиховский, «вежливо-холодный душ — очень слабое лекарство от Ельцина и никакое от «семьи».

Ельцин, по определению автора, не просто современный Стенька Разин, а Стенька Разин из обкома КПСС. Ему хорошо известны все тайные пружины, создающие сегодня пресловутую стабильность власти: группа олигархов плюс группа политиков, по-прежнему связанная с Ельциным, то есть «семья» — и составляет сегодня второй центр власти. И пока этот центр существует, Путин обречен с ним считаться.

В причастности к «семье», как считает обозреватель Времени MN, заключается и «трагедия СПС»: эта либеральная партия происхождением своим обязана самому «дикому и буйному периоду ельцинского феодализма». Именно этим, по мнению Леонида Радзиховского, объясняются, например, «постоянные ностальгические воспоминания СПС о счастливом «ельцинском детстве», о феодальной вольнице тех лет, которая им кажется чуть ли не образцом демократии и «свободы слова».

«Развод с «семьей» стал для Путина практической неизбежностью», — пишет Виктор Линник в газете Слово.

Некоторое время после избрания «преемник Ельцина» честно соблюдал все условия заключенной сделки: с пиететом относился к Ельцину, закрывал глаза на коррупцию и рвачество «семейных». Однако время шло, ситуация не менялась, а Ельцин «вел себя так, будто отлучился из Кремля ненадолго — разве что подышать свежим воздухом в Барвихе».

К тому же, по замечанию Линника за «фаустовскую сделку с Мефистофелем» Путин заплатил высокую политическую цену: его трудно было считать самостоятельной политической фигурой.

Противостояние «новопитерских» со «старокремлевскими» фактически стало политическим содержанием первого президентского срока Путина. Ельцин в долгу не оставался: чего стоило одно лишь его откровенное заявление в Белоруссии: «Рано я ушел из Кремля!»

Схватка за власть постоянно выплескивается в СМИ: одни издания разоблачают Чубайса и его реформу, другие — Сергея Пугачева, против которого начато расследование во Франции.

Эта борьба, подводит итог Виктор Линник, не может помешать гарантированному переизбранию Путина, однако она «продлевает нынешний ступор власти».

Понятно, что участники этой борьбы не сомневаются в том, что успех в разворачивающейся предвыборной кампании обеспечат деньги, избирательные технологии и административный ресурс, пишет еженедельник Московские новости. О том, чего на самом деле хочет избиратель, никто не думает: «Он воспринимается не как субъект и партнер, а как объект воздействия и манипулирования».

Конечно, выиграть выборы таким способом вполне возможно, это доказано. Однако в результате нет речи о возникновении нормальной связи между такой властью и обществом. «Элитный миф о народе-«овоще» не только не способствует модернизации, — пишут Московские новости, — но является едва ли самым мощным ее тормозом».

Судя по данным исследований, едва ли не 80% людей не представляют, какое именно государство создается сегодня, к какой цели движется страна. Однако предполагается, что цель известна Путину и его команде. Именно в этом, судя по всему, заключается одна из главных причин высокого рейтинга президента.

Однако, подчеркивают Московские новости, настоящая, долговременная политическая стратегия не может быть выстроена и реализована без осведомленности и сознательного участия населения. «Осведомленности нет, естественно, нет и сознательного участия». Следовательно, потому нет и не может быть — пока не изменится представление политической элиты о народе — и самой реформаторской стратегии.

И выходит, прав Леонид Радзиховский, утверждающий, что противостояние «путинской команды» и «семьи» — на сегодня и есть то, что «заменяет нам и демократию, и разделение властей, и гражданское общество». И ничто другое нам пока не светит.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ