"Дух Любляны" и суровая российская действительность

0
24

«Россия и США больше не враги, а где-то даже и союзники», — так обозначила газета Известия итоги встречи Владимира Путина и Джорджа Буша в Любляне.

Встреча эта, как и следовало ожидать, была центральной темой для российской прессы всю предшествующую неделю. Недостатка в прогнозах и предсказаниях не было, но в целом все сходились на том, что состоится всего лишь первое знакомство — никаких судьбоносных решений не ожидалось. В общем, так и получилось: «инопланетяне», как назвали двух президентов Известия, подразумевая все различия привычек, вкусов, а главное — проблем, которые приходится решать главам столь непохожих друг на друга государств, пообщались внешне вполне дружелюбно. Все прошло даже лучше, чем ожидалось, как заметила «суровый советник» президента Буша Кондолиза Райс.

Залогом успеха было, по-видимому, то, что опасные темы — договор по ПРО, тема СНВ-3, а также возможность закупки американцами ракетного комплекса С-300, о чем так много писали в обеих странах еще несколько дней тому назад — не обсуждались.

Как сказал на пресс-конференции Джордж Буш: «Я посмотрел в глаза этому человеку и увидел, что это человек прямой и достойный того, чтобы мы ему верили. Мы провели очень хороший диалог с ним. И я сумел ощутить его душу…» (цитируется по газете Коммерсант).

Буш особо подчеркнул, что диалог не носил характер торга: «Мы не говорили: ты сделай это, а я сделаю это. Нет. Вопросы стоят шире. Здесь отношения много более важные. И это надо понимать». Результат был самый обнадеживающий. Президент США заявил: «Я уверен после сегодняшней встречи, что мы можем быть и крепкими партнерами, и друзьями больше, чем вы себе это можете представить».

Как заметил газете Ведомости «высокопоставленный источник в российской делегации, «нашей главной целью было показать, что, несмотря на этот первый холодный этап, мы готовы к диалогу, готовы быть партнерами… С этой задачей мы справились на 100%, может быть, на 120%».

По словам высокопоставленного чиновника, Путин думал, что Буш «гораздо более сухой человек». «Но он оказался вполне комфортным собеседником. С ним можно нормально работать», — сказал собеседник Ведомостей.

Известия добавили к этому, что, по словам помощников Буша, он особенно любит встречи tete-a-tete. Что же касается Путина, «знающие люди», по выражению Известий, утверждают, что он «именно в таком жанре великолепен, может быстро покорить собеседника». (Впрочем, об этом пресса писала с первых дней появления Владимира Путина на вершинах власти, называя его «гением вербовки». Похоже, это умение ему в очередной раз пригодилось).

Между тем, если исходить из представлений среднего российского гражданина, не вполне ясно, стоило ли Владимиру Путину так уж стараться завоевать расположение своего американского коллеги. Журнал Профиль сообщил накануне встречи в Любляне, что, по данным ВЦИОМ, лишь 21% респондентов считают, что при принятии важных политических решений следует учитывать реакцию Запада. 70% убеждены, что Россия должна действовать, не оглядываясь на другие страны. Правда, 9% пока не имеют определенного мнения на этот счет.

Любопытны также оценки отношений двух стран: 38% считают российско-американские отношения нормальными, а 8 процентов даже оценивают их как хорошие. Вместе с тем 30 процентов определяют эти отношения как прохладные, 13 процентов — как напряженные, а один проценте называет их враждебными. Таким образом, позитивные и негативные мнения респондентов о российско-американских отношениях разделились практически поровну.

Между тем Известия считают, что по стилю управления Путин и Буш «неуловимо в чем-то схожи». Буш считает себя администратором, предпочитающим «хорошую команду своих людей». Он выбирает своих помощников исходя из принципа личной лояльности. Путин, замечает газета, в сущности, такой же — «если не считать того, что вообще мало кому доверяет, а полностью, видимо, никому».

О «пропитерской кадровой политике» Путина известно уже давно, и бизнесмены, как сообщает газета, начали поговаривать о том, что в каждой серьезной компании придется завести собственного «питерца», чтобы «решал вопросы».

(Как заметил еженедельник Версия, Путин «старается расставить по ключевым местам проверенных людей», окружить себя своими. Желание вполне понятное, подчеркивает Версия, на его месте так поступил бы всякий. «Однако процесс этот долгий. Не лучше было бы сразу перенести столицу в Санкт-Петербург?»)

Известия накануне саммита посвятили подробную статью анализу сходств и различий Путина и Буша. Различий оказалось, пожалуй, больше. Одно из основных заключается в «условиях работы». Буш имеет дело с консолидированным — гражданским обществом. В России же, по мнению Известий, консолидацией общества можно при желании считать результат усилий президента Путина по сбиванию «большей части страны в кулак, которым можно забивать гвозди в экономические новшества».

Разумеется, плоды этих усилий ощущаются как во внешней, так и во внутренней политике и вызывают разноречивые оценки.

Журнал Коммерсант-власть публикует статью, посвященную политической составляющей экономической стратегии Кремля — идеологии бюджета-2002. Как считает журнал, главным для Владимира Путина с момента прихода к власти была борьба за деньги.

Деньги в то время, поясняет Власть, были у кого угодно — у олигархов, у губернаторов — только не у президента. «У него был только бюджет. В бюджете было ничего не понятно, кроме того, что деньги из него бессмысленно тратятся на покрытие неэффективности госсектора и просто разворовываются. То есть бюджет был социалистическим по форме и рыночным (в смысле воровства) по содержанию».

Кроме того, население с советских времен привыкло к дотациям на фактически бесплатные услугам ЖКХ. «А раз они бесплатные, властям за них никто не благодарен». Именно с этим, по мнению журнала, и связана идея реформы: «Бесплатного в России больше ничего нет. Разумеется, заплатить может не каждый. Но ничего, он может обратиться к государству, и государство лично ему даст субсидию». Все довольны, и власть, и население: «Ни копейки на финансирование алчных олигархов и покрытие бесхозяйственности. Все раздавать верным чиновникам и населению, которое будет знать, кого благодарить. И за кого голосовать».

Внешне, отмечает Власть, система вполне западная. Все портит только одно: «Россия — страна довольно бедная. Денег для раздачи бедным президенту нужно очень много. А богатых граждан и предприятий, способных дать эти деньги, очень мало». К тому же не стоит упускать из виду, что российские чиновники давно уже «морально готовы» к повышению зарплаты. «И их преданность президенту Путину заметно уменьшится, если выяснится, что он испытывает финансовые трудности».

Именно поэтому в Кремле так охотно поддержали идею второго бюджета — так называемого «фонда будущих поколений», который непосредственно не будет связан с текущими государственными расходами. Как считает Власть, идея фонда явно навеяна сверхвысокими мировыми ценами на нефть. Фактически это будет собственная копилка президента. Власть считает, что необходимо изымать в бюджет как можно больше рентных платежей: «Мол, они же не заработаны. Так, подарок судьбы». Поэтому второй бюджет предстоит наполнить нефтяникам и другим сырьевикам. Процесс пошел. Экспортные пошлины уже сейчас увеличиваются каждые два месяца. Недаром крупные предприниматели на недавней встрече с президентом потребовали ввести официальные лимиты на изъятие у них денег. Президент обещал, причем под личные гарантии. «Ну, это естественно, — скептически замечает Власть. — Кто берет деньги, тот и предоставляет гарантии. Потом может потребовать, правда, еще больше денег. И предоставит другие гарантии».

Журнал проводит своеобразную параллель между политикой советского государства в первые годы его существования и нынешними реформами: «В свое время чекисты собирали нэпманов и предлагали им сдать деньги на строительство социализма. Теперь все происходит наоборот».

Точнее, изменилась цель акции: «чекисты» вновь облагают состоятельных людей налогом — правда, уже на «строительство капитализма».

Общая газета, со своей стороны, считает, что новый проект бюджета страдает рядом «хронических недугов».

Прежде всего, это бюджет воюющей страны. «Самая большая доля расходов в нем по-прежнему не на человека, а на оборону». Более того, эта доля увеличивается в 2002 году с 231 до 262 млрд рублей.

Кроме того, финансовая стабильность по-прежнему полностью зависит от цен на нефть: «Страшно даже подумать, что произойдет с нашим «благополучным» бюджетом, если эти цены «посыпятся».

Общая газета вообще считает, что новый бюджет создается «путем простого калькирования со старого с коррекцией нескольких цифр». Правительство так и не решилось на «давно назревшие структурные реформы в реальном секторе». Тем более не следует ждать их в дальнейшем: на 2003 год приходит пик выплат внешнего долга (18 млрд рублей), а на 2004-й — выборы.

Газета убеждена, что правительство сознательно предлагает новый проект бюджета в нынешнем виде, рассчитывая на «пропрезидентское большинство в Госдуме и обновленном Совете Федерации, которое проголосует за все, что надо исполнительной власти». Таким образом, подводит итог газета, похоже, что «будущие поколения» останутся с носом.

Примерно так же оценивает новый бюджет в интервью еженедельнику Московские новости зам. председателя Комитета Госдумы по бюджету Оксана Дмитриева. Она отметила, что в новом проекте вновь занижены и доходы, и расходы правительства — в точности как в прошлом году, когда все дополнительные доходы ушли на выплату внешнего долга и на войну в Чечне. Правительство охотно повторяет такую схему бюджета, потому что она дает ему возможность использовать по своему усмотрению значительные средства. «А если мы считаем такой принцип планирования нормальным, тогда непонятно, зачем нужен парламент. Ведь он, в частности, и придуман для того, чтобы контролировать, куда деваются государственные деньги».

В частности, Дмитриева считает важным, чтобы в бюджетных статьях было зафиксировано намерение повысить зарплаты бюджетникам едва ли не в два раза: «Не все регионы смогут реализовать обещанное повышение. Их бюджеты скоро лишатся части налоговых поступлений, поэтому непонятно, откуда они возьмут дополнительные суммы».

Как пишет еженедельник Век, ситуация в регионах беспокоит сейчас многих. Именно ее Век считает одним из факторов, влияющих на начавшееся «переформатирование российского политического поля».

Власть с некоторым напряжением ожидает реакции населения на реформу ЖКХ и пенсионные преобразования. Понятно, что если массы начнут протестовать по этому поводу, их недовольство первыми почувствуют региональные начальники. Именно поэтому, утверждает Век, региональные элиты в последнее время «начали обхаживать профсоюзы» — чтобы в случае обострения ситуации использовать их в качестве рычага давления на федеральную власть.

Таким образом, речь идет о процессе консолидации двух значительных групп — сторонников дальнейших радикальных рыночных реформ и их противников.

Вторую линию «переформатирования политического поля» Век связывает с окончанием эпохи преобладания во власти фигур из окружения прежнего президента.

Казалось бы, замечает Век, что особенного в том, что Борис Ельцин в десятую годовщину своего переизбрания вновь появился на публике? Однако, по мнению еженедельника, это событие можно считать знаковым. Ельцин заметил в своем выступлении, что смена кадров — процесс естественный, и каждый руководитель имеет полное право формировать свою команду по собственному разумению. Скорее всего, это означает, считает Век, что «имевшие место негласные договоренности между Ельциным и Путиным о некоем моратории на кадровые перестановки в верхах истекли». Первый президент дал понять, что он не возражает против перемен.

Впрочем, отмечает еженедельник, это был лишь дополнительный акцент на тех процессах в российской политике, которые и без того привлекают общее внимание. Замена «вечного» Рема Вяхирева на петербуржца Миллера, возбуждение уголовного дела против «Сибнефти», неразрывно связанной с именем «кассира семьи» Романа Абрамовича, — все это знак того, что «власть и влияние постепенно перетекают от ельцинских ветеранов к выдвиженцам нового президента, хотя и в специфически российской форме».

Еще одно косвенное свидетельство того, что изменения необратимы — поведение Бориса Березовского, наиболее яростного оппонента нынешнего президента. БАБ явно чувствует, что «старая ельцинская гвардия» теряет рычаги влияния. Иначе зачем бы ему понадобилось вновь пророчить плохие перспективы президенту Путину, а также «превращать Независимую газету из того, чем она была для российской интеллектуальной элиты в боевой оппозиционный листок, вновь браться за создание оппозиционной партии?» Опальный олигарх готовится дать Кремлю «последний и решительный бой» — «ведь с влиянием и собственностью просто так не расстаются».

«Б. Березовский в последнее время всерьез увлекся подготовкой осеннего наступления на власть», — пишет еженедельник Аргументы и факты. Традиционно осень — для России время социально напряженное, а тут еще реформа ЖКХ, инфляция… Борис Абрамович решил объединить лозунги социальной справедливости с движением в защиту либеральных ценностей. Для этого он собирает под своим крылом «именитых правозащитников, которых в последнее время широко поддерживает материально, близких к ним депутатов и надеется, что к осени к ним примкнут и представители «недовольных народных масс».

Именно с осенними планами олигарха связано и увольнение Виталия Третьякова — к осени Независимой газете под руководством Татьяны Кошкаревой и впрямь предстоит стать настоящим «боевым листком».

Поле того, как Независимая газета «стала неуклонно кренить в сторону власти, а ее главный редактор сделался завсегдатаем Кремля, труды и дни Третьякова в кабинете на Мясницкой были сочтены», — пишет Валерий Выжутович в еженедельнике Московские новости.

Другой вопрос — зачем Березовский все это проделал? Ответ — для «пропагандистского сопровождения создаваемой им оппозиции» — Выжутович считает поверхностным и потому далеким от истины. «Никакую оппозицию вчерашний фаворит не создает. Ибо нечему оппонировать. Ничего содержательного, внятного, осмысленного нынешняя власть пока на свет не родила, о чем сам Березовский громче всех и трубит на весь мир».

Об этом же, по мнению Выжутовича, свидетельствует и выбор олигархом своих нынешних соратников: «Фонд гражданских свобод» и праволиберальная партия Сергея Юшенкова, на подкормку которых опальный олигарх тратит десятки миллионов долларов, никого, кроме своего духовного отца не представляют», Все это, несомненно, вполне достойные люди, однако «критика власти в их устах внесистемна, пуста и беспомощна». Они считают (или делают вид), что мобилизованы защищать свободу и демократию, в то время как призваны Березовским с совершенно иной целью — «быть ему самому «живым щитом».

Примерно так же экс-олигарх использует и подконтрольную ему прессу, которая нужна не столько для проведения пропагандистской кампании внутри России, сколько для демонстрации этой прессы Западу.

Скажем, новая Независимая газета должна подтвердить «бунтарскую направленность всех печатных изданий Бориса Абрамовича и тем самым — причину его гонимости». Ясно, что прежняя НГ этой задачи не решала. Сегодня же «само наличие у Березовского нескольких газет, журнала, радиостанции, телекомпании плюс постоянный шум вокруг них создают ему на Западе образ медиамагната — а не «клиента» Интерпола. Рисуют лик изгнанника-борца — а не подследственного по делу «Аэрофлота».

Впрочем, складывающаяся ситуация выгодна обеим сторонам: кто теперь на Западе посмеет сказать, что в России нет единомыслия?

«У Путина впереди осень», — так озаглавил статью об одном из направлений путинской реформы — реформе МВД — еженедельник Иностранец.

С точки зрения издания, содержание милицейской реформы заключается в лишении губернаторов рычагов воздействия на местные правоохранительные органы. И это всего лишь один из примеров ущемления прав местной элиты. Еще одним ударом для губернаторов стало принятие Госдумой поправок к законодательству, согласно которым главы регионов должны избираться либо абсолютным большинством голосов, либо в результате второго тура выборов.

Надо сказать, что до сих пор недовольство губернаторов президентским курсом на укрепление вертикали власти выражалось в основном в латентных формах, лишь иногда прорываясь наружу. Однако, замечает Иностранец, появились признаки, что губернаторы кое-где «зашевелились» и начали предпринимать определенные действия для создания политического противовеса Кремлю.

Конечно, замечает еженедельник, об открытой оппозиции речь пока не идет — до определенного момента вполне достаточно и закулисной работы. Легко представить, замечает Иностранец, какими организационными возможностями располагают те же региональные лидеры для создания оппозиции — или для «стимулирования стихийных выступлений трудящихся». Например, уже этой осенью.

Тем более, что социологи дружно фиксируют проявившуюся в последнее время тенденцию снижения президентского рейтинга (расходятся лишь в оценке глубины падения — одни называют 32%, другие — 50%). Причем тенденцию явно необратимую — в качестве главной причины снижения популярности президента называют неостановимую чеченскую войну.

Если же добавить к Чечне рост инфляции, а также «традиционные осенние обострения и неприятности», становится понятно, пишет Иностранец, что с осени, судя по всему, начнется «качественно новый политический цикл, связанный с появлением реальной политической оппозиции и активизацией попыток если и не «свержения» (это явное преувеличение, запущенное в оборот с легкой руки Березовского), то «приручения» Путина, в частности, той же региональной элитой». В общем, просматривается новая стадия «борьбы за президента».

Между тем московский корреспондент лондонской газеты «Индепендент» и обозреватель журнала «Среда» Патрик Кокбурн утверждает в статье, специально написанной для Новой газеты, что роль главы государства в России принято сильно преувеличивать.

«Правда заключается в том, — пишет Кокбурн, — что при всех многочисленных разговорах о его кагэбэшном прошлом Путин — довольно невыразительная личность. Он один из тех лидеров, которые пришли к власти не благодаря своим способностям, а потому, что у них было мало врагов». Причем феномен этот далеко не только русский: «Посмотрите на президента Джорджа Буша-младшего с его вечной полуулыбкой: он как будто до сих пор не верит, что оказался в Белом доме».

И как Буш стал президентом только потому, что «настолько ничего из себя не представляет, что именно вокруг него могли объединиться различные фракции республиканской партии», так и на кандидатуре Путина «всего лишь» сошлись «разные фракции в Кремле и в силовых структурах». Только и всего.

Впрочем, для России, считает Патрик Кокбурн, это совсем не плохо: «Большинство проблем России не решишь с помощью декретов сверху». Государство наше слабо, объединяющая идеология отсутствует, а нынешняя правящая элита со всеми ее недостатками «слишком укрепилась у власти, чтобы от нее можно было просто так избавиться».

Свою роль, как считает автор, тут сыграла и пресса: Многое из того, что мы пишем, работает на укрепление мифа о том, что лидеры могут преобразовывать целые общества».

Укоренение этого мифа в России способствовали исторические традиции, из которых Патрик Кокбурн особенно трудными для понимания Запада считает две. Первая — «поклонение любому, кто находится на вершине власти в Москве». Вторая — саботаж любых его решений.

Впрочем, и большинство мировых лидеров, как утверждает автор, как правило, исповедуют идеологию французского короля Людовика Пятнадцатого, который, когда дела шли плохо, объявлял, что он отправляется спать и не встанет, пока все не наладится. И действительно, рано или поздно все образовывалось. Но, естественно, с журналистской точки зрения, иронизирует Кокбурн, «куда эффектней выглядят статьи, в которых, например, на полном серьезе анализируется назначение Путиным генерал-губернаторов и делается вывод, что сам он превратился в нового царя».

Между тем, понятно, что российскому президенту не удастся добиться «тектонических сдвигов в мировом балансе сил»: «США слишком сильны, Россия слишком слаба, Китай не будет вступать в тесные отношения с Москвой хотя бы потому, что вражда с Америкой обойдется ему слишком дорого». С другой стороны, хотя США и единственная сверхдержава, «но это вам не Римская империя».

К тому же Буш за первые сто дней у власти «умудрился вызвать раздражение у очень и очень многих — у китайцев из-за самолета-шпиона, у арабов из-за Израиля и у западных европейцев из-за выхода из Киотского соглашения по ограничению выбросов в атмосферу окиси углерода».

Не исключено, что именно неурядицы первых дней президентства Джорджа Буша и сделали возможным то, что Сергей Караганов в Московсктих новостях назвал «духом Любляны», Российские обозреватели надеются, что «новая атмосфера в российско-американских отношениях», в одночасье переломившая пятилетнюю тенденцию «медленного, но неуклонного ухудшения отношений между двумя странами, закрепится. Тем более, что «подчеркнутое дружелюбие двух президентов», замечет Караганов, «скорее всего, зиждилось на оценке интересов своих стран».

Тем не менее, считает автор, сейчас важно «избежать ошибки всех прошлых советских и российских администраций — чрезмерной концентрации на отношениях с США». В этом случае позиции России неминуемо ослабнут. Вообще, по мнению автора, отныне Путина подстерегает очередная серьезная опасность — «заняться более интересной внешней политиков за счет внутренней». Ни в коем случае не следует забывать, что «реформы требуют личного внимания президента».

Впрочем, Россия, как известно, страна крайностей. Если ей и удается иногда избежать какой-нибудь напасти, то лишь за счет другой, не менее серьезной. Что и нашло свое отражение в народной пословице: «Из огня, да в полымя».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ