Президент и правительство, президент и бизнес: "Равнение на Кремль!"

0
17

«Я разгоню ваше правительство» — эта фраза, произнесенная Владимиром Путиным в Новосибирске по столь далекому от политики поводу, как кража двух конденсаторов в Институте ядерной физики, вызвала поток мнений, комментариев и прогнозов на всех каналах Центрального телевидения. Правда, вскоре выяснилось, что президент, как сообщила газета Известия, что «президент ничего такого не говорил, во всяком случае, никто этого не слышал». А единственным источником информации в данном случае оказались сотрудники упомянутого института, работа которого из-за пропавших конденсаторов была на полгода парализована. Но, видимо, президентская «шуточка» попала на подготовленную почву.

«Московская тусовка заждалась политических событий», — пишут Известия. Привыкнув во времена Ельцина к смене кабинета министров каждые полгода, общественность ожидает, что новый президент будет следовать сложившейся традиции: «У Касьянова полгода миновало, следовательно, пора и честь знать».

За этими нетерпеливыми ожиданиями, как считает газета, стоит настоятельная потребность в «политическом комментарии как жанре». С темами же для него в современной российской жизни негусто: «олигархическая тема мелка и сиюминутна». Предвыборные баталии в регионах общего интереса чаще всего не вызывают. Поэтому так кстати оказалась тема отставки правительства: «до чего захватывающе будет снова раскладывать политические «внутрисемейные» пасьянсы, строить предположения на тему, кто с кем и против кого дружит и, главное, кто станет следующим».

Помимо этого, Известия связывают разговоры о смене правительства с «едва ли не основным внутриполитическим конфликтом в стране» — со спорами о роли и месте Госсовета в системе органов власти.

«Как ни странно, — отмечает газета, — но многие полпреды говорят, что с губернаторами, пусть и фрондирующими, они как-то сразу умудряются найти общий язык, чего не скажешь о правительстве, которое не сильно радуется попыткам представителей президента покуситься на его «поляну». Тем самым вводится еще один аргумент в пользу снятия правительства, которое своими амбициями мешает «государственным людям».

По мнению Виталия Портникова (газета Ведомости), реакция политического истеблишмента на путинскую реплику относительно «разгона правительства» была столь резкой потому, что все понимают: «Президент не оговорился, а проговорился».

Путин, считает Портников, очень хочет разогнать это правительство, но пока не нашел, за что: «Вот и радуется любой мелочи, чтобы напомнить кабинету о его дальнейшей судьбе».

Президент, считает Виталий Портников, трудно укорять за его нетерпение. Стоит вспомнить, что создавалось это правительство еще при Степашине, который даже не был допущен к его формированию: «Да, это то самое правительство. Я не вдаюсь в обсуждение вопроса, плохое оно или хорошее… Это не правительство Владимира Путина. Именно поэтому президент всегда будет относиться к нему с опаской, ожидая только момента, когда он сможет сформировать собственный кабинет».

Вполне естественное желание. Беда лишь в том, что, судя по циркулирующим в последнее время слухам, новым главой кабинета, скорее всего, станет нынешний секретарь Совета безопасности, выходец из спецслужб Сергей Иванов.

Это позволяет сделать вывод, пишет Портников, что президент относится к формированию правительства как к политической, а не как к экономической задаче: «А зря. Потому что «политическое» правительство генерала Иванова могло бы успешно руководить Россией сегодня, пока высоки и цены на нефть, и рейтинг президента». Когда же и то, и другое начнет снижаться, Путину понадобятся прежде всего экономисты.

Тем не менее, похоже, что все будет делаться вопреки очевидности, и выводить Россию из полосы «экономических трудностей и политических разочарований» предстоит «политическому правительству, которому Путин будет доверять куда больше, чем нынешнему».

Косвенным доказательством того, что Сергей Иванов готовится занять пост премьера, газета Сегодня считает недавнее приглашение вице-премьера Алексея Кудрина в питерскую прокуратуру для дачи свидетельских показаний по уголовному делу, связанному со злоупотреблениями в администрации Санкт-Петербурга времен Анатолия Собчака.

Газета отмечает, что приглашение на допрос было сделано в нарочито небрежной форме: в виде факса, отправленного в приемную Минфина, «где Алексей Кудрин почти не появляется». К тому же на факсе стояла дата 17 ноября — день, когда, Кудрин находился с Владимиром Путиным в Новосибирске (что было, конечно же, известно заранее).

«Складывается впечатление, — пишет Сегодня, — что это было не столько приглашение на допрос, сколько «черная метка» — своего рода предупредительный выстрел в воздух». И произвел его, считает газета, не кто иной как глава Совбеза Сергей Иванов, который был недавно в очередной раз «обнадежен президентом относительно кресла премьера. (Иванов удобен «питерскому» окружению президента по целому ряду причин, поясняет Сегодня: «К примеру, из администрации президента уже не придется увольнять Александра Волошина, который раздражает кремлевский «чекистов» своим влиянием на премьера… Если сейчас Волошин звонит Касьянову и говорит «надо», то, позвонив премьеру Иванову, он будет говорить «сделайте одолжение»).

Что же касается Кудрина, то, во-первых, «питерцы» Иванов и Кудрин представляют собой разные группировки. А во вторых — у президента с Кудриным, по данным Сегодня, более доверительные отношения, чем с Ивановым. «Это не очень мешает главе Совета безопасности, но не может устроить главу правительства». Статья озаглавлена «Питерские против питерских».

Татьяна Кошкарева и Рустам Нарзикулов в Независимой газете дают свою версию причин, по которым замену Касьянова на Иванова на посту премьера можно считать неизбежной.

«Нефтяной банкет», позволявший российским властям жить без особых забот, не копошась «в экономической грязи», то есть не занимаясь структурными реформами экономики, подходит к концу. Руководство ОПЕК уже заявляло о грядущем резком падении цен на нефть. Это означает, что Россия по пессимистическому сценарию может недополучить в 2001 году порядка 7-ми млрд долларов в бюджет. Помимо этого избыток нефтедолларов в стране привел к тому, что эксперты МВФ решили отказать России в кредитах в будущем году. Как пишет Независимая газета, представители фонда «не без ехидства заметили, что дела в экономике России настолько блестящи, что она должна платить по счетам».

Такая позиция МВФ автоматически влечет за собой отказ Парижского клуба кредиторов реструктурировать российский внешний долг — что означает еще 5 млрд долларов долговых потерь. Итого — российская казна недосчитается в будущем году 12-ти млрд долларов. Между тем эти средства уже заложены в проект бюджета.

Самое же печальное в действиях властей — полное отсутствие внятной экономической политики. «Экономика России, — пишут Кошкарева и Нарзикулов, — контролируется исключительно внешними факторами: ценами на нефть и другое сырье, фондовыми индексами в США и по всему миру и вообще чем угодно, только не родным правительством».

Это тем более печально, что и в мировой экономике объявлено «штормовое предупреждение». Западная пресса выдает весьма мрачные прогнозы относительно перспектив экономического роста в развитых странах: уверенно предрекается «глобальный экономический спад», который для российской полуживой экономики, несомненно, представляет серьезную угрозу.

Понятно, что от власти в такой ситуации требуются немедленные и решительные действия. Встает вопрос: что нужно менять?

Ответ очевиден: «Менять, конечно, в первую очередь нужно правительство, пассивность которого сравнима только с восточной созерцательностью кабинета Примакова».

Проблемы замены Касьянова не существует. Если повнимательнее присмотреться к политическим и экономическим тенденциям последних месяцев, становится ясно, что либеральным экономистам, планы которых с таким азартом обсуждаются в прессе, в новом кабинете ничего не светит: «Все мало-мальски значимые события в экономической жизни страны сводятся к наступлению государства на ключевые позиции в экономике».

Власть взяла под свой контроль все крупные экспортные отрасли — нефтегазовую, металлургическую, оборонную — причем без передела собственности. От президентов крупнейших корпораций были, как пишет НГ, всего лишь получены «гарантии полной политической лояльности» — что означает беспрекословное выполнение требований власти. Можно сказать, что «бывшие олигархи де-факто превратились в назначенцев федеральной власти, формально оставаясь при этом собственниками своих компаний», — формулирует Независимая газета суть изменений в крупном бизнесе.

При желании эти действия властей можно рассматривать как подготовку к надвигающемуся кризису. Зачем же тогда менять Касьянова? Все дело в том, разъясняет НГ, что «сменой экономических вывесок и ориентиров занимается вовсе не он, а президентская администрация». Этим все сказано.

Преемник же Касьянова на премьерском посту, по мнению Татьяны Кошкаревой и Рустама Нарзикулова, должен быть «в первую очередь государственником и искусным контролером и только во вторую — экономистом». Понятно, что кандидатура Сергея Иванова отвечает этим требованиям как нельзя лучше.

Любопытную оценку взаимоотношениям власти и представителей крупного бизнеса дает еженедельник Век. Российские бизнесмены, пишет Век, в большинстве своем не поддержали заявление Бориса Березовского о том, что «если Путин будет продолжать свою губительную для страны политику, его режим не просуществует до конца первого конституционного срока» (цитируется по газете Коммерсантъ).

Российский бизнес, как считает Век, отреагировал на новый курс Путина «практично, без экзальтации и по-своему умно». Главное — сделан верный вывод: «за прошедшие полгода страна фактически перешла в новый режим развития».

По меньшей мере одну «порочную черту последнего правления» Путин безусловно сумел искоренить: «финансовые тузы отныне больше не «открывают ногой» двери в кремлевские кабинеты. Время прямого теневого лоббирования интересов олигархов в Кремле явно кончается».

А потому, чтобы не выпасть из игры подобно старой «ельцинской гвардии», «флагманы бизнеса», как рекомендует их Век, «поняли ситуацию правильно и взялись за реорганизацию Союза промышленников и предпринимателей».

С точки зрения еженедельника, именно это событие следует считать знаковым изменением в политической жизни страны: «бизнес не поддержал березовско-гусинскую фронду и не пошел в оппозицию к власти. Напротив, он принял условия игры Кремля и стал строить принципиально новый для России механизм отстаивания своего интереса перед правительством и президентом при помощи легального, правового и хотя бы относительно прозрачного механизма».

Достаточно далеко от этих радужных оценок взаимоотношений власти и крупного бизнеса оказалось другое еженедельное издание — Финансовая Россия.

Факт вступления таких влиятельных фигур, как Анатолий Чубайс, Александр Мамут, Михаил Ходорковский, Владимир Потанин, Михаил Фридман и других в Российский союз промышленников и предпринимателей Финансовая Россия объясняет тем, что «теперь на дворе новые времена, а новая метла, как известно, чисто метет». Бизнесмены вполне допускают, что принцип «равноудаленности», давно декларируемый властью, легко может обернуться «удалением в места не столь отдаленные».

Газета приводит мнение вице-президента РСПП Игоря Лисиненко о положении, в котором оказались российские предприниматели: «Не так давно их бизнес развивался благодаря связям во властных структурах, сейчас же все оказались в одной лодке, и грести, соответственно, придется в одном направлении».

Поэтому российские магнаты, по мнению Финансовой России, решили «раствориться в толпе, вступив в многочисленные ряды среднего и мелкого бизнеса».

Может быть, РСПП — не стопроцентно надежное убежище, однако «ему нельзя отказать в представительности», к тому же это едва ли не единственное бизнес-объединение, не ассоциирующееся — благодаря усилиям его главы Аркадия Вольского — ни с какими громкими скандалами.

По мнению экспертов, «олигархи просто пытаются приобрести незапятнанный бренд»: РСПП представляет Россию в Международной организации труда и Международной организации работодателей, а сам Вольский — член всех государственных советов и комиссий по поддержке бизнеса. Поэтому теперь, «если обидят члена бюро правления РСПП, можно будет говорить не о том, что власть убивает ею же созданных нуворишей, а о том, что она подняла руку на саму свободу предпринимательства».

Московские новости окрестили новый состав РСПП «профсоюзом капиталистов». Трудно допустить, считает еженедельник, что крупный бизнес всерьез решил создать дополнительный орган для решения своих проблем: «У любого из представленных теперь в бюро РСПП «олигархов» есть столь отлаженные рычаги влияния на парламент, правительство и Кремль, что помощники могут только помешать». Ни налоговая, ни таможенная ситуация в стране не изменились, и потому никаких причин начинать новый диалог с властями у бизнеса нет.

Скорее, по мнению Московских новостей, это власть решила продемонстрировать народу, что «бизнес вошел с нею в честные, равноправные отношения». Несмотря на то, что Владимир Путин с самого начала провозгласил всеобщую «равноудаленность», общаться с бизнесменами все же как-то нужно. Потому и придумана эта «теоретически безупречная схема». (В точности по такой же схеме, напоминает еженедельник, в регионах происходят встречи бизнес-элиты с президентскими полпредами).

Удивительно, с точки зрения Московских новостей, другое: «Почему сверхосторожный Путин не почувствовал потенциальную угрозу, исходящую от нового состава РСПП?»

Сегодня бизнес заискивает перед властью, и это расслабляет. Однако при малейшем непопулярном среди олигархов шаге ситуация может измениться. Магнаты уже доказали свою способность действовать сплоченно: письмо в поддержку Гусинского подписали все, включая его тайных и явных недоброжелателей. Теперь же, когда усилиями самой власти олигархи сконцентрированы в одном бюро, задача организации сопротивления сильно упрощается.

«Уже сейчас, — пишут Московские новости, — бюро РСПП похоже на ополчение Минина-Пожарского. Так что не стоит больше власти дразнить олигархов заявлениями, что они уже не хозяева в стране».

Редактор отдела экономической политики журнала Коммерсант-власть Николай Вардуль считает, что борьба президента с олигархами — «самое драматичное событие прошедшего полугодия».

Вместе с тем это вовсе не означает, с точки зрения Вардуля, что время олигархов кончилось: «Просто нужны другие олигархи». И они уже есть, причем в реальном секторе — в цветной и черной металлургии, а также в нефтяной отрасли, где традиционно велика роль государства. (Вардуль подчеркивают, что если в нефтяном бизнесе появляются новые крупные фигуры, они имеют непосредственное отношение к госкомпаниям).

Однако, как считает редактор отдела экономической политики, есть сфера, где государство откровенно «пестует» олигархов, и ряды их будут пополняться по прямому указанию Владимира Путина. «Это поле чудес называется банковский сектор. Именно отсюда новая, полностью подотчетная Путину бизнес-элита отправится в поход против засидевшейся старой».

Формирование новой элиты началось с внесения поправок в Закон о ЦБ, в которых Центробанк назван государственным учреждением. Казалось бы, замечает Николай Вардуль, самоочевидная вещь — наведение порядка; «на самом же деле — фактическое подчинение Центробанка исполнительной власти».

Помимо этого, правительство уже заявляло о своих планах сконцентрировать госсредства в трех-четырех крупных госбанках,»которые в этом случае автоматически превращаются в монополистов». Что фактически означает подчинение всей банковской системы правительству.

«Это еще не социализм, — пишет Вардуль, — но уж, во всяком случае, не либеральная экономика».

Руководителям этих госбанков и предстоит стать «олигархами путинского призыва». По слухам, в их число — например, в качестве руководителя Сбербанка — может войти сам Александр Волошин, «прекрасно понимающий, что его смена в Кремле заканчивается». Очевидно, что новые олигархи будут полностью отвечающими сегодняшним требованиям — «полностью подотчетными, выполняющими указания президента и правительства и к тому же легко сменяемыми». Как подчеркивает Николай Вардуль, они станут «прямым экономическим аналогом полпредов».

Таким образом, нельзя сказать, что в экономике все остается по-прежнему: здесь преобразования идут синхронно с выстраиванием властной вертикали в административной системе.

Процесс становления отношений бизнеса и власти можно считать многосторонним: в федеральных округах появляются свои оригинальные проекты. И, как это часто бывает, их авторы оказываются большими роялистами, чем сам король.

Как сообщает журнал Итоги, представитель президента в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко готов предложить президентской администрации собственный вариант стратегии на ближайшие годы.

В отличие от других полпредов, сосредоточившихся, по определению Итогов, на выполнении «обязательной программы», назначенной Центром, (имеется в виду приведение местного законодательства в соответствие с федеральным), Кириенко нашел время и для разработки программы «произвольной». По его мнению, «полномочный представитель президента — это одновременно и центр антикризисного управления, и проект новой модели управления».

В Приволжском округе был открыт филиал Центра стратегических разработок. Главная идея Кириенко, которую он намерен предложить президенту — слом прежней системы управления в субъектах федерации (системы, обладающей, по определению Итогов, «одновременно и обкомовскими и феодальными родовыми признаками»). А затем (почти по «Интернационалу») — создание нового, единого экономического пространства и формирование привлекательного инвестиционного климата. Причем действовать предполагается не только путем пересмотра федерального законодательства, но и путем создания «нормальных условий для работы предпринимателей на местах».

Идея эта, впрочем, еще весной обсуждалась экспертами Центра Грефа. Главный ее смысл — в разрушении сложившейся в последние годы «экономики для своих», которую отличают альянс местной власти с крупным региональным бизнесом, создание административных барьеров на пути возможных конкурентов и, как следствие, привычка жить за счет трансфертов.

Как заметил Итогам один из сотрудников кириенковского аппарата, «местные начальники настолько привыкли жить на дотациях сверху, что даже отучились добывать деньги со своих территорий».

Именно эту традицию, по которой благополучие местной власти зависело от Центра, а благополучие регионального бизнеса — от расположения местной власти Кириенко хочет заменить на новую модель взаимоотношений, основанную на конкуренции властей, стремящихся привлечь инвесторов в свой регион. Такая модель решит, помимо прочего, и проблему противостояния с Центром: инвесторы просто не пойдут в политически нестабильные субъекты федерации.

Кириенко надеется, что его идеи могут быть востребованы в ближайшее время: есть информация, что в Кремле специальная группа президентских советников уже приступила к подготовке ежегодного президентского послания, с которым Владимир Путин в феврале должен выступить перед верхней палатой парламента. Причем, как сообщил журналу источник в президентской администрации, центральная идея у составителей послания пока отсутствует: «Они придумать ничего нового не могут и тасуют старые карты, пытаясь угадать, чего хочет президент… Подход же Путина можно описать формулой: «Хватит угадывать. Занимайте позицию!» А они боятся — позиция же может и не понравиться начальнику».

В такой ситуации, как предполагает амбициозный приволжский полпред, его предложения могут иметь шанс на успех. А дальше… Как считают Итоги, нынешний пост для Сергея Кириенко — не предел мечтаний, а лишь одна из ступеней для достижения настоящей цели — «в более или менее отдаленной перспективе» — поста главы российского государства.

Летом в Москве ходили слухи о возможной замене Касьянова на Кириенко. Сейчас они затихли, и Сергей Владиленович утверждает, что в столицу пока не торопится: «Я хотел бы поработать в этой должности минимум года два-три… Мне все, что происходит и чем я занимаюсь, действительно очень интересно. Работы еще много, и времени у меня достаточно». Кириенко уверен, что будет востребован: как пишут Итоги, он амбициозен, решителен, удачлив, а кроме того, оказавшись перед выбором — чистота идеи или власть, он всегда выбирает власть. В этом смысле он тоже — персона «путинского призыва».

Журнал Профиль считает, что поворот от либерального разгильдяйства ельцинских времен к путинскому военизированному державничеству предопределен многим, в том числе и внешнеполитической ситуацией. В частности — исходом затянувшихся президентских выборов в США.

Большинство экспертов сходятся на том, что в конечном итоге победа все же достанется кандидату от республиканцев. Что будет означать, помимо прочего, немедленное начало строительства национальной системы ПРО, то есть окончательный выход США из договора 1972 года. Что, между прочим, для российского МИДа, пишет Профиль, равносильно катастрофе.

Однако, продолжает журнал, следует иметь в виду, что все внутрироссийские минусы прихода Буша к власти перевешиваются неким «огромным стратегическим плюсом для российских консерваторов — спецслужбистов-державников, сторонников «цивилизованного изоляционизма», идущих во власть вслед за президентом Путиным».

Вне всякого сомнения, с приходом к власти Буша США сократят все виды помощи России. Более жесткой будет политика в отношении российских долгов. Короче говоря, политика США по отношению к нашей стране «должна развеять последние сомнения насчет того, как на самом деле выглядит современный баланс сил в мире» (особенно после начала создания ПРО и отказа от переговоров по СНВ).

В результате, предполагает Профиль, державная риторика нынешней администрации вполне может смениться реальной политикой — «почти открытым антиамериканизмом в дипломатии и увеличением расходов на оборону». Что будет означать свертывание либеральных программ и разгон нынешнего кабинета министров, построенного на фигурах типа Анатолия Чубайса, Германа Грефа и Михаила Касьянова.

Их неизбежно сменят «доморощенные «республиканцы» из близких Путину команд Евгения Примакова и секретаря Совбеза Сергея Иванова. Это (а также предстоящая чистка в президентской администрации), пишет журнал, будет означать «постепенное изживание постельцинского властного расклада — и только тогда станет окончательно понятно, что собой представляет и чего на самом деле хочет сам Владимир Путин».

Впрочем, как заметила в Общей газете Лилия Шевцова, и сейчас уже становится ясно, что происходит в стране и чем все это кончится.

«Даже жаль, что, кажется, мы потеряли Березовского — ему было уже нечего терять и он стал говорить правду… А остальные эту правду будут теперь обсуждать на кухнях».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ