Владимир Путин как российский народный президент

0
10

«Министр Михаил Лесин в одночасье превращается из простого отраслевого чиновника в информационного диктатора страны», — так прокомментировала газета Сегодня поправки к закону о СМИ, внесенные в Госдуму депутатами из фракций «Единство», ЛДПР, ОВР и «Народный депутат».

Как считает газета, одной лишь передачи права на выдачу лицензий от региональных конкурсных комиссий в Минпечати и его филиалы на местах делают Михаила Лесина фактическим монополистом в области теле- и радиовещания.

Истинная позиция власти по отношению к СМИ, утверждает Сегодня, проявляется не только в прямом запрете однозначных призывов к изменению конституционного строя, как это было прежде, но и того, что можно оценить как «подстрекательство» к тому же самому. Последнее понятие при желании можно расширить почти до бесконечности. «Например, показ по ТВ не встающих при исполнении музыки Александрова депутатов СПС вполне подпадает под «неуважение гимна РФ», а это может означать проблемы с лицензией. Более того, под эту поправку, как считает газета, вообще можно подвести любой критический материал в прессе.

«Прокремлевские фракции хотят ограничить свободу прессы», — делает свой вывод Независимая газета. Наиболее негативно газета оценила предложение депутатов изменить ст.52 закона о СМИ, определяющую круг лиц, на который распространяется профессиональный статус журналиста. Предполагается, что те, кто работает не в штате редакции, а по договору, будут лишены права распространять информацию. «Это явный способ открытого давления на прессу, — подчеркивает НГ, — поскольку в Чечне, к примеру, работают в основном внештатные сотрудники изданий».

Не меньше проблем у СМИ появится, если будут приняты поправки к статьям 49 и 51. Речь идет о том, что журналист, с одной стороны, «обязан проверять достоверность сообщаемой им информации», а с другой — не имеет права «скрывать или фальсифицировать общественно значимые сведения, распространять слухи под видом достоверных сообщений, распространять информацию с целью опорочить гражданина» и т.д. Отсюда следует, что в случае, если журналист начинает расследование, касающееся деловой репутации чиновника или фирмы, оскорбленная сторона имеет право апеллировать к соответствующей статье закона. Фактически это означает, замечает газета, что никакие сведения не могут быть опубликованы до суда

Впрочем, пресса уверена, что у власти масса других возможностей поставить зарвавшиеся СМИ на место — помимо внесения поправок в закон о СМИ.

В пятницу вечером информационные агентства со ссылкой на Генпрокуратуру поместили информацию о заработках и кредитах журналистов «Медиа-Моста», а также, как выразилась газета Известия, «прикормленных холдингом союзников из других изданий». Прокуроры заявляют, впрочем, что журналисты никаких законов не нарушали — речь шла о кредитах на суммы от 76-ти до 164-х тысяч долларов. Совершенно очевидно, пишут Известия, что единственная цель утечки информации из прокуратуры — «дискредитация писак»: «Кричат о свободе слова, а вон какие деньжищи загребают». Реакцию желтой прессы и ее читателей на подобную информацию представить нетрудно. Качественные издания, по мнению Известий, также попадают в двусмысленную ситуацию — по крайней мере, для своих провинциальных читателей-интеллигентов «с их обостренным нравственным чувством и оскорбительно низкими доходами». Вступаться за людей с гонорарами в десятки тысяч долларов — значит автоматически «навлекать на себя подозрение в подкупленности крупным бизнесом, в размене идеала свободы на звон золотых монет». Таким образом, у власти появляется прекрасная возможность «дискредитировать пишущее сословие в целом, отМОСТить ему за все гадости, которые оно писало, пишет и будет писать».

Не улучшит эта история отношений и внутри журналистского цеха — во всяком случае, говорить о журналистской солидарности будет затруднительно. Независимая газета напомнила по этому поводу выступление на слушаниях в ПАСЕ секретаря Союза журналистов Всеволода Богданова, который жаловался, что российские СМИ зависят от власти в силу того, что 70 процентов журналистов получают зарплату, не превышающую 50 долларов в месяц.

«Мы считаем, что действительно существует специальная, продуманная, глубоко эшелонированная операция по ликвидации свободы средств массовой информации», — заявил Григорий Явлинский на первом чрезвычайном съезде правозащитников России (цитируется по публикации в Общей газете). С точки зрения лидера «Яблока», власть заинтересована в существовании послушной прессы в качестве оружия в борьбе со своими противниками. «Сегодня с оппонентами не спорят, — подчеркнул Явлинский. — Больше нет политической дискуссии. Сегодня, если всерьез займутся оппонентом, его «закажут» в прессе, на телевидении и, наконец, за три часа до «часа икс» снимут с выборов». Исполнительная власть сегодня, заявил лидер «Яблока», «вольна делать все, что ей заблагорассудится, она ни перед кем не отчитывается ни по одному вопросу».

Григорий Явлинский считает, что настало время для решительных действий — в частности, по его мнению, необходимо принятие закона о гражданском контроле за спецслужбами: «Мы настаиваем на необходимости введения такого контроля как можно быстрее».

Кроме того, Явлинский считает необходимым создание постоянно действующего Демократического совещания: «Мы хотим собрать все гражданские и демократические силы — без чинов и званий, без субординации — за один круглый стол». Лидер партии «Яблоко» объявил, таким образом, что он и его единомышленники «приступили к практическим действиям» по созданию оппозиции режиму.

«Поддержат ли граждане оппозицию «путинизму»?» — задается вопросом Лидия Графова в Литературной газете. По ее мнению, нынешний политический режим постепенно превращает Россию в полицейское государство, «и общество, если оно не хочет быть растоптанным, просто обязано сопротивляться натиску».

Впрочем, Графова признает, что надежда на успех призрачна: «За годы перестроечных мук гражданское общество в России так и не созрело. Общества нет, а население безмолвствует».

Нет сомнений например, в том, что на «широкие массы» вряд ли произведет впечатление угроза конституционного переворота, которую правозащитники увидели в подготовленном по заказу Кремля «тихо, чужими руками» проекте закона о Конституционном собрании. Именно этот законопроект и стал одной из непосредственных причин созыва чрезвычайного съезда. Правозащитники высказали свою тревогу по поводу того, что некое «собрание назначенцев» получит право «перекраивать Конституцию, как велит президент». Как бы то ни было, участники съезда считают себя оппозицией скорее конструктивной, чем непримиримой: «Если нам пойдут навстречу, было бы преступлением не сделать ответный шаг».

Между тем Общая газета приходит к выводу, что за год, прошедший с момента смены команды в Кремле, контуры нового политического курса обозначились вполне отчетливо: «В целом это — курс на восстановление традиционного для России контроля авторитарной, независимой от народа власти над обществом».

При этом не стоит забывать, что путь, на который вступила страна, уже дважды приводил ее к краху. «Все то, что сейчас стремится воссоздать Путин, в Российской истории и в СССР было с избытком». И вертикаль власти вряд ли будет такой же мощной, как при царях или генсеках. И президентским полпредам вряд ли удастся добиться того единообразия, которое существовало в империях-предшественнницах — от Средней Азии до Заполярья. «И контроля над СМИ такого не будет, не говоря уж о контроле над экономикой». Теперешняя Россия — относительно маломощная страна: «Третье движение по тому же пути совершается страной и народом, значительно уменьшившимися в размерах, уставшими и ослабевшими, надорвавшимися в предыдущих попытках. И ясно, что третий поход обречен на еще более скорый и сокрушительный провал». Тем не менее другого пути ни страна, ни власть не знают: «И в этом Путин действительно народный президент, символ России». Статья называется «Сизифов труд народа и президента».

«Дважды в двадцатом веке русские по собственной воле и инициативе разрушили до основания собственное государство, — пишет обозреватель Литературной газеты Александр Ципко. — И сделано это было не только по недомыслию, но и корысти ради». В 1917 году большинство населения поддержало большевиков «в надежде задарма получить лишний кусок земли». В 1991 году жители России «захотели суверенитета, обособления от других республик, и даже от украинцев и белорусов, чтобы не делиться с ними сибирской нефтью и газом». В результате тридцать миллионов русских в бывших союзных республиках стали гражданами второго сорта.

Это стало началом многих бед — в том числе, и войны на Северном Кавказе, народы которого не могли согласиться с тем, что им в отличие от казахов или эстонцев, не дано право создавать свое национальное государство.

К сожалению, пишет Александр Ципко, у русских полностью отсутствует потребность в анализе собственных исторических неудач и поражений: «Главным врагом России и русских остается беспамятство». А следовательно, трагический сценарий распада России может повториться.

Об уроках истории применительно к сегодняшней российской ситуации пишет Новая газета, по мнению которой нынешняя дискуссия о пути реформ между Германом Грефом и Андреем Илларионовым напоминает вплоть до деталей спор между «левыми» и правыми» большевиками в 20-е годы — то есть спор между Бухариным и Троцким.

Как и в двадцатые годы, оппоненты исходят из одной и той же идеологии — оба верят в частное предпринимательство, в свободный рынок и либеральные принципы. Разница, как и тогда, в темпах реформ. Греф — сторонник постепенных действий. Он считает, что пока ситуацию можно считать удовлетворительной, не стоит раскачивать лодку — нужно ценить политическую стабильность, достигнутую с таким трудом. Илларионов, напротив, убежден, что правительство упускает уникальный шанс для того, чтобы форсировать либеральные преобразования. Таким образом, сегодня Греф занимает место Бухарина, Илларионова можно считать «либеральной реинкарнацией Троцого», а нефтяной экспорт в экономике страны играет ту же роль, которую в двадцатые годы играл экспорт зерна. В двадцатые годы расплачиваться за структурную перестройку предстояло крестьянству. Сегодня в роли жертвы, как считает Новая газета, оказывается «масса городских наемных работников, не ждущих никаких прямых выгод от очередной волны либерализации».

Любопытно, однако, другое. Пока дела в 20-е годы шли более или менее благополучно, Бухарин одерживал верх над радикальным Троцким. Когда же разразился мировой экономический кризис, цены на зерно упали, валютные поступления прекратились, произошло совсем не то, чего ожидали радикалы. Сталин и поддерживавшая его центральная бюрократия реализовали собственную экономическую модель. Вместо обещанной ранее «рабочей демократии» была введена система жесткого административного контроля. В деревне были насильственно сформированы коллективные хозяйства. Промышленность, в основном оборонная, создавали форсированными темпами. А Бухарин и Троцкий стали жертвами репрессивной машины.

Сейчас, пишет газета, ситуация очень похожа: цены на нефть падают, мировой экономический кризис становится реальной перспективой. «Через год наша нефть и наш металл будут никому не нужны — по крайней мере, по нынешним ценам». Вопрос лишь в одном — кто в современной элите способен сыграть роль Сталина?

Парадоксальным образом Новая газета приходит к выводу, что ответ на этот вопрос вовсе не очевиден: Путин на Сталина не похож, «даже если ему самому хотелось бы думать обратное». Более того, сегодня у власти сегодня попросту нет эффективной бюрократической машины, на которую можно было бы опереться, а также и необходимых для ее создания средств. Несмотря на относительное экономическое благополучие, притока инвестиций в страну добиться так и не удалось. Хуже того, по данным известного аналитика Михаила Делягина, утечка капитала из страны в 2000-м году возросла в очередной раз на 30 процентов и составила 24,6 млрд долларов. Чем больше денег зарабатывают компании, тем больше они вывозят из страны — всегда есть страны, для капиталов более привлекательные, чем Россия. Вторая попытка «шоковой терапии» также невозможна, у народа просто нет средств — во всяком случае, нет излишков. Таким образом, для осуществления структурной перестройки взять деньги неоткуда — разве что у олигархов. Кремлевские бюрократы, пишет газета, может быть, и хотели бы отобрать собственность у враждебных им предпринимателей и передать другим, дружественным — однако это при всем желании нельзя назвать экономическими реформами. Экспроприировать же собственность при нынешней идеологии российской державности также невозможно — эта идеология, напротив, «требует как раз охранять «жирных котов», ибо они и есть наша держава».

Таким образом, приходит к выводу Новая газета, новое издание сталинизма нам не грозит. Но и либеральная реформа шансов на успех не имеет. Вероятнее же всего, помимо экономического, новый политический кризис. «Лишь политические силы, сформировавшиеся в результате этого кризиса, смогут предложить новую экономическую стратегию».

Между тем известный историк Рой Медведев утверждает в статье, опубликованной в газете Версты, что, после того, как двадцатый век Россия прожила «при тоталитаризме и авторитаризме», попытку построить государство по западному образцу иначе, чем утопией, назвать нельзя. Общество и все государственные структуры, будучи не готовы к подобным «загогулинам», большую часть перемен отвергли. «И ныне Путину ничего не остается, как выбрать в качестве социального ориентира государственный капитализм», — заявляет автор.

По его мнению, для России госкапитализм значительно лучше радикального коммунизма, «куда нас звали столько лет», и одновременно он гораздо более приемлем, чем «олигархический, бандитский капитализм последнего десятилетия». Более того, для России это единственно возможный выбор: «Думаю, что только через государственный капитализм мы способны в нынешних условиях «продраться» к реальной демократии».

Пока же все опасения по поводу режима Путина Рой Медведев считает беспочвенными. По его мнению, Путин никоим образом не ущемляет права среднего и мелкого производителя: «Государственный капитализм не позволяет капиталу нарушать национальные интересы… не допускает конкуренции в своей области, не более того». Что же касается свободы прессы, здесь также пока без перемен: НТВ «как вещало, так и вещает, в полном объеме и вполне антипутински». Что же касается действий против Гусинского, он виноват сам: Гусинский, как и Березовский, пытался диктовать высшей госвласти свои правила игры, «чего Путин со своим госкапитализмом потерпеть не может».

С точки зрения Роя Медведева, в стране существует регион, где госкапитализм строится еще с 1992-го года, «самый благополучный и процветающий, по праву способный быть для всей страны образцом. Это — Москва». Экономика Москвы, поясняет автор, организована как одна большая корпорация — например, ни о каких московских олигархах не может быть и речи. И это несмотря на то, что через Москву проходит 80 процентов финансовых потоков России. Москва, утверждает Медведев, все эти годы вела «тайную государственно-капиталистическую политику» — чтобы выжить. Юрий Лужков «доказал, что его путь и дела приносят реальный успех», и сегодня, как считает автор, дороги Путина и Лужкова «если не совпадают, то существенно сближаются». Статья в Верстах названа «Рецепт от загогулины».

Возможно, госкапитализм и в самом деле может стать выбором России и ее «народного президента». Во всяком случае, Московский комсомолец, рассуждая на тему о том, почему демократия в России перманентно не удается, приходит к незамысловатому выводу: общество в России устроено совершенно иначе, чем на Западе. И лучшее тому доказательство — результаты, которые дает в нашей стране такой многократно опробованный институт демократического общества как выборы: «Мы с удивительной точностью выбираем на государственные должности прохвостов, глупцов и алкоголиков».

Российское постсоциалистическое общество, в отличие от западного, пишет МК, — «общество с очень плотными социальными связями» — силу жестокой жизненной необходимости. Круг общения среднего россиянина огромен: «Хорошенько порывшись в своем кругу, всегда можно найти выход на любого чиновника, или врача, или еще кого-нибудь страшно полезного». Таким образом, россияне просто не нуждаются в разумной демократической организации общества — например, политические партии их просто не интересуют в силу того, что никак не влияют на повседневную жизнь.

Любимый лозунг россиянина: «Все равно от нас ничего не зависит!» В соответствии с ним народ либо не голосует вообще, либо голосует за первого попавшегося кандидата (вариант — за того, кто использует самые грубые и навязчивые методы агитации). Самые же сознательные избиратели активизируют свои «плотные» связи, советуются с друзьями и опираются на мнение тех, кому доверяют — но ни в коем случае не на программу той или иной партии.

В результате всего этого, подводит горестный итог МК, мы получаем комплекс причин, которые окончательно погубят страну. Во-первых, во власть приходят люди случайные — «разнообразные пройдохи, зашоренные военные и контрразведчики, безнадежно отставшие от жизни» и просто криминальные личности. Во вторых, с ними вместе появляются целые команды слабых, некомпетентных управленцев, «шагнувших из грязи в князи, дрожа от жажды наживы». И, наконец, роковую роль сыграет традиционное отсутствие гражданского контроля, в результате чего разговор о добросовестной работе можно считать беспредметным.

Таким образом, как считает МК, «уклад жизни и менталитет, сформировавшиеся под прессом коммунизма, не позволяют нам строить разумную и ясную политическую систему и гражданское общество. Мы летаем по кругу на своем уютном «ковре-самолете», делаем одни и те же ошибки, выбираем правителями случайных людей и, сложив руки, напрасно ожидаем от них милостей».

Эта российская неготовность к восприятию западных ценностей и западного взгляда на вещи признается как объективная реальность не только нашими, но и некоторыми западными аналитиками. И надо сказать, что у некоторых из них эта российская специфика вызывает сильное раздражение. Еженедельник Московские новости публикует статью знаменитого американского политолога Збигнева Бжезинского о сегодняшних российских перспективах.

Бжезинский считает, что Россия обязана приспособиться к новым геополитическим реалиям. Для этого ей придется пройти через переоценку своего места в мире. Пока же она все еще не сумела смириться с развалом Советского Союза и так и не определилась со своими внешнеполитическими амбициями, «периодически вставая в позу великой державы, несмотря на свою отсталость, заставляющую вспомнить о страха «третьего мира».

Особое неприятие вызывают у Бжезинского попытки России «будить антиамериканские сантименты в склонных к ним европейских столицах», а также ее совместные с Китаем «гневные инвективы» по поводу «американской гегемонии». Одновременно, возмущенно замечает автор, Россия «пытается ангажировать США на совместный поход против предполагаемой исламской угрозы югу России (во многом вызванной собственным безобразным поведением России в Афганистане и Чечне). При этом, подчеркивает Бжезинский, «та же самая Россия втихую просит о как можно более скорой личной встрече между избранным президентом Бушем и Путиным».

России, настаивает американский политик, следует оставить попытки противостояния расширению ЕС и НАТО, а также понять, что «автономия Европы в области обороны не является альтернативой нынешней оборонной взаимосвязанности Европы и США». Путину предстоит осознать, что «идущая утряска евроатлантической системы безопасности — это именно утряска, а не развод и не разрыв».

Единственное светлое будущее, которое есть у России, пишет Бжезинский, — в Европе, причем в Европе, «знающей, что ее глобальная роль предполагает органическую связь с Америкой. Только постепенное вовлечение в такую Европу позволит России стать современным, демократическим, процветающим членом растущего евроатлантического сообщества». В этом Бжезинский предлагает России брать пример с Германии и Турции, которые в прошлом веке успешно прошли через переоценку своего места в мире.

Комментируя там же, в Московских новостях статью Бжезинского, другой американский автор — Айра Страус, профессор Американского университета в Москве, как его рекомендуют его Московские новости, высказывает мнение, что эти советы бывшего помощника президента США по национальной безопасности дают ключ к пониманию «целого ряда неудач Запада в его отношениях с Россией начиная с 1989 года».

России, пишет Айра Страус, предлагают «приспособиться» к Европе и США путем одностороннего признания новых реалий. Фактически это означает, что вместо интеграции в западное сообщество от России требуют лишь адаптации к его правилам. «Несмотря на то, что Россия пошла на целый ряд очень болезненных «адаптаций» в 1989-1991 и последующих годах, ее, как цирковое животное, заставляют прыгать через все новые и новые горящие обручи, а вожделенная цель отодвигается все дальше и дальше».

В результате, пишет Страус, значительной «усушке» подверглось влияние российских демократов, считавших, что Россия может отказаться от империи ради дружбы с Западом, «поскольку Запад является союзником и через него можно лучше защитить свои интересы».

Сегодня же «русские вновь почувствовали, что Запад вредит им по всему периметру их границ, заменяя зоны их влияния зонами натовских учений», которые проводятся под «странным предлогами «укрепления независимости» бывших советских республик и «геополитического плюрализа». В результате аргументы коммунистов и националистов, обвинявших либералов в предательстве, получили новое подтверждение.

Как считает профессор Страус, совет, данный Бжезинским России — учиться у Германии — не просто бьет мимо цели, но и весьма опасен: «Запад сейчас относится к России по той же схеме, что и к Германии после Первой мировой войны». Требования выплатить все долги и контрибуции, умерить имперские амбиции и т.д., как считает автор, и были сутью того самого «адаптационного метода», что привел к рождению в Германии фашистского государства и в конечном итоге — к трагедии Второй мировой войны.

Впрочем, параллели между современной Россией и Веймарской республикой российские аналитики проводят уже не первый год. Нового здесь, видимо, только то, что сегодня вопрос «Зачем загонять Россию в угол?» (название статьи Айры Страуса) возникает и на Западе.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ