Запад и Россия в присутствии Третьего Игрока: антитеррористическая операция или война с исламом?

0
23

«Не мы решаем, каким будет мир», — философски ответил Глеб Павловский на вопрос Российской газеты о возможности распространения американской антитеррористической операции за пределы Афганистана.

Далее из текста обширного интервью известного кремлевского идеолога следует, что под этим «мы» подразумевается не одна только Россия, но все те страны, которые принято называть цивилизованными. Как заявил глава Фонда эффективной политики, сегодня действиями этих стран управляет суровая реальность.

Наконец всем стало очевидно, что «сегодня нет возможности бороться с террористами в рамках международного права». Раньше это хорошо знали Израиль с его палестинской проблемой (непрерывно и «далеко не всегда правильно» получавший, по выражению Павловского, за свои действия «по шапке»). Таким же образом, как известно, действовали и американцы. В этот же ряд Павловский ставит и Россию с ее чеченской болячкой.

И потому так легко понять сегодняшних борцов с терроризмом, когда они заявляют, что Афганистаном дело не ограничится. «Допустим, — размышляет Павловский, — выясняется, что финансовая структура террористов расположена в Колумбии. Означает ли это, что далее следует договариваться с колумбийским правительством?» А если оно не контролирует ситуацию?

Как считает глава ФЭП, сегодня определить «степень локализации» военной операции пока не представляется возможным: «Пятно военных конфликтов расползается вдоль нашей границы. Западные союзники в будущем не будут заниматься безопасностью республик Средней Азии и Кавказа. Об этом придется думать нам».

С точки зрения газеты Известия, первые же дни войны в Афганистане показали: «Даже если эту страну сравняют с землей, не оставив ни одного талиба, это не принесет Америке победы. Ибо в этой войне нет линии фронта».

Более того, в ней нет в чистом виде ни стран-врагов, ни стран-друзей. В каждой из них в пределах одних и тех же городов живут «свои» и «чужие». Те и другие в равной мере встроены в единую мировую экономику, причастны к транснациональным финансовым потокам, причем отличить «чистые» потоки от «грязных» не представляется возможным.

Далее Известия приводят целый список фирм, фондов и различных организаций в разных странах как Востока, так и Запада, финансирующих террориста номер один Усаму бен Ладена и его организацию «Аль-Каида».

Точно так же зарубежное финансирование чеченских сепаратистов, о котором не раз писала российская пресса, связано с исламскими структурами на Западе. В частности, «видные члены исламской общины США», известные как ключевые «фандрэйзеры» чеченских экстремистов, — активные сторонники Республиканской партии. Во время президентской кампании Джорджа Буша именно они внесли немалый финансовый вклад в победу кандидата-республиканца. А недавно в Америке, сообщают Известия, была проведена трехмесячная кампания сбора средств для чеченских боевиков. Собранные пять миллионов долларов были переведены на счета Исламского благотворительного общества. «Любопытно, — спрашивает газета, — все ли деньги переправлены именно в Чечню или осталось кое-что на организацию терактов 11 сентября в Америке?»

По мнению газеты, все эти и многие другие данные, большая часть из которых была давно известна, позволяют в новой ситуации, сложившейся после 11-го сентября, сделать вполне определенные выводы: «Чтобы победить террор, цивилизация должна победить самое себя, ибо международный терроризм является порождением нынешнего мирового общественного устройства». Предстоит долгий период перемен -не исключено, что он, как «холодная война» между капитализмом и коммунизмом растянется на десятилетия.

В результате, предсказывают Известия, будет пересмотрена роль государства в экономике, спецслужб в государстве, а также взаимоотношения государства и личности — «как они начали складываться в эпоху Просвещения». Мир, который родится после этой «холодно-горячей войны», утверждает газета, будет отличаться от нынешнего так же, как «двухсистемный мир 70-х отличался от однополярного мира 90-х».

С точки зрения эксперта газеты Время MN Михаила Делягина, шок 11-го сентября, став потрясением для американского общества, сумел мобилизовать его, и тем самым объективно способствовал решению ряда стратегических проблем страны.

Например, в стране была решена этническая проблема, возникшая во время президентских выборов 2000-го года, когда общество оказалось разделено по этническому принципу строго на две части. Теперь же, как считает Делягин, межэтническая вражда направлена теперь против «незначительных в политическом плане» арабов и сикхов, а общество в целом консолидировано.

Кроме того, обеспечено и политическое единство страны: после катастрофы Альберт Гор публично присягнул Джорджу Бушу. «Недаром республиканцы планируют вести войну не менее трех лет — как раз до следующих президентских выборов!» — замечает Делягин.

Однако, по его мнению, наиболее важными для США были экономические проблемы. Когда крах рынков акций высокотехнологичных кампаний разрушил механизм стимулирования технологического прогресса, единственной альтернативой могло бы стать государственное финансирование, а его реальным воплощением — программа ПРО. (С точки зрения Михаила Делягина, она имеет в первую очередь не военное, а экономическое значение, так как способна обеспечить США технологическое лидерство в мире и, соответственно, экономическое доминирование).

Однако «широкий международный протест и отсутствие единодушной внутренней поддержки» тормозили реализацию программы. Теперь, после теракта, проблемы безопасности приобрели новое значение, в результате чего скепсис общества по отношению к программе ПРО будет преодолен.

Нельзя также не заметить, продолжает Михаил Делягин, что, расширяя удары по террористам, США дестабилизируют страны, находящиеся вблизи «исламской дуги напряженности» — то есть практически всю Евразию.

Таким образом, с экономической точки зрения «американская месть» — продолжение политики «дестабилизации конкурентов при помощи исламского фактора».

Следует также иметь в виду, что, после распада СССР Запад лишился общего врага, и тем самым глобальное доминирование США, их статус сверхдержавы не имеют достаточной мотивации. Теперь же, как убежден Михаил Делягин, Америка находится даже в лучшем положении, чем во времена «холодной войны»: вновь обретенный «общечеловеческий враг» практически невидим для всех, кроме сверхдержавы, которая «обладает монополией на определение, а по сути — на назначение этого врага»

О значении образа врага для идеологии «всякого большого человеческого объединения, ведущего длительную и жизненно важную борьбу с другими объединениями» рассуждает в Литературной газете известный публицист Александр Зиновьев.

«Образ врага особенно важен в периоды больших войн, — пишет Зиновьев. — Игнорируя эту азбучную истину социологии, нельзя дать объективную оценку феномена мирового терроризма». По его мнению, суть дела не в том, существует ли в реальности мировая террористическая сеть: «Если она даже существует, объявившие ей «горячую войну» США и их союзники превосходят ее в военном отношении во много тысяч раз». Тем не менее сегодня американская администрация получила «карт бланш» на ведение «горячей войны» в любой точке планеты.

Будет ли ликвидирована обозначенная «угроза мировой цивилизации? По мнению автора, это зависит вовсе не от силы сопротивления террористов, а, скорее, от стратегических планов США и их союзников.

Ведь уже сегодня мусульманский мир расколот: «Союзниками США готовы стать даже их жертвы, включая страны СНГ». А потому, по мнению Александра Зиновьева, образ мирового терроризма как врага человечества недолговечен. Сменить же его, уверен автор, предстоит, скорее всего, образу азиатского, и прежде всего — китайского коммунизма. Именно на него и будут направлены основные военные усилия западного сверхобщества в ХХ1 веке.

Что же касается России, она, по мнению Александра Зиновьева, в обозримом будущем понадобится США «не столько как союзник в борьбе против терроризма, сколько как антикоммунистической бастион в предстоящей войне против азиатского коммунизма».

Свой вариант развития событий предлагает Новая газета. По ее мнению, с помощью технологий манипулирования массовым сознанием Запад занят формированием «мирового полюса с идеологией фашистского толка — ваххабизмом». (При этом используется примитивная формула: все мусульмане — террористы).

Затем остается, как считает газета, «правильно стравить террористический мир ислама с Россией как авангардом западной цивилизации». Результатом должно стать «взаимное уничтожение России и мусульманского мира и открытый доступ к мировым сырьевым кладовым на их территориях». Помимо ударов по Афганистану (и далее — Ираку, Ирану и так далее, в зависимости от ситуации), допускается также вторжение талибов в Узбекистан, Таджикистан и Киргизию. Не избежать и обострения двусторонних конфликтов (Армения-Азербайджан, Грузия-Абхазия), а также активизации конфликта в Чечне.

Как предполагает Новая газета, Россия будет необратимо втянута в войну и вынуждена объявить мобилизацию. При этом некоторые национальные республики — Татарстан, Башкортостан — могут отказаться воевать. Все это может резко дестабилизировать ситуацию в России, привести к потере управляемости, а в крайнем варианте — к военному перевороту.

В ходе такого развития событий, как считает автор, США выходят из кризиса и решают все свои проблемы: например, «доллар продлевает свое существование до следующего мирового кризиса».

Между тем, с точки зрения НГ, есть основания утверждать, что этот сценарий может оказаться всего лишь частью другого сценария, более сложного и обширного. По предположению газеты, события могут развиваться таким образом, что жертвами окажутся не только Россия и страны исламского мира, но также и Запад с Израилем.

Такой вариант предполагает наличие еще одного, неявного пока Игрока и Заказчика, с которым часть западных элит и спецслужб заключила «своего рода пакт Молотова-Риббентропа» в силу того, что нынешняя сверхдержава — США — находится в состоянии кризиса. Ее элиты не консолидированы, доллар обречен, а «идеология либерализма и демократии как системы самого эффективного мирового управления уже умерла — осталось оформить это юридически и исторически».

Кто же этот таинственный Третий Игрок? «Он должен быть практически незаметен и в политике неподвижен — как старый крокодил на охоте, чтобы все думали, что он бревно» — до тех пор, пока не придет пора сделать необходимый бросок.

Разгадка лежит на поверхности: конечно, имеется в виду Китай. Его предполагаемая цель — занять место США, стать единственной мировой сверхдержавой. Для этого у КНР есть все необходимые данные: 1,2 млрд населения, экономика, по объемам материального производства превышающая экономику США, профессиональная армия числом около 4 млн человек, большие запасы валюты и золота, позволившие превратить Юго-Восточную Азию в зону юаня.

Китай, по мысли газеты, готов к решительным действиям: он заинтересован в двусторонних конфликтах, а также в возможном взаимном уничтожении России и мусульманских стран по западному сценарию. Со своей стороны, будущая сверхдержава готова к внезапной военной и политической активизации при наступлении благоприятного момента, а также к занятию свободных территорий после затухания конфликтов («физически это способен сделать только Китай», замечает Новая газета).

Из сказанного делается вывод: впервые интересы Запада, России и мусульманского мира совпали. Выжить можно только всем вместе. Тем более, подчеркивает газета, что новый мировой китайский порядок будет установлен согласно выработанным американцам правилам: только «золотой миллиард» может жить богато и долго», остальные 4 миллиарда попросту лишние. Причем, в отличие от других претендентов на мировое господство, этот миллиард у китайцев уже есть: «Так что места заняты, все билеты проданы».

Как считает газета, спасение в одном — лидеры России, США, Израиля, Европы, Ирана, Индии должны начать совместный поиск выхода из тупика, в котором вот-вот окажется мир. «Время перемен пришло, — пишет Новая газета, — и поздно жалеть о том, что мы в нем родились. Нужно быстро меняться самим и менять мир».

Между тем пока в российском обществе нет необходимого единства по отношению к последним событиям в мире. Как сообщает Независимая газета, «мусульманские республики» в составе РФ давно уже не ограничиваются разъяснением миролюбивого характера ислама. Во многих из них звучат усиливающиеся с каждым днем обвинения в адрес Запада: в государственном терроризме, в самосуде, в намерении под предлогом борьбы с терроризмом осуществить передел мира. Нет недостатка в предупреждениях об опасности перерастания антитеррористической операции в войну с исламом.

Правда, руководители двух наиболее крупных «мусульманских республик» — Башкирии и Татарстана — воздержались от официальных оценок американской акции возмездия. Зато четко высказались лидеры кавказских республик. Например, спикер парламента Кабардино-Балкарии Заурби Нахушев заявил, что хотя он категорически против радикализма и экстремизма, тем не менее стремления США вершить самосуд оправдать не может. В этом же ключе высказалось руководство Дагестана, осудившее и террористические акции, и американский ответ на них: «Стирание с лица земли ночными бомбардировками целых городов выходит за рамки человеческого разума».

Еще более резкие оценки дали происходящему религиозные лидеры. Духовное управление мусульман Татарстана заявило, что «только сами граждане Афганистана могут навести у себя порядок». Муфтий азиатской части России назвал бомбардировки преступлением против афганского народа, духовный лидер Башкирии напомнил о заложенном в Коране праве мусульманина защищать свой дом. Председатель Духовного управления мусульман Поволжья заявил, что под прикрытием борьбы с терроризмом идет уничтожение мирного населения и глобальный передел мира «мировым жандармом США» и его западными союзниками.

Показательно, что с подобными заявлениями выступают религиозные деятели, но не администрация республик, где проживают мусульманские народы, подчеркивает Независимая газета.

Особая роль России, отмечает газета, определяется не только ее особым положением в мире — между Западом и Востоком, — но также и тем, что на территории страны представлены две «ныне антагонизирующие мировые религии» — христианство и ислам. И это не может не отразиться на внутренней ситуации в стране, «что, собственно, уже и произошло», — подчеркивает НГ.

Между тем о своем отношении к исламу сочли необходимым заявить публично знаменитые российские писатели, практически классики русской литературы — Василий Аксенов и Владимир Войнович, ныне, правда, проживающие вне пределов России: один в США, другой в Германии.

Аксенов в одном из последних номеров Московских новостей прямо заявил, что «даже и сейчас мир продолжает лицемерить», подчеркивая повсеместно, что война ведется не с исламом, а с террористами. «Оставим балансировку политикам, — пишет автор «Острова «Крым». — Мыслящий народ должен понимать, что уже по крайней мере двадцать лет идет война все-таки с исламом. Вернее, ислам ведет войну с нами, и с каждым годом, как мы видим, эта война становится все более непримиримой».

Разумеется, замечает автор, далеко не весь миллиард мусульман и даже не все мусульманские страны питают ненависть к западной демократии. Однако «в сердцевине ислама» за эти годы успел сформироваться некий «интернационал ненависти», считающий всех остальных, более миролюбивых мусульман «нечистыми».

«А мы все еще пытаемся объяснить это явление при помощи каких-то концепций с неизбежным марксистским душком: последствие колониализма, неравномерное распределение богатства, придуманный какими-то дураками «золотой миллиард», коварный глобализм», — сокрушается знаменитый писатель. По его мнению, явление исчерпывающе объясняется лишь при помощи психиатрии: «маниакально-депрессивный синдром, комплексы неполноценности и превосходства, комплексы садизма и мазохизма, гипертрофированная мегалломания».

При этом российское общество продолжает играть в поддавки, считая неприличным даже упоминать, скажем о торговле живым товаром в арабских странах или — Боже упаси! — о чеченских зинданах. «Нас продолжают крыть и крыть, и мы виляем хвостом, как будто это у нас совесть нечиста, а не у собрания лжецов и демагогов», — пишет Василий Павлович, призывая далее интеллигенцию выполнить свой долг по отношению к власть предержащим. «Нужно следить, чтобы правительство не увиливало от борьбы с исламским террором, и если оно будет стоять твердо, мы должны быть вместе, то есть тоже не увиливать и не сползать в пораженчество».

Эта публикация вызвала бурную реакцию читателей Московских новостей, которые, судя по опубликованной подборке писем, разделились на две части, не уступающие друг другу в пассионарности: одни экзальтированно благодарят «дорогого Василия Павловича» за слово правды от имени всех «затурканных политкорректностью», другие с неменьшей страстью обвиняют его в фашизме, расизме и призыве к погромам по этническому принципу. Одновременно читатели выразили надежду, что недалек тот день, когда Московские новости «сольются к экстазе с газетой Завтра на поприще борьбы с общим бородатым врагом».

Однако спустя несколько дней во вполне респектабельной газете Известия сходная с аксеновской точка зрения была высказана другим современным российским классиком — Владимиром Войновичем. «Я верю, что ислам — религия мирная, — пишет Войнович. — Но можно ли верить в мирность мулл, управляющих государствами, армиями и лагерями террористов?»

И как ни придерживаться политкорректности, «нельзя же не видеть, что исламские страны одни сами проповедуют терроризм, другие террористов поддерживают, третьи смотрят на них сквозь пальцы, четвертые не могут с ними справиться». Конечно, христиане тоже не ангелы, и, скажем, североирландские католики прекрасно умеют взрывать магазины и дискотеки: «Но их же не так много, и действуют они на ограниченной территории. А исламские камикадзе буйствуют глобально и угрожают гибелью всему миру».

Значит, война неизбежна, война «нашей цивилизации, разнеженной, распутной, раздевшейся догола с закутанным по глаза мракобесием». При этом цивилизацию будут бить тем, что она сама производит. Ведь исламские государства, замечает Войнович, не умеют производить ни самолетов, ни бомб, ни танков, ни штаммов сибирской язвы. «Да и как это производить, если самые ученые люди заняты чтением Корана, из наук важнейшей считается богословие, а главные мысли устремлены к устройству не этой жизни, а вечной, для которой эта — вроде как репетиция». Войнович не берется ответить, чем закончится нынешнее противостояние, «но будем оптимистами, вглядимся и увидим свет или конец света в конце тоннеля».

Быть оптимистами призывает россиян и уже упоминавшийся сегодня Глеб Павловский, который считает, что к войне в Афганистане не следует относиться слишком серьезно. И уж конечно, по мнению главы ФЭП, не стоит слишком зацикливаться на предлагаемой телевизионной картинке: «Террор строит съемочные площадки, нашими же информационными средствами подавляя нашу волю. Обществу надо отыграться, и надо помнить, что оно способно на это!»

Операцию в Афганистане Павловский советует воспринимать скорее как своего рода военный парад: «Там ведь практически нечего уничтожать, и противник не поддается таким средствам устьрашения… Показывают парад вооружений, а не результат».

Смысл же в этом только один — террористов лишили телеаудитории: «Вместо разрушенных небоскребов все смотрят телепарад».

Между тем, как показывают результаты последних социологических опросов (их приводит газета Известия), позиция российского общества сильно отличается и от мнения ведущих аналитиков и идеологов, и от мнения власти.

Владимир Путин, как известно, заявил о поддержке Запада в борьбе с международным терроризмом. Что же касается российских граждан, они, стойко сохраняя свои симпатии к президенту (рейтинг Путина на прежнем уровне — более 70%), его позиции по данному поводу не разделяют. По данным ВЦИОМ, большинство респондентов (48% в Москве и 68% в провинции) не одобряют действий американцев. При этом даже в Москве 72% опрошенных против продолжения военных действий США и Великобритании против других стран, включенных в «террористический список» (Ирак, Иран, Ливия и другие). Большинство москвичей убеждено, что главным итогом американской операции станет расширение террористической деятельности по всему миру.

По мнению Известий, эти цифры свидетельствуют о том, что «антизападный синдром» российского общества остается в неприкосновенности, несмотря на десятилетие тесного общения с Западом — а может быть, отчасти и благодаря ему. 48 процентов респондентов (данные Фонда «Общественное мнение») считают США недружественным России государством. Правда, у 12-ти процентов участников опроса отношение к Америке улучшилось (в основном в результате сочувствия жертвам терактов), но у 4-х процентов возникли опасения, что США «развязывают войну» и «сами спровоцировали теракты».

В общем, Россия-матушка, продолжает пребывать в традиционной неопределенности — несмотря на остроту момента, так и не прояснилось, Восток она или Запад, с мусульманскими она странами или с демократиями либерального толка.

И даже результатам российских социологических опросов, как предупреждает журнал Профиль, верить опасно — ведь они проводятся в стране, где по причине перманентного отсутствия социальной стабильности каждый человек представляет скорее самого себя, чем некую устойчивую социальную группу.

Остается признать, что, как и прежде, между позициями власти и общества (где едва ли не столько мнений, сколько людей) существуют ножницы, способные легко перерезать ниточку, на которой пока держится относительная стабильность страны.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ