Да здравствует его величество пиар!

0
19

«Что бы это значило?» — на было в последние дни политика, политолога, партийного функционера или журналиста, который бы не мучился этим вопросом — с того самого момента, как фракция «Единство» решила поддержать коммунистов в их намерении выразить свое недоверие правительству.

Газета Сегодня утверждает, что Кремль спустя год после начала строительства новой властной вертикали «решился на ее масштабные испытания, избрав полигоном Госдуму». Лидер фракции «Единство» Борис Грызлов с самого начала не сомневался, что результатом комбинации с вотумом недоверия правительству станет роспуск Думы, а его заместитель Франц Клинцевич предсказал, что новые парламентские выборы могут состояться уже в сентябре и триумф «Единства» на них неизбежен.

К тому же Глеб Павловский, которому многие приписали авторство идеи с роспуском Госдумы, заявил, что инициатива «Единства» — выполнение заказа президента, который решил таким образом «разблокировать парламентский кризис, созданный коммунистами». Павловский уверен, что популярность коммунистов снижается, и на новых выборах они получат значительно меньше голосов, чем прежде, что позволит повысить «уровень лояльности» Думы, которая станет поддерживать абсолютно все инициативы правительства.

Правда, Сегодня эти суждения оценивает скептически: как известно, с лояльностью у нынешней Думы и так все в порядке. Мотивы же действий Кремля и «Единства», считает газета, совершенно иные, а именно: «ряд заинтересованных олигархов» из окружения бывшего президента Бориса Ельцина крайне недовольны исключением (по настоянию фракции коммунистов) списков предприятий, подлежащих приватизации в нынешнем году, из правительственного законопроекта о перераспределении дополнительных доходов. Именно бывшую «Семью», а вовсе не Владимира Путина не устраивает Госдума в ее нынешнем виде.

По мнению Сегодня, история с вотумом недоверия — чистой воды отвлекающий маневр: во время избирательной кампании появится возможность кулуарно решить все проблемы с приватизаций естественных монополий — РАО «ЕЭС, МПС, «Газпрома», Минатома. Как пояснил Сегодня эксперт Московского центра Карнеги Андрей Рябов, «этот интерес поддерживает экспортное лобби, которое заинтересовано в новой избирательной кампании и возрождает миф о «коммунистической угрозе».

Между тем, как оказалось, рядовые члены фракции «Единство», вопреки уверениям Бориса Грызлова, что инициатива вотума исходит из регионов, отнеслись к идее о роспуске Госдумы без всякого энтузиазма. Это легко понять, если вспомнить, что перед выборами 1999-го года местные отделения «Единства» формировались из людей случайных, ничем себя особенно в политике не проявивших. Для них депутатский мандат был подарком судьбы, с которым, понятное дело, расставаться совсем не хочется.

С другой стороны, идти против желания президента «медведи», понятно, не рискнут — при условии, что это желание будет ясно выражено. Как заявил в интервью Сегодня член фракции Александр Чуев: «Если у президента действительно есть серьезные претензии к правительству, мы готовы поддержать вотум, но для этого от него должен последовать хоть какой-то знак, политический намек, иначе получается, что, голосуя вместе с коммунистами, мы идем против президента».

Между тем коммунисты поначалу отнеслись в решению «Единства» с большим энтузиазмом. Как заявила Независимая газета, Геннадий Зюганов поблагодарил Бориса Грызлова за поддержку и призвал другие думские фракции последовать примеру «Едиства». Лидера КПРФ можно понять: намерения «Единства» повысили авторитет коммунистов в глазах их избирателей («правительство настольно никчемно, что даже проправительственная фракция голосует за его отставку»).

Кроме того, коммунисты вовсе не считают ничтожными свои шансы занять заметное место в будущей Думе, и эту точку зрения разделяют многие политики, вовсе не относящиеся к числу их поклонников. Например, председатель думского комитета по банкам Александр Шохин выразил глубокое сомнение в верности расчетов «Единства» завоевать 35-40 процентов голосов, оставив коммунистам не более 10-15-ти процентов. А по наблюдениям Алексея Митрофанова (фракция ЛДПР), влияние коммунистов, напротив, растет и нынешний политические игры могут привести в России к «молдавскому варианту».

По сведениям Общей газеты, разработкой сценария роспуска Думы занималась администрация президента по собственной инициативе.

Система аргументов, подготовленная Александром Волошиным для Владимира Путина, включала опасения, что сегодняшняя Дума, несмотря на всю ее лояльность, может воспрепятствовать запуску земельной, пенсионной и особенно жилищно-коммунальной реформы. Тем более, что лояльность эта, по мере приближения следующих парламентских выборов будет убывать, и пик оппозиционной активности нижней палаты придется на тяжелый во многих отношениях 2003 год. (Как неоднократно заявлял в своих публичных выступлениях Борис Грызлов, в 2003-м году, помимо выборов в парламент, Россию ожидают «еще несколько несчастий»: массовый износ промышленного оборудования и, как следствие, спад производства и повышение вероятности техногенных катастроф, а кроме того — первый крупный (17,5 млрд долларов) платеж по внешним долгам «с перспективой суверенного дефолта»).

ОГ предположила также, что немаловажное значение для Владимира Путина может иметь смена графика выборов: так как во время парламентской кампании претенденты в основном заняты критикой исполнительной власти, президенту намного удобнее было бы избираться перед ними, а не после. «В 1999 году все партии и блоки отыгрывались на Ельцине — Путину это нисколько не вредило. Но в следующий раз отыгрываться будут на нем, и это уже опасно».

Если же Думу переизбрать в 2001 году, президент будет бороться за второй срок, опережая очередные парламентские выборы более чем на год. Таким образом, успех интриги, по мнению Общей газеты, сулит Владимиру Путину немалые выгоды. Однако, как говорят, в кремлевскую интригу неожиданно вклинился Сергей Шойгу, которого не устроило, что его однопартийцев используют вслепую. Секретный кремлевский план оказался засвечен.

Виталий Портников в газете Ведомости подчеркивает, что президент сегодня не может быть заинтересован в отставке кабинета: «Ведь если правительство Касьянова уйдет сейчас, до начала каких-либо серьезных видимых экономических потрясений в экономике, в момент относительной стабильности, то ответственность за неизбежные в будущем проблемы ляжет на президента, а не на отставленных им министров».

Портников не сомневается, что разгадка интриги достаточно проста: «Вокруг Владимира Путина сформировалось несколько группировок, стремящихся использовать близость к первому лицу для решения собственных политических и экономических проблем». В досрочных выборах, подчеркивает автор, заинтересованы прежде всего те, кто надеется хорошо заработать на предвыборных кампаниях, одновременно доказав свою необходимость президенту. Невыгодны же перемены тем, кто стремится сохранить существующее положение, кого устраивает и правительство Касьянова, и нынешняя Дума. «Между этими двумя полюсами потенциальных имиджмейкеров и реальных администраторов — болото ближайших путинских сотрудников, не всегда дающих боссу самые разумные советы. А над всем этим клондайком интеллектуальной энергии — президент». Именно неопределенность в его поведении провоцирует возникновения подобных «невразумительных, нелогичных, до конца не просчитанных, а в конечном итоге анекдотичных ситуаций в российской политической жизни», — делает вывод Виталий Портников.

Таким образом, по мнению знатоков, история с вотумом недоверия никак не связана с качеством работы правительства, ее следует рассматривать скорее как тактический, пиаровский ход, как очередную, возможно, не слишком продуманную подковерную интригу.

Вместе с тем сказать, что работой правительства сейчас, в отсутствие явных экономических катастроф, недовольны только коммунисты, никак нельзя.

Высказывание «главного штатного реформатора» Германа Грефа о том, что страна в результате самого успешного за последние десять лет года вернулась в 1994-й вызвало иронические комментарии известного журналиста Михаила Леонтьева в журнале Компания. «Как известно, — пишет Леонтьев, — тот год не был отмечен никаким процветанием — наоборот, был крайне неуспешным». По его предположению, подобные высказывания Грефа связаны «с кадровым решением его собственной судьбы» — ничем иным их объяснить нельзя.

Высказывания «главного реформатора», с точки зрения автора, весьма сомнительны: понятно, что относительная экономическая стабильность в стране обусловлена благоприятной экономической конъюнктурой, «которая существует вне воли и сознания правительства», особенно его реформаторской части. Нынешнему кабинету похвастаться нечем: налоговая реформа, которую обязательно упоминают, говоря о заслугах правительства Касьянова, с точки зрения Михаила Леонтьева «показывает всю импотенцию нынешнего кабинета». (Смысл любой налоговой реформы, поясняет автор, заключается в том, чтобы за счет снижения налоговой нагрузки расширить налогооблагаемую базу. Ничего подобного у нас не произошло: пока снижение налогов приводит лишь к снижению налоговых поступлений). «Перед страной, — пишет Михаил Леонтьев, — стоит перспектива качественной деградации». Парадоксальным образом, утешает, с его точки зрения, только одно: правительство работает мало и плохо, и оттого ущерб, который оно наносит экономике, значительно меньше того, который нынешние реформаторы могли бы причинить, интенсивно работая в избранном ими направлении.

Более того, подчеркивает Леонтьев, «создается впечатление, что правительство вообще не интересуется вопросами, которые лежат за рамками частных интересов тех или иных групп, представляющих это правительство». Следует также иметь в виду, что разница с 1994 годом, по мнению автора, заключается, помимо всего прочего, еще и в том, что у нынешнего «правительства реформаторов», в отличие от прежнего, полностью отсутствует запас времени.

Не менее скептически были встречены в прессе слова министра труда Александра Починка о том, что 2000-й год был «самым социально успешным годом». Газета Сегодня опубликовала интервью с членом научного совета Московского центра Карнеги Татьяной Малевой, которая считает, что для социальной политики 2000-й год оказался попросту потерянным.

В споре о том, что первично — экономический рост или социальные реформы, поясняет Татьяна Малева, большинство экономистов ставит на первое место рост экономики как необходимое условие для преобразований в социальной сфере. «К сожалению, — подчеркивает Малева, — прошлогодний опыт России свидетельствует в пользу противоположной точки зрения, что главное для социальных реформ — политическая воля, которой не хватает, когда все в экономике благополучно».

Ни одно из социальных положений программы Грефа не получило реального воплощения. По подсчетам экспертов Фонда Карнеги, разрыв между самыми бедными и самыми богатыми слоями населения сегодня такой же, как в пресловутом 1994 году: их доходы различаются в 14 раз. При этом люди обеспеченные стали за год еще богаче и приблизились к докризисному (до августа 1998 года) уровню благосостояния. Несколько облегчена участь самых малоимущих — пенсионеров и бюджетников, правительство несколько увеличило им выплаты за счет поступлений от экспорта нефти. Однако средняя прослойка (приблизительно 50 процентов населения) никаких материальных выгод в результате наступившего экономического благополучия не получила, их уровень жизни явно снизился.

Социальная депрессия связана и с уровнем безработицы (10 процентов трудоспособного населения). По мнению сотрудников Московского центра Карнеги, эта цифра (не самая большая в мире) для России имеет негативный характер прежде всего по причине большой продолжительности безработицы. За 2 года без работы по специальности человек теряет квалификацию и десоциализируется, между тем этот срок для нашей страны не является уникальным. К безработным следует добавить и тех, кто работает, не получая оплаты за свой труд, либо получая оскорбительно мало. Таких, по подсчетам Татьяны Малевой, еще 6 миллионов.

К тому же рост задолженности по зарплате, которая была ликвидирована перед президентскими выборами 2000-го года, с мая вновь возобновился. Сумма долгов стабилизировалась на уровне 40 млрд. рублей. Это деньги, напоминает эксперт Московского центра Карнеги, 11-ти миллионов работников, безвозмездно кредитовавших экономику в течение многих лет. Без усилий государства эта проблема не исчезнет, между тем сейчас она отодвинута на второй план проблемой внешнего долга.

Понятно, что на подобном социальном фоне коммунисты могут не опасаться за свои позиции. Более того, в последнее время пресса немало пишет о том, что левое движение заметно молодеет.

Причем пополняются ряды красных вовсе не за счет «бедных и темных», как принято считать. Недавно Общая газета опубликовала статью-исследование о «новых левых» — людях в большинстве своем молодых, образованных, неплохо устроившихся в жизни.

Газета приводит примеры: 25-летний менеджер по продажам крупной московской фирмы — троцкист. Он не желает забывать о своем пролетарском происхождении: «Мой отец — лимитчик, простой водила, живет в вагончике в жутких условиях. Мать безработная… Разве можно считать такой порядок вещей справедливым?» 28-летняя москвичка, биолог по образованию — активистка «Союза марксистов»: «Меня абсолютно не устраивает, что я вынуждена делать то, чего не хочу, и не могу делать то, к чему лежит душа. Я как биолог с удовольствием занималась бы экологией, но мне даже стыдно сказать, сколько зарабатывают специалисты, оставшиеся в моей лаборатории».

И уж совсем не похож на жертву системы 28-летний депутат Госдумы Олег Шенин. Именно под его руководством возникла группа организаторов, занимающихся объединением примерно тридцати левацких движений в блок, на основе которого предполагается создать сильную марксистскую партию. Блок назван пока «Движением за рабочую партию».

Общая газета приводит мнение известного социолога Бориса Кагарлицкого, считающего, что для «новых левых» КПРФ — это «огромный разлагающийся труп, лежащий на их пути». По мнению Кагарлицкого, такая точка зрения не лишена оснований: КПРФ «удерживает монополию на левоориентированный электорат, не являясь левой по сути».

Правда, пока за «новыми левыми» особых подвигов не числится — за исключением, разумеется, акций «Новой революционной инициативы» (например, взрыва у приемной ФСБ. Активисток движения, осужденных по этому делу, уже называют «внучками Веры Засулич», им, по-видимому, суждено стать чем-то вроде новых «святых великомучеников», без которых невозможно настоящее революционное движение). По большей части выходки «новых левых» скорее нелепы — вроде забрасывания Зюганова помидорами или вывешивания на мавзолее своих транспарантов.

Тем не менее газета задает вопрос, «можно ли поручиться, что в стране, только что переболевшей коммунизмом, новая эпидемия левизны уже невозможна?» Нельзя не видеть, по мнению газеты, что на смену пожилым поклонникам Зюганова идет волна «новых левых» — «молодых, злых, идейных». Однако именно в это никак не могут поверить российские политики, убежденные что молодежь «вечно будет голосовать за Хакамаду и Явлинского и навсегда останется оплотом либеральных реформ».

Конечно, сегодня молодые марксисты и троцкисты довольно безобидны — им всего лишь нравится играть в «героическое прошлое». И все же, замечает Общая газета, «как знать, не разыграют ли они нам такое же будущее?»

Что же касается официальной «оппозиции его величества» — она ведет себя в нынешней ситуации крайне осторожно. Что и подтвердила газета Коммерсант в очередной публикации, посвященной делу о вотуме недоверия (или, скорее, о роспуске Думы). Как заявил Коммерсант, информируя своих читателей о двухчасовой встрече президента с лидером КПРФ: «Вотума недоверия правительству вынесено не будет».

Подробности встречи, впрочем, не оглашались, однако, как заметил Коммерсант, «сам факт более чем красноречив: прежде чем голосовать против антинародного правительства, лидер КПРФ пришел посоветоваться с тем, кто это антинародное правительство назначил. А заодно, видимо, и заверить президента в том, что лично против него никто ничего имеет». Вотум же затеян исключительно по просьбе «широких, но, к сожалению, неразумных народных масс».

При этом главного, подчеркивает газета, лидер коммунистов все же добился: Путин в конце концов выразил свое мнение по поводу вотума, использовав «в качестве ретранслятора» Геннадия Селезнева. Если верить спикеру Думы, и инициатива коммунистов, и активность «Единства» стали для президента полной неожиданностью. Вопрос о недоверии правительству он считает «несвоевременным». «Медведям» остается только повиноваться. Но едва ли не самый важный итог этой встречи, по мнению газеты, — напоминание президента о том, что он «доступен всем лидерам фракций, поэтому даже самые острые вопросы можно обсудить перед принятием решения». Что и требовалось доказать, заключает Коммерсант.

С другой стороны, Независимая газета, высказывает мнение, что исход думской интриги заранее предсказать не сумели даже те, кто «моделировал» нынешний кризис — то есть администрация президента во главе с Александром Волошиным. «Слишком много игроков с различными, если не противоречащими друг другу интересами, оказалось вовлеченным в думскую интригу».

Случившаяся разноголосица мнений в проправительственной фракции, замечает НГ, лишний раз доказывает, что в структуре «Единства» есть некоторые конструктивные изъяны. А именно: у «медведей» популярны, как выразилась газета, две «песни». «Суть первой заключается в том, что часть депутатов недовольна своим положением в качестве законодателей и хотела бы видеть себя во власти исполнительной». Смысл же второй состоит в том, что другая часть членов фракции, не возражающая против того, чтобы оставаться депутатами, тем не менее хотела бы, чтобы правительство согласовывало с ней свои действия, «а не просто командовало бы людьми». Именно эта, в основном «чекистская», часть фракции и спровоцировала категоричные заявления лидеров «Единства», чтобы показать президенту, что правительство потеряло поддержку самых надежных сил в нижней палате парламента.

Независимая газета газета считает эту версию более чем вероятной — особенно в связи с тем, что группа Народный депутат, курируемая заместителем главы президентской администрации Владиславом Сурковым, «медведей» не только не поддержала, но и подвергла резкой критике, обвинив Единство в участии в «больших политических играх. («Как известно, Сурков не является представителем «чекистского» слоя в команде Владимира Путина и, более того, по слухам, не особо в ладах с некоторыми составляющими его основу людьми»).

Если согласиться с этой версией, становится очевидно, что цель «медведей» достигнута: пиаровская акция «Единства» завершена, и от «игры в роспуск Думы» можно отказываться. Истинный же исход завязавшейся интриги станет известен, по расчетам НГ, до конца марта — до момента выступления президента с традиционным посланием перед депутатами Федерального собрания.

Надо сказать, PR-акции все больше входят в моду — во всяком случае, внимания им уделяется не меньше, чем реальной политике. В частности, недавно состоявшаяся в Интернете пресс-конференция президента вызвала у прессы не меньший интерес, чем, скажем, его зарубежные визиты.

Правда, скепсиса было не меньше, чем энтузиазма. Коммерсант, например, сообщив, что, по словам президентского пресс-секретаря, Путин остался очень доволен общением с интернетчиками («значительно расширилась аудитория президентского общения»), комментирует: «Все это чистая правда. Непонятно только, зачем президенту с таким рейтингом доверия расширять аудиторию, а также что эта аудитория узнала».

Для газеты Ведомости эти вопросы не стоят: «Такие акции всегда характеризуют политических лидеров как людей прогрессивных, современных. Отвечая на вопросы, полученные через Интернет, Путин встал в один ряд, скажем, с Биллом Клинтоном, который тоже отвечал на вопросы американцев в Интернете». (Чистый пиар, как и было сказано).

Правда, президент признался, что сам он «в силу врожденной лени» Интернетом не пользуется, у него есть для этих целей специальные помощники, «которые занимаются этим профессионально и дают мне уже как бы готовый результат». И на вопросы (тщательно отобранные) президент отвечал устно, а не сидя за клавиатурой «как какой-нибудь рядовой чаттер». Понятно, замечает газета, не царское это дело — Интернет.

И значит, когда во власть придут, наконец, в большом количестве пользователи Интернета (сейчас, например, из семи президентских полпредов одного только Кириенко можно отнести к этой категории), «им придется по старинке носить президенту бумажки». От Путина же в этом смысле «ничего нового ждать не приходится».

Таким образом, сливки с зтой PR-акции достались в основном сетевым изданиям, ее организовавшим («Страна.ru» и «Газета.ru»), которые сумели привлечь на свои сайты множество посетителей.

А Независимая газета приводит мнение экспертов, проанализировавших ход общения президента со своими собеседниками. По их мнению, пользователи Интернета оказались людьми, довольно слабо разбирающимися как в политических, так и в социальным проблемах. Их вопросы были неконкретны, излишне эмоциональны, к тому же они плохо представляли себе разделение полномочий между ветвями власти.

Путин же, как считает НГ, несмотря на всю свою вполне демократическую терминологию, по-прежнему воспринимается российскими гражданами — даже такими продвинутыми и либерально настроенными как интернетчики — как всемогущий «царь-батюшка».

Впрочем, для того, чтобы это понять, вряд ли нужны какие-либо особые спецмероприятия или PR-акции.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ