Генпрокуратура как абсолютное оружие: Владимир Путин начал готовится к новым президентским выборам?

0
18

«Кто следующий?» — этот вопрос задают себе все последние дни аналитики, государственные чиновники, политические лидеры и рядовые граждане. Генеральная прокуратура, долгое время дремавшая, подобно вулкану Этне, на виду у всех (отдельные эффектные, но не слишком результативные акции можно не считать), неожиданно активизировалась. Жертвы известны: глава МПС Николай Аксененко, начальник спасателей Сергей Шойгу (как оказалось, ни в чем лично не повинный, но тем не менее попавший в больницу), затем — депутат Владимир Головлев, «сданный» (как выразилась пресса) Госдумой следствию, вице-губернатор Санкт-Петербурга Валерий Малышев, отстраненный от должности и давший подписку о невыезде. Плюс странная история с несостоявшейся отставкой главы «Газпрома» Алексея Миллера.

Разные издания продолжают этот список разными фамилиями: называют, в частности, главу Совбеза Владимира Рушайло, вице-премьера Виктора Христенко, министра природных ресурсов Виталия Артюхова, главу Минпечати Михаила Лесина, начальника Государственного таможенного комитета Михаила Ванина и даже самого генерального прокурора Владимира Устинова.

«Осеннее обострение борьбы за власть», — так определила происходящее правительственная Российская газета.

По ее мнению, проблема в том, что «определенные круги, почувствовав на себе усиление государственной власти, озаботились удержанием своих позиций». А также и захватом новых, что называется, «под шумок».

Иначе, пишет РГ, трудно объяснить, почему фактическая информация, связанная, скажем, с делом Аксененко, предлагается для обсуждения широкой публике, хотя дело о злоупотреблениях в МПС далеко не закончено. «Все это, — подчеркивает газета, — очень похоже на попытку повлиять на мнение и выводы следственной комиссии».

Критику главы МПС и его «безумных» проектов (вроде строительства моста между Сахалином и Японией) Российская газета предлагает рассматривать как «попытку в корне пресечь все здравые и перспективные идеи государственных чиновников, которые впоследствии могут принести стране хорошие дивиденды». Совершенно так же обстоит дело, по мнению газеты, и с Государственным таможенным комитетом, который держит под контролем государства («хоть и с определенными издержками», оговаривается РГ) мощные финансовые потоки: «Определенных представителей олигархии это явно не устраивает».

Что же касается истории с МЧС, ее газета называет «всего лишь акцией прикрытия». К тому же, «если бы Путину потребовались новые министры (и путей сообщения, и чрезвычайных ситуаций), он бы сделал это четко и быстро, без нагнетания лишнего ажиотажа».

В конце концов, он — Президент, и для кадровых «рокировочек» у него есть все возможности, с явной обидой заключает правительственное издание.

Как утверждает журнал Новое время, все происходящее — абсолютно в кремлевском стиле, который остается неизменным при любых новых командах и обстоятельствах: «Просто время от времени надо кого-нибудь кидать с крыльца. Это полезно для трудовой кремлевской дисциплины и накачки царского рейтинга».

Теперь можно ожидать, пишет журнал, что на место Аксененко придет «человек с характерными признаками эпохи: чекист, ленинградец, давний знакомец Путина».

Между тем, по мнению Нового времени, замену главе МПС — по общему признанию, «крупному специалисту» в своей области — найти будет непросто. «Примеры Грызлова и Миллера показывают, что личная верность и преданность далеко не всегда синоним профессионализма». Существует опасность, иронизирует журнал, что Аксененко сменит человек, который «железной дорогой в последний раз занимался в детстве». Вряд ли это то, к чему стремятся «кремлевские прагматики», замечает Новое время.

С началом новых кадровых «зачисток» кое-кто, и в первую очередь сами пострадавшие, заговорили о «возврате 37-го года», пишет главный редактор левого еженедельника Слово Виктор Линник. «Ну а что им остается делать? Любимая забава всех политических и уголовных прохвостов и их идеологической обслуги за последние десять лет — вывешивание пугала накатывающегося политического террора».

Тем не менее, из дальнейшего хода рассуждений следует, что сам автор не считает эту версию такой уж бездоказательной.

Еще Евгений Примаков, в бытность свою премьером, напоминает Виктор Линник, обещал начать борьбу с коррупцией и освободить в российских тюрьмах 200 тысяч мест для новых квартирантов. «Эта неосторожная ремарка стоила ему политической карьеры».

Нынешняя же власть к теме коррупции подбиралась давно и осторожно: для решительных действий необходима была политическая воля. И вот, наконец, президент ее проявил. Его команда решилась запустить «огромную машину генпрокурорских расследований, причем удачно, с точки зрения главного редактора Слова, выбрав время: «Запад и его вечно горластые по части России СМИ сейчас по горло завязли в афганских делах — не до наших разборок». К тому же подчеркнутая лояльность Москвы по отношению в американской антитеррористической операции «весьма затрудняет интерпретацию Западом происходящего в привычно антироссийском духе».

С точки зрения левых, первое и самое явное следствие действий Генпрокуратуры — «неизбежный восторг народных масс».

Россияне, пишет Виктор Линник, до того истосковались по справедливости, что почти перестали в нее верить — и потому «первые скромные шаги» в борьбе с коррупцией вызвали у них неподдельный энтузиазм. Пусть эта борьба ведется против фигур второго плана, а «большинство жуликов чувствуют свою полную безнаказанность», даже намек на антикоррупционные действия позволяет президенту, который на это решился, набрать дополнительный политические очки.

«В преддверии следующих президентских выборов, — подчеркивает Виктор Линник, — запас прочности никогда не лишний, даже при стабильно высоком рейтинге президента».

Еще более определенно тема будущих президентских выборов звучит в публикациях другого, значительно более радикального издания левых — знаменитой газеты Завтра.

По ее мнению, главной слабостью нынешнего президента следует считать отсутствие собственной сплоченной и профессионально подготовленной команды. В окружении Путина действуют два «разнонаправленных политических вектора», один из них — «либерально-ельцинский и старокремлевский», другой — «административно-командный, силовой, государственнический». Сплавить их воедино так и не удалось. Более того, с течением времени представители разных команд «даже персонально все заметнее дистанцируются друг от друга, мешая Путину выработать собственный курс, более адекватный текущей ситуации».

Президент привел с собой во власть — причем на важнейшие посты — немало представителей спецслужб, «не имеющих серьезного политического и административного опыта, но быстро проявивших большие амбиции и самомнение». В то же время начатые президентской командой преобразования политической системы и передел собственности вызвали «серьезное противодействие влиятельных политических элит».

Как считает Завтра, в результате Путин оказался в весьма сложном и неустойчивом положении. А потому «не будет ничего удивительного в том, что в этих условиях президент попытается сформировать «третью команду», свою собственную, и, если это удастся, выйдет на ДОСРОЧНЫЕ ВЫБОРЫ выборы в удобный для себя момент».

«У Кремля появился шанс поставить на место олигархов», — утверждает в последнем номере еженедельник Век.

То, что действия власти не соответствуют заранее расписанным «сценариям ожиданий» разных номенклатурных и финансово-политических групп, Век связывает с новыми геополитическими обстоятельствами.

После 11-го сентября, когда появился «определенный синхрон в действиях Запада и Москвы», некоторые американские аналитики, по данным еженедельника, предположили, что Путин действует в соответствии с некоей договоренностью с Джорджем Бушем, «решившим наконец в российской партии сделать окончательную ставку на нынешнего российского президента».

При этом Век ссылается на газету «Вашингтон пост», которая заявила, что американский Белый дом «решил сдать Путину свою прежнюю козырную карту в России — связанных с Западом и потому остающихся политически сильными в России некоторых олигархов».

Именно здесь и лежат первоосновы нынешней президентской решительности, и, как следствие — активности Генпрокуратуры, которая действует к тому же по представлению Счетной палаты. «Тандем Путин-Степашин начал давать свои плоды», — подчеркивает Век.

Сам глава Счетной палаты в интервью новой ежедневной Газете категорически опроверг предположения о политическом заказе на компрометирущую информацию. Сергей Степашин сообщил, что данные о злоупотреблениях, скажем, в МПС, получены 4 месяца тому назад: «А возбуждение уголовного дела — это уже предмет самой Генпрокуратуры».

В то же время Степашин признал, что Счетная палата «очень серьезно» работает с президентом, и что ряд проверок — «по Рособоронэкспорту, по МЧС и другим объектам» — был инициирован лично Путиным.

Валерий Яков, обозреватель газеты Новые известия оценил все происходящее как «нецелевое использование Генпрокуратуры».

По мнению Якова, даже самый наивный россиянин хорошо понимает, что «нынешний генпрокурор ни одного шага без ведома Кремля не сделает, и ни одной утечки в прессу без санкции кремлевского агитпропа не допустит». Не говоря уж о тмо, что «в разработке» неизменно оказываются те, кто перестал устраивать команду Путина. «Кремль руками прокуратуры выдавливает из ближнего президентского круга те политические фигуры, которые не имеют отношения ни к питерской команде, ни к кагэбэшной, ни к финансово-олигархической», — пишет обозреватель Новых известий. Генпрокурору же в этом сценарии «отводится роль банального вышибалы». Роль незавидная — однако, подчеркивает газета, «особого выбора у господина Устинова нет, если он хочет сохранить свое место в труппе».

Труппа, правда, весьма специфическая и по большей части занятая, как пишет Валерий Яков, «бесконечной борьбой за близость к телу». Взаимоотношения входящих в нее ОПГ — организованных политических группировок — строятся, с точки зрения автора, «по законам курятника: «если можешь обгадить ближнего — значит, ты выше». Стараются все: питерские стараются замарать альфовских. Альфовские — бывших «семейных». Лубянские — всех в целом. «А над ними весь в белом и с нимбом над головой возвышается безучастно наш равноудаленный гарант».

Именно этот образ «молчаливого вождя, не опускающегося до мирской суеты», стал в последнее время, по мнению автора, главным достижением кремлевских политтехнологов.

Хозяину Кремля навязана роль безучастного наблюдателя, пассивного участника разнообразных PR-комбинаций. «И уже действительно непонятно: кто же в доме хозяин — Путин, которого нам рисуют имиджмейкеры, или имиджмейкеры, которые рисуют нам Путина».

Газета Ведомости, анализируя историю с Владимиром Головлевым, которого Госдума лишила депутатского иммунитета за «дела давно минувших дней, связанных с чековой приватизацией», задается вопросом: если для прокуратуры с самого начала все было очевидно, почему она столько лет тянула? В самом деле, Головлев, которому сегодня инкриминируется его челябинская деятельность на посту главы местного комитета по госимуществу, сумел за это время не только перебраться в Москву, но и прикрыться депутатской неприкосновенностью.

Поневоле, замечает газета, обратишь внимание на пылкие уверения депутата, что страдает он за политику — за создание вместе с Борисом Березовским партии, оппозиционной президенту. По-видимому, прокуратура «в самом деле как-то незримо связана с Березовским», иронически замечают Ведомости. Недаром в ответ на всякий всплеск политической активности беглого олигарха неизменно реанимируется дело «Аэрофлота», начинаются преследования соратников БАБа, а также делается очередная попытка обанкротить принадлежащий Березовскому канал ТВ-6.

Тем не менее Ведомости отказываются поверить, что «партия с обликом Головлева и Березовского» способна нанести ущерб рейтингу Путина. «Похоже, — предполагает газета, — что сам генпрокурор Владимир Устинов ведет сложную игру на выживание».

Именно с его беспокойством о собственной судьбе связаны, с точки зрения газеты, и дело против Аксененко, и поиски компромата в МЧС, и многое другое. «Если нельзя сообщить общественности, кто заказал Холодова и Листьева, почему бы не взяться за репортаж с АПЛ «Курск»? Немного не прокурорское дело, но если карьера требует перевоплощения…» А Головлев мог попасть под горячую руку Генпрокуратуры «просто за компанию».

Еженедельник Континент пытается разобраться в причинах, по которым информация о прокурорских проверках в МЧС стала достоянием гласности как раз в день объединительного съезда «Единства», «Отечества» и «Всей России».

Может быть, предполагает Континент, это проделки конкурентов Шойгу в «Единстве», уже не раз пытавшихся сместить его с поста лидера? Или же глава МЧС имеет дело с интригами оппонентов из присоединившихся партий? А может быть, разразившийся скандал — всего лишь «акт войны между Шойгу и Грызловым за право контроля над такой высокодоходной службой, как Госпожарнадзор»? Установить окончательную истину установить трудно — тем более, что похожих сюжетов нынче немало и в других ведомствах.

В качестве примера Континент приводит сведения из интернет-изданий о конфликте между «двумя старыми друзьями» — министром обороны Сергеем Ивановым и президентом Путиным. Как стало известно, «министр восстал против сдачи Путиным последних наших стратегических баз за рубежом — в Лурдесе на Кубе и Камрани во Вьетнаме. А в ответ «получил по голове за низкий темп военной реформы».

Столь же угрожающие слухи ходят и о других силовых министерствах — например, о главе МВД Борисе Грызлове некоторое время тому назад говорили, что он «уже пакует чемоданы».

Стоит заметить, пишет Континент, что подобного рода информация исчезает так же внезапно, как и появляется — без опровержений, но и без продолжения темы. А это, по мнению еженедельника, верный признак того, что «информацию в газеты сливают друг на друга сами силовые ведомства».

К тому же, напоминает Континент, американский президент Буш, «ныне наш друг», объявляя о начале борьбы с терроризмом, прямо заявил, что по случаю военного периода в СМИ будет постоянно и намеренно вбрасываться продуманная дезинформация. «А раз путинский Кремль — верный союзник Буша по войне, то такое возможно и в России», — философски заключает Континент.

По мнению еженедельника Век, в последние недели связь между внешнеполитическими событиями и российской внутренней политикой стала особенно отчетливой. Одни считают это обстоятельство доказательством искренности желания России интегрироваться в западный мир, для других — очередным подтверждением несамодостаточности и зависимости нашей страны.

Заявив о своем присоединении к антиталибской коалиции, Россия, как считает Век, быстро оказалась «на грани превращения в воюющее государство». Поставки вооружений Северному альянсу и даже направление в зону боевых действий российских консультантов и советников — лишь начало этого опасного пути. Удастся ли Кремлю в дальнейшем удержаться от ввода в Афганистан «ограниченного контингента» российских войск?

Ведь, помимо прочего, война, даже локальная, рассуждает Век, требует как минимум единства политической элиты — в противном случае ее можно считать заранее проигранной.

Кроме того, как известно, «кровь войны — деньги». Учитывая неустойчивость российской экономики, обремененной к тому же колоссальными внешним долгами, понятна забота властей об изыскании достаточных финансовых средств. Для этого, по мнению Века, существует два пути. Во-первых, взять под свой контроль основные монополии и это уже частично сделано). Во вторых — «намекнуть бывшим олигархам на необходимость проявить патриотизм и поделиться с властью своими доходами». Тем более, что изначальное происхождение российского капитала дает все возможности для успеха подобных намеков.

Вместе с тем, предупреждает Век, нет оснований ожидать, что подобные акции пройдут безболезненно и незаметно. Правда, пока что недовольство и вызванное им брожение существует по большей части в латентной форме: «В открытую оппозицию президенту и его политике встали лишь левые партии». Однако очень скоро ряды оппозиционеров пополнятся за счет тех, чьи финансовые интересы окажутся затронуты, «а уж эти-то люди будут посерьезнее и поопаснее любых коммунистов».

Но с другой стороны, по глубокомысленному замечанию Века, «предлог предвоенного положения страны открывает некоторые нетривиальные возможности, чтобы справиться с возникающей элитной оппозицией». Возникает вопрос, чем же это не 37-й год?

Впрочем, некоторые российские издания искренне полагают, что худшее случится, если президент окажется недостаточно последователен в решении поставленных им перед собой задач.

Известный журналист Ольга Романова в газете Ведомости вспоминает старую сказку про веник, который ломают по одному прутику: «Страшно себе представить, что начнется в стране, если веник трансформируется в совковую лопату, которая со всего размаха опустится кому-нибудь — хорошо, если на пятую точку, а то и на темечко».

Между тем все признаки такого превращения есть, с точки зрения Романовой, налицо. Президентские полпреды так и не стали настоящей властью. Губернаторы откровенно демонстрируют «пренебрежение нашими достижениями». А якутский президент Михаил Николаев и вовсе решил проигнорировать мнение Центра, который ясно дал понять, что третий срок Николаеву не положен. И это только один — региональный — аспект российской внутриполитической ситуации.

Судя по всему, пишет Романова, вскоре «мы будем проходить очередной переломный момент нашей и без того веселенькой истории». И тогда вариантов два: «либо Путин твердо даст понять, что контролирует ситуацию внутри страны, либо он превратится в обновленного Горбачева». Остается вопрос: во что во втором случае превратится страна?

В уже цитированном сегодня номере еженедельника Континент приведены данные социологических опросов российских граждан относительно популярности президента. Цифры даны по двум источникам. По результатам, предоставленным Фондом «Общественное мнение» позиции Путина хороши как никогда: если бы президентские выборы состоялись в ближайшее воскресенье, уверяет ФОМ, за Владимира Владимировича проголосовал бы 51 процент граждан. При стандартной явке это означает примерно 75 процентов избирателей.

Совершенно иные данные у ФАПСИ: со ссылкой на некие секретные опросы сообщается о внезапном падении президентского рейтинга до 45 процентов. Предыдущий результат, по информации ФАПСИ, составлял 65 процентов.

А теперь каждый, как говорится, может выбрать себе цифру по вкусу и в соответствии с ней попытаться составить собственный политический прогноз.

А также ответить на актуальный вопрос: кто следующий?

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ