Корпорация "Россия": Владимир Путин выходит из разряда миноритарных акционеров

0
16

Дважды озвученная на минувшей неделе идея о возможности увеличения срока полномочий главы РФ до 7 лет в очередной раз заставила аналитиков сосредоточиться на выстраивании версий происходящего в закулисье российской политической сцены.

На самой этой сцене все вроде бы в относительном порядке: боремся с терроризмом, поддерживаем Запад, дружим с канцлером Шредером, делаем миролюбивые жесты для ОПЕК, общаемся с бизнесменами (правозащитниками, журналистами и т.д.) А если кто-то и наказан — как, например, руководство Северного флота, — наказан за дело.

Не говоря уж о том, что Северный флот, откуда донесся до Москвы ропот о «банальном поиске стрелочников вместо объективного анализа ситуации» (цитата из Независимого военного обозрения), немедленно был укреплен АПЛ нового поколения «Гепард». Причем при церемонии передачи лодки флоту присутствовал лично президент. Что, впрочем, не помешало тому же НВО заметить с негодованием, что министр обороны Сергей Иванов в момент поднятия президентом российского флага на «Гепарде» отправился в прямо противоположном от Северодвинска направлении — в Самару. Министр счел нужным уделить особое внимание округам, «где мы испытываем определенные опасения и угрозы», — Северо-Кавказскому и Приволжско-Уральскому. «До Северного флота, руки у него так и не дошли», — еще раз отметило НВО.

И все же все видимые, так сказать, парадные действия власти выглядят вполне респектабельно и, во всяком случае, понятно. Что же касается внутренней политической кухни, временами кажется, что она для комментаторов представляет еще большую загадку, чем во времена Ельцина. Никто толком не понимает, откуда и, главное, почему возникают вдруг некие политические всплески. Аналитики предлагают публике свои догадки по поводу того, что эти эксцессы могут означать для дальнейшего развития политического процесса в России.

На днях очередной сюрприз преподнесла газета Новые известия, уверенно заявившая, что, «по расчетам некоторых политологов», Путин намерен править Россией 17 лет — то есть почти столько же, сколько Брежнев.

По предположению газеты, президент «еще до начала лета даст сигнал для серьезной коррекции Конституции». Цель — увеличение срока правления до 7 лет. Если после этого начать отсчет двух сроков президентства заново, как раз и получится 17 лет: 3+7+7.

В этой связи Новые известия предсказывают наступление эры «нового застоя» с экономической базой в виде все той же торговли нефтью (опять-таки как при Брежневе). Правда, прежде нефтью торговало государство, а сейчас, как известно, фактически все нефтяные корпорации — частная собственность. Тем не менее, газета не сомневается, что вся внутренняя политика нынешней власти, по сути дела, есть не что иное, как действия в этом направлении. Результаты такой политики газете не вызывают у газеты никаких сомнений: «У периода застоя может быть только один итог — крах политического строя, этот застой породившего».

Если вспомнить о том, что Новые известия входят в пул изданий, принадлежащих Борису Березовскому, эти пророчества получают некоторое, хоть и сомнительное объяснение. Березовский не оставляет своих тираноборческих усилий — несмотря на то, что вопреки его предыдущим предсказаниям о неизбежной отставке президента в декабре, Путин, как выразился в последнем номере журнал Профиль, «свеж, бодр и не отказывает себе удовольствие принимать участие в Гражданском форуме, на котором председательствуют аж бывшие советские диссиденты».

Пусть краткосрочный прогноз пока не сработал — Борис Абрамович готов предложить общественности новые, средне- и долгосрочные прогнозы, один мрачнее другого.

Однако буквально в тот же день с заявлением об увеличении путинского президентского срока выступил человек, заподозрить которого в пропаганде березовских идей никак невозможно, — новый спикер Совета Федерации Сергей Миронов. Или, как окрестила его газета Время новостей, «просто Сергей».

Путин, появившийся на заседании Совета Федерации для того, чтобы поблагодарить теперь уже экс-спикера Егора Строева за многолетнюю службу, хотел одновременно поздравить Миронова с избранием. Однако забыл его отчество и, обратишись к новому главе сената, ограничился именем. Газета комментирует: «Это небольшое отступление от российских норм обращения весьма показательно. Трудно представить себе, чтобы Строева кто-то (за исключением разве что родных) назвал иначе, чем Егор Семенович». А вот новый спикер сената — «просто Сергей».

Другого председателя у верхней палаты, состоящей сегодня, как пишет Время новостей, из малозначительных федеральных и региональных чиновников, а также из разнокалиберных лоббистов просто не может быть. Теперь вопрос о «договороспособности» Совета Федерации, долгое время волновавший Кремль, отпал сам собой. Многие из нынешних сенаторов «принадлежат к категории людей, договариваться с которыми человеку в здравом уме даже не приходит в голову. Ведь не приходит же в голову договариваться с официантом?»

По мнению Времени новостей, «как серьезный политический орган сенат больше не существует». А следовательно, опасаться, что предложения об изменении Конституции, если (когда) власть сочтет их необходимыми, могут быть верхней палатой отвергнуты, не приходится.

Впрочем, то же Время новостей вполне допускает, что сам Миронов не ставил себе цели немедленной ревизии ельцинского наследия. Однако политический дебют нового спикера СФ получился излишне громким — независимо от его изначального желания.

Как утверждает в газете Ведомости Виталий Портников, Миронов оказал Путину «классическую медвежью услугу»: президенту придется теперь «оправдываться в намерениях, осуществлять которые он в ближайшее время, очевидно, не собирался».

К тому же, как подчеркивает Портников, дело вовсе не в сроках правления главы государства, а в его возможностях. Можно сколь угодно долго рассуждать об ослаблении власти в эпоху позднего Ельцина и о перспективах ее укрепления в эпоху позднего Путина. Но, как считает автор, «лучше четыре года править с тем объемом возможностей, которые имел стареющий и больной Ельцин, чем 18 лет руководить страной с тем объемом возможностей, которые имеет сегодня энергичный и здоровый Путин».

Впрочем, у нынешнего президента еще есть шансы переломить ситуацию в свою пользу. Тогда он, даже выйдя в отставку, может остаться «влиятельным политиком, одной из самых авторитетных фигур в цивилизованной и реформированной стране». И даже назначить себе преемника.

«Тогда и Сергея Миронова не забудут, — обещает В. Портников — он сможет возглавить департамент экспертизы законотворчества в санкт-петербургском отделении Фонда Путина».

Впрочем, как напоминают Ведомости в другой публикации, сама идея увеличения президентского срока не нова — ее высказывал еще Борис Березовский «перед тем, как понял, что Путин его не любит». И именно Березовский говорил о семи годах — Миронов никакого конкретного срока не называл. Возможно, потому, что мнение Путина по этому поводу ему не известно. С другой стороны, замечают Ведомости, «детали не так важны, как демонстрация верности: для вас, господин президент, хоть Конституцию пересмотрим».

С точки зрения Известий, все рассуждения о том, что президентский срок можно быстро увеличить — «от лукавого».

Процедура внесения поправок в Конституцию очень сложна, недаром она за 8 лет существования нынешнего Основного закона ни разу не применялась. Хотя возможность правки Конституции обсуждается с момента прихода Путина к власти. Однако, как считают Известия, дело с удлинением президентского срока обстоит намного проще. Такая возможность была и у Бориса Ельцина — через объединение с Белоруссией. «И если бы первый президент хотел сохранить власть — было бы у нас сейчас российско-Белорусское государство с правящий первый срок президентом Ельциным».

Эта возможность сохраняется и для Путина — объединив два государства, стать президентом новой страны. Кстати, напоминает газета, выборы в союзный парламент могут состояться уже в будущем году.

Разговоры о необходимости увеличить срок президентского правления ведут «те, кто хочет считаться большим другом президента Путина, и на деле оказывают ему дурную услугу», — заявил в интервью еженедельнику Век директор Центра политической конъюнктуры Валерий Федоров.

По его мнению, восьмилетнего срока правления для главы государства вполне достаточно: «Увеличение срока свыше действующего будет только сдерживать развитие страны».

Как считает Валерий Федоров, закон о Конституционном собрании, несомненно, нужен, но никакой спешки с его принятием нет: политическая целесообразность может возникнуть скорее ближе ко второй половине второго президентского срока Владимира Путина: «Полагаю, мало кто сомневается, что он пойдет на вторые выборы и выиграет их».

Газета Комсомольская правда на вопрос о вероятности второго президентского срока для Путина дает уклончивый ответ.

В последнее время, пишет газета, в среде политического бомонда начались разговоры о том, что Путин теряет ресурс, и его ждет судьба Горбачева. Путин, однако, руль власти не выпускает и, принимая решения, с элитой не советуется, что, естественно, многих раздражает.

Конечно, замечает Комсомолка, «второе дыхание у него могло бы открыться после досрочных президентских выборов». Ведь сейчас Путин по-прежнему числится ставленником Ельцина. Однако соревноваться с самим собой было бы нелепо: «В 2001-м он уже как бы переизбран — Новый год встречает более чем с 70-процентным рейтингом».

Сохранится ли этот уровень доверия в 2002-м году — зависит от самого Путина: «Если он не поддастся шантажу со стороны обделенных властью политолигархов, если преодолеет внутрикремлевские склоки, удержит в руках инициативу и сохранит темп реформ — страну ждет окончательное выздоровление».

В противном случае «на смену ельцинскому кавардаку придет путинский застой», — подводит итог Комсомольская правда.

Очередное доказательство непрекращающихся попыток восстановления прежней политической структуры общества либеральная пресса видит в создании новой центристской партии — объединенного «Единства и Отечества». С точки зрения либералов, это как раз тот случай, когда, как выразился неподражаемый Виктор Черномырдин, какую партию не создавай, все равно получается КПСС.

Впрочем, как утверждает Общая газета, на фоне порядков в нынешней придворной партии прежнюю компартию можно считать образцом партийной демократии.

Согласно уставу новой партии, ее руководящий орган — центральный исполнительный комитет избирается на съезде тайным голосованием. Председатель ЦИКа — им стал Александр Беспалов, лицо, в политике практически совершенно неизвестное, бывший заместитель полпреда президента в Центральном округе — располагает всей полнотой внутрипартийной власти. Он руководит одновременно и центральным политсоветом (подобие ЦК) и генеральным советом партии («секретариат ЦК»). Пределы его власти, по выражению газеты, «простираются так далеко, что в это трудно даже поверить». Например, ЦИК назначает и освобождает от должностей руководителей региональных исполкомов (то есть секретарей обкомов и крайкомов). Все остальные работники местных партийных структур также принимаются на работу по договору с ЦИКом. Им же производится прием новых членов.

Между тем, напоминает ОГ, в КПСС секретари обкомов и крайкомов, пусть по согласованию с высшей инстанцией, но все же избирались. И прием новых членов был доверен первичным партийным организациям.

Причина такого фантастического усиления единоначалия, как полагает Общая газета, заключается в том, что нынешняя партия власти просто не заинтересована в создании массовой организации. Тем более организации, где мнение низов имело бы хоть какое-то значение. Эта партия — всего лишь аппаратная структура узкого назначения, созданная для того, чтобы проталкивать на выборные должности кандидатов, выдвигаемых «несменяемой и ни от какой партии не зависящей бюрократией».

А поскольку организация не ставит себе целью воспитание претендентов на высокие посты, нет смысла комплектовать ее политиками — нужны лишь политтехнологи, «наемные спецы по проведению выборных кампаний». Не нужна такой партии и идеология — когда понадобится, спустят сверху. И конечно, здесь были бы абсолютно неуместны демократические принципы управления: «Штабная структура должна управляться жестко, одним поворотом ключа». Это, конечно, не партия начальства — скорее партия «при начальстве», к его услугам.

В общем, как пишет журнал Новое время, времена в России меняются, способы управления — никогда: со стороны можно понять лишь то, что на верхних этажах власти что-то происходит, «какая-то возня с далеко идущими последствиями». Причем, как выражается Новое время, «бульдоги уже догрызают ковер, пресса волнуется и тайное становится явным».

У журнала, естественно, есть своя версия происходящего.

Начавшуюся на фоне обмеления потока нефтедолларов аппаратной войну «чекистов» против «Семьи», утверждает Новое время, спровоцировал сам президент, приказавший после трагедии «Курска» разобраться с НТВ. После «успешного спецмероприятия под руководством кремлевской администрации» его организаторы решили не останавливаться на достигнутом — «двинулись дальше, дальше, дальше. По головам».

Ситуация, с точки зрения журнала, напоминает времена всесилия Коржакова, когда, после операции «мордой в снег» против охранников Гусинского, кремлевский бодигард воспринял благодарность начальства как «сигнал к перманентным действиям подобного рода и к захвату власти в стране.

Сегодня наблюдателям за противоборством «бывшим» и «новых» бросается в глаза прежде всего методологическая разница в подходе решению проблемы. «Логика бывших: зачем давить, если можно обанкротить? Менталитет чекистов: зачем банкротить, если можно раздавить?»

Причем, по мнению Нового времени, опаснее всего эти сюжеты именно «злобной агрессивностью» новой путинской элиты. Старые элиты добродушнее просто потому, что они уже свое получили. Новые же голодны и готовы на все: «При всей показной верности Путину его люди еще не научились проигрывать, а сама власть президента держится именно на тех, кого он расставил, с кем ходил в разведку, кому доверял».

Между тем поддержка общества отнюдь не равнозначна поддержке элит, тут возможны, как выражается Новое время, самые замысловатые сюжеты. Именно поэтому Путин лавирует, а не идет напролом, «похваливая своих однокашников и награждая вдруг Ельцина (читай: Семью) орденом «За заслуги перед Отечеством» первой степени.

По-видимому, позиции Семьи пока не так уж сильно ослабели. Как утверждает журнал Профиль, Татьяна Дьяченко даже обратилась к Путину с просьбой — вернуть Березовского в Россию. «Президент якобы согласился, но — в обмен на сущую безделицу: отмену неприкосновенности всей Семьи. За исключением, впрочем, самого Ельцина».

Тем не менее, как считает Борис Немцов (его высказывания также приведены в Профиле), дни одного из ключевых представителей Семьи — Александра Волошина — в любом случае сочтены.

Главная причина, по мнению Немцова, заключается в том, что «Волошин — сильный игрок, а Путин сильных игроков рядом с собой не терпит». В отличие от Ельцина, Путин совершенно не заинтересован в самостоятельности своих соратников — хотя и рассчитывает на их верность.

К тому же по отношению к Волошину у Путина, как лидер СПС, срабатывает определенный комплекс: ведь именно Волошин (а вовсе не Березовский) сыграл решающую роль в том, что Путин стал «преемником» — глава президентской администрации сумел убедить своего патрона в достоинствах этого кандидата. «Человек всегда ненавидит или боится того, кто видел его в минуту слабости, — размышляет Борис Немцов. — Очевидно, такая минута была у Путина, когда решался вопрос о том, что будет преемником, Это почти фрейдистская проблема».

Нечто подобное утверждает, как ни странно, и леворадикальная газета Завтра. «Видать, непростым деньком в Кремле выдалось 31 декабря 1999 года», — пишет Завтра о моменте обнародования Ельциным имени преемника.

Впрочем, здесь в сухом остатке, как считает газета, остается «важнейшая, хотя и простая, как шпала, вещь: де-факто гарантом «преемственности власти» в России на сегодня остается вовсе не президент России Владимир Путин, а глава администрации президента России Александр Волошин». И в новых политических условиях эта администрация по-прежнему, пишет Завтра, претендует на то, чтобы играть во власти ключевую роль — «на этот раз роль «коллективного Путина».

Как утверждает газета, в окружении Волошина была в свое время подготовлена политическая программа нового президента, согласно которой президентская администрация (между прочим, орган, не предусмотренный Конституцией) получала практически неограниченные полномочия и даже право на собственную силовую структуру — так называемую национальную гвардию по американскому образцу.

Правда, не все из задуманного, пишет Завтра, Волошину удалось осуществить. Нынешний президент слишком мобилен, активен и энергичен, чтобы вечно существовать под чьим-то патронажем, удовольствовавшись, как неоднократно писала пресса, ролью английской королевы. Неудивительно, что в такой ситуации в высших эшелонах власти неизбежно должен возникнуть «не только конфликт интересов, но и конфликт действий». Причем результаты подобного конфликта, как считает Завтра, «могут оказаться непредсказуемыми и для системы политической власти, и для России в целом».

Тем временем Новые известия, с подачи которых во многом и разгорелся сыр-бор по поводу продления президентских полномочий Владимира Путина, решили внести свою лепту в обсуждение темы о несостоявшейся отставке Александра Воллошина. Что называется, закрыть тему.

Газета еще раз напомнила ранее публиковавшиеся данные о президентском рейтинге Путина, сильно расходящиеся с официальными цифрами (якобы по данным ФАПСИ этот рейтинг составляет не более 12-18 процентов — в зависимости от региона). На таком фоне, разъясняют Новые известия, никакая антикоррупционная атака на Семью не имеет смысла. И сколько бы ни пугали олигархов уголовными делами и международным сыском, ровно ничего не произойдет считает газета: «Все антикоррупционные дела, которые якобы расследуются сегодня, представляют собой направленную дезинформацию, рассчитанную прежде всего на тех же силовиков».

Все подобные дела, с точки зрения Новых известий, были ни чем иным, как операцией прикрытия, позволившей президенту беспрепятственно следовать избранному им прозападному курсу — вопреки сопротивлению «чекистской» части политической элиты. Можно сказать, что «силовики», участвуя в новой информационной войне, обманывают самих себя: «Ибо если возбуждаются громкие уголовные дела, о которых все говорят, значит, идет очищение власти? Между тем никакого очищения нет и в помине. Дела не закончены и, что гораздо важнее, закончены не будут».

А с точки зрения журнала Эксперт, случившаяся информационная перестрелка, помимо всего прочего, свидетельствует о начале процесса «реструктуризации элиты». Что в свою очередь есть верный признак старта президентской кампании.

Именно это обстоятельство, утверждает Эксперт, и спровоцировало все последние бои на информационном фронте — элита внезапно вспомнила об открывающихся возможностях: «Такой случай представляется лишь раз в четыре года, и упустить свой шанс нельзя — кто на этот раз подставит свое плечо претенденту?»

Те, кто успел это сделать в 2000-м году, сегодня в полном порядке. Теперь и другие решили попытать счастья. Тем более, что, как намекает журнал, с претендентами возможны варианты. Во всяком случае, нынешнему президенту вовсе не принадлежит контрольный пакет акций корпорации «Россия». Правда, он уже и не миноритарный акционер, каким был вначале.

Путин, пишет Эксперт, «методично и скрупулезно» наращивает свои активы, расставляя, где только можно, своих людей. Именно эти люди, пишет журнал, хороши они или плохи, дают возможность главе государства «уравновесить ельцинский клан» — тоже, мягко говоря, не вполне белый и пушистый. Это позволяет сохранять определенный баланс сил до появления новой точки опоры — «в виде гражданского общества, например, с помощью которого только и возможно преодолеть нашу дурную византийскую наследственность».

Со своей стороны глубокий пессимизм по поводу российских перспектив выразила Независимая газета, заметив, что «тот факт, что российские конституции по-прежнему пишутся под определенного лидера, вызывает серьезные сомнения в демократической будущем России». Это высказывание главного березовского издания было комментарием все к тому же заявлению Сергея Миронова о возможности продления сроков президентских полномочий Путина.

Даже если это заявление было всего лишь «пробным шаром», заметила НГ, можно считать, что вброшен он в весьма удачный момент: «страна находится на историческом и цивилизационном перепутье, нужен некий качественный скачок, сделать который без сильной президентской власти невозможно».

Впрочем, можно ли вспомнить в российской истории хоть один момент, когда бы страна не находилась на этом самом перепутье? За исключением времени застоя, конечно.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ