Партийное строительство: демократическая оппозиция или "новая партия власти"? А также: надежды и ошибки Бориса Березовского

0
15

Съезд Союза правых сил, на котором Борис Немцов был избран лидером объединенной партии, работал, как заметила газета Коммерсант, по принципу, сформулированному дедом Егора Гайдара: «Нам бы ночь простоять, да день продержаться».

Начался съезд в субботу утром, а разошлись его участники почти через сутки. Как считает Коммерсант, «похоже, именно в этом и заключался залог успеха: делегатов взяли измором, так что сил на склоки у них уже не осталось».

Чтобы не допустить раскола (о возможности которого говорили всю прошлую неделю в связи с позицией функционеров «ДемРоссии» — «самораспустившейся, но по-прежнему мятежной»), пятерка лидеров СПС — Борис Немцов, Егор Гайдар, Анатолий Чубайс, Ирина Хакамада и Сергей Кириенко — продемонстрировала «прямо-таки змеиную хитрость». Когда сопредседатели почувствовали, что обстановка на съезде начала накаляться, было решено для разрядки внести в устав формирующейся партии две довольно радикальные поправки. В результате раскольники, как пишет Коммерсант, были посрамлены, устав принят, а Борис Немцов заявил, что СПС — «самая демократичная партия в мире, потому что в уставе у нас записано, что мы имеем право не выполнять своих же решений».

Далее все прошло по намеченному плану, а тех, кто, будучи не в силах дождаться окончания подсчета голосов, проявил малодушие, пристыдил Егор Гайдар, бросив лозунг: «Слабые люди не создают сильные партии!»

Коммерсант публикует подборку мнений политиков о том, какой лидер партии получится из Бориса Немцова.

Лидер группы «Народный депутат» Геннадий Райков выразил, судя по всему, мнение многих: «Он человек новой формации, молод, симпатичен. Молодежь, симпатизирующая СПС, пойдет за ним».

Положительно относятся к Немцову и во фракции ОВР. Во всяком случае, заместитель ее председателя Вячеслав Володин заметил, что Немцов «более понятен, чем, например, Гайдар». Тем более, что новый лидер СПС, по выражению Володина, «всегда на виду, и с ним можно решить любой вопрос».

Более сурово высказался секретарь ЦК КПРФ, вице-спикер Госдумы Петр Романов. По его мнению, Немцов — никакой лидер: «Не смешите народ. Нам он не соперник, хотя его избрание меня не радует. Думаю, и в Кремле не обрадовались, ведь он при случае способен нанести удар под дых. Бороться с ним мы не будем, они сами его сгрызут».

Еще более резко, хотя и с противоположных позиций, оценил возможности Немцова его бывший соратник Сергей Юшенков, который считает, что Борис Ефимович — политик «достаточно профессиональный, чтобы похоронить СПС». Юшенков напомнил, что именно Немцов — «автор антидемократического устава, кодекса члена СПС и предложений по Чечне с, мягко говоря, полуфашистской идеологией».

Независимая газета высказала мнение, что, несмотря на всю важность объединительного съезда для правых, он не станет для СПС переломным событием — вопрос о лидерстве, номинально решенный на съезде, фактически так и останется открытым. По мнению газеты, с большой долей вероятности можно утверждать, что Немцов в качестве лидера партии — фигура временная.

«Ведь скорее всего не из личных симпатий и не из объективных сопоставлений с политкачествами других лидеров исходил Чубайс, когда фактически провозгласил Немцова лидером». Была задача — объединение правых, создание «мощного правого крыла». Задача успешно выполнена. Однако, рассуждает газета, даже успешные попытки «структурировать политполе» с помощью закона о партиях все же «не способны решить в одночасье главного для любой партии вопроса — где взять доверие избирателя». И когда перед выборами доверие на самом деле потребуется, у правых возникнет реальная проблема с руководством партии.

Между тем Чубайс, который сегодня утверждает, что при всем изобилии политзвезд в СПС альтернативы Немцову нет, пишет НГ, прекрасно знает, что на самом деле это не так: «Кадровый потенциал у правых, пожалуй, самый большой среди всех российских партий».

«Политик должен быть упорным и двужильным — таков Борис Немцов, — отмечает газета Ведомости, — политик должен уметь убеждать людей и добиваться популярности — Немцов это умеет. Пожалуй, из всех ныне действующих партийных лидеров только Немцова можно назвать по-настоящему профессиональным политиком». Газета не сомневается в том, что Немцов сумеет создать партию, которая сумеет успешно пройти следующие парламентские выборы и создать в Госдуме солидную фракцию. Однако есть сомнения другого рода. «Всякий амбициозный политик, — подчеркивают Ведомости, — стремится быть президентом. Но насколько наша страна готова к тому, чтобы ее возглавлял именно политик?»

Ответ на этот вопрос для газеты очевиден. Бешеная популярность «политически неопытного Путина», а также успех на последних парламентских выборах абсолютно аморфного «Единства» — убедительное доказательство того, что «избиратели не ценят того, в чем силен Немцов». Так что на следующих выборах Немцов Путину не конкурент. Возможно, шансы появятся в 2008 году, после окончания путинских президентских полномочий.

Ведомости выражают надежду, что партия правых «к тому времени не развалится, а, напротив, создаст боеспособную на региональном уровне структуру». Задача членов новой партии — и прежде всего ее лидера — завоевать определенные позиции во власти. «Немцов, — заключают Ведомости, — должен оказаться хитрее Григория Явлинского — и не прогадать. Задачка для профессионала».

Газета Известия, напротив, убеждена, что у нынешних правых нет будущего — потому что они уже упустили «грандиозные возможности» для себя и для страны.

Идеологически правые считают наиболее важным для себя одно направление, пишут Известия: отстаивание принципов либеральной рыночной экономики, защиту свободы предпринимательства, разработку законодательства, способного стать базой для либеральных реформ в России и т.д. Все это, как считает газета, положения важные, однако они не способны «ответить на вызовы совершенно изменившейся жизни».

Российское демдвижение не в состоянии выйти за некогда очерченные границы. В результате, по мнению Известий, «соотнесенность правых с новым российским обществом оказалась иллюзорной — правые объединили некую продвинутую часть уже не существующей советской интеллигенции (так же, как «Яблоко» объединило той же интеллигенции «задвинутую» часть) — группу, не связанную ничем, кроме общего прошлого».

Между тем в стране нарождается «новый средний класс» («предприниматели средней руки, журналисты, военнослужащие, чиновники»), представители которого считают, что «Россия должна развиваться динамично, что государственная власть должна быть строгой и жесткой, но не лезть не в свое дело». А также — что «у России есть национальные интересы».

Между тем, пишут Известия, СПС с энергией, достойной лучшего применения, занят обсуждением проблем депутатской неприкосновенности, двух сроков для губернаторов и т.д.

А потому газета считает наиболее вероятным следующее развитие событий: «На парламентских выборах объединенный список СПС и «Яблока» с трудом возьмет пятипроцентный барьер. И уже через некоторое время гранитная плита с надписью «СПС. 1999-200?» обретет свое вечное спокойствие рядом с могильными плитами таких титанов движения, как «ДемРоссия», «Российское движение демреформ», «Выбор России» и многие другие».

Сам Борис Немцов накануне объединительного съезда в интервью еженедельнику Век признал, что «судьба нашего демдвижения трагична». С одной стороны — именно оно сделало Бориса Ельцина президентом, определив вектор развития страны. С другой стороны — его «общей платформой» было лишь отрицание коммунизма — не более того.

Отсюда все разногласия, склоки, неудачные попытки объединиться с «Яблоком», о котором Немцов заметил, что эта партия имеет скорее «правозащитный уклон» и по экономическим взглядам ближе к социалистам. В то время как СПС — «партия новых, образованных и самостоятельных людей, тех, кто не понаслышке знаком с российскими властными структурами и имеет опыт побед и поражений».

До сих пор, по мнению Немцова, если исходить из опыта предыдущих президентских выборов, в стране фактически действовала система двух партий. «Судите сами, — поясняет лидер СПС, — на первых президентских выборах мы выбирали между Ельциным и коммунистами, на вторых — между Ельциным и Зюгановым, в третий раз — между Зюгановым и действующей властью. Совершенно очевидно, что страну подобная система вперед не движет». Необходима правая альтернатива, иначе «мы лишь потеряем время, вами себя загоним в застой, авторитаризм и — как результат этого — в нищету».

Нельзя не заметить, что рассуждения Немцова относительно опасности установления авторитарной власти в России несколько противоречивы. С одной стороны, он утверждает что авторитаризма хочет «не Путин, а страна»: «Грустно цитировать классика насчет «страны рабов, страны господ», но мысль эта очень часто в голову приходит». Беда в том, считает лидер СПС, что «большинству граждан нашей страны свобода досталась бесплатно, а все, что досталось даром, мало ценится». И потому люди безразлично относятся к ограничениям свободы, не понимая, что «если у них отберут свободу, то потом придется расстаться также с частью своей собственности и правом на достаточно защищенную жизнь».

В то же время Борис Ефимович утверждает, что в современной России существует «огромная пропасть между уровнем интеллекта власти и народа. Народ гораздо умнее». Именно здесь и скрывается главная опасность по части «закручивания гаек»: как утверждает лидер правых, среди активной части общества — в сфере бизнеса, культуры и т.д. — значительно больше хорошо образованных и энергичных людей, чем во «властных эшелонах».

«А когда власть в глубине души понимает, что она не очень полноценна, то единственный способ держать народ в подчинении — насилие». Причем не обязательно с помощью грубой силы — «годится и промывание мозгов с помощью государственных каналов». Таким образом, у России существует предрасположенность к авторитаризму, нейтрализовать которую призваны правые.

(Этот тезис Немцова о некоторой ущербности власти любопытно сопоставить с высказываниями Леонида Невзлина, совладельца компании «ЮКОС» и нового президента Российского еврейского конгресса, сменившего на этом посту Владимира Гусинского. Отвечая на вопрос журнала Деловые люди о причинах гонений на НТВ, Невзлин заметил: «Мы точно понимаем, что Путин не Ельцин. Он может обижаться как любой нормальный человек и последовательно ответить на нанесенную обиду… Не все люди могут быть унижены без последствий. И для некоторых их личные недостатки, особенности или внешний вид становятся предметом тайных мучений, комплексов, если хотите. Наступая им постоянно на эту мозоль, можно и ответ получить. И я думаю, что и НТВ, и Гусинский должны были быть готовы ко всему. Все люди умные, и каждый знает, на что идет).

Между тем процессы партстроительства форсируют не только правые, претендующие сегодня на роль «оппозиции ее величества», но и власть. Как сообщает тот же еженедельник Век, по слухам из Кремля высшее руководство страны «всерьез задумалось о необходимости создания второй «партии власти» наряду с «Единством». Смысл этого проекта — в создании устойчивой политической системы из двух партий, одна из которых находится у власти, а другая — в лояльной оппозиции.

Шансы СПС занять место «запасной партии власти» Век признает ничтожными: «Поддержка правых в отечественном обществе сравнительно невелика, а отторжение либеральной модели реформирования слишком значительно».

Более разумным еженедельник считает формирование влиятельной левоцентристской партии, отмечая существование в российском обществе «значительного центристского большинства», отказывающего в доверии как коммунистам, так и либералам. Недаром президент Владимир Путин поддержал стремление социал-демократической партии Михаила Горбачева объединить разрозненные «мелкие группы левого толка». С другой стороны, по мнению Века, возможность возникновения на этой основе влиятельной социал-демократической партии маловероятно. По данным социологических опросов социал-демократических взглядов в российском обществе придерживаются не более 5-ти процентов населения. К тому же сторонники этих идей «распылены в центристском большинстве, и их вряд ли можно объединить в рамках единой организации. Тем более что КПРФ «частью своей махины фактически оккупировала и социал-демократическую нишу».

Именно КПРФ, по мысли Века, и может стать основой для второй партийной опоры российской власти. Как утверждает еженедельник, стратегия и тактика этой партии «давно уже приобрели социал-демократическую окраску, в их основе — стремление к компромиссу, консенсусу и стабильности». В этом же направлении видоизменяется и «кадровое наполнение и электоральная база компартии».

И хотя Век признает, что эволюция КПРФ в нужном направлении займет немало времени (приблизительно два избирательных цикла), «в финансовом, организационном и политическом плане это было бы менее затратное и имеющее больше шансов на успех мероприятие, чем все другие модели формирования левоцентристской партии».

Иную точку зрения высказывает газета Время MN, опираясь на последние данные ВЦИОМ. Эти данные газета называет «маленькой сенсацией»: как выяснилось, 36 процентов россиян сегодня не исключают для себя возможности проголосовать за объединенный блок всех демократических сил.

Правда, Время MN уточняет, что примерно 12 процентов граждан относят к демократическим силам «даже Владимира Путина и поддерживающую его партию «Единство». Что, впрочем, доказывает, по мнению газеты, что «слово «демократ» приобрело для многих россиян новый смысл, а точнее — утратило отрицательную окраску». Главное же объяснение неожиданных результатов опроса состоит в том, что «значительная часть граждан разделяет сегодня демократические (а не коммунистические или консервативные) ценности и готова оказывать поддержку политикам, которые станут отстаивать их во властных верхах».

Время MN подчеркивает, что речь идет далеко не только о тех людях, кто поддерживает две крупнейшие партии, СПС и «Яблоко», общий электорат которых мог бы составить сегодня 10,5 процентов. Как выяснилось, в случае их объединения число сторонников демократов могло бы увеличиться до 22 процентов.

Реально же достичь таких результатов не позволяет, пишет газета, принятая в России избирательная технология: избирателю, как правило, предлагается сделать жесткий выбор, к чему он, как правило, не склонен. Взгляды демократически настроенных избирателей чаще всего представляют собой своего рода «коктейль, в котором легко обнаружить и что-то «яблочное», и что-то «гайдаровские». В результате голоса тех, кто не захотел или не сумел определиться оказываются потеряны.

Для политтехнологов, замечает газета, такие потери — вещь естественная и неизбежная. «Возможность манипулировать партией для них гораздо важнее ее реальной поддержки в широких массах и того обстоятельства, что примерно половина демократически настроенных граждан не участвует в формировании властных структур». Для самих же правых данные ВЦИОМ -серьезный стимул к поиску форм объединения.

Во всяком случае, ясно, что российские общество устроено намного сложнее, чем представляется политтехнологам, занятых упрощением политической структуры страны. «На практике это означает, что слишком узкий пока круг наших демократов необходимо существенно расширить, и тогда они перестанут быть «страшно далеки от народа».

Газета Новые известия напоминает, на прошлых парламентских выборах СПС «набрал относительно много голосов благодаря грамотной игре не против левых, а против ближайшего соседа — «Яблока».

Сегодня же, согласившись на «путинскую модель партстроительства», правые больше не имеют свободы маневра. С их помощью в России создается «партийная система, которая в принципе не смогла бы помешать безраздельной власти придворных политтехнологов, спецслужб, да бдительной прокуратуры».

В сущности, правые, замечают Новые известия, решили сыграть гамбит, пожертвовав пешкой ради «качества» — ради «социализации своих слегка маргинализированных сил и позиционных возможностей иногда хоть в чем-то влиять на власть». Однако меняя электоральную ориентацию с демократической оппозиции на либеральных путинцев, СПС «вступает на территорию, меченую «Медведем». Газета предсказывает, что, несмотря ни на какие попытки завоевать любовь нового электората, «твердые путинцы, все же отдадут свои голоса «Единству». «Ну, а новому СПС, возможно, придется «вернуть должок» тому же «Яблоку» или какой-то новой демократической партии, если ее действительно создадут».

Как известно, на том, что часть демократического электората остается «беспризорной», строит свои попытки формирования оппозиции известный политический комбинатор, а ныне политический эмигрант Борис Березовский.

Не так давно Борис Абрамович демонстративно сделал ставку на правозащитное движение в России. Пресса сообщила о последних акциях фонда, основанного Березовским: об обеспечении адвокатами несовершеннолетних правонарушителей, а также об организации выставки картин заключенных. Газета Известия даже упрекнула российское общество в «буржуазной холодности», проявленной к этим начинаниям Березовского: «Любые деньги, неважно, от кого и по какой причине исходящие, пущенные на живую помощь живым людям — деньги благие».

Однако совсем иную оценку получила попытка партстроительства, предпринятая Березовским. По мнению обозревателя Известий Александра Архангельского, этот проект БАБа перспективы не имеет.

Архангельский называет предполагаемую партию Березовского чисто виртуальной, годной лишь для проверки на прочность чужих идей. Обозреватель Известий убежден, что бояться активности Березовского на сей раз не стоит — напротив, следовало бы его поблагодарить за потраченные усилия: «Спасибо, Борис Абрамович, за наше партийное детство; спасибо за напоминание об адвокатском равнодушии к уголовным подросткам; спасибо — и прощай. И если навсегда, то навсегда прощай».

Журнал Эксперт со своей стороны признает абсолютно необоснованными надежды Березовского на сложившийся за постсоветское десятилетие новый слой независимых людей — «десять процентов активных людей», которые, по выражению экс-олигарха, должны «перевесить девяносто процентов молчаливого путинского большинства».

Эксперт считает, что в этом случае Березовский ошибочно оценивает политическую конъюнктуру, предлагая этим «десяти процентам активных» правозащитнические и иные леводемократические идеи.

Идеи эти, поясняет журнал, уходят корнями в советские времена, в диссидентское движение прежних времен. Носители таких идей — представители бывшей советской интеллигенции, для которой понятие свободы однозначно ассоциировалось с понятиями свободы слова, совести, собраний, формирования гражданского общества и т.д. «Драма этого поколения, — пишет Эксперт, — в том, что в массе своей оно никак не могло проверить идеи на практике и оттого идеи никак не развивались, не изменялись и не приспосабливались к нашей культуре». Сегодня те, кто настроен таким образом, составляют электорат «Яблока», они действительно, как и прежде, недолюбливают власть, однако реального влияния на ситуацию в стране не имеют.

Но «десять процентов активных», о которых мечтает Борис Абрамович, — люди совершенно иные: они как минимум на десять лет моложе и как минимум в полтора раза богаче представителей «яблочного» электората. «И последнее важно, поскольку наличие денег дает им ощущение какой-то более важной свободы, чем свобода слова».

Все эти годы те, о ком идет речь, занимались, как подчеркивает журнал, реальным делом, и это воспитало в них «чувство умеренности и понимания сложности мира», которая выражается в России, в частности, в тотальном несоблюдении законов, «идиотизме губернаторов, разгильдяйстве и одновременно талантливости своих сотрудников, огромности рынка и безразличии государственной власти».

Фактически, утверждает Эксперт, «новые средние русские придерживаются консервативных взглядов. «Это не значит, что им не важна свобода слова. Но демократия для них является лишь дощечкой для толчка, оттолкнувшись от которой надо следовать куда-то дальше. Вопрос лишь в том, как описать это «куда», — заключает журнал.

Что же касается денег Березовского, то их, как заявил газете Версты известный историк Рой Медведев, конечно, возьмут — «однако не серьезные политики, дорожащие своей репутацией», а лишь «недалекие политигроки да проходимцы».

Рой Медведев считает, что для любого, кто вознамерится «пуститься в политическое плавание», деньги Бориса Абрамовича могут сыграть лишь роль «камня на шее». Любая политическая организация, утверждает Медведев, возьми она деньги у Березовского, может поставить на себе крест — слишком уж укоренился в общественном сознании образ «подпольного манипулятора-махинатора». Отныне, настаивает Рой Медведев, «открытая политическая жизнь Борису Абрамовичу заказана. В том числе и в разделе «Финансирование политической оппозиции».

Итак, аналитики и издания, находящиеся на достаточно разных позициях практически единодушно предрекают фиаско новым попыткам бывшего политического дирижера и демиурга поучаствовать в очередном этапе российского партийного строительства.

Между тем нельзя не заметить, что рассуждения о формировании новой оппозиции и упоминания о будущих президентских выборах в России начинают все чаще встречаться в едином контексте. Причем 2008-й год фигурирует едва ли не чаще, чем 2004-й.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ