Развязка истории с НТВ: "очередная оттепель в России закончилась"

0
21

Внезапная и грубая развязка конфликта с НТВ вызвала массовую эмоциональную реакцию у журналистов и у политиков.

Конечно, нет ничего удивительного в том, что Виктор Шендерович в субботу утром, приехав в студию «Эха Москвы» прямо из Останкино, заявил, что с захватом НТВ «очередная оттепель в России закончилась». Но даже и отличающийся, как правило, весьма взвешенными оценками Владимир Познер заявил в беседе с корреспондентом Новой газеты: «У меня тягостное ощущение, что НТВ убили. Это, несомненно, силовой захват, который одобрен государственной властью».

Более того, Познер, подчеркнув, что он — «человек нерелигиозный», заметил тем не менее, что последний день Страстной недели для силовой акции выбран «кощунственно» (не говоря уж о том, что просто глупо): «Второй раз одна и та же ошибка: сначала они так поступили с президентским посланием, проведя в этот же день собрание акционеров в «Газпроме». Теперь — «совместили» с самым важным христианским праздником. Такое ощущение, что эти люди живут вне времени».

Новая газета публикует комментарий известного политолога Лилии Шевцовой, которая считает, что «драма с НТВ» позволила высветить самые серьезные проблемы общества.

Постоянные и серьезные споры по поводу собственности в России Шевцова считает следствием «того способа, которым был сформирован российский капитализм». Понятно, что цивилизованно споры эти могут быть разрешены только в судебном порядке. Однако «ситуация с НТВ показала, что независимых адекватных судов в России, есть суды, действующие по политическому заказу». Из этого Лилия Шевцова делает вывод, что об «адекватном эффективном капитализме» в России говорить не приходится.

Кроме того, из истории с НТВ стало очевидно направление, в котором эволюционирует власть. Если Ельцин считал нормальным существование «пусть ублюдочных, но противовесов», то нынешняя власть даже видимости оппозиции предпочитает откровенные потемкинские деревни: «Внешний фасад — демократический, а начинка гнилая». НТВ вроде бы существует, но это лишь имитация настоящего НТВ.

Такое положение аналитик считает серьезной ошибкой Кремля: «Каждая власть нуждается в зеркале. Как доказала история, для каждого правителя концентрация всех ресурсов в одних руках в итоге оборачивается против него».

Тем не менее Лилия Шевцова считает, что есть поводы для осторожного оптимизма: «Мы в 2001 году, а не в 1968-м. Еще не вечер».

«Все произошло. Прежнего НТВ больше нет», — подчеркивает газета Время новостей.

По мнению газеты, способ «официального вступления Бориса Йордана в должность гендиректора» оставил массу вопросов. Например: почему в здание телецентра вначале не пускали некоторых журналистов, откуда взялись «черные» и «белые» списки? Почему лифты были заблокированы, а охрана на входе утверждала, что в здании ищут бомбу? Случайно ли «ночной рейд» Бориса Йордана совпал по времени с внезапной поездкой в Чечню Владимира Путина и министра печати Михаила Лесина, а также с отсутствием в Москве Евгения Киселева?

Время новостей публикует интервью с вновь назначенным главным редактором НТВ Владимиром Кулистиковым, в котором тот пытается объяснить причины столь экзотического способа «смены караула»: «Не было бы такого прихода, если бы люди вели цивилизованные переговоры. Люди не подчинялись праву. Они отказывались с нами разговаривать, предъявляли ультиматумы и готовились к переходу на ТВ-6 с архивами НТВ. Они хотели йти на ТВ-6 с интеллектуальным имуществом, а мы этого не допустили». Владимир Кулистиков высказал уверенность, что на «четвертой кнопке» остался «достаточно сильный журналистский корпус: Миткова, Хабаров, Грунский, Кондратьев… «Будем искать новые лица, новые таланты. Будем соревноваться — три мощные информационные команды, — у кого новости профессиональнее, свободнее».

Что касается формирования на ТВ-6 «новой мощной информационной команды», как о том заявил Евгений Киселев, эти планы вызывают немало сомнений — причем как со стороны старожилов канала, так и со стороны киселевской команды.

Время новостей приводит высказывание «одного из популярных журналистов, ушедших с канала»: «Я понимаю, что не могу оставить коллектив, мы одна команда, но и перспективы для себя на ТВ-6 особенно не вижу. Очень смущают Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили с их многообещающими заявлениями».

Необходимость использовать средства и возможности Бориса Березовского смущают и самого Евгения Киселева: «Я прекрасно понимаю, что Березовский фигура противоречивая. Но у нас нет других возможностей, других более реальных предложений сохранить команду, дать ей возможность работать на канале, который имеет достаточно большой охват и аудиторию».

Между тем, как заявил в интервью газете Коммерсант Михаил Пономарев, главный редактор информационного вещания и ведущий новостей ТВ-6, «заявление Евгения Киселева о том, что он примет решение о вступлении в должность исполняющего обязанности генерального директора ТВ-6 после консультаций со своими товарищами из НТВ и ТНТ, вызвало в коллективе телекомпании ТВ-6, мягко говоря, недоумение… Тот факт, что Киселев не упоминает при этом сотрудников ТВ-6, побуждает коллектив телекомпании задуматься о своей судьбе». По мнению Пономарева, то, что происходит сейчас на ТВ-6, ничем, в сущности, не отличается от драмы, разыгравшейся на НТВ.

Все это, комментирует Коммерсант, подтвердило «давнее подозрение, что свобода слова существовала не только среди журналистов НТВ», поскольку «уважения к собственному мнению следом за сотрудниками НТВ потребовали и сотрудники и ТВ-6».

Газета приводит слова Эдуарда Сагалаева, президента национальной ассоциации телевещателей: «Сотрудники ТВ-6 обеспокоены сообщение о возможном приходе на телеканал Евгения Киселева. Многие подавлены… В конечном счете, люди на ТВ-6 окажутся в таком положении, что им придется самим принимать решение, уходить или остаться; может распасться коллектив, как он распался на НТВ».

Между тем газета Известия высказывает предположение, что за частью коллектива НТВ на ТВ-6 придет и часть инвесторов телекомпании — например, Владимир Гусинский. «Есть версия, — пишут Известия, — что, пригласив журналистов НТВ на ТВ-6, Березовский таким образом увеличивает предпродажную стоимость собственного телеканала. Потенциальным покупателем, вполне возможно, станет «ЛУКОЙЛ».

Обозреватель Известий Александр Архангельский считает, что с последними событиями начался «тектонический, неостановимый и непредсказуемый по своим последствиям сдвиг всего информационного поля и телевизионного рынка России в частности».

Конечно, не будет больше прежнего НТВ: «Те, кто остался на канале и кто в него неизбежно еще вернется, будут мучительно вырабатывать новую стратегию телевизионного поведения; какие взлеты и провалы их ждут на этом пути, никто не знает».

Изменится и ТНТ: «Попав в зону политического воздействия, сомкнувшись с остаточными интересами Гусинского и нарастающими аппетитами Березовского, канал уже не сможет сохранить свою былую аморфность».

Возможно, некоторые члены команды Киселева «неизбежно затеряются в промежуточном, межеумочном пространстве: на пепелище они не вернутся, в новую модель не встроятся». Именно эта судьба, по мнению Александра Архангельского, ожидает, скорее всего, Марианну Максимовскую, «столь самозабвенно защищавшую Евгения Киселева».

Не будет и прежнего канала ТВ-6: как предсказывают Известия, новыми жертвами Березовского, который явно готовит очередную информационную войну, станут журналисты этого канала: «И никто ни на Западе, ни в России не будет оплакивать свободу слова, когда их вытеснят из сетки вещания ради прихода новой команды, которая способна будет выполнить политический заказ хозяина». Во всяком случае, заявление Евгения Киселева о том, что он готов «строить новый телевизионный дом с нуля» свидетельствует о том, что ТВ-6 он считает чем-то вроде пустыря: «Такого по отношению к НТВ не позволяли себе даже Кох и Йордан».

Далее, продолжают Известия, по цепочке произойдет еще масса перемен и подвижек, возможно даже, что «Борис Абрамович сделает то, о чем мечтали его главные враги, и окончательно задушит Гусинского в своих неразъемных объятиях». Словом, можно считать, что в понедельник жители России проснулись «в другой телевизионной стране».

Газета Ведомости предполагает, что ТВ-6 «может стать совместным политическим проектом двух «олигархов-диссидентов» — Березовского и Гусинского». Именно так, по сведениям газеты, воспринимают переход Киселева с командой на «березовский» канал во властных структурах. Газета цитирует некоего «высокопоставленного чиновника»: «Сформировался новый политический блок Гусинского-Березовского. ТВ-6 будет рупором этого блока. Будут пытаться создать праворадикальную оппозицию. Наверное, и Киселев теперь будет разыгрывать себя на политической арене».

Гораздо сложнее обстоит дело с реакцией иностранных инвесторов. Евгений Киселев заявил в интервью Времени новостей, что все случившееся в ночь на 14 апреля — «грубая попытка срыва переговоров с Тернером». Ведомости же утверждают, что переворот на ТВ может спутать карты не только Теда Тернера, собиравшегося спасать «детище Владимира Гусинского», но и немецкой KirchGruppe, которая собиралась купить 20 процентов акций ТВ-6. Лео Кирх проявлял интерес к ТВ-6, когда ни Гусинского, ни Киселева там не было и в помине. Что же касается НТВ, о ней «источник, близкий к прежнему руководству», выразился так: «Москва, спаленная пожаром».

Впрочем, коль скоро информационные программы выходят сейчас и на четвертом канале, и на ТНТ, куда ушла киселевская команда, становится очевидно, что людей на НТВ вполне хватало на две телекомпании, «пусть и не очень сильные». С другой стороны ясно, что, как выразился Владимир Кулистиков, «время великих аналитических программ на НТВ прошло».

Ведомости публикуют предварительные списки победителей и проигравших в этой истории. К первым, с точки зрения газеты, следует причислить прежде всего Бориса Березовского. Рейтинг его шестого канала неизбежно должен вырасти: «Смотреть государственные каналы невозможно, НТВ обескровлено и неизвестно, поднимется ли, а злая и азартная команда Киселева сможет хотя бы держать аудиторию в напряжении».

Соответственно, второй выигравший, по мнению Ведомостей, — немецкий медиа-концерн KirchGruppe: приобретение пакета акций ТВ-6 в новой ситуации может оказаться особенно выгодным.

В числе победителей также и «вальяжный революционер» Евгений Киселев, доказавший свою «конвертируемость» и публике, и команде. Для журналистов, подчеркивают Ведомости, особенно важно, что «Киселева зовут на другие каналы не одного, а с ними».

В остальном же, как считает газета, «между работой на Гусинского и работой на Березовского никакой принципиальной разницы нет».

Проигравшими газета считает Альфреда Коха и Бориса Йордана, которые могли бы добиться каких-то позитивных результатов только путем переговоров — например, уступив Киселеву место главного редактора.

В результате же продемонстрированного брутального подхода к ситуации Йордану и Коху достался канал без ведущих сотрудников, без спортивной редакции (она НТВ и не принадлежала), без популярных сериалов. В итоге цена телекомпании резко упала и теперь «иностранным инвесторам НТВ может быть интересно только как обладатель лицензии на вещание в метровом диапазоне». Собственно телевизионный продукт предстоит отстраивать «даже не с нуля, а с отрицательной величины».

Видимо, у многих в эти дни возникло ощущение «обнуления ситуации». Ирина Хакамада, вице-спикер Госдумы и один из лидеров СПС, например, заявила газете Коммерсант, что «пока все идет к тому, что за десять лет серьезнейших реформ мы, демократы, привели к ситуации, когда все надо начинать с нуля».

Хакамада не исключает усиления давления на ТНТ и ТВ-6, но надеется, что будут приняты меры по защите этих каналов. Что же касается НТВ, она надеется, что еще сохранились шансы «сделать НТВ независимым каналом».

Михаил Горбачев, возглавлявший до катаклизма Общественный совет НТВ, все еще возлагает некие надежды на вмешательство в ситуацию Владимира Путина.

«Я по-прежнему считаю, что должен высказаться президент, который на встрече со мной подтвердил, что он на стороне коллектива в его стремлении решить спор судебным порядком — заявил Горбачев в интервью Новой газете. В то же время Горбачев признает, что «Газпром» и власть не сдержали слова, что все будет решаться только мирным путем». Захват НТВ экс-президент СССР назвал «поруганием закона».

Впрочем, как выразился глава фракции СПС Борис Немцов в том же номере Новой газеты, президент в таких случаях «всегда молчит».

«Путинское «великое безмолвие» по поводу НТВ и вопреки общественному призыву вмешаться становилось и продолжает становиться с каждым днем все неприличнее, — писал журнал Новое время накануне «ночи длинных ножей» в Останкино, — но для президента такое безучастное молчание, пожалуй, суть дано отработанная технология».

В общественной реакции на конфликт на НТВ, пишет журнал, обозначились за прошедшую неделю две основные позиции: «Так что же священней — право собственности или право на информацию? Свобода частного предпринимательства или свобода слова?»

На вопрос, чем, собственно, НТВ отличается от качканарского ГОКа или московского завода «Кристалл» (примеры, которые многократно приводил Альфред Кох), Новое время отвечает, что разница в продукции — НТВ производит информацию, «то есть слово, свобода которого не регламентируется законом об акционерных обществах». Не регламентируется она даже законом о СМИ («в пределах применениях которого правота газпромовских владельцев НТВ стремительно убывает», замечает Новое время). Регламентируется она самим обществом, а кроме того, обязана охраняться государством. «От кого? В том числе и от собственников». И если хозяйственный спор в конечном итоге приводит к противоречиям не с частными законами, а с конституцией, «то упразднять надо, разумеется, что угодно, кроме конституции».

К сожалению, пишет журнал, все это стало очевидно лишь сейчас, когда возник конфликт вокруг крупного медиа-холдинга. И оказалось, что «независимость телевидения, средства на которую брались у власти под выполнение госзаказа, была независимостью с отсрочкой платежа».

Поэтому по-настоящему проигравшей стороной, как считает Новое время, оказалось общество, «поскольку в длившейся годами сделке по покупке властью СМИ и олигархов, а олигархами — властей и снова СМИ, наибольший материальный и моральный ущерб стороны нанесли не друг другу, а всем нам».

Именно это, подчеркивает журнал, стоило бы принимать во внимание «и миноритарному акционеру Евгению Киселеву, и мажоритарно избранному президенту Владимиру Путину».

«Как всегда в кризисы, Владимир Путин хранит героическое молчание», — заметил журнал Итоги в номере, объявленном редакцией «возможно, последним».

Сотрудники президентской администрации, сообщают Итоги, стоят на той позиции, что речь идет об обычном профессиональном конфликте, а потому все комментарии даются неофициально. Высшие чиновники лишь повторяют словесные штампы годичной давности: «Свободе слова мы угрозы никакой не видим. Никто же не пытается закрывать СМИ».

Между тем, подчеркивают Итоги, средства массовой информации «именно закрывают, как газету Сегодня, или надеются перепрофилировать, как журнал Итоги и телекомпанию НТВ, которую ее самозваный главный редактор Владимир Кулистиков собирается наполнить развлекательными и образовательными передачами».

Судя по всему, отмечает журнал, президент всерьез поверил, что экономические преобразования вполне можно проводить при частичном ограничении демократических свобод, первой из которых, как правило, называют свободу слова. Кремлевские политтехнологи, пишут Итоги, давно придумали слоган: «Либеральная экономика при авторитарной политике». В последние же дни к нему добавился новый: «Капитализм требует жертв».

Не случайно в президентском послании отсутствует какое бы то ни было упоминание о свободе слова, подчеркивают Итоги: «Владимир Владимирович действительно воспринимает свободу критиковать его самого как серьезную помеху в проведении реформ».

Мало того, что развернув наступление на независимую прессу, доверив к тому же его организацию неуклюжим помощникам, Путин резко ухудшает не только собственный имидж, но и имидж страны в глазах именно той части международного сообщества, к которой он регулярно обращается с призывами инвестировать средства в российскую экономику. Еще хуже, с точки зрения Итогов, то, что игнорируя общественное возмущение вокруг конфликта, Путин «убеждает бюрократический аппарат в собственной слабости и дает основания тем же прокурорами другим силовикам считать, что декларации главы государства не более чем слова».

«Путин обречен: он победил» — так озаглавлена статья Отто Лациса в «Новых известиях». «Победа» властей над НТВ продемонстрировала, по мнению известного журналиста, прежде всего «фантастическую профессиональную некомпетентность» нынешней кремлевской команды. Наличие серьезного политического кризиса стало очевидным, подчеркивает Лацис, после массовых митингов в Москве и Петербурге («таких не было уже несколько лет». Высокие рейтинги доверия к президенту более не камуфлируют ситуацию.

Как оказалось, нынешняя власть «способна порождать проблемы на пустом месте, среди полного политического спокойствия и небывалого прежде благополучия». А создав проблему, власть оказывается неспособной решить ее политическими методами и пускает в ход силовые приемы.

По мнению Отто Лациса, вопроса «Who is mister Putin?» больше нет.

Этот вопрос просуществовал до последнего времени прежде всего потому, что в делах и декларациях президента уживались два принципиально разных течения — авторитарное и демократическое. С одной стороны — разработанная по его личному указанию программа либеральных реформ, команда либеральных экономистов в правительстве, заявленная им судебная реформа, без которой невозможны инвестиции, а следовательно, и экономический рост. С другой — нетерпимость к оппозиции в любой форме — в СМИ, в парламенте, в органах власти субъектов Федерации.

В ночь на 14-е апреля выяснилось, что эти два лица власти несовместимы.

Конечно, размышляет Лацис, теоретически президент еще может выйти из положения, не теряя лица. «Он еще может шепнуть председателю Верховного суда — не приказать, упаси Бог, суды же у нас независимы, — но шепнуть: прошу вас, примите это дело к рассмотрению и решите его по справедливости и по закону». Однако плохо верится, что эта возможность будет использована. Судя по всему, президент свой выбор сделал.

Главный же урок истории с НТВ для общества точнее всего сформулировал Виктор Шендерович, автор программы «Куклы», так раздражавшей Кремль.

По мнению знаменитого телеведущего, мина под НТВ была заложена в 96-м году, когда Гусинский «начал играть в политические игры — поддержка Ельцина и все такое».

Очевидный вывод: «Нельзя брать деньги у власти». Общество нуждается в непредвзятой информации. Между тем Россия остается страной, где по-прежнему нет среднего класса, «который платил бы за правду». А потому создать настоящее общественное телевидение — не ОРТ — невозможно. Власть — и олигархи, и бюрократия — всегда, по выражению Шендеровича, ставят вопрос так: «Я девушку ужинаю, я ее и танцую».

«Россия чуть ли единственная в Европе страна, — пишет в газете Ведомости Виталий Портников, — где нет Национального совета по телевидению и радиовещанию», регулирующего выдачу лицензий и права на вещание. Нет у нас и законодательной базы для общественного телевидения, так же, как нет и понимания того, чем это вещание отличается от государственного или частного. «Но пока все это не появится, общество в своем стремлении знать правду будет жить в вечном ожидании новой ссоры очередного олигарха с очередным президентом».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ