Сюжеты и темы недели: реакция в России на выдачу Милошевича; "Путин перестал стесняться себя"; народ и элита — близнецы-братья

0
25

По свидетельству прессы, Россия оказалась в мире едва ли не единственной страной, где выдача Слободана Милошевича Гаагскому трибуналу вызвала всплеск возмущения.

Как отметила газета Коммерсант, наиболее часто повторяемым словом в комментариях политиков и журналистов по поводу экстрадиции было «предательство». Даже Игорь Иванов, неизменно подчеркивающий, что вопрос о выдаче Милошевича — внутреннее дело самой Югославии, все же отметил, что эта акция не добавляет стране стабильности, а также «играет на руку сепаратистам в Косово и Черногории».

Свое слово, разумеется, сказала и Госдума. По настоянию Алексея Митрофанова депутаты приняли обращению к руководству Югославии с просьбой воздержаться от опрометчивых решений, принимаемых «под мощным давлением извне».

Газета Время новостей подробно сообщила о работе Международной конференции стран-доноров, на которой было принято решение о выплате Белграду 1,25 млрд долларов для восстановления экономики. Экстрадиция Милошевича была главным, если не единственным условием получения денег — чего, собственно, никто и не скрывал. Как заявил Времени новостей представитель Еврокомиссии Рейо Кемпинен, «желание правительства Югославии подчиняться международным законам о судебном преследовании военных преступников является составной частью пакета условий международного сообщества».

Как утверждает газета, особенно сильное давление на Белград оказали США, от которых, собственно, и зависело получение кредита. По информации Времени новостей, европейские участники конференции признавали в неофициальных беседах, что «без США никаких денег не будет»: американцы, в случае затягивания решения проблемы Милошевича способны заблокировать участие Всемирного банка, а «одна Европа восстановление Югославии не потянет».

Отсутствие малейшей попытки закамуфлировать связь между получением кредита и судьбой экс-диктатора вызвала неоднозначную реакцию даже среди прозападно настроенной части российского общества.

В частности, известный писатель Владимир Войнович, давно уже житель города Мюнхена и многолетний сотрудник (в прошлом) радио «Свобода», в своей колонке в газете Известия заявил, что выдача Милошевича — «возможно, не преступление, но уж точно ошибка и, кажется, очень опасная».

Этой акцией, пишет Войнович, выражено «не только неверие в способность самой Югославии осуществлять правосудие на своей территории, но и нанесено оскорбление народу». В сущности, замечает автор, «правы те, кто говорит, что Милошевича продали за деньги».

Войнович напоминает о недавней реакции общества на предложение генерала Трошева назначить выкуп за головы чеченских боевиков (предложение пока не прошло, и Арби Бараева убили бесплатно). Между тем в случае с Милошевичем «исполнена та же идея и в худшем виде»: на Югославию, суверенное государство, «оказано давление, чтобы оно своего преступника отдало на сторону, и это унизительное условие принято в дважды унизительной форме — за деньги».

Конечно, продолжает Владимир Войнович, иногда унижение противника, если он слишком жесток и нагл (например, таким был Гитлер) иногда бывает полезным историческим уроком. Однако, по его мнению, «югославы такого урока не заслужили и еще неизвестно, как его переживут». (Союз Сербии и Черногории, напоминает Войнович, держится на волоске, и скандал с Милошевичем может оказаться как раз той бритвой, которая его перережет).

В то же время, по сведениям Коммерсанта, некоторые югославские газеты считают, что выдача Милошевича Гаагскому трибуналу превратит его в глазах общества в мученика — тем более, что, согласно югославской Конституции, выдача граждан страны иностранному суду запрещена.

Другие же, напротив, утверждают, что таким образом участь экс-диктатора существенно облегчена: «приговор Гаагского трибунала будет заведомо мягче, чем наказание, которое могло ждать его на родине».

А Виталий Портников, журналист радио «Свобода», в своем комментарии в газете Ведомости обращает внимание читателей на слова сербского премьер-министра Зорана Джинджича, заявившего, что президент Коштуница был прекрасно осведомлен об экстрадиции своего предшественника, однако для сохранения лица счел нужным откреститься от этой акции. Как выразился Джинджич, Коштуница попросту «не хочет воспринимать информацию, которая не согласуется с его взглядами на мир».

Подобную политическую слепоту, подчеркивает автор, культивировали и продолжают культивировать в себе многие московские лидеры.

Михаил Горбачев не желал ничего знать ни о саперных лопатках в Тбилиси, ни о танках в Вильнюсе: «Счастливый человек, он бы не узнал, что перестал быть президентом, если бы не пришлось выступать с заявлением об отставке».

Борис Ельцин, в чьем воображении «Россия уже выглядела экономически развитой, демократической, мудро управляемой державой», в истории которой невозможны ни чеченская война, ни обстрел парламента из танковых орудий… «Счастливый человек, он вечно считал бы себя непогрешимым, если бы не пришлось выступить с красивым заявлением об отставке».

К моменту же передачи власти от Ельцина к Путину «болезнь невосприятия», по выражению Портникова, охватила практически всю российскую элиту. Свидетельство этому, как считает автор, реакция в России на экстрадицию Милошевича: «Российские политики и журналисты отчаянно не хотели признавать случившегося». Более того, они ввели в заблужение российское население, доказывая, что сербы поголовно против действий своего руководства.

«Страна, которая дружит не с народами, а с самозваными вождями этих народов, никогда не будет иметь настоящих союзников, — резюмирует Виталий Портников. — А государство, в котором первые лица продолжают жить в собственной реальности, никогда не сможет избежать болезненных столкновений с реальность подлинной». О чем, по мнению Виталия Портникова, и свидетельствует судьба Слободана Милошевича.

С точки зрения Независимой газеты, среди высказываний российских политиков по поводу выдачи экс-президента Югославии «наиболее оригинальной попыткой осмысления происходящего» стали высказывания спикера верхней палаты парламента. Егор Строев, сообщает газета, «события с Милошевичем попросту экстраполировал на нашу страну», заявив буквально следующее: выдача Милошевича — «попытка создать прецедент для России, и этого следует бояться». И хотя в администрации СФ корреспонденту НГ пояснили, что «второе лицо в государственной иерархии России» имело в виду не возможность экстрадиции Михаила Горбачева, Бориса Ельцина или Владимира Путина, а опасность распада многонациональной Югославии, высказывания спикера СФ, по мнению газеты, требуют к себе особого внимания. Тем более, подчеркивает НГ, что в Кремле болезненно воспринимают тему распада федеративного государства, даже на примере Югославии — не в последнюю очередь в результате педалирования Борисом Березовским темы угрозы территориальной целостности России. «А что говорить, когда подобные сценарии озвучивает главный региональный лидер страны?»

Впрочем, неосторожность Строева газета объясняет тем, что у него нет шансов остаться после надвигающихся выборов во главе Совета Федерации: «Когда из-под политика вышибают кресло, его дипломатичность становится бессмысленной».

Между тем бывший главный редактор Независимой газеты Виталий Третьяков в обширной публикации в Красной звезде также высказывается на тему об угрозах территориальной целостности России.

Как считает Третьяков, в ситуации надвигающегося конфликта между исламским миром и «Евроатлантической цивилизацией», представленной странами Запада, Россия отводится роль «буферной территории между Европой и Азией».

Необходимый компромисс между участниками практически неизбежного конфликта может быть достигнут, по мнению автора, за счет раздела России. В качестве примера Виталий Третьяков вспоминает соглашение между западной идеологией и коммунистической, достигнутое на Ялтинской конференции «в том числе и за счет территорий других стран».

В наше время вновь появилась опасность передела мира, причем без участия ослабленной России, которой на этот раз выпадет участь послевоенной Европы — «одна часть достается Западу, а другая — исламу».

Третьяков считает опасность вполне реальной, во всяком случае, если Россия будет по-прежнему ослабленной.

При этом, с токи зрения бывшего главного редактора НГ, значительная доля ответственности за нынешнее состояние страны лежит на российской элите.

Третьяков напоминает, что в российской истории не раз случались тяжелые периоды, затяжные конфликты, вынуждавшие выдающихся представителей российской элиты покидать родину. Однако «никогда ранее не было случая, когда вся элита целиком могла махнуть рукой на свою страну и переместиться в другую». Демократические свободы, предполагающие возможность свободного выбора места жительства, оборачиваются сегодня для России тяжелыми потерями: «Сейчас элита рассуждает так: ну, не получается здесь, ну и ладно. Есть мозги, есть энергия, есть деньги — переедем на Запад и будем там жить. Кто нам запретит? Действительно, кто?»

Как считает Третьяков, в прошлом элита была более привязана к своей стране: «Она не мыслила себя без жизни на этой территории с этим народом, как бы тяжело ни было». (Хотя народ далеко не всегда вызывал симпатии: «Вспомним, как на Руси всегда ругали народ: и ленив он, и пьет много и т.д.»). Сегодня же все проблемы страны можно легко разрешить для себя лично: «И это могут сделать не десять человек, как в девятнадцатом веке, когда известные люди тоже уезжали из России, а десять или сто тысяч, причем почти одномоментно». И делают, что, с точки зрения Виталия Третьякова, лишь усугубляет российский кризис.

В газете Труд известный политолог Сергей Караганов также предъявляет серьезные претензии российской элите: по его мнению, за последние годы она полностью себя дискредитировала тем, что «поддерживала плохие реформы или не сопротивлялась им». Кроме того, элита погрязла в «массовой коррупции». И сегодня подавляющая часть ее «ничего не может и не хочет делать».

Сергей Караганов в этой связи выражает свое сочувствие Владимиру Путину: «Президент, в сущности, оказался один среди чиновников, с поддержкой населения, но без активной, деятельной поддержки элиты. А поднимать страну без широкой человеческой, гражданской инициативы практически невозможно».

С этим, как отмечает Сергей Караганов, тесно связана и еще одна проблема: «Население устало от коррупции, от произвола, от социальной незащищенности и хочет «твердой руки». Это стремление, считает автор, не может не ощущать власть: «Поэтому не стоит пока критиковать президента за его политику по укреплению силовой составляющей государства — он унаследовал госвласть в руинах, действует в совершенно чудовищных условиях провала экономических реформ, деморализованной элиты и тяги значительной части населения к простым решениям в духе как раз «твердой руки».

Между тем пассивность элиты привела к тому, что ее роль сегодня фактически выполняет чиновничество. И хотя среди чиновников, как считает Караганов, встречаются люди «менее деморализованные, более энергичные и морально здоровые», все же этого мало: «Чтобы поднять такую огромную страну, нужно общественное согласие и единение элиты. По указке сверху этого не обеспечить».

Как считает Караганов, главная проблема в том, что «никто ничего не хочет делать. Пока. Может быть, через год-два в обществе начнет созревать новое согласие, но тогда уже придет пора очередных президентских выборов, и мы опять окажемся в этой политической молотилке, опять потеряем время».

Надо сказать, что политические расклады перед будущими президентскими выборами начинают всерьез волновать аналитиков. Еженедельник Российские вести утверждает, что в ближайшее время возможно рождение нового политического союза «двух олигархических титанов России» — Анатолия Чубайса и Бориса Березовского. Основой для этого сенсационного объединения может стать их общая нелюбовь к Владимиру Путину.

Как считают Российские вести, Чубайс ожидал от нового президента «подпитки своих собственных амбиций и упрочения политического авторитета», а Борис Березовский — «известного рода компенсаций за помощь на последних выборах». Однако ни тот, ни другой ничего не дождались. Более того, Путин начал свою знаменитую войну с олигархами.

Российские вести считают гипотезу о союзе Березовского и Чубайса вполне заслуживающей внимания: «подконтрольные Березовскому средства массовой информации уже заговорили языком оппозиции к президенту». Тем более эффективно главный российский интриган сможет действовать, используя «энергию Чубайса, его политтехнологическое мастерство, наконец, его исключительную искушенность в дворцовых интригах и подковерных драках». По данным еженедельника, будущие компаньоны «уже готовятся обрушить всю мощь пропагандистской машины, всю силу манипуляторов общественным мнением на грядущую кампанию по выборам президента».

Чтобы в Кремле лучше ощущали нарастающую активность БАБа, подконтрольная ему газета Коммерсант опубликовала довольно путаные сведения о недавней продаже пакета акций «Сибнефти». Речь идет о 27-ми процентах акций компании, которая была приобретена группой аффилированных с «Сибнефтью» фирм у компании «Руником» на $541 млн. Вопрос в том, интригует Коммерсант, кто получил выгоду от сделки?

Часть аналитиков считает, что проданный пакет принадлежал Борису Березовскому: «Продав его, бизнесмен окончательно вышел из нефтекомпании, а полученные деньги пойдут на реализацию политических проектов — создание оппозиционной партии, поддержку Фонда гражданских свобод и ряда СМИ».

Другие знатоки утверждают, что деньги были поделены поровну между Борисом Березовским и Романом Абрамовичем.

Вслед за этим сам Березовский заявил, что ему по-прежнему принадлежит половина акций «Сибнефти», которые и отданы отданы в управление команде Романа Абрамовича. Более того, Березовский подчеркнул, что вопрос об уменьшении его доли в компании даже не обсуждался.

Однако на следующий день Агентство нефтяной информации, как сообщил тот же Коммерсант, распространило заявление Сибнефти, из которого следует, что Борис Березовский не является ее акционером и не участвует в распределении денежных средств компании.

С точки зрения газеты, за этими взаимоисключающими заявлениями может стоять «либо борьба акционеров за доходы компании, либо попытка Романа Абрамовича дистанцироваться от Бориса Березовского». Газета напоминает, что губернатор Чукотки, которому принадлежит 62 процента акций «Сибнефти», считается наиболее лояльным Кремлю олигархом. «Однако с лояльностью как-то не вяжется то, что его компания, по сути, финансирует создание господином Березовским оппозиционных Кремлю структур». Коммерсант не исключает, именно ради подтверждения «равноудаленности» команда господина Абрамовича и перевела акции со счетов «Руникома» на счета других компаний. При этом не исключено, что Березовский «даже не потерял над ними неформальный контроль, да еще получил $541 млн, потраченный на эту сделку». Впрочем, никто из аналитиков не берется утверждать что-либо со стопроцентной уверенностью — как и всегда, когда речь идет о делах Бориса Березовского.

Впрочем, действия власти также вызывают самые разноречивые оценки. «Путин как политик перестал стесняться сам себя и начал проявлять индивидуальность», — пишет еженедельник Век. — Время «политической разведки местности», похоже, заканчивается, и приближается пора устойчивого, хоть и осмотрительного следования собственным курсом, в логику формирования которого президент по-прежнему никого не посвящает».

Правительственная программа реформы ЖКХ, пенсионная реформа — все это шаги, на которые власть долгое время не могла решиться. Однако час пробил: президент, по выражению Века, «и прежде не слишком сильно озабоченный своей репутацией», сегодня идет на непопулярные меры, заботясь, вместе с тем, «чтобы в стране не формировалась критическая масса разочарования».

Новые оттенки видит Век и во взаимоотношениях президента с внешним миром: через неделю после саммита в Любляне, где Путин и Буш демонстрировали миру взаимную симпатию, российский президент заявил о намерении модернизировать ракету «Тополь» в случае выхода США из договора по ПРО.

Что это, «новое византийское коварство» или «новая путинская манера чрезмерно энергично призвать главного партнера к ответственному диалогу ради предотвращения очередной гонки вооружений?» Век полагает, что второе.

При этом, по мнению еженедельника, важно, что «выбросы жесткости» в действиях президента строго дозированы: «Он исключает ситуацию общего самопротивопоставления окружающей политической действительности — внутрироссийской или международной».

К тому же, подчеркивает Век, в отличие от Ельцина для Путина приоритетными являются внутрироссийские проблемы: «Миф о нем как о «спасителе из бездны» при всей своей условности не лишен смысла полностью, поскольку он действительно сочетается с установкой президента на обустройство в первую очередь внутренних российских дел».

Совсем иную оценку действиям нынешней власти дает Общая газета. «Отношение политиков, людей во власти к народу — это сфера, которая за последние десять лет претерпела самые минимальные изменения, если они вообще были», — пишет в ОГ лидер «Яблока» Григорий Явлинский.

Особую опасность Явлинский видит в том, что «курс на сворачивание демократии» в последнее время получает «если не оправдание, то обоснование» даже в глазах демократически настроенной части общества. При этом, замечает лидер «Яблока», одна часть общества считает, что все происходящее — к лучшему для России: «В элементах авторитаризма усматривается некая самобытность, даже загадочность».

Другая часть не так радужно настроена, но утверждает, что изменить ситуацию вряд ли возможно, а потому остается лишь приспосабливаться.

В частности, так настроены, по наблюдениям Явлинского, многие «вполне некоммунистические» СМИ, усердно анализирующие возможность жизни в условиях управляемой демократии.

Лидер «Яблока» же уверен, что такие рассуждения — «псевдоинтеллигентская попытка оправдать действия власти с помощью мифа о непохожести России на кого бы то ни было, «третьем пути», воплощение которого может очень дорого стоить России».

По мнению автора, катастрофически заблуждаются те, кто говорит о возможности «отката назад» в нынешней ситуации. «В то время как большая часть критического потенциала обрушивается на коммунистов, начинает формироваться право-националистический фланг политики, гораздо более перспективный и опасный как с точки зрения «свежести идей», так и с точки зрения контактов с действующей властью».

В другом своем интервью, в Комсомольской правде, лидер «Яблока» считает, что вероятность резко качнуться вправо для России — реально существующая угроза: «Это опасность воспроизведения сюжета Милошевича. А тот погубил свою страну тем, что двинулся далеко вправо, в сторону воинствующего национализма».

Лидер «Яблока» считает неизбежным дальнейшее углубление раскола в обществе, связанное с игнорированием интересов большинства, с дальнейшим отказом государства от социальных обязательств (об этом, в частности, свидетельствует принятая программа реформы ЖКХ). Уже очевидно, отмечает Явлинский, что «сохранение экономически неэффективной, непрозрачной крупной собственности за нынешними «ваучерными» и «залоговыми» владельцами все более явно предлагают сделать платой за свободу».

Между тем для страны, где доля населения, адаптированная к условиям рынка, значительно ниже, чем на Западе, особую ценность приобретает концепция «социального государства», которой придерживаются ныне европейские либералы. «Российские политики сегодня просто обязаны понимать, что не может быть подлинных политических свобод в стране с таким большим числом людей, живущих за чертой бедности, почти полным отсутствием малой и средней частной собственности и предпринимательства, деградирующим образованием».

Эти слова Явлинский обращает не только к своим постоянным оппонентам из СПС, но и ко всей российской элите.

Тем временем газета Известия публикует статью Михаила Горшкова, директора Российского независимого института социальных и национальных проблем, который на основании данных социологических исследований приходит к обескураживающему выводу: «никакой особенной элиты» в России нет. «При всей ее внешней напыщенности, в основе своей она продолжает оставаться плотью от плоти массовых слоев населения».

Во всяком случае, при изучении отношения участников опросов — групп экспертов и населения — к тем или иным проблемам сходство неизменно оказывается выше, чем различия.

В частности, почти 34 процента экспертов и 38 процентов опрошенного населения назвали позитивными изменения в отношении Запада к России после избрания Владимира Путина президентом.

Если говорить о последних политических событиях — например, о саммите в Любляне, нельзя не отметить, что обе группы очень похоже оценивают важнейшую из проблем, обсуждавшихся Бушем и Путиным — проблему ПРО. Степень опасности планов США для России воспринимается одинаково как экспертами (27,6%), так и населением (21,1%). Причем, как подчеркивают Известия, в обеих группах оценивают проблему диалектически: «с одной стороны — как реальную угрозу безопасности России, с другой — как стимул для встречного усиления ее военного потенциала».

Есть и более полные совпадения: почти половина участников опроса и из экспертной, и из массовой среды солидарны в том, что «Россия должна искать свой особый путь, выдвигая реальную альтернативу западной модели развития».

Есть, правда, различия в оценке стратегических возможностей страны: половина рядовых участников опроса считает, что Россия должна стремиться к возвращению статуса сверхдержавы, либо, по крайней мере, войти в пятерку наиболее развитых стран мира.

Эксперты более реалистичны: половина из них предполагает, что Россия в ближайшей перспективе способна войти лишь в число 10-15-ти развитых стран.

Напрашивается вывод, замечает директор Российского независимого института социальных и национальных проблем, что рядовые россияне менее информированы, чем эксперты, и потому настроены более оптимистично. Однако нельзя не заметить, что мнения населения и элиты по базовым, мировоззренческим вопросам практически совпадают.

Таким образом, по мнению автора, популярное мнение о том, что в порефроменной России образовался особый элитный слой, мнения, ценности и базовые установки которого резко отличаются от массовых, можно считать мифом. Если конечно, исключить «представителей олигархического клана» и, возможно, наиболее крупных российских политиков. Статья Михаила Горшкова озаглавлена «Народ и «партия» почти едины».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ