Новая культурная акция в духе традиционной российской "идеологии пофигизма": в Нарыме собираются восстановить памятник Сталину

0
25

Удивительную историю из современной российской жизни поведала на днях газета Культура. В Томской области, в Нарыме — в «краю ссыльных» — стоял в прежние времена на высоком берегу Оби пятиметровый гипсовый памятник товарищу Сталину. Говорят, одно время местные партийные власти мечтали заменить его стометровым — чтобы издалека видно было — но не успели. Настала хрущевская оттепель, гипсового «отца народов» сбросили с пьедестала и разбили. Осталась только голова, которая вначале была выставлена в местном доме-музее Сталина, затем надежно спрятана — замурована в стену.

Впрочем, при очередном секретаре обкома КПСС Егоре Кузьмиче Лигачеве сталинская голова вновь заняла почетное место в экспозиции и находится там по сей день. Бюст вождя делит музейный зал на две части — в одной рассказывается о жизни самого Сталина в ссылке, а в другой — о тех, кто попал сюда по его милости.

Разница очевидна. Сталин пробыл в Нарыме 41 день и уехал, оставив чемодан и чашку с блюдцем. Работать необходимости не было: царское правительство на содержание ссыльного выделяло ежемесячно 7 рублей 70 копеек. (Как информирует Культура, корова в те времена стоила 5 рублей). Когда же Сталин пришел к власти, в Нарым были сосланы десятки тысяч людей. Первыми — в начале тридцатых годов — оказались раскулаченные крестьянские семьи, которых высаживали с переполненных барж прямо в тайгу, не оставляя даже продовольствия. За крестьянами последовали ссыльные священники, затем, в 37-м — «враги народа», а к концу войны — депортированные из Прибалтики, Западной Белоруссии, Бесарабии… Были времена, говорят местные, когда ямы для братских могил копали осенью, чтобы не долбить зимой мерзлый грунт.

Сегодня все это история. Которой местное начальство решило в нынешние рыночные времена попытаться заинтересовать состоятельных туристов. Идея на новизну не претендует: установить в Нарыме новый памятник товарищу Сталину. Как пояснил инициатор проекта, глава Парабельского района, куда входит поселок Нарым, Николай Кобелев, предполагается «поставить небольшую скульптурную композицию: сидит Сталин на завалинке или на скамейке около домика, думу, так сказать, думает…»

С финансированием этой, с позволения сказать, культурной акции — никаких проблем. «У нас бюджетом предусмотрены средства для благоустройства. Они и пойдут на памятник», — пояснил Николай Кобелев.

Нравственная сторона проблемы не обсуждается, пишет Культура.

Глава районной администрации не сомневается в том, что найдутся туристы-экстремалы, способные преодолеть 400 километров от Томска до райцентра Парабель, а затем еще 35 километров по Оби до Нарыма, чтобы сфотографироваться рядом с чугунным Сталиным у дома-музея его имени. Следует также иметь в виду, что по погодным условиям Нарым доступен в общей сложности 5-7 месяцев в году.

Сотрудники нарымского музея идею Николая Кобелева поддерживают — они уверены, что при Сталине «порядок был не чета нынешнему, и народу легче жилось». Но главное, пишет Культура, в крае многие сохранили уважительное отношение к «вождю и учителю»: «Когда бюст убрали из экспозиции, народ потребовал его вернуть — нельзя забывать историю. А Сталин в нашей истории — ключевая фигура». Это мнение подтверждается многочисленными одобрительными письмами и звонками в редакцию областной газеты, опубликовавшей информацию об инициативе парабельской администрации.

«Миф «о Сталине и порядке» по-прежнему определяет историческое сознание многих людей старшего поколения», — отмечает газета. И, возможно, не только старшего.

В этой замечательной истории, рассказанной Культурой, вся сегодняшняя российская действительность как на ладони. С одной стороны — неизбывное народное почтение к тому, кто умел «навести в стране порядок», с другой — попытка реализации принципа «все на продажу».

Хотя понятно, что попытка эта делается не от хорошей жизни. В ситуации, когда в стране вновь начался рост долгов по зарплате (по данным Госкомстата, которые приводит газета Финансовая Россия размер долга в феврале увеличился на 4 млрд рублей и достиг потолка в достиг 34,6 млрд), каждый зарабатывает как умеет.

Как известно, в начале года у российского бюджета образовались серьезные проблемы с доходными статьями по причине падения цен на нефть. Местные власти пытаются как-то выйти из положения. В Нижегородской области, сообщает Финансовая Россия, обсуждается возможность продажи третьей части областных госпредприятий. В Красноярском крае по распоряжению губернатора зарплату будут выдавать из средств Фонда обязательного медицинского страхования. В Костроме вознамерились взять для этих целей кредит. Правда, непонятно, как его потом отдавать.

Как ни странно, отмечает газета, несмотря на рост задолженности, попытки забастовок предприняли в основном учителя и дворники, на которых приходится всего 5 процентов долга. Персонал промышленных предприятий, которому задолжали почти 83 процента всей суммы, пока ведет себя достаточно терпеливо.

Финансовая Россия напоминает, что с 1 января 2002 года вступил в силу новый Трудовой кодекс, который предусматривает штрафные санкции за каждый день просрочки выплат. Однако соответствующая статья кодекса остается невостребованной: чтобы воспользоваться ею, бюджетникам, как разъяснила недавно вице-премьер Валентина Матвиенко, нужно подождать, пока правительство примет еще не менее сорока различных нормативных актов.

Как сообщает Финансовая Россия, в нашей стране «порог социальной напряженности по этой проблеме установлен экономистами и социологами на уровне 4-5 месяцев постоянной задержки по выплатам». Этим сроком и руководствуются местные власти в большинстве случаев — долги погашаются от случая к случаю, продолжая накапливаться. Такое впечатление, замечает газета, что правительство ожидает нового дефолта — чтобы, как в 1988-м году, разом списать все долги.

Проблема невыплат неплохо изучена, подчеркивает Финансовая Россия, на Западе этим экономическим пороком давно переболели. «У нас же болезнь живуча по простой причине: граждане не протестуют — зарплата не выплачивается».

Правда, есть и другие данные. Как сообщает Независимая газета, та же Валентина Матвиенко заявила недавно, выступая в Госдуме в рамках «правительственного часа», у федерального бюджета долгов по зарплате нет. Задолжали бюджетникам в основном местные власти. К тому же, по данным правительства, ситуация выглядит не так уж плохо: правда, задолженность по зарплатам в целом по России на 1 марта составила 2,7 млрд рублей. Однако в 54-х регионах задолженности нет вообще или она не превышает нескольких дней. В в 27-ми задолженность составляет от 3 до 10 дней. И только в семи отсрочка превышает 10 дней. Впрочем, как заявила вице-премьер, «в ряде субъектов федерации есть несколько муниципальных образований, где зарплата не выплачивается несколько месяцев».

Но и такая некатастрофичная картина нервирует правительство постоянной необходимостью обеспечивать финансово несостоятельные регионы соответствующими средствами на выплату заработной платы. Более того, субъекты федерации вполне приспособились к такой ситуации и рассчитывают на дальнейшую помощь, желательно — оформленную в законодательном порядке.

Между тем, как заметила Независимой газете руководитель Центра фискальной политики Галина Курляндская, «практика показывает, что, когда деньги попадают в соответствующий бюджет, там вдруг вспоминают, что у нас федерализм, что субъекты РФ независимые и тратить каждый хочет по-своему». Так что рост долгов будет продолжаться.

Тема федерализма, в том числе и бюджетного, получила в прессе новое развитие в связи с подтверждением Конституционным судом права президента на увольнение губернаторов и роспуск местных парламентов.

Правда, КС обставил это право весьма сложной процедурой, необходимостью не только соблюсти массу бюрократических формальностей, но и получить согласие судов, в том числе и Конституционного.

Однако, как подчеркнуло издание Газета, «сам факт возможности увольнения глав регионов поможет Кремлю построить искомую вертикаль власти». По мнению Газеты, закон изначально был предназначен не столько для того, чтобы иметь возможность уволить губернатора, сколько для того, чтобы хорошенько его припугнуть. Как заметил аналитик Московского центра Карнеги Андрей Рябов, закон принят для того, чтобы у глав регионов работал «некий органчик в голове, который бы постоянно напевал: «Веди себя хорошо, сильно с президентом не конфликтуй, а то неизвестно, что может получиться».

Обществу, пишет Газета, в очередной раз показали, кто в доме хозяин, а также еще немного «подвинули его к мысли, что президент когда-нибудь сможет губернаторов не только снимать, но и назначать».

Здесь нельзя не упомянуть о предложении ярославского губернатора Анатолия Лисицына об укрупнении регионов.

Свою инициативу Анатолий Лисицын в интервью Независимой газете обосновал прежде всего тем, что существование 89-ти субъектов федерации делает нормальное управление страной невозможным, не забыв при этом об экономической целесообразности.

Российские регионы весьма различны с точки зрения экономического благополучия, пояснил ярославский губернатор. Есть доноры — их примерно двадцать. Есть середняки, обеспечивающие себя на 60-70 процентов, а в остальном рассчитывающие на федеральный бюджет. Самая же большая группа — около половины всех субъектов федерации — регионы дотационные.

Причем доноров «стригут» все короче: за последний год они потеряли, по словам Лисицына, 10-20 процентов своих доходов. В то время как в российском Бюджетном кодексе РФ зафиксировано, что все налоговые доходы должны делиться между центром и регионами пополам.

Ярославский губернатор считает, что решение проблемы требует изменения государственного устройства России: «надо создавать новые, укрупненные территории по принципу объединения «сильного» и «слабых».

Объединяться следует «на основании четкого экономического анализа и расчетов», и первый эксперимент такого рода, рассчитанный года на 3-4, мог бы состояться в Северо-Западном и Центральном округах.

Руководитель нового субъекта федерации, по мысли Лисицына, должен назначаться президентом: «Это дает возможность на случай каких-либо проблем или трудностей его снять и назначить более достойного человека». По истечении же экспериментального срока, можно будет восстановить выборную систему. Правда, как известно, нет ничего более постоянного, чем временные решения.

Как считает уже упоминавшийся сегодня аналитик Московского фонда Карнеги Андрей Рябов, постоянное возвращение к теме назначения губернаторов целенаправленно создает в обществе определенную «морально-психологическую атмосферу», и в конце концов «позволит накопить критическую массу и легитимировать эту тему». Именно таким способом общество постепенно, шаг за шагом, может быть подготовлено к полному изменению системы государственной власти и пересмотру Конституции.

Газета Новые известия считает бесперспективным для страны «стремление Кремля подмять регионалов под себя и заново выстроить унитарное государство». К тому же, предупреждает газета, «региональную пружину» не стоит испытывать на сверхсжатие — может больно ударить».

А Независимое военное обозрение приводит по этому поводу выдержку из доклада Национального разведывательного совета США (National Intelligence Council) — высшего аналитического органа американского разведывательного сообщества.

В докладе под названием «Глобальные тенденции 2015: диалог с неправительственными экспертами» речь идет, в частности, и о внутренних проблемах России, от решения которых напрямую будут зависеть ее внешнеполитические возможности и роль на международной арене.

В ближайшие годы Россия, по мнению американских аналитиков, окончательно потеряет свою роль ведущей державы — как по внешнеполитическим причинам, так и по состоянию экономики. Общая тенденция развития российской политической системы идет в направлении авторитаризма, «хотя и не в таком экстремальном виде, как это было характерно для советского периода». Об этом свидетельствует не только избранный президентом Путиным курс выстраивания «жесткой иерархической системы управления из Москвы» и поддержка этого курса населением «как альтернативы дезорганизации общества», но и продолжение процесса перераспределения налоговых ресурсов из региона в Центр.

Эта тенденция централизации власти, утверждают эксперты ЦРУ, отрицательно сказывается на эффективности управления: «В стране таких размеров и такого разнообразия условий, как Россия, централизованное управление просто невозможно».

А недавно в пользу возвращения регионам бюджетных доходов высказался, как сообщила газета Ведомости, вице-президент Всемирного банка Йоханнес Линн.

Выступая на ежегодной конференции Высшей школы экономики, Линн напомнил, что в переходной экономике мотором роста становятся новые частные предприятия, если в них занято не менее 40% населения страны (в России — менее 30%). В нашей стране развитие предпринимательства развитие предпринимательства тормозит региональная бюрократия. Правительство же, вместо того, чтобы заинтересовать местных чиновников в ходе реформ, урезало часть доходов, контролируемую регионами с 15% до 11% ВВП.

«Такая тенденция, — заявил Йоханнес Линн, — может подтолкнуть регионы к поиску различных неофициальных и неприемлемых способов приобретения средств и влияния». Выход вице-президент ВБ видит в «расширении официальной бюджетной автономии» — чтобы у чиновничества не было соблазна использования «серых схем».

Российские эксперты, правда, с Линном не согласны. Ведомости приводят, в частности, мнение директора Экономической экспертной группы Максима Куликова: «С абстрактной точки зрения перетягивание налогов в сторону центра — это зло, но в нашей ситуации — меньшее из зол, так как финансовый менеджмент на федеральном уровне заведомо лучше, чем на региональном».

Впрочем, судя по всему, Кремль признал необходимость внесения корректив в созданную им же налоговую систему: специальная комиссия под руководством замглавы президентской администрации Дмитрия Козака должна к 1 июня подготовить предложения по ее децентрализации.

Как оказалось, новые идеи и предложения в исполнительной власти сегодня вообще в большом дефиците. Об этом, по свидетельству прессы, заявил президент после традиционного понедельничного совещания с правительством.

Среднесрочный план развития страны, представленный кабинетом, был отвергнут, — причем отвергнут в двух вариантах, пессимистическом (15% роста ВВП) и оптимистическом (17,5%). Путин заявил, что оба эти плана «не гарантируют уменьшение разрыва между Россией и основными индустриально развитыми государствами» (цитируется по газете Время новостей).

Между тем, как заметила газета, «пускаясь в «погоню», за развитыми странами, нужно отчетливо представлять себе ее этапы».

Для начала предстоит ликвидировать «некатастрофический, но устойчивый разрыв, отделяющий нас от стран Восточной Европы вроде Польши». Затем — достичь уровня «наименее развитых стран ЕС типа Греции и Португалии». И наконец — начинать мечтать об уровне наиболее развитых стран.

К сожалению, подчеркивает Время новостей, все прогнозы — не только российские, но и западные (например, прогноз МВФ о 5,6% ежегодного промышленного роста, начиная с 2006 года) — тесно привязаны к цене на нефть. И следовательно, объективными ориентирами для России оказываются вовсе не развитые страны, а Иран, Саудовская Аравия и Венесуэла: «С ними у нас, к счастью, тоже есть разрыв. Пока».

С точки зрения Независимой газеты, скромность экономических прогнозов правительства вполне объяснима: «кабинет министров до сих пор с надеждой смотрит в сторону «нефтяного моря», погода у которого уже мало зависит и от российской нефти, и от ОПЕК, а все больше от политической ситуации в мире, которую определяет Америка».

Конечно, правительство с готовностью исполнит требование Кремля и представит значительно более радужную картину будущего — бумага все стерпит. Однако для того, чтобы эти перспективы стали реальностью, нужна коренная перестройка экономики, с которой нынешний кабинет не справляется, отмечает газета.

Как считает НГ, явный кризис государственного «топ-менеджмента» делает все более очевидной необходимость смены правительства. Таким образом, откровенное недовольство для главы кабинета Михаила Касьянова — «первый сигнал «на выход.

Газета Ведомости сообщает, что разговоры о том, что президент недоволен правительством, начались еще в конце зимы, когда Путин, по слухам, отверг вариант послания Федеральному Собранию, предложенный либеральными спичрайтерами.

Впрочем, сегодня в правительстве признают, что предложенный вариант среднесрочной перспективы развития далек от совершенства. Как заявил Ведомостям замглавы аппарата Алексей Волин, «инерционное развитие экономики закончилось, нужны радикальные перемены».

С другой стороны, как отметил глава Бюро экономического анализа Евгений Гавриленков, для проведения реформ правительству необходима политическая поддержка: «Главная задача сейчас — это реформа самого государства. Без радикального сокращения госаппарата невозможно задействовать такой мощный источник развития, как предпринимательская инициатива, а значит, не принесут плодов ни кампания по дебюрократизации, ни поддержка малого бизнеса».

Между тем административная реформа, о которой идет речь, — прерогатива президента, а никак не правительства, подводят итог Ведомости.

Сегодняшняя экономическая стабильность в России, заявила в интервью еженедельнику Континент известный политолог, сотрудник Фонда Карнеги Лилия Шевцова, базируется на трех опорах.

Во-первых — традиционная для нашей страны «модернизация сверху». Такой вариант применяли все российские реформаторы, от Петра первого до Косыгина.

Во вторых — существование крупных финансово-промышленных групп, которые давят мелкое предпринимательство и частную инициативу.

И в третьих, конечно, ставка на экспорт ресурсов.

Нет сомнений в том, что эта система для страны бесперспективна: развитие может обеспечить рыночная экономика иного качества, выросшая на основе частной инициативы. С другой стороны очевидно, что экономическая свобода не может существовать без политической — а с этим в нашей стране проблемы.

Между тем, при всей своей бесперспективности, нынешняя система, утверждает Шевцова, может существовать бесконечно долго.

«Мы, возможно, не обвалимся, если цена на нефть не упадет ниже 15 долларов за баррель. Если будут выплачиваться зарплаты и пенсии. Если пожелания населения будут на уровне низкого потолка: лишь бы не умереть, лишь бы войны не было — типично русская формула».

Конечно, если цены на нефть резко пойдут вниз, для режима настанет «момент истины». Тогда систему придется демонтировать — и тут, с точки зрения автора, все надежды общества могут быть связаны с новым поколением, с теми, кто через несколько лет будет руководить нашей страной. «Эти люди созревали во времена Горбачева и Ельцина… Они не знали ни монархической, ни советской истории. Они абсолютно раскрепощенные люди — это поколение, у которого отсутствует страх», — пишет Лилия Шевцова.

Пока же, согласно данным социологов в нашей стране примерно 45% населения считают, что живут совершенно самостоятельно, вне всякого влияния власти и государства. Еще 30% граждан государство вообще игнорируют. Таким образом, отмечает аналитик Фонда Карнеги, можно считать, что в России общество и власть идут параллельным курсом: «Возможно, народ поддерживает Путина потому, что Путин, впрочем, как и Ельцин, дает народу и обществу жить так, как хочется».

Такой разрыв между властью и населением был бы катастрофой для любой другой страны и системы, но для России он практически нормален: «Мы можем дышать свободно только тогда, когда власть нами не интересуется». И этого добились — или считают, что добились — примерно 65% россиян — за исключением сторонников коммунистов, мечтающих о государственном патернализме.

Эту занятную позицию Лилия Шевцова называет «идеологией пофигизма». Каковая идеология делает если не оправданным, то понятным сегодняшнее стремление населения заработать на чем угодно — да хоть на памятнике «отцу народов» в краю ссыльнопоселенцев.

Впрочем, аналитик Фонда Карнеги считает подобный подход неизбежным до тех пор, пока государство существует в своей нынешней форме: «Один миллион восемьсот тысяч чиновников придумали себе функции, которые не имеют никакого отношения к интересам общества».

Здесь же содержится ответ на вопрос о перспективах реформ: миллион восемьсот тысяч бюрократов — огромная армия, исход ее поединка с любой неугодной ей властью можно считать предрешенным.

Между тем пресса сообщила, что в связи с объявлением Ираком нефтяного эмбарго «в знак протеста против сионизма и агрессивной политики Соединенных Штатов» (цитируется по изданию Газета) цена на российскую нефть Urals на нефтяных биржах уже доросла до $25 за баррель.

Напомним: это на доллар выше ценового уровня, заложенного в бюджет текущего года. Опять можно временно ни о чем не беспокоиться…

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ