Начало политического сезона: не верь глазам своим

0
13

Новый политический сезон, увертюрой к которому стали события нынешнего безумного августа, подвиг газетных обозревателей на многочисленные попытки ориентации во вновь сложившемся политическом пространстве. Пресса занялась классификацией персонажей российской политической сцены, а также определением их намерений и возможностей.

«Плюсы и минусы путинского начала» — так озаглавлена в Литературной газете статья Александра Ципко, в которой все желающие приглашаются к дискуссии «о пользе путинских реформ».

Ципко считает, что ни президент, ни политическая элита, ни президентские эксперты и советники не представляют себе достаточно ясно, как оценивает население действия избранного им главы государства. Обозреватель ЛГ допускает даже, что все разговоры об устойчивом рейтинге Путина — «лишь завеса для успокоения президента»: «Сам по себе факт устойчивого доверия населения к Путину мало что говорит. Важно знать, за что Россия продолжает верить в нового президента».

Так может быть, есть смысл поинтересоваться у народа, в какой последовательности стоит проводить реформы и чем он, народ, готов пожертвовать ради выполнения путинской программы?

Александр Ципко не сомневается в том, что «Россия не готова к мобилизационной экономике, не готова жертвовать даже скудным своим нынешним достатком во имя величия державы или во имя либеральных реформ Грефа».

В любом случае взгляд извне был бы нынешнему президенту очень полезен, считает обозреватель ЛГ. Путину следует учесть уроки Горбачева, который «также ощущал себя мессией, но который оказался заложником московской демократической тусовки, сугубо интеллигентских представлений о том, что такое хорошо и что такое плохо для России». Ципко начинает дискуссию «простой инвентаризацией» всего, что пишут о Путине в российской прессе.

К числу безусловных плюсов, по его мнению, следует отнести прежде всего «долгожданный уход анемичного Ельцина», попытки обуздать своевластие региональных лидеров, а также «экспроприацию государства у олигархов». К числу явных минусов — противоречие между грандиозностью обозначенных новым президентом задач и «технологизмом, узостью мыслей» президентского окружения. «Тревожит стремление сводить сложные проблемы к простым, чаще всего административным, подменять управление государством управлением чиновниками. Налицо переоценка силового административного ресурса», — подводит итог Александр Ципко.

Любопытно, что сам экс-президент СССР, на чьих ошибках Литературка предлагает Путину учиться, высказывает в интервью Известиям сходную точку зрения на путинские возможности и недостатки. Упоминая о своем знакомстве с Владимиром Путиным в Петербурге несколько лет тому назад, Горбачев вспоминает, что нынешний российский президент и в те времена производил впечатление человека эрудированного и серьезного.

«Но я, — продолжает Горбачев, — прямо говорил и говорю: чтобы возглавлять такое государство, его потенциала не хватает».

Не снижающееся доверие населения к новому лидеру связано с тем, что людям «надоела происходящая десять лет возня и болтовня при отсутствии внятных решений».

Народу нужна была надежда и потому появился тот, кто сумел ее персонифицировать: «Люди думают, что он свободен от всего, что 10 лет давило на нас». Сам же Горбачев уверен, что Путину еще долго придется «двигаться в направлении свободы». Экс-президент СССР уверен, что это трудный путь — «уйти от тех, среди кого ты был долгие годы, от кого — давайте говорить прямо — во многом зависел».

Известия подчеркивают, что сейчас Горбачев остается одним из немногих, кто сохраняет верность роли «публичного политического деятеля»: «Сегодня в России почти не осталось политики. Она почему-то приобрела форму малозначащих высказываний и ничего не решающих дискуссий на разных уровнях». Конечно, уточняют Известия, сохраняются «оппозиционеры-традиционалисты и неистовые правозащитники», но они — скорее «персонажи театра оперетты». Такова, по мнению Известий, сегодняшняя российская политика.

Интересную иллюстрацию к этим наблюдениям дает газета Новые известия. Газета задается вопросом: куда пропал Григорий Явлинский?

В последнее время жизнь предоставила политикам такое количество информационных поводов, что без веских причин сохранять «позу умолчания» было крайне сложно. «Лидеру «Яблока», признаем, это удалось с лихвой, — пишут Новые известия, — значит вопрос в причинах».

Газета сообщает, что в Думе ходят слухи о проходящих в Кремле «неафишируемых многочасовых встречах Владимира Путина с Григорием Явлинским. Один на один или с участием ближнего круга помощников и коллег».

Газета предполагает, что сегодняшняя публичная политика «Яблока» (когда по всем проблемам высказываются вторые лица в партии и в думской фракции) — результат новой стратегической линии «яблочников» и их лидера: «постараться «спасти» президента, не «ломая» его при этом прилюдно». Либералы, утверждают Новые известия, считают, что «еще не все потеряно», особенно если имеется возможность для «перманентного вливания Владимиру Путину в уши «правильных идей».

Конечно, рассуждает газета, не исключено, что они ошибаются: «Но если есть шанс, грех не попробовать спасти ситуацию. Скоро может оказаться просто поздно».

Очередной политический сериал главного редактора Независимой газеты Виталия Третьякова получил общее название «Режим Путина и Россия». «Сиюминутно анализируя ситуацию с верховной властью России — можно испытывать недоумение и раздражение. Но стоит обернуться назад — сразу станет ясно, как мы дошли до жизни такой».

Главная задача Путина (кандидатура которого была найдена, как подчеркивает Третьяков, Березовским — «точнее, его партией») была определена просто: «усовершенствовать» режим Ельцина.

Однако, замечает Третьяков, в проекте «Путин» был допущен ряд просчетов. Во первых, новый президент, в отличие от прежнего, оказался «человеком с собственными, а не только заемными идеями в голове». Сознавая, что попал он в Кремль случайно, Путин, как считает Третьяков, «увидел в этой случайности некий исторический промысел, некую свыше возложенную на него миссию — спасти Россию».

При этом старые корпоративные связи нового президента оказались более прочными, чем те, которые сложились у него в Кремле: «Данное обстоятельство позволило Путину стремительно сформировать рядом с не его правительством — свое: в виде Совета безопасности, а затем и семи федеральных наместников».

В результате, придя к власти, Путин решил не усовершенствовать, а уничтожить ельцинский режим в принципе, создав вместо него «единую олигархию-государство», соединенную с рыночной экономикой. «Все сопротивляющиеся, — подчеркивает главный редактор НГ, — должны быть, согласно этой модели разгромлены. И соответствующий процесс пошел». Виталий Третьяков называет его «совершенно естественным для той России, которую Ельцин передал Путину». Он даже склонен считать Путина не творцом истории, а ее «объективным орудием». «В каком-то смысле политика Путина — это каток истории», — пишет Третьяков.

Впрочем, по расчетам главного редактора НГ, новому президенту осталось меньше года «для завершения начатого им процесса консолидации политической и отчасти медийной власти». Далее наступит очередь конструктивной части его программы: необходимо будет переходить «от демонтажа ельцинизма к строительству богатой, демократической и мощной России». Если же Путин не сумеет вовремя совершить этот переход, «он всего лишь произведет такую же разрушительную работу, которая свела на нет все благие намерения и дела Ельцина».

Интервью с одним из создателей «царства Ельцина», бывшим руководителем президентской администрации Сергеем Филатовым публикует журнал Новое время.

Филатов признает, что «демократы, и я в том числе», придя к власти, создавали «искусственные условия для того, чтобы люди обретали богатство», потому что без богатых людей невозможно построить либеральную экономику и рыночные отношения. Однако как только началась борьба за передел собственности, ситуация вышла из-под контроля: «Произошло смыкание высшей власти с бизнесом и в эти процессы была вовлечена так называемая Семья. Этим практически испохабили все то, что наработано за предыдущие годы: и новую структуру власти, и создание законопослушной госслужбы… и зачатки многопартийной системы и гражданского общество». Кое-что, пишут Сергей Филатов, превратилось просто в фарс, а многие вещи были отвергнуты как «ненужные и вредные».

К тому же во власть, как выражается бывший глава президентской администрации, пришли «другие люди»: «Мы пришли с огромным желанием что-то сделать для страны. А потом стали приходить совсем с другими целями».

Помимо этого, как подчеркивает Филатов, он сделал для себя «очень страшный, очень неприятный вывод»: российский президент неизбежно попадает под влияние силовиков: «Нашему президенту утром никогда не звонил министр экономики или министр промышленности, он вообще их не знал. С утра ему докладывали министр обороны, начальник Службы внешней разведки, ФСБ, МВД, обязательно прокуратура… И хотим мы или не хотим, но он постепенно подпадает под влияние все этой атмосферы».

Серьезную опасность для общества, как утверждает Сергей Филатов, представляет отсутствие официально установленной компетенции Совета безопасности, органа, который в момент создания был призван заботиться о безопасности нации «с точки зрения экономики, запасов ресурсов, экологии, демографии, психологического состояния». Военная безопасность в этой списке стояла на последнем месте — «для этого есть Министерство обороны, в конце концов».

А сейчас, отмечает автор, «вообще непонятно, что это на монстр такой — СБ, какие у него полномочия, почему так возвысили должность секретаря СБ, что его даже иногда называют впереди премьера. Такого раньше никогда не было».

Вызывают опасения у бывшего главы президентской администрации и новые политтехнологии. А известного политолога, руководителя Фонда эффективной политики Глеба Павловского Филатов и вовсе считает «порождением дьявола».

Павловский, как известно имел самое непосредственное отношение к президентской кампании Путина. «Чтобы на всю страну не постеснять сказать: нам под силу и мартышку сделать президентом! — возмущается Филатов. — Это до какой же степени надо не любить и презирать людей».

К тем, кто откровенно манипулирует общественным мнением, Филатов предлагает применить «систему общественного презрения», сокрушенно замети, впрочем: «А хуже всего то, что власть услугами этих людей пользуется…»

Журнал Деловые люди посвятил «серому кардиналу Кремля» Павловскому большую статью.

Журнал усматривает «особую пикантность» в том, что Павловский, этот «гений политических интриг и провокаций» отнюдь не склонен скрывать свои действия и «открыто заявляет о своем месте в новейшей истории России».

Как считает Павловский, тестом на политическую состоятельность можно считать «умение нетривиально вести себя в нестандартной ситуации». Например, нетривиальным решением Павловский назвал обращение Путина за помощью к странам НАТО во время трагедии в Баренцевом море: «Ведь в тот момент за основную версию трагедии принимали столкновение с иностранной подлодкой». Однако с точки зрения журнала, скорее это похоже на «нетривиальную интерпретацию тривиального, вернее, единственно возможного шага».

Место Павловского при дворе Деловые люди считают вопросом открытом: «Некоторые считают, что на Путина сегодня реально влияют два человека — Сурков и Павловский». Другие уверяют, что миф о «любимчике Путина Павловским» создан и культивируется самим руководителем Фонда эффективной политики.

Между тем «определенная часть элиты», по данным журнала, Павловского не жалует: «Павловский — Чайльд-Гарольд от политики… Он всегда снисходителен, мол, я никого не учу и не заставляю — просто делайте, как я говорю, и все будет хорошо».

Журнал также приводит расхожее мнение о том, что Павловский — «слепок с Березовского»: «Оба — игроки в шахматы, для которых не нужен партнер за доской». Однако руководитель Фонда эффективной политики вовсе не считает это сравнение комплиментом: «Вообще я ценю сильных и крупных противников, политическая фауна России бедна… Березовский ведь одно время входил в команду Ельцина и был лояльным участником проекта по его мирному уходу от власти… Он сыграл в этом процессе важную роль. Я считаю, что достижения всегда обязывают человека к рывку, а он вместо этого спасает свое амплуа. Это делает его все более странной, архаической фигурой, а он даже не замечает».

Впрочем, Павловский полон снисхождения: «Такое может случиться с каждым и я не из тех, кто в этой ситуации кинет в него камень».

Что же касается российской политической элиты в целом, здесь Павловский, однажды уже отозвавшийся о ней как о «стаде скачущих дебилов», еще более суров в оценках: «Московская элита ведет себя как стадо свиней, в которых вселился бес… Что ж, милости просим к обрыву, но только без нас, без страны! Идет следующее политическое поколение, оно позаботится о России».

Каким образом будет участвовать в реализации планов этого поколения сам Павловский, он предпочитает не распространяться, признавая, что до сих пор ему удавалось «удерживать баланс» между тем, что он умеет и любит делать и зарабатыванием денег: «Занятно придумывать атрофированные в обществе органы — рассудка, речи… Хотя все это в конечном счете протезы. Возможно, я накануне чего-то нового. Мне скучно повторяться».

Впрочем, эксперты, мнение которые приводят Деловые люди в большинстве своем уверены, что о повторении наработанных приемов речи быть не может — изменилась ситуация в стране. Как говорит директор Московского фонда Карнеги Андрей Рябов, на смену виртуальной реальности ельцинских времен пришла потребность реальных перемен: «Наступает эпоха не специалистов по информационным технологиям, а экспертов по институциональным изменениям. Здесь Павловский не специалист, и спрос на него объективно снизится».

Политический обозреватель газеты Сегодня Автандил Цуладзе считает, что результаты применения информационных технологий начинают оборачиваться против авторов манипуляций: «Да, они создали миф о Путине, миф о герое, о Геракле, который совершает подвиги. Теперь от Геракла требуют невозможного». Мифологический богатырь с новыми кризисными ситуациями, появляющимися одна за другой, не справляется, и возникает опасность превращения его в антигероя».

Народ, уверовавший во всемогущество избранного героя, хочет видеть Путина на севере во время спасательной операции, в Останкино во время пожара… «Мифологизированность общественного сознания, — предупреждает обозреватель Сегодня, — усугубленная политическими технологиями, которые применял в том числе и Павловский, в конце концов сыграет с властью злую шутку».

А главный редактор Новой газеты Дмитрий Муратов категорически против «создания образов злых гениев в общественном сознании», а также против того, чтобы навешивать Павловскому ярлыки «нового Распутина» или «серого кардинала»: «Это мой идеологический противник, но как минимум уважаемый противник. Блестящий авантюрист, у него светлая голова, абсолютно договороспособный человек. Власть правильно сделала, что наняла его».

Остается только пожалеть, пишет Дмитрий Муратов, что Павловский не действует в интересах демократических сил, а также людей, «не отягощенных опытом работы в спецслужбах».

Между тем Новая газета, вопреки заявленным вкусам своего главного редактора, целую полосу посвятила другому «злому гению России» — Борису Березовскому. Газета объявила о начале серии «психологических портретов самых известных деятелей России конца ХХ — начала ХХ1 века». Первым в очереди оказался, естественно, Борис Абрамович.

Портрет Березовского газета рисует поверх растиражированного СМИ шаржа: «Лысина, вопросительный знак фигуры, шея — вперед… Народная молва видит в нем фигуру «серого кардинала». Образ плута, обманщика, лгуна и интригана так часто всплывает, что, кажется, инициирован им самим. Зачем? А чтобы было, говорилось, звучало… — как надоевшая реклама, как бесконечная цитата самого себя».

Далее возникает подоплека образа: «Катализатор. Особое свойство действия, которое, может быть, будет названо джокингом. Свойство джокера — становиться тем, кем надо, там, где надо, и настолько, насколько надо».

Тема шулерства возникает в статье о Березовском неоднократно: «Не прячущийся, а высовывающийся игрок ва-банк, страхующий себя игрой на трех столах одновременно… Четыре-пять точных, безупречных, выверенных высказываний… — и за ними — следующее, подсовывающее свое — нужное, запоминающееся… После первых, достоверных, следующее тоже выглядит достоверным. Лишь потом можно спохватиться».

Впрочем, иногда, как считает газета, бывает наоборот: «С видом шулера сдается точное, честное, безукоризненное: скорее для общественного блага, без тени своекорыстия».

Вообще портрет вызывает скорее сочувствие к исследуемому персонажу: «Опасливость ребенка, которого не принимают в песочницу. Его мечты — как он им всем покажет. И какие игры мог бы он им в песочнице предложить, если бы взяли…»

Даже деньги для этого «Распутина-light» (так озаглавлена статья в Новой газете) имеют значение не сами по себе, а как возможность «кувыркаться, жонглировать, быть ловким, перемещаться в неожиданные пространства — «туда, не знаю куда».

Впрочем, относительно того, куда именно стремится Березовский у газеты нет сомнений — его сжигает жажда настоящей власти: «Отчаянно верит, по мальчишески страстно, в достижимость самой-самой власти — стать президентом России». И потому на всякий случай, как обычно, «идет по многим дорогам сразу».

В финале газета позволяет себе дать хитроумному олигарху совет: «Хорошо бы ему иногда повторять: «Я — Борис Абрамович, я — Боренька, я — здесь!» — не заносясь в виражи мечты и тупики, где можно головой стукнуться».

«Березовский хочет снять Путина», — оповестила на прошлой неделе газета Московский комсомолец. По сведениям газеты, нынешний главный оппонент Кремля намерен предпринять новое наступление.

На днях, пишет МК, БАБ собрал главных редакторов собственных средств массовой информации и довел до них новую идеологию борьбы «не с кем-нибудь, а с президентом Путиным».

Причем к исполнению принята программа максимум: «Либо все, либо ничего. Под всем, конечно, понимается замена президента Путина».

Как считает газета, фантастичность этой идеи дает яркое представление о характере Березовского — «правда, в тени остается то, что теперь БАБ практически лишен серьезного ресурса». На ОРТ произведена «зачистка» менеджеров БАБа (по мнению газеты Ведомости, из людей Березовского на первом канале сохраняет прежнее влияние финансовый директор ОРТ Бадри Патаркацишвили, «правая рука олигарха»). Что же касается ТВ-6, этот канал не сравним по уровню влияния с ОРТ, а кроме того, на шестой кнопке Березовскому принадлежит только 37,5 процента акций (еще 37,5 процентов у Льва Черного, остальное — у «ЛУКойла»).

Таким образом, как считает Московский комсомолец, если Березовский решится действовать, все его ресурсы сведутся к Сергею Доренко, который должен «уйти в политику».

Есть, правда, по данным МК, и запасной вариант — смена кабинета министров и замена Михаила Касьянова на более лояльную к Березовскому фигуру. Газета также обращает внимание на то, что к игре против кабинета Михаила Касьянова «присоединились силы, которые связывают с именем Глеба Павловского», который, впрочем, «всегда поддерживал отношения с «семьей».

В том, что Березовский «разочаровался в Путине» о подыскивает ему альтернативу к будущим президентским выборам (каковой альтернативой и может стать так вовремя для Березовского снятый с эфира Сергей Доренко) пишет и газета Сегодня.

Впрочем, газета довольно осторожна в своих прогнозах: по ее мнению, преждевременно говорить о том, что популярный телеведущий обязательно примет участие в штурме высот власти. Сегодня считает, что Доренко может выступить в качестве «пилотного номера проекта «Анти-Путин»: «В образе «супермена», который культивируют имиджмейкеры президента, Доренко будет смотреться вполне органично: крупный, с хорошо поставленным зычным голосом. Это будет своего рода модификация генерала Лебедя, но в гражданском варианте».

Любовь к силовикам, замечает газета, нарастала в России постепенно — «от Руцкого до Путина» — и к сегодняшнему дню достигла, пожалуй, наивысшей точки. Поэтому легко предположить, что к следующим выборам «народ устанет от солдафонских замашек власти и потянется к людям более мирных профессий».

Правда, напоминает Сегодня, у Доренко «есть определенные проблемы с репутацией». Однако эта трудность легко разрешима: сменив профессию, Доренко может оставить за бортом и свою прежнюю репутацию: «Он с чистой совестью заявит, что таковы были правила игры в его бывшей профессии, и в новую он их переносить не собирается».

«В новом конфликте с Кремлем Березовский вновь точно выбрал мишень — популярность президента», — пишет Дмитрий Волчек в газете Ведомости. — Выверенная медиаатака призвана доказать, что сакральная цифра рейтинга поддается корректировке, а технологии, которые привели Путина к власти, могут быть с легкостью использованы против него».

Газета не сомневается в том, что объявляя войну Путину, Березовский ничем не рискует: «Его самоуверенность — не блеф, за ней стоят заботливо упакованные «чемоданы компромата».

Блефом, уверена газета, напротив, следует считать неоднократные заявления Путина о том, что он ничем не обязан Березовскому. Конечно, выбор преемника Ельцина делался в ситуации цейтнота, но о том, чтобы «крючок» для преемника был надежным и острым, «семья» не могла не позаботиться.

Доказательством существования такого крючка газета видит в поведении все того же Сергея Доренко, с легкостью решившегося на конфликт с Кремлем, «заманивавшим его в команду». Разглашая детали состоявшейся с Путиным беседы, Доренко показательно сжигает мосты, отвергая малейшую возможность примирения.

Газета приводит слова телеведущего: «Я буду работать на первом канале, вспоминая о путине через какое-то время так, как вспоминаю сейчас о Горбачеве и Ельцине. Мы переживаем и путина». Ведомости комментируют: «Зная Доренко, можно с уверенностью сказать, что эта убежденность — не пустое фанфаронство».

Ведомости уверены в том, что сделанный Доренко «хладнокровный выбор» в пользу Березовского — скверный сигнал для Кремля и вспоминает в этой связи «смешную пословицу»: «Не садись хлебать щи с дьяволом, у него ложка длиннее». Есть опасение, что «ложка дьявола» и на этот раз может оказаться длиннее, и «Распутин-light» вновь выйдет сухим из воды, посрамив своих гонителей.

Впрочем, не только предсказывать результаты реализации очередного плана «злого гения России», но даже пытаться комментировать его действия — занятие бесперспективное. Как всегда, когда речь заходит о Березовском, никто с полной уверенностью не может сказать, что, собственно, происходит.

Судя по всему и вопреки многочисленным заявлениям политологов, в России продолжается эпоха виртуальной политики.

Глеб Павловский в уже цитированном интервью журналу Деловые люди вспоминает о том, как в свое время создавался кооператив «Факт», из которого впоследствии родилась газета Коммерсантъ: «Идея заключалась в борьбе с советской журналистской манерой подменять факты идеологическими байками».

Теперь, десять лет спустя, утверждает Павловский, можно с уверенностью сказать, что этот проект провалился : «В России фактов нет. Как не было секса в СССР. Миф и сплетня полностью победили информацию».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ