Конец "медового года" Владимира Путина с народом: что же будет с Родиной и с нами?

0
15

Первый год президента Путина (или, как выразилась газета Сегодня, «медовый год» нового президента со своими избирателями) — такая дата, естественно не могла остаться без внимания прессы.

При этом спектр ответов на вопрос «who is m-r Putin?» по-прежнему весьма разнообразен.

Обозреватель газеты Сегодня Леонид Радзиховский считает, впустую тратят время те, кто спорит, либерал Путин или же он склонен скорее к авторитаризму: дихотомия «демократическое — авторитарное» к нему попросту не относится. Ближе к истине определение «прагматик», хотя оно слишком общее. По мнению Радзиховского, Путин — «президент благополучных и аполитичных россиян среднего возраста». Причем важную часть этого нового среднего класса составляют «отставные офицеры КГБ, хорошо вписавшиеся в рынок». А потому, как считает обозреватель Сегодня, «есть справедливость в том, что именно «обуржуазившийся чекист» Путин возглавил капитализирующееся государство».

Планы путинских сторонников вполне очевидны: ставка делается на укрепление «номенклатурного капитализма с крепким кагэбэшным привкусом». Соответствует этим планам и идеологическое обеспечение: «национализм, державность, борьба со СМИ, наведение порядка — но всего по чуть-чуть, все смягчено маслом здравого смысла». В этом нет ничего неожиданного: ельцинские реформы не породили никакой другой организованной силы, кроме той, которая представлена сегодня сторонниками Путина.

Политика Путина в течение минувшего года дает основания для прямо противоположных оценок, пишет журнал Деловые люди. Одни видят в нынешнем главе государства президента-реформатора, последователя Ельцина и Гайдара, другие — «душителя свободы, наследника традиций русского империализма». Одни вспоминают прежде всего чекистское прошлое Путина, другие — его питерское происхождение, «западнические взгляды» и преклонение перед «идеальным реформатором» Петром Великим.

В действительности, как считает журнал, и сегодня, год спустя, мы все еще наблюдаем «только первые, часто взаимно противоречивые шаги обновленной власти». Большая часть года у Путина ушла на укрепление и настройку государственного механизма, который достался ему от Ельцина в плачевном состоянии. На решение главных задач времени оставалось немного. К тому же новый президент, как выходец из спецслужб, склонен действовать в высшей степени осторожно. По этим причинам путинская политика пока не приобрела законченного характера: в ней сочетаются новые идеи с заблуждениями прежнего времени. «Не исключено, — философски замечает журнал, что Путину вообще суждено войти в историю как слабому, переходному правителю, лишь «пересидевшему» три-четыре года между Ельциным и другим крупным политиком, который придет ему на смену».

«Потерян ли 2000 год для российских реформ?» — задаются вопросом Деловые люди. Ответ, к сожалению, неудовлетворителен: возросший после смены президента и парламента политический ресурс, а также уникально благоприятная экономическая обстановка были использованы властью по минимуму: «В лучшем случае мы будем вспоминать 2000 год как время разработки стратегии прорыва… В худшем — как год упущенных возможностей, топтания на месте, бессмысленного ожидания самопроизвольного экономического чуда». Статья напечатана под заголовком «Бегство от стратегии».

А журнал Итоги публикацию, посвященную экономическим результатам года итогам года озаглавил «Благополучный год без реформ». Путинскому правительству выпал счастливый билет: продолжался рост экономики, высокие мировые цены на нефть обеспечили дополнительные доходы. Условия для заявленных ранее реформ складывались самые благоприятные, однако воспользоваться ими власть так и не сумела. По подсчетам экономического советника президента Андрея Илларионова, благодаря высоким ценам на нефть, страна к середине года получила свыше $16 млрд, к концу года получит еще $30 млрд. Однако вместо того, чтобы использовать эту уникальную ситуацию для закрепления экономического роста, исполнительная и законодательная власти «с удовольствием стали делить дополнительные доходы». Эффект девальвации, подстегнувший рост экономики после кризиса 1998 года, заканчивается, предостерегает Андрей Илларионов. Еще 10-12 месяцев, и российские цены выйдут на уровень цен июля 1998 года. По мнению Илларионова, это означает прекращение экономического роста. Возможно ли продолжение либеральных реформ в такой ситуации — вопрос остается открытым.

Андрей Нечаев, президент Российской финансовой корпорации, экс-министр экономики, интервью с которым публикует Литературная газета, так же, как и Андрей Илларионов, считает, что рост на базе высоких цен на нефть и многократной девальвации рубля не может быть устойчивым. «Его надо подкреплять эффективной экономической политикой», а с этим пока не все в порядке. Как сопредседателя объединения «Круглый стол бизнеса России» и президента РФК, Нечаева крайне волнует проблема государственного влияния на экономику. Он усматривает значительные противоречия в политике властей: с одной стороны, подготовлен пакет законов по дерегулированию экономики, с другой — принято решение о создании госбанков, о введении новых госмонополий (например, на табак и табачные изделия). «Каковы все-таки истинные намерения власти?» — спрашивает Андрей Нечаев. Он, как и многие российские бизнесмены, поддерживает намерения президента по укреплению вертикали власти — «чтобы губернаторы не были удельными князьями и т.д.». Более того, Нечаев считает, что власть недостаточно озабочена проблемой проведения во всех регионах единой экономической политики, что совершенно необходимо. «Но усиление государства и в сфере политики, и в сфере экономики — это совсем не синоним прямого участия государства в хозяйственных процессах… Государство должно лишь создавать рамочные условия, правила игры и жестко контролировать их соблюдение», — утверждает Андрей Нечаев.

«Многочисленные заявления Владимира Путина не оставляли никаких сомнений, — пишет журнал Итоги, — времена, когда власть не просто придерживалась партнерских отношений с частным капиталом, но и допускала его представителей к принятию ключевых политических решений, закончились… Крупный бизнес должен быть лоялен. Или он не будет существовать вовсе». За известными словами президента о дубине, которую держит государство для устрашения олигархов, последовали решительные действия силовых структур: люди в масках навестили офисы разных фирм и корпораций — таким образом «власть преодолевала комплекс зависимости от крупного капитала». Предприниматели смысл акций устрашения поняли правильно, предложенные новым хозяином Кремля правила игры были немедленно приняты. Тем же, у кого появилось желание пофрондировать, был продемонстрирован комплекс жестких мер — специально для политических оппонентов. Как сказал однажды Каха Бендукидзе, гендиректор ОАО «Уралмашзавод»: «Все убеждены, что Гусинский не провалился как обычный бизнесмен, а допрыгался, как бизнесмен, не лояльный власти». Его вечный соперник Борис Березовский, как известно, отделался, что называется, легким испугом: «его лишь вынудили эмигрировать».

«Год пребывания Владимира Путина у власти показал, что на первый план выходит не реальное решение государственных проблем, а PR-деятельность», — пишет в газете Время MN Дмитрий Шушарин. Однако и в этой сфере достижения, по мнению автора, невелики: «Утомившая уже всех борьба с Гусинским, которого даже в Испании достали, является, в общем-то главным содержанием информационной политики государства».

Дмитрий Шушарин считает, что лучшим способом для государства выразить свою нелюбовь к тому или иному телеканалу было бы развитие информационной конкуренции. Вместо этого государство своими действиями фактически «укрепляет монополию НТВ».

По мнению автора, претензии Гусинского и Березовского на роль новоявленных «узников совести» — а именно в такое положение поставила их власть — просто смешны. История становления холдинга «Медиа-МОСТ», равно как и возникновения империи Березовского и впрямь, считает Дмитрий Шушарин, достойна внимания правоохранительных органов, однако теперь любые акции против медиа-магнатов будут рассматриваться как гонения на свободу слова. Поэтому на извечный вопрос «кому выгодно?», пишет Время MN, очень легко ответить: выгодно Владимиру Гусинскому и Борису Березовскому, «получившим шанс задержаться — теперь уже в новой роли — на политической авансцене, причем с помощью Запада, ранее к ним такого интереса не проявлявшего». А еще, конечно, «выгодно тем людям во власти, которые не имеют ясных представлений о дальнейшем развитии страны». В проигрыше же прежде всего общество, которое окончательно теряет надежду на диалог с государством. А также и телеканал, снижение уровня которого неизбежно, если журналисты продолжат заниматься «самообслуживанием».

«Чего добивается власть репрессиями? — спрашивает в интервью еженедельнику Московские новости глава «Импэксбанка» Олег Киселев. — Она хочет с их помощью доказать, что она — власть? Ну, как известно, никогда и никому этого не удавалось сделать. Это худший путь». Тогда ради чего это делается? «Ради мести персонально Гусинскому и Березовскому? Власть, опускающаяся до личностного уровня в такой стране, как Россия — это смешно». Разумнее было бы позволить Березовскому вернуться, считает Олег Киселев, и представлять в России политическую оппозицию.

В любом случае, по мнению главы «Импэксбанка», власти стоило бы изменить отношение к бизнесу: «На самом деле у нас предпринимателей не так много. Предпринимателей, которые выжили в эти десять лет, еще меньше». Эти люди получили свою собственность разными способами, но, как правило, законными — «на тот момент законными». Нужно ли выживать из страны, превращать в политиммигрантов людей, которые способны управлять собственностью? — задает вопрос собеседник Московских новостей.

Борис Березовский отнюдь не считает, что его игра в России окончательно сыграна, сообщает Комсомольская правда. Как выясняется, у него здесь не только солидные экономические интересы, но и обширные политические планы.

После того, как олигарху не удалось, по выражению Комсомолки, «затравить президента наемными телебультерьерами» по схеме, отработанной на лидерах движения «Отечество — Вся Россия», и к тому же не оправдались надежды олигарха на Запад (КП напоминает, что Запад не пожелал в свое время портить отношения с Россией из-за миллионов узников ГУЛАГа, оккупации Венгрии, Чехословакии, Афганистана, из-за академика Сахарова, наконец. «А тут Березовский. Смешно, право…»), у Березовского появилась новая идея.

Как известно, в последнее время в России в моду среди крупных предпринимателей вошло участие в губернаторских выборах, причем чаще всего — в дальних регионах с суровым климатом. «Удивляться тут нечему, — поясняет Комсомолка. — Сказочно богатые ресурсами сибирские и северные регионы для олигархов — одно богатое «месторождение», которое надлежит «вычерпать» в кратчайшие сроки, а заработанные трудами праведными деньги перевести в какие-нибудь более теплые края». С этой точки зрения Иркутская область, на губернаторство в которой, по слухам, претендует Березовский, — лакомый кусок. (Здесь расположен Братский алюминиевый завод, Братская и Иркутская ГЭС, Ангарская нефтехимическая кампания, крупные химические предприятия, разведаны перспективные месторождения золота). В отдаленных регионах, в отличие от Центра, где власть «навела относительный порядок», многие финансово-правовые конфликты до конца не урегулированы, власть и собственность окончательно не поделены. Все это предоставляет умелому человеку массу возможностей.

Кроме того, должность губернатора дает олигарху необходимую защищенность: ведь даже по новому законодательству отстранение главы региона от должности — процедура, реализовать которую чрезвычайно трудно. Березовский, таким образом, может претендовать на роль лидера «олигархическо- губернаторской фронды». А это далеко не виртуальная «новая оппозиция», сконструированная Глебом Павловским в Интернете: «Здесь вещи посерьезнее». «Представить только, — рассуждает впечатлительная Комсомолка, — просыпаются иркутяне в одно прекрасное утро, а губернатор у них — Березовский… Прямо-таки антиутопия какая-то…»

Эпоха политической стабильности — всего лишь пауза между двумя кризисами, — напоминает Общая газета. В том, что Россию ожидает новый кризис — «кризис перехода от системы безальтернативных выборов верховной власти к системе выборов альтернативных и реальных» — сомнений нет. Нет никаких оснований рассчитывать на то, что Россия, в отличие от большинства стран мира, вечно будет голосовать по указке начальства — если не предполагать, конечно, генетическую ущербность русских, их принципиальную неспособность управлять собой. Следовательно, перемены в политической системе неизбежны, вопрос лишь в сроках: «общество должно подготовиться, накопить недовольство, более того, должно, очевидно, пройти и через ощущение безнадежности, невозможности что-либо изменить».

Следует иметь в виду, что переход к свободному выбору верховной власти для граждан России — шаг достаточно сложный. «Для нас это и новее, и труднее, чем перемена веры. Ведь это — не смена идеологии, формы, а смена психологии, содержания, не переход от одного хозяина к другому, а начало жизни без хозяина вообще». Понятно, что это будет кризис по масштабу не меньший, чем перестройка.

Варианты развития событий довольно разнообразны, единственное, в чем уверена газета: это не может быть «революция сверху» поскольку власть в таком повороте дел никоим образом не заинтересована. Самым легким можно считать вариант раскола партии власти: «даже если при этом два кандидата от правящей элиты будут различаться лишь маргинальными признаками, все равно это — переход к принципиально новой организации политической жизни». Менее вероятна победа кандидата от оппозиционной партии: ни коммунисты, не левые не способны победить поодиночке, равно как и не в состоянии объединиться в некую коалицию, выдвигающую на выборах общего кандидата. Нельзя совершенно исключить вариант появления некоего «бунтаря-харизматика» типа Лебедя в 1996 году — хотя сейчас такой политический расклад трудно себе представить.

В то же время все более вероятным, по мнению Общей газеты становится вариант радикальный: «если политическая система все равно должна смениться, а сменить ее в рамках данного государства не получается, может измениться уже не система, а само государство». Речь идет о пресловутом «распаде России». Конфедеративные тенденции, как считает газета, в последнее время усиливаются, а естественные, «горизонтальные» связи между регионами достаточно слабы, особенно в течение последнего года, когда власть вознамерилась окончательно заменить их федеральной властной вертикалью. Эффект от этих усилий может прямо противоположен задуманному: при такой централизации власти недовольство низов будет направлять центру, который и сам не умеет наладить нормальную жизнь, и другим не дает. «Поэтому вполне возможно, что Путин на деле начал воплощать в жизнь фантастический, казалось бы, прогноз Бжезинского о расщеплении России на несколько республик». В этом случае вопрос о демократических выборах государственной власти решается простейшим образом: нет государства — нет проблемы.

Хотя все эти варианты, подводит итог Общая газета, кажутся малореальными, а нынешняя государственная система практически неуязвимой, ее нынешняя зрелость — залог того, что со временем она исчерпает свои возможности, и «для ее падения нужен будет минимальный толчок».

«Будущие историки в поисках начала заката Путина упрутся в александровский гимн», — утверждает Литературная газета. Попытка заменить ранее обещанное благоденствие на воспоминания об относительно спокойной жизни в прежние времена, как считает Литературка, означает практическую капитуляцию нынешней власти перед существующими проблемами. «Время неумолимо идет, работая против президента. Ни боевых успехов, ни успехов в экономике, ни на международном поприще… Его маршруты все более уподобляются громыкинским и неотвратимо ведут к изоляции России. К российскому чучхе». А пока «шумиха вокруг гимна сменилась шумом вокруг елки едва не со Спасскую башню… Празднества на несколько дней: каток на Красной площади, пирожки и фейерверки, концерты и пляски, гулянья и салют». Все это — под музыку гимна «сперва партии большевиков, потом — Советского Союза и, наконец, многострадальной России». Между тем российское общество, по мнению ЛГ, не настолько продвинулось вперед, чтобы абсолютно исключить обратное движение, и Путин увеличивает эту опасность: «После его неожиданного появления на политической небосводе Россия все чаще вспоминает Сталина. С чего бы это?»

«Ну не может нынешняя власть вернуть нынешний уровень жизни», — пишет Новая газета. Ведь для этого многим сильным мира сего пришлось бы «экспроприировать самих себя», самих себя сажать на скамью подсудимых. Однако чтобы успокоить народ, нужны хоть какие-то иллюзии. «Вот для тех, у кого нет денег на еду, и будут играть музыку Александрова. Два раза в сутки как минимум». Сегодня обещать что-либо гражданам бесполезно: словам никто больше не верит. «Остается петь песни». К расстройству властей, население, привыкшее за последние годы к разнообразным шоу, реагирует на все крайне вяло. «Власть и так старается, и эдак, а результата не видно». Спектакль за спектаклем: про шпиона Поупа, история с гимном, преследования олигархов… Все впустую: «Народ безмолвствует». И бедная власть «разрывается между желанием начать новый виток неолиберальных реформ по плану Грефа и стремлением оставить все как есть, благо, кремлевских жителей нынешнее положение России тоже вполне устраивает».

Независимая газета сообщает, что, по данным опроса, проведенного фондом «Общественное мнение», гимн на музыку Александрова — самая запомнившаяся акция президента. Гимн поддержало 77 процентов российских граждан. Против было лишь 12 процентов.

Тем не менее, пишет известный политолог Андраник Мигранян, либеральные политики и представители либеральной интеллигенции устами Анатолия Чубайса призвали президента не следовать слепо за настроениями своих избирателей, а напротив, активно влиять на них. Таким образом, в очередной раз был воспроизведен традиционный для России конфликт «косного большинства» с «просвещенным меньшинством», желающим «железной рукой загнать человечество к счастью».

По мнению Миграняна, принятие александровского варианта гимна ознаменовало собой политическое поражение «поднявшейся на волне перестройки и реформ либеральной интеллигенции». Эта часть общества, отнюдь не бедствовавшая и при советской власти, пишет НГ, в последние годы, претендуя на некое особе место в российской идеологии и политике, постоянно выступает с позиций, «последовательно враждебных российской государственности». События же последнего времени, с точки зрения автора, свидетельствуют об «исчерпанности роли этого слоя в политической и идейной жизни России».

Беда лишь в том, что в стране нет среднего слоя в западном понимании — между либеральной интеллигенцией и «охранительной бюрократией». И потому главный вопрос, который сейчас стоит, по мнению Андраника Миграняна, заключается в следующем: удастся ли справиться с радикальными настроениями интеллигенции, не восстановив при этом тоталитарность государства в худших ее проявлениях? «Удастся ли за сравнительно короткий промежуток времени, пока бюрократия окончательно не «забронзовеет» и не захватит все общественные проявления под общественный контроль, создать полноценное гражданское общество?» Именно в этом заключается, считает автор, главный конфликт нынешнего времени. Есть опасность, что привычное и трагическое противостояние российской интеллигенции с властью «подорвет возможности безболезненного развития гражданского общества и, как следствие, цивилизованного государства и ответственной бюрократии». Статья опубликована под заголовком «Звезда и смерть российской интеллигенции».

Комсомольская правда занялась исследованием возможности установления диктатуры в России. Как считает газета, главная задача президента Путина в текущем году выглядела таким образом: «путем восстановления нормального функционирования государства ликвидировать факторы, способствующие созданию ситуации, когда диктатура станет неизбежной». Главной предпосылкой установления диктатуры, по мнению Комсомолки, следует считать раздробленность страны. Центробежные устремления глав регионов, многие из которых имели даже собственные Конституции, противоречащие основному закону РФ, постепенно поставили страну перед выбором: распад или диктатура как единственное средство его предотвращения. Впрочем, эту опасность, с точки зрения КП, Путину удалось предотвратить с помощью реформы властной вертикали.

Второй угрожающий фактор — ситуация в экономике. В частности, газета считает, что проблема внешних долгов России непосредственно связана с передачей в частные руки сырьевых месторождений, «кормивших много лет почти триста миллионов советских граждан», и потому уверенно предсказывает неизбежную национализацию нефтяных и газовых месторождений «Если возврат указанных ресурсов не будет осуществлен при президенте Путине, то они произойдет при том, кто придет ему на смену». Третьим важным фактором газета считает кадровую проблему: «ельцинская система расстановки кадров с самого начала исключала возможность какого-либо позитивного процесса в экономике». Менталитет российских чиновников «ориентирован на полную безнаказанность», и задача нынешней власти — переориентировать его на обеспечение государственных интересов.

Газета надеется, что президенту Путину удастся решить все эти проблемы. Иначе население может прийти к простому выводу: Либо тепло и зарплата в домах, либо демократия». А моральная готовность народа поддержать диктатуру много значит. Ведь как отметила та же Комсомолка, диктатуру нельзя рассматривать как явление сугубо отрицательное, приносящее населению одни лишь страдания: «Мы имели возможность убедиться, что от демократии народ страдает как минимум не менее, чем от диктатуры». Как говорится, это уже кое-что. Более того, КП считает, что «в ряде случаев» диктатура может быть не «фактором, стабилизирующим политическую ситуацию в стране, но и исходной точкой экономического развития».

Очевидно, что традиционная российская идея «сильной руки» способна найти живой отклик у части общества, окончательно расставшейся с демократическими мечтаниями. Захватывающие перспективы открываются перед «дорогими россиянами» в наступающем году!

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ