Погромы 9 июня: "праздник возрождения национального духа" только начинается

0
16

Каков настоящий смысл событий в Москве 9-го июня? Пресса, всю неделю публиковавшая страшные фотосвидетельства, снимки погрома и погромщиков, интервью с пострадавшими и сведения об участниках и виновниках, по-видимому, долго еще будет пытаться найти ответ на этот вопрос.

Кое-кто из наблюдателей и политиков продолжает утверждать, что акция была организованной заранее и управлялась из единого центра, другие придерживаются мнения, что бедствие возникло спонтанно. Но от этого оно кажется еще более непредсказуемым и опасным.

Как заметил еженедельник Век, властям России в центре ее столицы брошен открытый вызов. С точки зрения Века, события последнего времени образуют определенную логическую цепочку: «Дело в том, что процессы, происходящие ныне в руководстве КПРФ, хронологически совпали с активизацией экстремизма. Складывается впечатление, что кое-кто решил заполнить образующийся «политический вакуум» силами, оперирующими уже не классовыми, а националистическими лозунгами».

При этом яростные споры в Госдуме при обсуждении президентского законопроекта о противодействии экстремизму, только подлили масла в огонь. Последовала серия провокаций: заминированный щит на Киевском шоссе, тайник с ракетами в непосредственной близости от аэродрома…

Со своей стороны, власти, установив мониторы в людных местах, сделали, как считает Век, попытку «использовать футбол в качестве одного из средств возможного «национального сплочения». И в этот момент они столкнулись с некими «силами, которые давно уже по-своему «царствуют» на этом поле».

Аналитики усиленно пытаются вычислить, кто может скрываться за спинами скинхедов, еще ранее «засветившихся» погромами на московских рынках. Век приводит сенсационное высказывание замминистра внутренних дел Александра Чекалина, который утверждает, что у российских бритоголовых за рубежом «есть и покровители, и спонсоры». Это заявление звучит весомо: в самом деле, замечает еженедельник, известно, что «в некоторых западных странах» спецслужбы поощряют правоэкстремистские организации, используя их как барьер против потока иммигрантов из Азии и Африки.

Другое дело, что власти в России, как выяснилось, «оказались в хвосте реально развивающихся событий, увлекшись политтехнологическим способом управления страной». Результат можно было наблюдать 9-го июня.

Газета Новые известия обращает внимание на упорное молчание властей по поводу событий в центре столицы. Как считают Новые известия, это — лучшее подтверждение версии о том, что погромы не были стихийными.

В самом деле: президент молчит — следовательно, патриотическая стихия под контролем и управляема. Не окажется ли упомянутая «управляемая стихия» необходимым средством построения ранее объявленной «управляемой демократии»? Есть подозрения, что «эта новая демократия», замечают Новые известия, может стать «частично националистической, частично патриотической, а в целом цивилизованно национал-патриотической».Во всяком случае, позиция власти дает основания для подобных предположений.

Сильную эмоциональную реакцию вызвали события 9-го июня и у политиков. «Футбол — это только предлог. Или вывеска, — пишет в Независимой газете депутат Алексей Митрофанов. — Мы увидели вдруг, как все в этом мире может в один момент поломаться, разрушиться».

В самом деле, уже третий год и общество, и власть не нарадуются стабильности. «Граждане любят президента, у Кремля теперь высокий рейтинг».

Однако, как стало ясно, затишье бывает исключительно перед бурей: негативные процессы идут, как и прежде, но не на поверхности, а в глубине.

Между тем во времена Бориса Ельцина, напоминает Алексей Митрофанов, все было гораздо более откровенно. Негативные эмоции по поводу действий власти беcпрепятственно выплескивались наружу — первый президент умело создавал конкурентную среду для сил, действующих в русской политике.

Нынешняя власть «любит всем управлять по телефону». Однако, подчеркивает автор, нельзя бесконечно загонять страсти внутрь: «Однажды неожиданно рванет. Как рвануло в центре Москвы 9-го июня».

Свой ответ на вопрос «Кто виноват?» дают левые издания. «На Манежной площади собралось новое поколение, продукт демократической эпохи, — пишет еженедельник Слово. — Диким, первобытным разгулом веяло от этой мгновенной и поэтому особенно страшной вспышки насилия и гнева, боли и жажды разрушения».

Как известно, больше всего досталось иномаркам, первому этажу Госдумы, дорогим магазинам и ресторанам на Тверской. Если в стране — по официальной статистике — треть населения живет ниже прожиточного минимума, замечает Слово, вряд ли стоит ожидать от молодежи из этого социального слоя хороших манер и безукоризненного соблюдения всех норм объявленного «гражданского общества».

Более того, главный редактор издания Виктор Линник вовсе не исключает, что события 9-го июня — всего лишь цветочки. Линник задает риторический вопрос: «Что будет, когда подрастут сегодняшние три миллиона беспризорников России? С каким наслаждением, войдя в силу, они будут вымещать на сытых и благополучных все лишения и тяготы украденного у них детства!».

В общем, левые аналитики предсказывают в обозримом будущем знаменитый российский бунт, бессмысленный и беспощадный.

«В этот июньский день был сломлен психологический барьер, — заявил Новой газете кинорежиссер Тофик Шахвердиев. — Казалось, что где-где, а в Москве подобное невозможно. Теперь стало очевидным, что можно и так».

Шахвердиев также подчеркивает социальную подоплеку случившегося: «Разбивали автомобили те, кто знал, что у них никогда своего автомобиля не будет… Они уже давно усвоили, что как бы их отцы и матери ни старались, они ни на хорошую машину, ни на свой дом честным трудом денег не заработают. Чтобы все это иметь, надо шустрить, химичить и воровать. И, по их мнению, хозяин машины — жулик».

Один из выводов, к которым приходит по этому поводу Новая газета, — «на волне патриотизма новый средний класс создать не удалось».

Газета приводит также мнение эксперта, профессора Александра Асмолова, заведующего кафедрой психологии личности психологического факультета МГУ. Асмолов авторитетно заявляет, что события на Манежной площади не были ни стихийными, ни случайными.

По его мнению, 9-го июня сработал некий «глубинный, сложный механизм, заключающийся в том, что манипулировать и работать с толпой всегда намного легче, чем управлять свободными личностями».

Известно, что толпа дает универсальную возможность манипулирования людьми, и в том, что такая схема была в очередной раз опробована в день матча с Японией, нет ничего удивительного: «На подростках всегда проигрывали те или иные экстрим-программы».

С точки зрения Александра Асмолова, случившееся 9-го июня сделало очевидным: в России появился целый социальный слой, представляющий из себя постоянную питательную среду для криминала. Автор называет его «быдл-классом» — у нас он замещает так и не появившийся в заметном количестве мидл-класс.

«Это — новообразование, оно растет, растет и, как опухоль, охватывает разные социальные слои», — поясняет Александр Асмолов. Появление этого класса, по мысли автора, связано с абсолютно меркантильным, утилитарным подходом к миру. Проявления его разнообразны, например: «Быдл-класс» говорит: мне некогда заниматься с моими детьми, нет времени, надо зарабатывать — это главное». И подростки на Манежной, и экстремисты разного возраста — «все это растет на теле «быдл-класса». И футбольные страсти на почве обострения российского патриотизма — это также «быдл-патриотизм».

Наши криминальные авторитеты, замечает профессор Асмолов, мечтают пройти «путь Моргана» (имеется в виду пират, положивший начало династии «цивилизованных хозяев великой страны» — США).

Это нормальное желание, по мнению автора, следует только иметь в виду, что «легализацию в правовом пространстве можно пройти сравнительно быстро, в пространстве же культуры — намного труднее».

На эту же тему — о российских метаморфозах последних лет — в газете Ведомости высказался известный детский писатель Григорий Остер.

Это раньше на Руси все шло своим чередом, медленно и обстоятельно, пишет Остер: «Первое поколение, т.е. дедушка, он, ясное дело, пират». В российском варианте — пират речной: сарынь на кичку, княжну за борт и т.д. В крайнем случае — сухопутный разбойник, в заячьем тулупчике. Сын его становился купцом, заводчиком: «иноземных учителей дочерям выписывает, дома строит, сибирские месторождения осваивает и в конце яркого жизненного пути ставит на каком-нибудь видном месте крепкую церковь». Третье поколение, внук дедушки-пирата — культурнейший, образованнейший человек, меценат, либерал и даже депутат Госдумы.

В современной же России, пишет Остер, есть люди, которые умудрились пройти все эти этапы за две пятилетки. В 90-х годах они вышли на большую дорогу — и пошло: закон соблюдали, когда не очень мешал, сибирские месторождения осваивали одновременно с иностранными языками, а сегодня, кого не подстрелили, — меценаты, либералы, а некоторые даже депутаты Госдумы…

Страшно представить, замечает автор, каких высот достигнут их дети, вернувшись из иноземных университетов: «Еще культурней пап, еще образованнее, еще полезней родной стране». И начнется созидание, появятся медицинские центры, первоклассные дороги, новые технологии, полноценная демократия.

В свое время, подводит итог Григорий Остер, внук речного пирата, скорее всего, тоже потихоньку бы все это в России построил: «Да не успел — революция жахнула». Успеют ли нынешние — вот вопрос.

Между тем исследователи, стремясь понять структуру нынешнего российского общества, не оставляют попыток найти в стране пресловутый мидл-класс. Татьяна Малева, эксперт Московского центра Карнеги, в интервью журналу Огонек, ответив положительно на вопрос о существовании в России среднего класса, считает нужным подчеркнуть его специфику: определяющими предлагается считать адаптационные способности некоторой части населения. Российский мидл-класс — это попросту те, кто сумел выжить в ходе реформ. («Выжить» — в смысле сохранить или несколько повысить свой жизненный уровень).

Согласно Малевой, существуют три основных признака среднего класса. Первый — хорошее образование и достаточно высокий социальный статус. Второй — стабильное материальное положение. Третий — люди должны сами себя относить к среднему классу.

Наличие третьего пункта также обусловлено российской спецификой, поясняет журнал. В сознании граждан есть две шкалы принадлежности к мидл-классу: у кого есть деньги — считают по шкале дохода, у кого нет — по образованию и социальному статусу. С этой точки зрения в средний класс входят и обнищавшие интеллигенты — «потому что они читают книжки, знают, кто такой Шнитке и живут воспоминаниями о своей прежней роли».

Однако, замечает журнал, если исходить из степени охвата населения высшим и средним специальным образованием, у нас чуть не вся страна — средний класс. Между тем специалисты утверждают, что средний класс составляет в России около 20% населения. Это можно считать хорошей новостью. Плохая же заключается в том, что эта цифра практически не растет. «А успех реформ зависит от того, будет она расти или нет».

Еще один вопрос, ответ на который усиленно ищут наблюдатели, — как проявят себя экстремисты в ходе предстоящих избирательных кампаний? Что ожидает нас «горячей политической осенью» 2003 года?

Вопрос этот тем более актуален, что, согласно данным социологов, примерно 36% российских избирателей составляют так называемый броуновский электорат — переменчивый, лабильный, чей выбор, как правило, определяется текущими событиями и связанными с ними сиюминутными настроениями. Это те, кто, по выражению Независимой газеты, опубликовавшей данные ВЦИОМ, «сидит на игле телевизионной зависимости».

Следует добавить, что примерно четверть избирателей в нашей стране составляют «абсентеисты» — те, кто вообще не ходит голосовать. И лишь 46%, согласно данным последних опросов, считают, например, участие в выборах в Госдуму важным для себя и необходимым делом.

Что же касается правых партий, то они — все вместе! — собирают вокруг себя не более 8% электората. Может быть, это и есть реальный размер российского среднего класса?

Коммунисты, несмотря на потери последнего времени, сохраняют симпатии 18% избирателей, а «Единая Россия», существенно прибавившая в весе, — 16%. Впрочем, все это данные мая.

Тогда же, в мае почти на 7% вырос и рейтинг Владимира Путина. Как считают наблюдатели, рост был вызван его беспрецедентной активностью на международной арене.

Вообще внешнеполитические достижения президента сильно снизили градус оппозиционности — особенно в среде «яблочного» электората. Как сообщают социологи, «ЯБЛОКО» в последние месяцы потеряло более 2 млн избирателей, а из оставшихся только 9% безоговорочно готовы проголосовать на президентских выборах за Григория Явлинского 29% пока не определились, а 61% готов отдать предпочтение Владимиру Путину.

СПС, испытавший в январе похожий провал, тем не менее умудрился увеличить число своих приверженцев — несмотря на то, что их ряды в мае также покинули почти 2,5 млн человек. Причем часть этих избирателей заявила, что будет голосовать за Путина и против всех партий.

Таких, сообщает ВЦИОМ, в электорате Путина вообще довольно много — 8%. А всего за Путина сегодня готовы проголосовать 48,7% избирателей. Далее следует потерявший за месяц треть своего электората, но по-прежнему недосягаемый для прочих соперников Геннадий Зюганов.

Так или иначе, Путин и все, что с ним связано, оказывается, пишет сотрудник ВЦИОМ Леонид Седов в Независимой газете, остается «решающим фактором политических настроений». Газета приводит высказывание «одного искушенного политолога»: «Опустить рейтинг Путина не проще, чем уронить самолет с президентом на борту».

С другой стороны, как предполагает Независимая газета, может случиться так, что «судьба президентства будет решаться не на полях электоральных поединков, а в закулисных сражениях элит». И сражения эти вполне могут сопровождаться самыми неожиданными и экстремальными публичными акциями — нас теперь трудно чем-нибудь удивить.

Любопытно, как по-разному отвечают журналу Коммерсант-власть президент фонда «Общественное мнение» Александр Ослон и директор ВЦИОМ Юрий Левада на вопрос о возможном резком падении рейтинга президента.

Александр Ослов напоминает о сакраментальном вопросе двухлетней давности: «Кто вы, мистер Путин?» По мнению автора, вначале «так называемые элиты» Путина попросту не приняли, сочтя выскочкой.

Сегодня президент занимает доминирующее положение на политической сцене, о непочтительном отношении пришлось забыть. «Однако, как замечает Ослон, — на уровне рефлексов отторжение у элиты нет-нет, да и проскакивает».

Именно этим, по мнению главы ФОМ, объясняются все разговоры о том, что президентский рейтинг скоро рухнет. Эти разговоры не заслуживают серьезного внимания, пишет Александр Ослон. Достаточно сравнить публикации двухлетней давности с современными: «Тогда Путин был изгой, а сейчас Путин — как Брежнев».

Юрий Левада, напротив, относится к разговорам о возможном ослаблении президентского рейтинга вполне серьезно. По его мнению в этом направлении работает множество факторов. Например: два года назад были созданы федеральные округа — между тем люди не видят никакого смысла в этой президентской инициативе. Чечня по-прежнему остается больным местом для России. В стране не прибавилось порядка, не улучшилась ситуация с преступностью, инфляция, безработица, невыплаты зарплат — все на месте.

«Но Путин силен своей неопределенностью, — утверждает директор ВЦИОМ. — Он ни левый, ни правый. Ни такой, ни сякой. До сих пор половина людей отвечает, что не знает, кто он». Никакой программы действий президент так и не обнародовал. «И если мы говорим, что 70 с хвостиком процентов одобряют его деятельность, это означает, что каждый видит в нем того, кого хочет», — заключает Юрий Левада.

Между тем еженедельник Версия в одном из последних номеров опубликовал интервью с известным «политологом и геополитиком», директором Центра геополитических экспертиз и главой партии «Евразия» Александром Дугиным, у которого нет никаких сомнений в том, какими должны быть программа и стратегия Владимира Путина.

«В российском президенте, — заявил Александр Дугин, — должно быть 71% патриотизма и 13% либерализма».

Пока ситуация как раз обратная, но перемены уже начались. Избравшись на патриотической волне, поясняет Дугин, Путин в межвыборный период имеет полное право действовать в либеральном ключе, выигрывая очки у Запада. Однако, по мнению автора, существует «определенное соотношение между предвыборными временными зонами, которым соответствует патриотический, государственнический курс в политике президента и, наоборот, точками удаления от них, когда возможна максимальная реализация всех непопулистских мер и сближение с Западом».

Два года президентского срока — это своего рода «пик либерализма». Он уже пройден, и, по мере приближения выборов, «либерально-западнический крен будет исправляться в патриотическую сторону». Соответственно должен измениться и баланс сил в Кремле: патриотические инициативы «получат новый импульс, что выразится в усилении одних группировок в ущерб другим».

В отличие от специалистов ВЦИОМ, Александр Дугин убежден, что перед выборами политическая ситуация в стране должна резко измениться.

Во-первых, поясняет лидер «Евразии», либеральный курс вследствие болезненности реформ для населения станет непопулярен.

Во вторых, ориентация на Запад «обнаружит свою тщетность» по причине отсутствия конкретных положительных результатов. «Это усилит значение патриотического фактора, — подчеркивает Александр Дугин, — и если этим не воспользуется президент, то все дивиденды достанутся оппозиции».

Нельзя забывать, что нынешнее хваленое равновесие обманчиво и хрупко, оно держится сегодня на одном Путине. Именно поэтому «построение адекватной, тонкой, продуманной политики в сфере государственности, патриотизма, национальной идеи есть, пожалуй, важнейшая задача». Осуществить ее сегодня может только Путин, подчеркивает Александр Дугин: «Со своей стороны мы сделаем все возможное, чтобы ему в этом помочь».

Между тем, по мнению еженедельника Аргументы и факты, если еще полгода назад не было и тени сомнения в том, что Владимир Путин легко переизберется президентом на второй срок, сегодня ситуация не выглядит столь безоблачной. Как выражаются политологи, появились нюансы.

Прежде всего — Михаил Касьянов из «технического премьера превратился практически в «политического тяжеловеса». В качестве иллюстрации АиФ приводит недавнюю публичную полемику премьера с президентом по экономическим вопросам.

Кроме того, пишет еженедельник, складывается впечатление, что «старая ельцинская гвардия сохранила и даже приумножила финансово-экономическое могущество и контроль за «силовыми ведомствами» в экономическом блоке правительства».

Путину настойчиво демонстрируют, что вопрос о его поддержке на президентских выборах остается открытым. Реализуется проект создания «сдержек и противовесов» президентским сторонникам. Политический центр удалось раздробить: кроме «Единой России» поддержку получили «Народный депутат», партии Геннадия Селезнева, Сергея Миронова, Михаила Прусака и т.д. КПРФ, по выражению АиФ, «очищена от скверны оппортунизма». Для управления непримиримой оппозицией активизирован НПСР. Таким образом, прогнозирует еженедельник, на парламентских выборах 2003 года, скорее всего, наибольшее число голосов получат левые. «Ну чем не славная модель: праволиберального президента уравновешивает левая Дума?»

Более того, идет практически открытая борьба в ближайшем окружении Путина — например, за «Славнефть». А еще можно вспомнить публичный конфликт министра обороны и начальника Генштаба, премьера и экономического советника президента, МВД и Минобороны с Совбезом.

Впрочем, как считает, АиФ, одним политтехнологическим конструкциям можно противопоставить другие, интриги и конфликты в принципе также поддаются урегулированию. Однако появилось и более серьезное препятствие — что и стало окончательно ясно 9-го июня.

«Шанс стать следующим руководителем России, — подчеркивает АиФ, — появится у того, кто оседлает волну русского национал-патриотизма».

Не факт, что это будет Путин, тем более с его внешнеполитической ориентацией на Запад.

А с другой стороны, конъюнктура многое определяет. Как заметил в Новой газете Юрий Щекочихин, есть опасения, что предвыборный «праздник возрождения национального духа» только начинается…

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ