Региональные выборы и модернизация страны: действия власти и ожидания народа

0
12

Урок губернаторам — так оценила пресса сюжет с губернаторскими выборами в Курской области.

Трудно сказать, что произвело на общество более сильное впечатление: легкость, с которой Кремль сумел устранить неугодного главу региона, или абсолютный фатализм коллег Руцкого по Совету Федерации, не сделавших ни малейшей попытки его защитить. Как известно, на заседании верхней палаты курского губернатора выслушали не без сочувствия, однако никаких практических последствий его гневные филиппики не имели.

Более того, как сообщает Независимая газета, сенаторы и во время обсуждения ситуации в Курской области в зале заседаний, и после, в кулуарах, решительно отвергали наличие в деле пресловутого «кремлевского следа». (Впрочем, так же себя ведет и сам пострадавший).

В итоге никакой эмоциональной реакции не случилось, одни практические выводы. Как пишет НГ, «Кремль наглядно показал, как тяжело быть оппозиционером, особенно если твои родственники занимаются бизнесом на подконтрольной тебе территории». Губернаторы оказались перед выбором: либо революционер, либо бизнесмен. А потому губернаторских волнений ожидать не приходится — по крайне мере, в ближайшее время, накануне выборов.

После того, что случилось с Руцким, пишет Время новостей, губернаторы «старательно избегают телодвижений, которые хоть как-то могли бы разозлить Кремль. Поведение президента Чувашии Николая Федорова, «последнего героя сената», вызвало неодобрительные комментарии со стороны коллег: «Федорову хорошо — ему уже не на что надеяться, доработает свое и, если не найдут, за что посадить, уедет за бугор читать лекции о вреде федерализма».

Что же касается федоровского предложения обратиться в Конституционный суд для оценки правомерности затеянной Кремлем реформы федерации, Совет Федерации даже отказался его обсуждать. Как сказал самарский губернатор Константин Титов, «не дело сената жаловаться на президента».

Тем более, что, как неожиданно выяснилось, большинство региональных лидеров поддерживало административные реформы президента с самого начала.

Например, тюменский губернатор Леонид Рокецкий так и сказал журналистам, что его высказывания были неправильно истолкованы, на самом деле он «всегда поддерживал минимум два из трех президентских законов». Рокецкого можно понять, замечает Время новостей, у него скоро выборы. Как сказал Егор Строев, для сенаторов «предвыборная кампания — это боль души».

А поскольку для всех очевидно, что на выборах сегодня неизбежно выигрывает тот, кого поддерживает Кремль, губернатор Саратовской области Дмитрий Аяцков высказал мнение, что «чем устраивать весь этот цирк, лучше бы президент просто назначал губернаторов».

Как считает газета, в этом предложении есть рациональное зерно для губернаторов: коль скоро у региональных лидеров отбирают реальные рычаги власти, они не прочь отказаться и от ответственности за региональную политику Кремля.

Александр Ципко свою статью о курском деле в газете Россия назвал «О пользе политического поражения Руцкого».

«Отстранение Руцкого от выборов, — пишет Ципко, — стало знаковым, поворотным событием в нашей политической истории… После того, что произошло с Руцким, у всей российской региональной элиты появилась вера, что на губернатора, даже на самого всесильного, есть управа, что есть смысл бороться за справедливость».

Ципко отчасти согласен с критиками Центра, он признает, что вся акция была провернута весьма топорно, однако, по его мнению, имело смысл напомнить региональным лидерам о том, что «Центр есть Центр, и он вправе повлиять на политические процессы на местах».

Ведь до истории с Руцким, пишет Александр Ципко, «не было никаких ощутимых, видимых результатов того, что властная вертикаль восстановилась, не было видно, кто является хозяином в стране».

Что же касается методов, которые власть сочла возможным применить, они, конечно, оставляют желать лучшего. Однако, по мнению Ципко, неверно было бы предъявлять претензии исключительно власти.

История с Руцким в очередной раз продемонстрировала «ручной характер нашей избирательной машины, четко реагирующей на настроение власти». Ничего нового здесь нет, подобных случаев в истории постсоветской России насчитываются не один десяток. (Разве, например, Ельцин в 1996 году мог победить без использования административного ресурса?) Однако до сих пор российская и мировая общественность оценивали подобные факты положительно, потому что считали, что власть вынуждена таким образом защищать демократию от возможного реванша националистов или экстремистов.

«Нет более корыстной партии, чем наши либералы, — пишет Александр Ципко. — Если бы отстранение Руцкого от предвыборной гонки открывало дорогу к победе представителям СПС, а не КПРФ, то, наверное, мало бы кто узнал о злоключениях курского губернатора».

С тем, что «показательной казнью» Руцкого был открыт какой-то новый этап российской жизни, согласно большинство аналитиков. Дмитрий Волчек в газете Ведомости пишет, что «есть зловещая логика жизни в том, что хозяева жизни так бесцеремонно расправились не с каким-нибудь затаившимся оппозиционером, а именно с этим неуклюже-сервильным и безнадежно постаревшим пасынком ельцинской эпохи». Стало ясно, что время ельцинских «баловней судьбы» — «младших научных сотрудников, амбициозных охранников, харизматических генералов, прозревших преподавателей научного коммунизма» и прочих «селфмейдменов» — это время прошло бесповоротно. «На замену каждому уже придуман тихий неприметный суржиков, не выступающий на митингах, не размахивающий кулаками перед телекамерами в Думе и аккуратно отклоняющий приглашения выступить в «Герое дня».

Как кажется Д.Волчеку, по завершении демократической революции 90-х годов повторяется сюжет 70-летней давности, завершивший в свое время революцию социалистическую: «Пыльношлемных комиссаров и участников внутрипартийных дискуссий теснят послушные взаимозаменяемые «винтики». Правда, в прежние времена менять парадигму было несколько проще, замечает Волчек: «Отец прежней смирно лежал в мавзолее, а не бродил по Франкфуртской книжной ярмарке с томом скучных мемуаров».

Главный редактор Независимой газеты Виталий Третьяков счел необходимым посвятить разъяснению логики действий власти (в том числе и в истории с Руцким) специальную статью.

Рассуждения Третьякова довольно просты: власть, по его мнению, пришла к выводу, что юридически безупречными методами зло не победить: «Если зло очевидно, но юридически неуловимо или само действует неправомочно, оно заслуживает адекватных действий». (То есть предполагается действовать не по закону, а по «понятиям»).

Чтобы продолжать федеральную реформу, власти нужно было во что бы то ни стало подавить губернаторскую фронду, «а точнее — самоуправство и фактическую неподсудность» губернаторов. Пример Руцкого был призван таким образом продемонстрировать властные возможности центра.

Курский губернатор подошел для этой цели по всем статьям — «хронологически, географически, а также по пятому пункту». Прежде всего, пишет Третьяков, неразумно было начинать укрощение губернаторов с тех, кто абсолютно лоялен. Во-вторых, нельзя было трогать президентов национальных республик: «Хотели было попробовать с Шаймиевым, да остановились — слишком непредсказуемы последствия». Стало ясно, что в жертву должен быть принесен русский губернатор области, расположенной недалеко от Москвы — «и для должного пропагандистского эффекта, и для того, чтобы новый губернатор был на глазах».

А дальше, как пишет НГ — «кто первый попадет под руку». Попал, как мы знаем, Руцкой. Власть получила нужный результат, а губернаторы-фрондеры — «черную метку».

Обозреватель газеты Сегодня Леонид Ионин считает, что прохладное отношение сенаторов к тому, что случилось с их коллегой, обусловлено прежде всего «губернаторским непрофессионализмом» Руцкого, не сумевшим справиться с властной элитой в собственном регионе.

Кремль, как считает обозреватель Сегодня, ведет себя на нынешних губернаторских выборах довольно пассивно. Конечно, нынешняя региональная вольница администрацию не устраивает. «На практике страна конфедерализуется… Ясно, что Путин пришел не председательствовать при распаде России», и что у него есть определенный план действий.

В то же время торопиться Кремлю особенно некуда. Через год, как известно, нынешние, а также вновь избранные губернаторы лишаются парламентской неприкосновенности. Предстоит «Большая Чистка» губернаторского корпуса. Причем все общество, подчеркивает газета, от обывателей до просвещенных политологов не сомневается в том, что правоохранительным органам есть что инкриминировать главам регионов, и потому многим из них было бы разумнее не избираться вовсе — в надежде, что о них забудут.

Однако, пишет Сегодня, у большинства властные амбиции сильнее осторожности. «И многим из тех, кто рвется сейчас к власти в регионах или стремится сохранить эту власть, еще предстоит убедиться в том, что Москва по-прежнему слезам не верит».

Сергей Марков, директор Института политических исследований, в интервью Литературной газете высказывает мнение, что губернаторы так опасаются вызвать неудовольствие Центра прежде всего потому, что не обладают поддержкой населения. Жестоко заблуждаются те из них, кто рассчитывает на свою популярность у избирателей: «Они в глазах населения выглядят проворовавшимися людьми, путем подтасовок и бесчестных союзов прорвавшихся на вершину власти». Поэтому любые, самые радикальные действия власти по отношению к ним в глазах населения будут оправданны.

Вообще российская элита, сформировавшаяся в условиях «анархистской демократии Бориса Ельцина, а точнее — в условиях игры без правил», не может претендовать на какой бы то ни было авторитет у народа, потому что она аморальна и безответственна, считает Сергей Марков. «Они ничего не должны никому. Кто-то удачно сказал: в этой стране все хотят быть господами, и никто — хозяевами». А потому модернизировать страну без смены элиты не представляется возможным.

Пока, как считает Марков, Кремль окончательно не определился, кем заменить губернаторов, однако замена эта неизбежна. Выдвижение представителей спецслужб и армии, по мнению директора Института политических исследований, следует считать временным вариантом, связанным с необходимостью сместить наиболее одиозных региональных лидеров. Марков называет это «имплантацией патриотизма в элиту».

Однако он считает это решение ошибочным: нельзя «разбавить коррумпированную элиту несколькими честными людьми». Нужно не «введение отдельных профессиональных патриотов», а общее изменение настроя в сторону патриотизма.

По мнению Маркова, власть должна жестко зафиксировать новые правила игры, главным из которых должна стать знаменитая формула Джона Кеннеди: «Не спрашивай, что твоя страна должна тебе. Спроси, что ты должен стране». С нынешней же элитой, которая «презирает свой народ и ведет себя в России как в оккупированной чужой стране», никакой прогресс невозможен, — утверждает директор Института политических исследований.

Любопытные данные об отношении граждан к элите и к государству в целом приводит газета Версты.

Сегодня, в отличие от советских времен, пишет газета, российский начальник любого ранга даже на словах не называет себя «слугой народа»: «Это народ отдан ему «на кормление» со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Неудивительно, что 89 процентов участников опроса, проведенного ВЦИОМ, считают, что у нынешней госслужбы есть масса преимуществ: возможность завести нужные связи, улучшить свое материальное положение, заиметь побочный доход и к тому же получить гарантию полной социальной и правовой защиты.

На вопрос о том, чьи интересы защищает государство, только 9 процентов опрошенных надеются, что интересы населения. 36 процентов уверены, что оно обсуживает правящие группировки, 19 — Кремль, 16 процентов — интересы чиновников, 12 процентов — интересы олигархов. Большинство граждан уверены, пишут Версты, что государство существует как бы параллельно с народом, а его представители работают исключительно на себя.

Именно поэтому, как сообщает газета, на обеспечение деятельности семи президентских полпредов «в нашем нищем бюджете выделено почти в четыре раза больше денег, чем на прокорм всей армии». Статья в Верстах называется «Крапивное семя».

Судя по всему, именно в силу ощущения несправедливости существующего государства (по данным ВЦИОМ, так его оценивают 73 процента российских граждан), народ и поддерживает путинские реформы, воспринимая их как попытку призвать к порядку тех, кто нынче чувствует себя хозяином жизни.

Очевидно, что Кремль, чувствуя эту поддержку, действует достаточно уверенно, и потому многократные заявления президентской администрации о дистанцировании от региональных выборов воспринимаются всеми заинтересованными сторонами всего лишь как неизбежные ритуальные заклинания.

Впрочем, свою заинтересованность в результатах текущей избирательной кампании отрицают далеко не все члены президентской команды.

Газета Ведомости приводит слова главы Фонда эффективной политики Глеба Павловского о том, что самую активную роль в региональных выборах предстоит играть президентским полпредам.

Более того, «первый позитивный результат в Курске» — результат деятельности именно полпреда в том смысле, что местным властям не удалось «попросту выкрутить руки» областному суду, как это бывало раньше.

Следует также иметь в виду, что «курский результат» — лишь первый из возможных, «поскольку Руцкой далеко не последний губернатор, который выходит на выборы с намерением использовать свои властные полномочия».

Сами полпреды, как сообщают Ведомости, в анонимных беседах также признают, что они не останутся в стороне от выборов во вверенных им регионах. Один из них в разговоре с корреспондентом Ведомостей обсуждал действующих глав регионов в категориях «этот — губернатор, а этот — ну явно не тянет».

Источник же газеты в администрации президента утверждает, что, несмотря на то, что в обществе и среди самих губернаторов полпредов пока недооценивают, они вполне готовы к активным политически действиям, на которые имеют «определенный карт-бланш».

Между тем «губернаторская оппозиция» Кремлю пытается защищаться доступными ей способами. Спикер Совета Федерации Егор Строев сразу после недавней аудиенции у Владимира Путина высказал предложение о необходимости законодательного закрепления полномочий президентских полпредов. Независимая газета называет это предложение «генеральной линией» региональных лидеров в их противостоянии полпредам.

Сейчас, пишет газета, на местном уровне нет ничего, что ускользало бы от внимания «государевых людей». Собственно, путинская реформа так и задумана. «Понятно, что любое ограничение — а федеральный закон, о котором говорил Строев, это фактически и есть попытка ограничить круг полномочий полпредов — может серьезно изменить планы Кремля по переустройству России». А потому исполнительной власти такой закон не нужен.

В этом отдают себе отчет и сами полпреды. Первым, кто выступил против федерального закона о полномочиях полпредов (потому что указ президента «уже все описывает»), стал полномочный представитель президента в Дальневосточном округе Константин Пуликовский. По его мнению, у полпредов «постоянно могут возникать новые задачи, которые может не охватить в целом этот закон».

С Пуликовским вполне солидарны его коллеги, хотя их представления о собственных правах и обязанностях довольно разноречивы.

Виктор Казанцев, например, утверждает, что его задача — «давать президенту объективную информации о положении дел в регионе и заниматься экономикой». Виктор Черкесов напротив, главным для себя считает участие в политическом процессе в регионе, «поскольку чрезмерная зависимость федеральных структур от местной власти затрудняет решение общегосударственных задач». Сергей Кириенко намерен заниматься «инвентаризацией страны», формированием единого правового и экономического пространства, а также проведению кадровой политики президента. Одним словом, по выражению вице-премьера Виктора Христенко, «обязанности полпредов определит сама жизнь».

Понятно, что при такой широте охвата ситуации любой закон воспринимается как ограничение.

Пример творческого подхода к своим обязанностям проявил недавно представитель президента по Уральскому федеральному округу Петр Латышев. Как сообщила газета Новые известия, после выступления губернатора Эдуарда Росселя на заседании Экономической ассоциации «Большой Урал» с критикой федеральной реформы Латышев предпринял ответные шаги на экономическом фронте.

В правительственной резиденции Малый Исток в пригороде Екатеринбурга полпред собрал тринадцать крупных российских предпринимателей, чьи предприятия находятся на территории округа. В частности, во встрече участвовали глава «ЛУКойла» Вагит Алекперов, глава холдинга «Уралмаш-Ижора» Каха Бендукидзе, один из директоров «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов и другие ведущие уральские промышленники.

Все эти представители крупного капитала, как подчеркивает газета, были главной опорой губернатора Свердловской области, оказывали ему всемерную поддержку на выборах, в то время как он «умело лоббировал их интересы в Москве». Оказалось, как заметили Новые известия, «расшатать опору оказалось не так уж сложно».

Журналистам после встречи было объявлено, что по распоряжению президента Путина в Уральском федеральном округе в ближайшее время будет создан центр стратегических разработок, главная задача которого — «сформировать основные программы развития Уральского региона». Судя по всему, пишут Новые известия, Латышев и предложил предпринимателям «совместно сформировать эту стратегию» — исходя из обоюдных интересов. Таким образом, взаимодействие с местным крупным бизнесом переходит под контроль федерального центра.

Помимо этого, губернаторов решено взять в «бюджетное кольцо». По решению Центра, отныне именно полпредам предстоит контролировать выделение регионам ссуд из федерального бюджета. Каждый полпред, сообщают Новые известия, будет одновременно и поручителем при выделении ссуды, и ревизионным инспектором на всех этапах ее распределения и целевого использования. Так что без согласия президентского наместника ни одна копейка в регион не попадет.

В дальнейшем же, когда, согласно проекту нового федерального бюджета в Москву будет перечисляться большая часть дохода регионов, губернаторы, пишет газета, «начнут выстраиваться в очередь на поклон к полпреду».

Укрепление вертикали власти в стране происходит на фоне продолжающегося выяснения отношений Кремля с олигархами. Тем более, что, как отметил еженедельник Век, «треугольник интересов «президент — региональные лидеры — олигархи» все еще налицо».

Несмотря на то, что кое-кто из олигархов согласился «дистанцироваться» от политики на путинских условиях, власть все еще остается для них магнитом. Попытки наступление олигархов на власть, как считает Век, фактически не прекращаются. Несмотря на то, что крупномасштабных операций сейчас нет, «волнообразные наскоки» продолжаются постоянно. Одни из нынешних хозяев жизни стремятся непосредственно участвовать в управлении государством, другие пытаются договориться о разграничении сфер влияния. «Позиция администрации президента понятна, — пишет Век, — власть должна полностью подмять под себя олигархов».

Между тем наиболее радикально по поводу отношений с олигархами Владимир Путин высказался в нашумевшем интервью газете «Фигаро».

Судя по переводу, опубликованному Коммерсантом, Путин считает, что те, кто в 90-х годах сумел извлечь выгоду из «дезорганизации государства», сегодня стремятся сохранить статус-кво, и прибегают с этой целью к помощи СМИ.

«Эти люди надеются сохранить монополию на СМИ для того, чтобы запугивать политическую власть». Президент недвусмысленно предостерегает: «У государства в руках дубина, которой оно бьет всего один раз. Но по голове».

К этой дубине государство пока не прибегало, поясняет Путин: «Мы просто взялись за нее, и этого оказалось достаточно, чтобы привлечь внимание». Однако в случае необходимости она будет без колебаний пущена в дело: «Нельзя допускать, чтобы государство шантажировали».

Впрочем, миролюбиво добавляет Путин в том же пассаже, при этом он не считает, «что государство и олигархи являются кровными врагами».

Все его попытки решения внутренних проблем имеют единую цель — «консолидировать государство».

Интервью произвело в России сильное впечатление, и с момента, когда оно было напечатано, его цитируют практически ежедневно.

Ольга Романова в Ведомостях пишет: «Президенту, кажется, никто до сих пор не объяснил, что независимой прессы не бывает… Ну, избавит государство при помощи дубины общество от олигархов по фамилии Гусинский, Березовский и иже с ними. А на их место придут точно такие же олигархи, по совместительству работающие, например, в Минпечати».

А Сергей Агафонов в Новых известиях ернически замечает: «Государственная дубина в натруженных руках рассерженного дзюдоиста — это поистине универсальный консолидатор. Он же цемент новой государственной стройки».

Хорошо французам, пишет Агафонов: «Путин приехал — Путин уехал. А нам с ним еще жить. Впору развешивать по говорам и весям призывы: «Граждане, не сердите дзюдоиста! Он консолидирует как умеет»…

Однако более существенным Новые известия считают четкую формулировку приоритетов, данную новым президентом. Главный из них — усиление государства.

Действительно, в своем интервью Путин практически ничего не говорит об интересах отдельных граждан, общественности и о прочих химерах, следствием которых и стала упомянутая президентом «революция 90-х годов». «Созиданием на революционных руинах доверено заниматься только государству, которое… установит тотальный контроль над всеми процессами в стране и обществе».

Пресса считает содержащиеся в интервью «Фигаро» упоминание о Томасе Джефферсоне, свободе СМИ и необходимости демократизации общества не более, чем данью принятой на Западе политкорректности.

Во всяком случае, отрицательный ответ на вопрос: «Испытываете ли вы ностальгию по империи?» Путин мотивировал довольно любопытно: «Нет, ВЕДЬ ИМПЕРИИ НЕ МОГУТ СУЩЕСТВОВАТЬ ВЕЧНО».

Этот, похоже, единственный с точки зрения второго президента России недостаток империй вполне искупают их многочисленные и многократно опробованные в нашей стране достоинства.

Следует отметить, что в таком контексте вполне гармоничной представляется нынешняя совместная тяга народа и власти к порядку. А недолговечность империи для нынешних сторонников Владимира Путина — некоторой ностальгии не помеха.

Во всяком случае, как информирует своих читателей журнал Новое время, по данным Агентства региональных политических исследований, для 58-ми процентов российского населения 7 ноября — по-прежнему годовщина Великой Октябрьской социалистической революции.

При этом 43 процента одобряют «идею восстановления СССР». Правда, 36 процентов относятся к этой идее отрицательно, а 21 процент, что особенно удивительно, не имеют собственного мнения на этот счет.

В то же время вернуться к социализму согласно всего 20 процентов народа, а 48 процентов предпочли бы реформы «с социальной защитой населения».

Правда, это все мечты. Реальность выглядит иначе, и даже основная масса населения, не слишком увлеченная отслеживанием всех поворотов и новаций российской политической жизни, по-видимому, оценивает ситуацию в стране вполне адекватно. Как сообщает АРПИ, в течение последнего года вновь уменьшилось количество людей, которые называют Россию в ответ на вопрос, «в какой стране вы хотели бы, чтобы жили ваши дети».

Сейчас таких патриотов остался 51 процент (в прошлом году их было 56 процентов).

Таким образом, выясняется, что практически половина россиян предпочла бы избавить свое потомство от очередных попыток реформ и их неизбежных последствий.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ