Война Севера с Югом началась, Россия, как водится, — на распутье

0
20

«Перед лицом новой угрозы единственный способ сохранить мир — преследовать тех, кто ему угрожает», — заявил Джордж Буш по американскому телевидению спустя час после нанесения первых ракетных ударов (цитируется по газете Ведомости).

Основная цель американской военной акции — уничтожение баз террористов на территории Афганистана, а также разрушение военной и промышленной структуры талибского режима вплоть до полной его ликвидации. Кроме того, информируют Ведомости, в США предполагают, что авиаудары, изменив баланс сил в Афганистане, заставят хотя бы часть талибских военачальников дезертировать или перейти на сторону Северного альянса. А от перебежчиков американцы рассчитывают получить достоверную информацию о нахождении бен Ладена и его сторонников. Газета приводит высказывание неназванного представителя американской администрации: «Мы понимаем, что не сможем своими бомбами «достать» муллу Омара и бен Ладена, но надеемся на побочный эффект».

Насколько заявленные цели реально достижимы — большой вопрос. Поводы для сомнений имеются у всех, кто знаком с афганскими реалиями. Например, газета Коммерсант утверждает, что первоочередная практическая задача ракетных атак — обезопасить ВВС США от обстрелов с земли — вряд ли разрешима. Четверть века тому назад, во времена первой афганской войны американцы передали моджахедам тысячу «стрингеров», которыми те сбивали советские самолеты. После ухода советских войск Пентагон попытался выкупить оставшиеся «стрингеры», причем за хорошие деньги, однако вернуть удалось всего около двухсот единиц. Так что сейчас талибы располагают не одной сотней достаточно компактных ракетно-зенитных комплексов, которые в случае необходимости легко вынести из зоны обстрела.

А Комсомольская правда сообщает о том, где именно может быть припрятана военная техника талибов. Ссылаясь на анонимного офицера — участника первой афганской войны, газета пишет о том, что весь Афганистан пронизан огромным количеством тоннелей и шахт, некогда прорубленных в скалах для перекачки талых вод в засушливые районы. Длина некоторых из этих тоннелей достигает 10-ти километров. Именно они давали в свое время возможность моджахедам не только загадочным образом выходить из окружения, но и выносить оружие и боевую технику. В этих подземных лабиринтах афганские бойцы фактически неуязвимы, во всяком случае, у советских войск подходящего оружия для борьбы с ними не было. Возможно, у американцев оно имеется, однако следует иметь в виду, что за 25 лет афганцы, скорее всего усовершенствовали и укрепили свои подземные убежища, пишет Комсомольская правда.

Российская пресса, между тем, не сомневается, что одним Афганистаном дело не ограничится — независимо от того, будет пойман бен Ладен или нет.

По данным газеты Новые известия, наведение порядка будет продолжено в соседних с Афганистаном странах «с тем, чтобы даже в отдаленной перспективе у радикальных арабских стран и особенно тех, где, по оценкам Вашингтона, укрываются или готовятся террористы, не было шансов угрожать безопасности Америки».

После режима «Талибан» в Афганистане может настать, например, черед Сирии, где укрываются боевые подразделения Курдской рабочей партии и где, как предполагается, находятся лагеря арабских экстремистов, совершающих теракты в Израиле.

Не забыты также Иран и Ирак, тем более, что эти страны выразили свой протест против американской операции возмездия.

В отношении Ирака, по данным Новых известий, «планируется привести в действие схему народного восстания против Саддама с американским оружием, инструкторами и воздушным прикрытием».

Недавно Тарик Азиз, выступая по каналу CNN, заявил, что американцам никогда не найти бен Ладена, а Буш-сын, если он решит напасть на Ирак, получит урок не хуже того, что был в свое время преподан его отцу.

Действительно, 10 лет назад, напоминают Новые известия, США дали возможность Саддаму сохранить свой режим. Однако сейчас в среде американских политиков зреет решимость с ним покончить. Как утверждает газета, «большую войну против международного терроризма» США планируют закончить в Багдаде.

Как сказал Джордж Буш в уже упоминавшемся телеобращении к нации, «мы не хотели этой миссии, но мы ее выполним».

Между тем российские аналитики видят в американских планах множество изъянов — и не только с точки зрения их осуществимости.

Журнал Новое время, например, называет дискуссию о борьбе с терроризмом «пустыми разговорами».

Впрочем, журнал согласен с тем, что «нужно прилагать все мыслимые усилия, чтобы предотвратить террористический рейд всякий раз, когда он планируется». Оборонительные задачи подобных акций вполне ясны, в этом случае есть смысл обсуждать лишь необходимые затраты. Однако с задачами наступательными не все так просто.

«Акции возмездия, — пишет Новое время, — только подогревают конфликт и повышают вероятность следующего террористического рейда». Понятно, что ответные атаки предпринимаются ради ослабления противника, ради предотвращения новых нападений, однако радикально решить проблему, то есть прекратить войну, они не смогут. Достигается лишь перманентное повышение уровня насилия — как это происходило все последнее время на Ближнем Востоке, а теперь происходит во всем мире. «Война, как хамелеон, меняет свои формы в зависимости от множества обстоятельств», — подчеркивает журнал.

Помимо прочего, пишет Новое время, возникает вопрос: удастся ли в случае неизбежной эскалации войны (войны Севера с Югом, цивилизации со средневековьем) сохранить в неприкосновенности традиционные либеральные ценности Севера?

Прогнозы неутешительны: в силу естественного хода событий угроза усиления авторитарных элементов будет постоянно расти. Возникает (уже возникла) необходимость концентрации ресурсов, контроля над транспортом, перемещением и перевозками, распространением информации и т.д. «Уж кто-кто, а россияне хорошо знают, какой режим может в конце концов установиться под всеми этими благовидными предлогами, — отмечает журнал. — Нет оснований, что произойдет как-нибудь иначе».

Впрочем, как считает Новое время, возможна некая комбинация рабства и свободы — как в Америке до отмены рабства или в ЮАР до отмены апартеида. «С точки зрения тех, кто был заперт в гетто, демократии и либерализма не было. А полноценные граждане всем этим пользовались». Нечто подобное, как считает журнал, может теперь случить с Америкой и всем миром. «Если эскалация войны будет продолжаться и продолжаться, то зона свободы и демократии будет сужаться и сужаться, но эта зона будет существовать еще довольно долго в условиях военного времени». Хорошо бы, замечает Новое время, оказаться в ее пределах, «в ее комфорте и тепле, а не остаться на холоде».

Похожую точку зрения высказывает и журнал Профиль, который убежден, что удары по Афганистану и даже разгром талибов «не есть полноценный ответ международному терроризму», потому что при этом вряд ли удастся повысить степень безопасности как Америки, так и всего «цивилизованного мира».

В чем этот мир действительно достиг единства, так это в понимании неэффективности прежних способов защиты: «Международные договоры, авианосцы, системы ПВО и все прочее, изобретенное для отпора внешнему врагу, бессильно против одиночки-камикадзе с пробиркой смертельного вируса в кармане».

К тому же современная постиндустриальная цивилизация настолько сложна, что время от времени катастрофы случаются помимо всяких терактов («Курск» — один из наиболее убедительных и страшных примеров). Ее уязвимость неоспорима — слишком много в ней жизненно важных узлов, ударив по одному из которых, получим настоящий «эффект домино».

Очевидно, что всю инфраструктуру развитой страны держать под контролем попросту невозможно, и потому, как считает Профиль, «до всех довольно быстро дойдет, что контролировать людей (а потенциально опасен в сложившейся ситуации может быть всякий) дешевле и эффективней, чем тупо караулить коммуникации и сажать агентов в каждый самолет».

Тем более, что на Западе параллельно с совершенствованием демократии и развитием свобод шел процесс накопления информации (в том числе и самой конфиденциальной) о частных лицах — например, о тех, кто становится клиентом банка, или поступает на работу, или заполняет налоговую декларацию — то есть практически обо всех без исключения.

Как пишет Профиль, «на каждого жителя Европы и Америки где-то существует досье, и не одно», и это позволяет за короткий срок составить практически всеобъемлющую базу данных.

Там же, где существует тотальный контроль, всегда существует возможность и соблазн манипулирования поведением человека. Как это выглядит, знает каждый — либо из истории собственной страны, либо из хорошо известных футурологических романов-антиутопий. (Статья в Профиле называется в стиле такого романа — «Великая репрессия»).

Свой рецепт спасения мира предлагает Общая газета в статье под не менее выразительным заголовком — «Наперегонки с апокалипсисом».

«Новым техногенным опасностям, — пишет газета, — можно противопоставить только совершенствование техники безопасности. А все большей «глобализации опасностей — только глобализацию борьбы с ними».

В нынешней ситуации очаги терроризма, как считает Общая газета, практически неистребимы: «В конечном счете бессмысленно уничтожать существующие сейчас террористические сети и одновременно допускать, чтобы руководствующиеся зачастую предельно узкими и своекорыстными мотивами власти национальных государств создавали новые очаги терроризма, откуда потом он будет распространяться по всему миру».

А потому ответом на все более глобальные угрозы современному все более единому и все более хрупкому миру может стать лишь «создание целостной системы всемирной власти, в конечном счете — единое мировое государства». Такова, по убеждению ОГ, «четко обозначившаяся повестка дня ХХ1 века».

Становление этого государства уже идет, пишет газета, называя в качестве уже пройденных его этапов международные трибуналы по Югославии и Руанде, разные инспекции ООН, ОБСЕ и Совета Европы, операцию НАТО в Косове и даже аресты — например, генерала Пиночета, бывшего украинского премьера Павла Лазаренко, а также нашего Пал Палыча Бородина.

События 11-го сентября в США стали, как считает Общая газета, мощным катализатором этого процесса. Одновременно с ударами по Нью-Йорку и Вашингтону террористы нанесли удары по принципу государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела других государств: «Сейчас даже мы, так болезненно воспринявшие акции НАТО в бывшей Югославии, не возражает против акций в «суверенном Афганистане» и «вмешательства» в его «внутренние дела».

Цивилизованный мир вынужденно выступает сейчас в «авторитарной роли полицейского, учителя, «цивилизатора». Газета убеждена, что другого пути в настоящее время просто не существует.

Вместе с тем нельзя не признать, что ситуация складывается крайне сложная и противоречивая: «Цивилизованное» человечество вступило на путь, на котором ему придется соединять несоединимое… Это путь, на котором очень легко «увлечься ситуацией своего лидерства и диктата, и поддаться естественному стремлению ее закрепить, очень легко «перепутать» задачи выживания человечества с собственной выгодой».

С точки зрения газеты, путь предстоит долгий и трудный, требующий «колоссальной выдержки, интеллектуальной честности» и т.д. Привести же он должен, в конечном итоге, «к возникновению всемирного демократического общества, где будет осуществлен принцип «один человек — один голос». То есть право влиять на ход событий получат все.

Только такое общество, пишет ОГ, гарантирует сохранность либеральным ценностям, только оно по-настоящему устойчиво, и о нем следует постоянно помнить, как о достойной конечной цели.

Пока же — неизбежно использование «элементов патернализма и диктата, навязывания либеральным меньшинством тех норм, без соблюдения которых погибнут все». (Вариант классической утопии: «загоним человечество железной рукой в счастье». Кажется, что-то уже было сказано насчет благородных целей, оправдывающих не вполне цивилизованные средства).

Между тем, журнал Эксперт видит ситуацию совершенно иначе, и его видение весьма далеко от перспектив создания глобального демократического государства.

Обозреватель журнала Александр Привалов цитирует статью из International Herald Tribune по поводу военной акции в Афганистане: «Неблагоприятный или разочаровывающий исход /этой акции/ вполне мог бы спровоцировать изоляционистскую реакцию в Штатах. Новый американский изоляционизм скорее всего будет опираться на новый, суженный альянс, в который войдут страны NAFTA, Израиль, Тайвань и, возможно, Япония». Обратите внимание, подчеркивает Эксперт, никакой Европы!

О сути же будущего альянса в уже процитированной статье сообщается, что он станет «господствующей военной силой в мире; составит активную, пусть даже активно протекционистскую коммерческую конкуренцию как бывшим союзникам, так и бывшим врагам».

Как подчеркивает Александр Привалов, это высказывание вносит предельную ясность в оценки: «Какой там Север, какой там Юг? Есть Америка с ее ближайшими (и безоговорочно послушными!) сателлитами, которую надо защищать всеми средствами — от баллистических ракет до запретительных импортных пошлин. Все прочие — разбирайтесь сами».

Правда, официальных заявлений такого рода не было, «но ведь иногда слова-то не особенно и нужны».

Таким образом, как считает обозреватель Эксперта, Россия получает уникальный шанс («Такие выпадают не в каждом столетии!»): поиграть на расхождениях между объединенной Европой и Америкой. Более того, Америка, с его точки зрения, не оставляет европейцам другого выхода, кроме союза с Россией: «Поэтому и произвела такой невиданный эффект речь президента Путина в бундестаге».

Эта речь, по мнению журнала Новое время, — попытка Владимира Путина применить в Европе стиль, который в свое время принес ему успех в России, во время президентской кампании.

По мнению журнала, «американская трагедия предоставила Кремлю совершенно уникальный шанс сыграть на тревогах любой западной аудитории, включая и парламентариев, и премьеров и президентов». И этот шанс был использован, когда Владимир Путин призвал Запад «превратить войну холодную в войну антитеррористическую». Именно этих слов, по мнению журнала, от него и ждали: «Причина проста. Сегодня те же чувства, что и российские избиратели после взрывов в Москве, Буйнакске, Волгодонске, испытывают европейцы, почти весь мир».

Сумев на подобном тревожном фоне завоевать симпатии российских граждан, Кремль попытался проделать то же самое в мировом масштабе.

«Разумеется, — пишет Новое время, при желании западным политикам несложно разгадать кремлевскую игру и принять ее лишь в той мере, какая диктуется внешнеполитическими соображениями. Но сегодня эти темы и эти противоречия отодвинуты на второй план».

С точки зрения Независимой газеты, Россией избрана крайне невыгодная для нее форма участия в «третьей мировой».

Президент Буш, пишет газета, не только не назвал Россию в числе союзников США, но и вообще не упомянул о ней. Остается лишь надеяться, что Буш «имел в виду и нас, говоря, что «в этой операции нас поддерживает весь мир». Таким образом, отмечает НГ, Россия «по степени «союзничества» с США в этой войне оказалась где-то между Израилем и Муаммаром Каддафи».

Прямые союзнические отношения, пишет далее Независимая газета, связывают нашу страну с Северным альянсом, которому российское Минобороны уже начало поставку боевой техники и вооружений. При этом очевидно, что нужного количества специалистов, способных управлять этой техникой, у Северного альянса нет. Следовательно, «те самые маршруты, по которым в свое время в Афганистан входил «ограниченный контингент интернационалистов», сейчас вновь открыты для российских военных». И хорошо, если они не окажутся «в авангарде штурмующих Кабул подразделений».

Втягивание России в новую войну в Афганистане, подчеркивает НГ, означает для нее открытие второго фронта: недаром Шамиль Басаев заявил недавно о своем «долге решительно поддержать народ и руководство Афганистана». Между тем на Кавказе Америка ни в коем случае не будет союзником России, хотя ее присутствие здесь, как считает газета, — дело времени.

Одним словом, США настаивают на присоединении всего мира к их акции возмездия, Россия же, подключившись к защите американских интересов, рискует остаться «в таком же одиночестве во «второй великой отечественной», как это было в 41-м», — заключает Независимая газета.

Впрочем, как пишет газета Время новостей, Владимир Путин не случайно подчеркнуто демонстрирует «признаки определенного дистанцирования от операции в Афганистане». Официально заявляя о предоставлении этой странен гуманитарной помощи, президент в своем заявлении по поводу начала боевых действий отверг всякую возможность о готовности Москвы принять в них участие.

Ведь демонстрируя свою солидарность с Западом, и без того «чрезмерную, по мнению как существенной части российской военной и политической элиты, так и антиамерикански настроенного общества», Путин рискует своим имиджем «лидера, защищающего интересы России», — подчеркивает Время новостей.

Газета приводит данные социологов: фонд «Общественное мнение» утверждает, что 61 процент россиян не одобряли даже намерение США провести акции возмездия. Сейчас же, после начала ракетных ударов, эта цифра, по мнению социологов, существенно увеличится. «Из страшной гипотезы бомбардировки стали страшной реальностью, — поясняет директор ВЦИОМ Юрий Левада. — А болезненные воспоминания об 11 сентября уже немного заглушились. Люди видят по телевизору новую картинку, новые жертвы».

Еще до ударов по Кабулу, по данным ВЦИОМ, 87 процентов респондентов, считали, что Америке следовало бы проявить не силу, а мудрость. Теперь же 72 процента более всего боится перерастания американской операции возмездия в новую мировую войну.

Обозреватель газеты Время MN Леонид Радзиховский считает, что сегодня это чувство — «только бы не было войны», только бы Россия не оказалась втянутой в чужую бойню — главное, что объединяет российское общество.

И хотя возразить против этого чувства абсолютно нечего, но объективно именно его нынче можно считать основой вновь усилившейся нелюбви россиян к американцам: «Ведь напряжение и страх возможной войны мы все вынуждены испытывать именно в связи с их действиями».

Здесь, как считает Леонид Радзиховский, существует важный психологический нюанс: «Российское общество (включая ту его часть, которая симпатизирует Западу) всерьез никаких международных террористов не боится… Взрывы в Нью-Йорке нас лично ничуть не пугают». И даже те, кто осуждает и ненавидит исламских террористов, делает это скорее из идеологических соображений, а не из чувства личной для себя опасности. Другое дело — большая война, которая может затянуть в свою воронку всю страну.

Шестилетний чеченский опыт научил российского обывателя: «От всех этих террористов, даже орудующих в России, а не в Нью-Йорке, я лично никак не страдаю (если, конечно, у меня нет сына-призывника)… Террор идет где-то там, свои чередом — жизнь своим». Но страх оказаться втянутыми в масштабную войну в Афганистане или в Средней Азии — вполне живой и реальный.

«Россия считает начавшуюся на наших границах войну чужой войной, — пишет Леонид Радзиховский. — Ее могут осуждать, ей могут сочувствовать, но общественное сознание не допускает даже намека на участие в ней на любой стороне».

Таково российское общественное мнение, и власти, независимо от ее планов и политических целей, придется с ним считаться. Ведь Россия, как всем известно, демократическая страна.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ