Побоище в центре Москвы: российский вариант аргентинских событий?

0
8

«Порт-Артур» российского футбола» — под таким заголовком Независимая газета напечатала сообщение о победе японцев в матче с российской сборной. Однако интерес к итогам футбольных баталий отошел в тень после чудовищного погрома, учиненного толпой фанатов в воскресенье вечером в центре Москвы.

Газета Время новостей назвала беспорядки у стен Кремля «самыми массовыми со времен путча 1993 года», подчеркнув, что первопричиной стала «инициатива столичных властей по публичному просмотру матчей чемпионата по футболу у уличных мониторов».

Независимая газета заметила по этому поводу: «Невозможно даже предположить, что сотрудники правоохранительных органов, имеющие колоссальный опыт в обеспечении общественного порядка во время проведения футбольных матчей на стадионах, не знали бы, чем может обернуться поведение неконтролируемой пьяной толпы фанатов». Впрочем, по мнению газеты, присутствие более мощных милицейских сил вряд ли могло спасти ситуацию: «Если бы изначально на Манежной площади бряцали дубинками и металлическими щитами грозные спеназовцы, Пронина (начальника московской милиции) обвинили бы в том, что его сотрудники просто спровоцировали побоище своим видом».

Генералу Пронину отставка пока не грозит, заявил Коммерсант: слишком долго его искали после отставки прежнего начальника ГУВД Москвы Николая Куликова. Период милицейского безвластия продолжался в столице почти два года, и повторения этого никто не хочет. «Так что все заинтересованы, чтобы единственными виновниками воскресных погромов стал десяток поддатых несовершеннолетних фанатов».

Коммерсант отметил и еще одну особенность нынешнего расследования: все тяжкие преступления (убийства, избиения), совершенные во время погромов, выделены в отдельные производства. Это особая тактика: прокуратура, идя навстречу пожеланиям ГУВД, стремится, насколько возможно, смягчить общественный резонанс. Если погромы связать со всеми нападениями, драками и хулиганскими выходками на улицах и в метро, уголовное дело придется возбуждать не по «массовым беспорядкам», как сейчас, а по «проявлениям экстремизма», да еще в самом центре Москвы. «При таком раскладе неминуемая кадровая чистка ожидает не только руководителей ГУВД, но и самого МВД», — поясняет газета.

Как бы то ни было, уже ясно, что воскресные события внесут новое напряжение в дискуссию по поводу законопроекта «О противодействии экстремистской деятельности».

Эта законодательная инициатива Владимира Путина, как показало обсуждение в Госдуме, вызвала серьезные опасения практически у всех, даже пропрезидентских фракций. Депутаты уверены, что новый закон будет использован властью для устранения политических оппонентов.

Как пояснило Время новостей, больше всего думцев беспокоит, что, хотя ликвидировать ту или иную организацию можно только по решению суда, для того, чтобы приостановить ее деятельность, по новому закону достаточно простого распоряжения органов прокуратуры или внутренних дел.

Причем случиться это может по одному только подозрению в экстремистской деятельности, к которой законопроект относит не только действия, но публичные высказывания националистического характера. «Какой-нибудь провокатор выскажется от имени партии — и ее деятельность будет приостановлена», — приводит Время новостей слова депутата Валентина Романова (фракция КПРФ).

Правда, представитель президента в Госдуме Александр Котенков успокоил парламентариев: партии следует вовремя отмежеваться от высказывания провокатора, и тогда ей ничего не угрожает. Однако осадок остался: известно, как в России умеют при необходимости использовать любую возможность для «закручивания гаек».

Вот и Коммерсант называет формулировки нового закона расплывчатыми, дающими власти возможность использовать их для борьбы с неугодными. Если предположить, что принятый в первом чтении вариант вступит в силу в нынешнем виде, «у государства в руках появится универсальный инструмент по борьбе не только с экстремизмом как таковым, но и с инакомыслием вообще».

Газета напоминает также, что предыдущая Дума, контролируемая левыми, так и не согласилась рассмотреть законопроект «О противодействии политическому экстремизму», подготовленный в свое время Минюстом — коммунисты были уверены, что закон будет работать против них.

Глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский заметил по этому поводу в Независимой газете, что компартия никогда не воспринималась как экстремистская организация ни властью, ни населением, ни даже ее идейными противниками.

Тем не менее, коммунисты, отмечает Павловский, «занимают странную позицию по этому вопросу». Необоснованные опасения левых за свою судьбу делают очевидной их склонность к заигрыванию с различными экстремистскими, маргинальными, и «националистическими организациями антисемитского толка». А потому, как считает глава ФЭП, «КПРФ придется либо отмежевываться от них, либо принимать упреки за их деятельность».

Сергей Марков (Институт политических исследований) считает беспочвенным мнение о том, что закон о противодействии экстремизму направлен против оппозиции: власть, по его мнению, не собиралась с помощью этого закона бороться с компартией. И, однако, Марков не отрицает, что новый закон дает гипотетическую возможность для таких действий в будущем, и потому нуждается в серьезной юридической проработке.

Как считает Новая газета, сфера применения нового закона может оказаться почти всеобъемлющей, поскольку экстремистами могут теперь считаться «лица, препятствующие законной деятельности федеральных органов, органов субъектов РФ и органов местного самоуправления».

Так что инкриминировать и гражданам, и организациями можно практически любое возмущение действиями властей, замечает газета. «Сначала разгоним митинг, увидев какую-то подозрительную личность на площади. Затем закроем газету, опубликовавшую про это статью. После этого запретим политические партии, защищающие «экстремистскую газету». Такой закон — замечательное оружие в руках власти — «при его умелом использовании можно на долгие годы покончить с любой политической оппозицией в стране».

К тому же, отмечает Новая газета, отныне любое лицо, «замеченное в экстремизме», может больше не рассчитывать на государственную, муниципальную или военную службу. А так как националисты крайне правого толка сегодня представлены и в органах власти всех уровней, и в правоохранительных органах, «трудно ожидать, что, получив закон, они вычистят сами себя». Напротив, они получат в свои руки инструмент, хорошо знакомый по советским временам: «Отныне заподозренных в диссидентстве можно опять вынудить работать дворниками».

По мнению еженедельника Версия, постулат о том, что антиэкстремистский закон КПРФ не угрожает, был верен лишь до тех пор, пока компартия сохранялась в прежнем, респектабельном и привычном виде. Последние события в партии и вокруг нее резко изменили ситуацию.

Прошли времена, пишет Версия, когда Зюганов с соратниками идеально вписывались в ельцинскую систему сдержек и противовесов. «В систему управляемой демократии, которая создается по Путину, компартия уже не вписывается».

Поэтому в президентской администрации возник некий план «реструктуризации левой части политического спектра». Его первым этапом и стало ослабление умеренного крыла коммунистов в результате изгнания из рядов партии Селезнева, Горячевой и Губенко.

Неизбежным последствием этой акции (по сведениям Версии, разработанной под непосредственным руководством Александра Волошина и Вячеслава Суркова), станет усиление позиций левых радикалов. Разработчики хитроумного плана сделали ставку на Александра Куваева, первого секретаря московского горкома КПРФ, который давно уже не скрывает своих намерений, сменив Зюганова на его посту, резко изменить облик компартии.

В связи с этим, как утверждает Версия, изгнанием троих «ренегатов» дело не ограничится. Вскоре может прийти черед и самого Геннадия Андреевича. Это будет означать окончательный раскол КПРФ и превращение ее в «маргинальную леворадикальную силу». В этом случае, по прогнозам Кремля, рейтинг партии может снизиться в этом случае едва ли не до 15%, о влиятельной фракции в новой Думе в такой ситуации и говорить не приходится.

Как утверждает Версия, Александра Куваева вполне устраивает такая перспектива. Он готов возглавить новую леворадикальную партию и, по данным «осведомленных источников», координирует свою деятельность с администрацией президента, «которая якобы даже подбрасывает на благое дело какие-то деньги».

Что же касается левоцентристского электората, специально для него будет создана умеренная партия левого толка. Помимо Геннадия Селезнева на роль ее лидера рассматривается нижегородец Геннадий Ходырев, недавно также демонстративно покинувший ряды КПРФ.

В любом случае, резюмирует Версия, в левой части политического спектра вместо одной крупной партии появляются две сходных, «члены которых несовместимы в личностном плане и конфликтуют между собой».

Как считает еженедельник Иностранец, по расчетам кремлевских политтехнологов, маргинализированная компартия вскоре потеряет поддержку дружественных губернаторов и не сможет провести большое количество депутатов по одномандатным округам. Одновременно новая умеренная левая партия поможет расколоть коммунистический электорат при голосовании по партийным спискам.

В результате, как надеются в Кремле, лояльным президенту центристам достанется в будущей Думе более 300 мест. Утверждают, что именно такая задача поставлена перед пропрезидентскими политическими структурами их куратором Вячеславом Сурковым.

С другой стороны, несмотря на то, что первый этап «реструктуризации левых» прошел успешно, победа кремлевским политтехнологам не отнюдь не гарантирована, пишет Иностранец. «Скорее прав Зюганов, напомнивший журналистам в день «исторического» пленума 25 мая, что КПРФ хоронили уже не раз, а она по-прежнему остается крупнейшей российской партией».

К тому же сам Зюганов продемонстрировал недюжинную аппаратную хватку, умело избавляясь от оппонентов.

Кроме того, как считает Иностранец, вряд ли нынешним «коммунистическим диссидентам» удастся увести за собой значительную часть нынешнего левого электората. «Электорат этот отличается завидной стабильностью, сцементирован советской ментальностью и вытекающей отсюда приверженностью именно коммунистическому «лейблу», — пишет еженедельник. — Преобладающую его часть «анпиловщина» совсем не пугает, а всякого рода социал-демократические идеи он просто не понимает и отторгает». О чем и свидетельствуют многократные и бесплодные попытки создать в России массовую социал-демократическую партию. Так что Геннадия Селезнева, по мнению Иностранца, скорее всего, ожидает участь его предшественника — Ивана Рыбкина, главы искусственно созданной в свое время — также в канун парламентских выборов — левоцентристской партии.

Тем не менее определенный смысл в создании умеренного левоцентристского блока, видимо, есть. Недаром спикер, отказавшись от своего первоначального нежелания «бегать по партиям», решил преобразовать свое движение «Россия» если не в партию, то в избирательный блок.

Смысл этого действия, как считает обозреватель Новой газеты Борис Кагарлицкий, заключается прежде всего в том, чтобы облегчить бывшим соратникам Зюганова адаптацию к новым условиям.

Избранный Селезневым путь, как считает Кагарлицкий, в действительности ведет вовсе не к социал-демократии, а просто к политическому центру. И задуманный им избирательный блок, судя по всему, станет двойником «Единой России». Вместе с тем сразу перейти из КПРФ в ряды сторонников президента не слишком удобно — тем более в массовом порядке. «Россия», пишет обозреватель Новой газеты, «изначально задумывалась как мостик, по которому подобный переход можно будет провести».

Таким образом, перспективы компартии, по мнению газеты, пока не вполне ясны. Конечно Кремль намерен поступить с КПРФ примерно так же, как Чубайс — с РАО «ЕЭС»: «Все ценное выделить в «умеренную оппозицию», которая будет и не оппозицией вовсе, а опорой президента». Усеченная же радикальная часть будет оставлена доживать на обочине политической жизни, без губернаторов, с 15% голосов в Думе.

С другой стороны, это лишь один из возможных сценариев. Кто сказал, спрашивает Борис Кагарлицкий, что появятся только две организации? «Монопольная позиция КПРФ делала невозможной серьезную левую или оппозиционную политику. Теперь, когда монополия подорвана, могут сложиться новые политические силы, соответствующие потребностям общества». Так что кремлевские политтехнологи могут получить на выходе совершенно неожиданный результат.

Даже газета Завтра с нехарактерным для нее суровым здравомыслием заметила, что «дело Селезнева и К» является следствием реального роста социально-экономических противоречий в российском обществе»…

Между тем обозреватель газеты Время MN Леонид Радзиховский считает, что нынешние опасения КПРФ и их союзников по поводу закона о противодействии экстремизму не лишены оснований.

«Отбросьте самую примитивную ксенофобию и чуть-чуть прикрытый антисемитизм, и за душой у КПРФ не останется вообще ничего, ни единой внятной и популярной мысли», — пишет Радзиховский. И если идеология «патриотов» и коммунистов сводится к лозунгу «Россия для русских!», то новый закон направлен как раз против них: «Скажем, по этому закону газета «Завтра» точно попадает под угрозу немедленного закрытия».

С другой стороны, нелепо считать экстремистами «бритоголовых отморозков»: «Политика и идеология у других — у тех, кто делает свой бизнес на чужом националистическом хулиганстве. И первые в этом ряду — коммунисты». Именно «красные губернаторы» поддерживают РНЕ, нацистские газеты, скинхедов, а коммунистические лидеры — такие, как Макашов, Кондратенко, Михайлов — при любой возможности с подъемом произносят пламенные нацистские речи. «Так что КПРФ, и именно КПРФ (ЛДПР слишком ничтожна) является сегодня главной идеологической и организационной «крышей» для нацистов, а нацистские настроения в обществе питаются энергией КПРФ», — настаивает автор.

Характерно, что Геннадий Зюганов в первых же воскресных интервью заявил о том, что футбольные погромы — «хорошо спланированная провокация» (цитируется по публикации в Комсомольской правде). Смысл ее, как и было сказано, в том, чтобы поскорее «протолкнуть» через Думу антиэкстремистский закон. Зюганов заявил, что он ожидал чего-то в этом роде.

Редкий случай, когда мнение главного российского коммуниста полностью совпало с мнением столь антикоммунистически настроенного издания, как газета Новые известия.

Обозреватель газеты Валерий Яков назвал погромы в Москве «неожиданным, а возможно, и тщательно подготовленным подарком» кремлевской администрации и российским спеслужбам.

«Теперь, после многочисленных репортажей с Манежной площади, после демонстраций разбитых витрин, горящих машин и буйствующей толпы уже ни у кого не должно остаться сомнений в том, что закон о борьбе с экстремизмом, активно лоббируемый администрацией президента, исключительно необходим», подчеркнул автор.

Полностью убеждена в том, что «акция была организована, газета Советская Россия, которая не удержалась от целого ряда риторических вопросов. Почему московская милиция, имеющая богатый опыт разгона демонстрантов не сумела на этот раз справиться с толпой? «Не потому ли, что притупилась бдительность, как это бывает у нее всегда, когда акция организована не стихийно, а «сверху»?»

Есть вопросы и более конкретные, хотя и пафосные: «Скажите, откуда у хулиганствующих подростков могли взяться десятки одинаковых, хорошо сшитых трехцветных флагов? Кто научил их, совершенно далеких от любой политики городских волчат, детей подворотен, кричать во все горло: «Россия, Россия»?»

Далее газета поднимается до обобщения: «Патриотизм нельзя симулировать, как попытались это сделать теперь. Сдавая позицию за позицией в мире, утверждая в обществе социальное неравенство, невозможно воспитать истинных патриотов». К тому же нынешними подростками легко манипулировать — «ничего, кроме оглушительных, «обкуренных» наркотиками дискотек, нынешняя Россия им не дала».

Между тем респектабельные Известия также считают, что случившееся 9 июня на Манежной площади — явление знаковое. Впервые в новейшей российской истории — в отличие от событий 1993 года, которые имели идеологическую подоплеку — «агрессивная безыдейность столкнулась с безыдейностью пассивной».

Драма назревала постепенно, давая о себе знать молодежными погромами. И вот «люди без убеждений, принципов и надежд сорвались с тонкой политической цепи и выплеснули пустую злобу на мир сытых — и точно также не имеющих убеждений и принципов».

Стало ясно, пишут Известия: полностью провалилась попытка власти ограничиться решением прагматических задач, заполнив идеологический вакуум «диковинной смесью советского гимна, имперского герба и царского флага». Полностью уничтожена иллюзия, будто общество можно сплотить спортивной идеей: «Сплотить спортивной идеей можно только узкий круг бизнесменов, которым просто-напросто удобно через принадлежность к замкнутому клубу, куда вхожи представители власти, решать свои конкретные вопросы».

По мнению Известий, страна незаметно для себя оказалась в политическом тупике: «Пока наша властная и бизнес-элита пребывают в состоянии самоуспокоенности, маргинальные слои копят бесцельную агрессию». Таким образом, отмечает газета, возникло нечто вроде перевертыша революционной ситуации: верхи не хотят, низы не могут.

Воскресные события Известия называют последним звонком перед «стихийно наметившимся действом» и выражают надежду, что в распоряжении властей осталось хотя бы несколько исторических мгновений, чтобы его предотвратить.

«Если забитый во время футбольного матча гол не в те ворота способен вызвать такого размаха беспорядки, то каковыми они могут стать в результате срабатывания других, более мощных пружин для протеста?» — спрашивает еженедельник Московские новости.

В самом деле, если обострится конфликт между населением и властью по поводу цен, реформы ЖКХ или налоговой политики — какие действия он может спровоцировать?

Если до 9 июня, пишут Московские новости, считалось, что в России невозможны массовые беспорядки по аргентинскому образцу, то теперь никто не возьмется это утверждать.

Как считают МН, есть и еще одна политическая составляющая случившегося. Вряд ли теперь у кого-либо в «верхних эшелонах власти» встретит сочувствие беспокойство либеральных политиков и газет демократического толка по поводу того, что «Россия все больше превращается в полицейское государство». Говорят, ранее президент признавал необходимость «урезания полицейских функций» государства. Теперь же, после массового побоища у самых стен Кремля ни о чем таком не может быть и речи.

Кроме того, стоит вспомнить, что в своем послании парламенту президент теме борьбы с экстремизмом уделил значительное место. Он даже высказал мнение, что действовать в этом случае следует не менее решительно, чем в борьбе с преступным сообществом. И с этой точки зрения, как считают Московские новости, события в центре Москвы, помимо всего прочего, — удар по президентскому имиджу. Но, может быть, это еще и ответ силовиков?

В общем, как заметила обозреватель МН Людмила Телень, нет смысла удивляться тому, что «молодые уроды с одной извилиной» ринулись на Манеж, чтобы ножами, битами и арматурой защитить «национальную гордость великороссов».

Похоже, они просто уловили настроения, гуляющие по стране.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ