Катастрофа подлодки "Курск" и экстраполяция ее последствий на российскую политику

0
14

Трагедия в Баренцевом море сбила российскую прессу с привычного стиля «плетения словес», с изучения византийских узоров российской политической жизни.

Отсутствие внятной информации о судьбе экипажа «Курска» на протяжении всей недели, неадекватное поведение властей, растративших драгоценное время на демонстрацию показной деловитости и бессмысленно оптимистические заявления, заставило СМИ самых разных направлений объединиться в яростной атаке на власть.

Известия: «Рациональность и бесстрашие в действиях, честность в разговоре с людьми — это черты нормальной власти. Ложь и страх — черты власти российской… Вместе с лодкой К-141 на дно ушла вера людей в способность государства защитить их от беды. Вместе с лодкой К-141 на дне оказалась власть».

Сегодня: «Катастрофа показала, что Россия — прежняя. Человеческая жизнь ничего не стоит — по крайней мере, шкуры бездарных министров, липовых генералов и кремлевских холуев стоят дороже. Вместо того, чтобы в первый же день объявить SOS, обратиться ко всему миру за помощью — жалкая игра в копеечные «государственные амбиции»…

Ведомости: «Несмотря на всю свою показную решительность, президент-«силовик» в кризисной ситуации принимал решения слишком медленно… Если моряков не спасут, Путину понадобятся очень крепкие нервы, чтобы «Курск» не снился ему по ночам».

Московский комсомолец: «Ради того, чтобы скрыть весь масштаб трагедии, на этих людях поставили крест. Их похоронили живыми, а потом неделю морочили всем голову расплывчатыми надеждами на спасение экипажа. И мы им верили — не могли не верить, потому что под водой были живые люди. Для нас — люди. Для кого-то — личный состав, перешедший критическую черту…»

Независимая газета: «Создается впечатление, что выстраивается какая-то круговая оборона военно-политического руководства… Грубой подтасовкой фактов вряд ли удастся прикрыть несостоятельность политического и военного истеблишмента в решении кризисных ситуаций».

Политические обозреватели разных изданий проводят параллели между трагическими событиями нынешнего августа и катастрофами прошлого, зловещими символами для прежних правителей.

Евгения Альбац отмечает в Новой газете: «Ситуация вокруг подлодки «Курск» один к одному повторила Чернобыль — как будто и не было этих 14 лет. То же молчание о случившейся аварии до тех пор, пока о трагедии не сообщили западники. Те же уверения, что «советская техника» — лучшая в мире. Те же бесконечные ссылки на плохие внешние условия…

Наконец, так же, как тогда генсек спрятал голову в песок, так и сейчас президент четыре дня прятался от страны».

Леонид Радзиховский пишет в газете Сегодня : «То, что в катастрофе «Курска», катастрофе, случившейся как раз тогда, когда все аналитики вымучивали из себя водянистые рассуждения про «Сто дней Путина», стоит поискать какой-то символический смысл — в этом я не сомневаюсь». Как считает Радзиховский, «бывают знаки, которые услышаны (редко), и бывают знаки, мимо которых проходят равнодушно (обычно). Так Николай прошел мимо Ходынки, так Горбачев не услышал Чернобыльских колоколов».

Традиционно альтернативную общему мнению точку зрения высказал в газете Ведомости известный журналист Михаил Леонтьев. Он уверен, что оценки и действия властей были абсолютно адекватными ситуации: «Можно констатировать, что, кроме проскочившей в первые дни «жизнерадостной» сводки так называемой пресс-службы Северного флота, никто из официальных источников не лгал… Можно констатировать, что операция по спасению шла с первых секунд аварии, что все имеющиеся средства в ней были задействованы, что спасатели действовали за рамками своих технических возможностей и чуть не угробили сами себя».

Единственное, что можно поставить в упрек властям, считает Леонтьев — «то, что они недостаточно хорошо организовали свой пиар, т.е. власти пренебрегали организацией своего имиджа, пока длилась практически обреченная на неудачу операция по спасению экипажа».

Михаил Леонтьев — полностью доверяет версии военных о таране «Курска» иностранной субмариной: «Не секрет, что присутствие «наблюдателей» при сколько-нибудь заметных маневрах флотов практически неизбежно». Он, впрочем, подчеркивает, что «тихое исчезновение виновника с места катастрофы считается преступлением даже при обычном ДТП».

Более того, он допускает, что «некоторые манипуляции вокруг искренней помощи нашим морякам смахивают на операцию прикрытия преступной небрежности наших цивилизованных братьев, ставших причиной гибели этих самых моряков».

Надо сказать, что такие разные издания, как Независимая газета и Сегодня, с самого начала высказывали предположение, что гибель «Курска» стала результатом столкновения с «лодкой-убийцей».

Правда, газеты расходятся во мнениях о ее национальности: по мнению НГ, субмарина были американской, а Сегодня утверждает, что это была британская лодка, которая, получив серьезные повреждения, сумела, тем не менее, «малым ходом уйти из района катастрофы, прячась в гидроакустической тени российских кораблей».

Впрочем, почти сразу появилась версия (вначале в виде слухов в офицерской среде — их привела Комсомольская правда) о том, что «Курск» был подбит другой российской подлодкой: «Ракетой или какой торпедой особенной… Учения же шли, там этих лодок было полно. Эх, раздолбайство российское…»

Та же Комсомолка упоминает еще об одном варианте объяснений причины катастрофы: ходят слухи, что беда могла случиться во время выполнения «Курском» по заданию Главкома опасного маневра, называемого «прыжок кита»…

Помимо этого, бывший командующий Черноморским флотом адмирал Эдуард Балдин неоднократно заявлял в течение недели в интервью разным изданиям, что «Курск» протаранил сухогруз, скрывшийся с места происшествия в одном из ближайших российских портов.

Можно сказать, что в версиях причин катастрофы, как и в объяснениях манеры поведения Верховного главнокомандующего недостатка нет.

Есть и первые попытки анализа политических последствий катастрофы.

По мнению Независимой газеты, «инцидент с подлодкой ставит серьезные вопросы по поводу самой философии реформ».

Газета считает, что авария «Курска» — лишь новое звено в цели серьезных неудач новой власти, среди которых — не спадающая напряженность в Чечне, а также взрыв на Пушкинской площади. Все это — повод для сомнений не только в эффективности «возводимой системы власти», но и в самой идеологии этого процесса: «Весь многочисленный и мощный отряд силовиков пока не обеспечил эффективного решения коренных проблем, стоящих перед страной. Теперь он и сам становится источником острейших проблем».

Если президент решится это признать, возможны, пишет НГ, «весьма неординарные тактические ходы для того, чтобы ослабить уже фиксируемый рост социального напряжения в стране, и даже — корректировка изначального курса на возвышение силового комплекса».

Если же решено будет и далее идти прежним путем, «любой следующий крупный инцидент может дать толчок труднопредсказуемым и трудноконтролируемым сдвигам вплоть до возникновения серьезных кризисов власти», — предупреждает газета.

«Прощание со сверхдержавой» — так озаглавила газета Время MN публикацию о политических последствиях событий в Баренцевом море. По мнению газеты, Владимир Путин принял «беспрецедентное в новой и новейшей истории России решение», разрешив «нашим потенциальным противникам», военным стран НАТО «прикоснуться к святая святых — ядерному щиту и мечу Родины. К стратегической подводной лодке. Ради спасения человеческих жизней».

В мире, пишет газета, не могли понять, почему российские власти так долго медлили с этим решением. «Для нас же, хорошо помнящих, как в общем-то не так давно в ситуациях, аналогичных той, в которой оказался «Курск», высшие советские, партийные и военные руководители предпочитали отправлять экипажи на смерть, чем принимать помощь от натовцев, решение Путина выглядит знаковым явлением».

Впрочем, статья была опубликована, когда исход спасательной операции был еще не окончательно ясен.

Тем не менее газета высказывает уверенность, что само по себе решение о сотрудничестве с представителями «потенциального противника» будет иметь серьезные последствия. «Вероятнее всего, пишет Время MN, — резко снизится влияние военно-промышленного лобби на принятие самых важных политических решений». А это значит, что в правительстве либералы будут теснить «так называемых государственников». Нечто подобное произойдет и в экономике: попытки ВПК стать ее, что называется, локомотивом, по-видимому, будут признаны несостоятельными: «Ставку вновь придется делать на сырьевиков». А это значит, что могут начаться активные поиски политического урегулирования чеченского конфликта. И наконец, предсказывает газета, «не может не начаться военная реформа с соответствующими изменениями в высшем руководстве Вооруженных сил…»

Довольно любопытные выводы делает из событий последней недели Александр Архангельский в Известиях: «Помимо всего прочего, нынешняя катастрофа окончательно обнаружила, что у президента нет пресс-секретаря. То есть, может статься, есть, да не про нашу честь. Роль уполномоченного представителя президента по связям с общественностью вынужден выполнять сам президент». Получается это у него довольно неуклюже, то и дело случаются досадные сбои, и как результат — кризис общественного доверия.

Известия считают, что это следствие профессиональной принадлежности Путина: «Новое поколение российских политиков, вышедших не из публичной открытой сферы, а из тихих прохладных кабинетов тайной полиции, просто не понимает, что это такое — пресса — и зачем вообще она нужна».

Между тем, продолжает обозреватель Известий, о необходимости контакта со своими избирателями забывать нельзя: «Если вы хотите, чтобы люди вас слушали, с ними нужно говорить, потому что невозможно слушать молчание».

Причем говорить лучше не лично — «и потому, что времени не хватит, и потому, что быстро надоест»» — а через «талантливого толмача». Это поняли и Ельцин, и Горбачев — только Андропов, как известно, кумир нынешнего президента, обходился без пресс-службы: «В истории с южнокорейским «Боингом» от имени власти врали все — и кто во что горазд. Чем эта история кончилась для тяжкоболящего генсека, напоминать излишне».

Нынешнему же президенту, по мнению Известий, стоило бы понять: «Пресса может нравиться и не нравиться, вызывать возмущение и даже ненависть — но другого инструмента для диалога с обществом у власти нет. И не будет». И бессмысленно, пишет А.Архангельский, жаловаться на журналистов, которые «не поняли, исказили, навязали»: «Какие вы нам политики, такие вы нам журналисты».

Александр Будберг в Московском комсомольце предостерегает: «Откровенная радость по поводу каждой неудачи власти разрушает страну». Автор МК согласен с тем, что президент «ошибся»: «Он должен был прервать отпуск и прилететь в Москву». Пусть это возвращение носило бы исключительно пиаровский характер: «Потому что и в Сочи президент получал информацию о ситуации на Баренцевом море каждые три часа». Тем не менее его возвращение в Кремль стало бы неким символом.

Тем не менее, как считает А.Будберг, все это не дает права заниматься «политической пропагандой на костях моряков».

Корреспондент Московского комсомольца призывает вспомнить: «Путину досталась не Швейцария. Ему досталась разваливающаяся страна без ветрил, которую раздирают на куски региональных феодалы и московские олигархи. Страна без всяких демократических традиций, с тяжелейшей историей. И он честно пытается изменить ход вещей. По сути дела, он совершенно один. Но если он проиграет, если мы окончательно развалимся, станем конфедерацией, как хотел бы «конструктивный оппозиционер Березовский, проиграем мы все».

Мысль о том, что во взаимоотношениях новой власти и общества возможны серьезные изменения, развивает Общая газета, которая публикует результаты очередного опроса общественного мнения, проведенного ВЦИОМ. Опрос, правда, был посвящен еще не аварии «Курска», а отношению населения к чеченской войне. Но и здесь перемены разительные.

Как известно, чеченская кампания — один из главных козырей Владимира Путина в его политической карьере. Еще весной этого года большинство респондентов неизменно отвечали, что войну надо вести до победного конца. К началу лета, как сообщает ВЦИОМ, число сторонников переговоров сравнялось с числом сторонников боевых действий. А сейчас, к концу лета, за переговоры высказалось 52 процента опрошенных. При этом 79 процентов респондентов оценили чеченскую войну как неуспешную.

Впервые, по наблюдению социологов, в суждениях участников опроса появился новый оттенок, не связанный с официальной риторикой: «Люди видят, что война превратилась в партизанскую и затяжную — на долгие годы».

Общество просто устало от чеченской войны. И хотя на этот раз, в отличие от кампании 1994-96-го годов, война не встретила серьезного сопротивления в российском обществе, она просто, по выражению газеты, «исчерпала себя — признать это вскоре придется даже самым оголтелым ястребам». «Выходит, — делает вывод газета, — белый конь, на котором Путин въехал во власть, споткнулся».

С еще больше уверенностью позволяют утверждать, что в результате последних событий поставлен под сомнение главный ресурс Владимира Путина — «всенародная поддержка» — данные опроса РОМИР, проведенного 20 августа. Как сообщает газета Сегодня, 62,2 процента опрошенных считают, что власти упустили время и сделали слишком мало для спасения моряков. И только 11,2 процента уверены, что было сделано все возможное. «Данные опросов говорят о резком падении рейтинга руководства страны, — пишет газета. — Правда, имидж президента еще можно поправить — найти «стрелочников, сказать, что президента неверно информировали и т.д.» Соответствующие технологии в нашей стране давно отработаны. Однако есть сомнения, что ситуацию можно полностью отыграть обратно. «Начав вторую войну в Чечне, Путин, по оценкам многих экспертов, излечил Россию от «комплекса неполноценности», порожденного развалом СССР, — подчеркивает Сегодня. — Катастрофа «Курска» словно вернула общество на грешную землю. В общественном сознании наметился очередной перелом, который может оказать огромное влияние на дальнейший ход политического процесса».

«Пронзительная реакция прессы и общества» на поведение властей в ситуации с «Курском» стала для последних абсолютным сюрпризом, потому что «народ впервые отказался слушать тот бред, что несут вожди», — пишет Валерий Яков в Новых известиях.

Общество, неожиданно для власти, категорически и демонстративно отказалось «возвращаться под лозунг: «Раньше думай о родине, а потом о себе».

Впрочем, по мнению Якова, стыдясь своей лживой власти, следует отдавать себе отчет в том, что впереди у этой власти «еще довольно много лет, чтобы так командовать. А в подчинении — еще миллионы рядовых, которых не принято считать».

«После «Курска» страна другая», — утверждает главный редактор Московских новостей Виктор Лошак. — Как в лживые советские времена, между обществом и властью стала раздвигаться пропасть».

Общественное же мнение, если его игнорируют, пишет Лошак, может быть безжалостным: в прессе начал появляться вопрос: «Почему еще никто не застрелился?»

Между тем, как считает главный редактор Московских новостей, «проблема нашего президента не в бессердечии, а в глубоко усвоенной им по прежнему месту работы конфронтационной логике». По усвоенным им старым советским, чекистским традициям, мир разделен на два лагеря: «они» и мы».

«Все ужасное у нас: чеченская война, страшные приключения журналиста Бабицкого, гибель «Курска» — это «их» происки». Водораздел между мирами непреодолим. Иначе рушится созданное и согретое генералами и директорами ВПК мироздание».

Виктор Лошак надеется, что трагедия «Курска» заставит общество задуматься: «Зачем мы в нищей стране создаем оружие, от которого сами гибнем? Что же это за адское самообслуживание?»

Прямо противоположные выводы из случившегося делает Независимая газета: по ее мнению, случившееся с «Курском» — результат перманентного «недофинансирования» Вооруженных сил.

«Чтобы не случалось ничего подобного, — считает газета, — корабли не должны стоять у пирсов, а каждый выход подводной лодки на боевую службу становиться событием… Единственная гарантия от подобных катастроф и аварий — организация на флоте полноценной оперативной, боевой подготовки и службы».

Газета предполагает, что в ближайшее время неизбежно начнутся поиски виновных, в число которых, вполне возможно, попадет и командование Северного флота. НГ считает своим долгом напомнить, что командующий СФ Вячеслав Попов и начальник штаба флота Михаил Моцак — «опытнейшие подводники, в свое время руководившие флотилиями атомных подводных лодок, имеющие по двадцать пять лет «подводного стажа». Сменить их на служебных постах в настоящее время могут только люди с гораздо меньшей компетенцией».

Впрочем, для Независимой газеты очевидно, что «страна уже не в состоянии «переварить» еще одну трагедию». После выборов Владимир Путин сумел убедить общество, что КГБ и спецслужбы — «вовсе не страшный монстр, а вполне безобидная структура, которая в состоянии сохранить и упрочить демократические свободы».

Другими словами, пишет газета, общество «просто купилось на новейшие политические технологии», которые активно использовало окружение Путина.

Однако теперь, судя по всему, начался «обратный отсчет времени не только для президента и его команды, но и для всей политической системы России, которую так упорно и так успешно выстраивали в последнее время». Когда норвежские сейсмостанции зарегистрировали взрывы в Баренцевом море, никто, отмечает газета, и предположить не мог, что они «сдетонируют» так сильно, что станут причиной не только трагедии общенационального масштаба, но и настоящего кризиса российской власти.

Есть все основания предполагать, заявляет газета Время MN, что предстоящий политический сезон будет для Владимира Путина нелегким. Причем позиции, с которых будет вестись критика действий власти, уже обозначены предельно четко.

Приморский губернатор Евгений Наздратенко объявил, сообщает Время MN, что катастрофа «Курска» — закономерное следствие либеральных реформ, ослабивших обороноспособность страны.

Одновременно лидер СПС Борис Немцов охарактеризовал действия российских властей в ситуации с подлодкой как аморальные и призвал к созданию парламентской комиссии для независимого расследования причин аварии. При этом можно не сомневаться в том, предсказывает газета, что каждый участник предстоящих политических баталий, атакуя президента, будет преследовать свои собственные интересы.

Коммунисты и патриоты-державники, совершенно очевидно, постараются использовать сложившуюся ситуацию для критики политики либеральных реформ.

Губернаторы попытаются притормозить административную реформу.

Правые, несомненно, будут обвинять Путина «в излишней зависимости от силовиков и от генералов ВПК» и требовать проведения последовательной либеральной политики, а также — более глубокой интеграции с Западом. Таким образом, похоже, что тщательно выстроенная в Госдуме конструкция, практически в любой ситуации обеспечивающая президенту выигрыш (за счет попеременного блокирования то с левыми, то с правыми — в зависимости от сути очередного законопроекта), в новой ситуации перестает работать.

Впрочем, как считает газета, у президента остается «поле для маневра» — в случае, если сам он «сделает соответствующие и жесткие выводы относительно тех членов своей команды, благодаря советам которых трагедия в Баренцевом море способствовала не консолидации политических сил вокруг главы государства, а объединению их в оппозицию».

Между тем газета Ведомости сообщает о том, что именно может предложить президенту команда его советников и ее идейный руководитель — глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

По мнению Ведомостей, предлагаемые Павловским Путину тезисы «плана осеннего наступления» — «замечательный образчик мифологии, созданный интеллектуальной обслугой Кремля».

Сам Павловский, сообщает газета, в свое время ясно указал на источник своего вдохновения — американские технологии так называемого «оружия информационного доминирования».

Газета приводят высказывание главы ФЭПа: «Я восхищаюсь голливудским драйвом инфоклипов CNN. Для меня не встает вопрос, правда этот или нет».

Именно поэтому Кремль намерен изъять у олигархов ОРТ и НТВ: они необходимы для создания «недорогих постановочных картинок, способных эффективно рекламировать борьбу с чеченскими террористами, реформу Грефа, фиктивное противостояние ручных партий Грызлов и Селезнева» и т.д.

Как назло, реальность, иронизируют Ведомости, «изо всех сил сопротивляется воплощению лабораторных фэповских схем, подмывая рейтинг Путина: тонут подлодки, взрываются бомбы, Сергеев ссорится с Квашниным, Масхадов не хочет в Малайзию, а Ким Чен Ир некстати шутит». Удивительно, впрочем, замечают Ведомости, что «грандиозные программы, сочиненные людьми, знающими об «электорате» только то, что «русскому уму близок синематограф», вообще хоть в какой-то мере работают».

Впрочем, что касается нынешнего ущерба президентскому имиджу, то, как уверяет газета Время новостей, в Кремле не планируют никаких специальных кампаний по его «отмыванию». Считают, что и так сойдет: «Произошла трагедия, но раны затягиваются, в том числе и политические».

О репутации же России в мире, особо подчеркивает Время новостей, и вовсе беспокоиться не имеет смысла: «Вряд ли она претерпит особые изменения: она и без того не то чтоб высока».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ