Сюжеты недели: отношения Владимира Путина и российской элиты; новый демарш Бориса Березовского

0
26

Вслед за прессой, продолжавшей всю неделю бурно обсуждать послание Владимира Путина Федеральному собранию, в качестве толкователя выступил и сам президент.

В своем пространном интервью газете Известия Путин высказался, по выражению Независимой газеты, «не только и не столько как высшее должностное лицо, но и как обычный человек, вполне допускающий, что восприятие его инициатив может быть немеханическим, а порой и эмоциональным».

По-видимому, необходимость в таком подходе существует: в российских традициях воспринимать выступления лидеров не только как информационные сообщения, но и как некие знаковые события, надолго определяющие общую тональность политической и общественной жизни.

Характерно в этом смысле высказывание еженедельника Московские новости: «Владимир Путин многое сказал Федеральному собранию открытым текстом. Остальное было закодировано «между строк».

В прежние времена то, что «между строк», было, как правило, значительно важнее открытого текста, не имевшего к тому же никакого отношения к окружающей реальности.

Потом, уже в постсоветские времена, пишут Московские новости, появилась привычка «не брать в голову» речи «позднего Ельцина»: «»Ну кто ж в самом деле верил всерьез его обещанию победить коррупцию (Послание, 1998 год)? Или заверениям, что на парламентских выборах «не будет любимчиков» (Послание, 1999 год)?

Сегодня ситуация в корне изменилась: общество, все еще не растерявшее веру в нового президента, стремится воспринимать его слова всерьез. Так же серьезно относятся к ним и политики, и политологи.

Надо сказать, что первое впечатление от путинского выступления оказалось довольно сильным.

Журнал Новое время, например, поразила суровость президентского тона: «За все эти пятьдесят минут (произнесения послания — А.Ф.) он ни разу не улыбнулся. По сравнению с текстом послания, заранее распространенного информагентствами, его речь еще более обогатилась мрачными и драматическими тонами».

Путин избрал, как выразился журнал, «жанр жестокой критики и страстного разбора недостатков». Губернаторы узнали, что президент, несмотря на все возникшие в связи с федеральной реформой сложности, не откажется от намерения лишить их права заседать в Совете Федерации. Рядовым избирателям было поведано, что население страны вымирает, а некоторые успехи в экономике обусловлены лишь благоприятной мировой конъюнктурой. Да и успехами-то их можно назвать лишь на фоне недавних катаклизмов. Не дождались «ласкового слова» и сторонники президента в Госдуме. Более того, еще раз высказав одну из своих любимых идей о необходимости немногочисленных, но сильных партий, Путин саркастически отозвался о неких создаваемых сверху политических объединениях, которые моментально увядают, оказавшись в конкурентной среде. «Возможно, — замечает Новое время, — думским «медведям» заранее разъяснили, что к ним это не относится, но вряд ли им было приятно на глазах у коллег выслушивать такие слова». Строг был президент и в оценке деятельности российских СМИ, которые их экономическая неэффективность ставит в полную зависимость от их финансовых спонсоров и делает таким образом «удобным инструментом межклановой борьбы».

Впрочем, Путин, по наблюдения журнала, сделал особый акцент на том, что свобода печати гарантирована для всех — кроме тех, кто пользуется ею для борьбы с государством. По многим признакам речь шла о «Медиа-МОСТе», тема борьбы с которым «никак не отпускает от себя президента». Все эти критические замечания, с точки зрения журнала, были бы оправданы, если бы президент, критикуя элиту и «либеральных интеллектуалов», сумел, по крайней мере, обнадежить простых избирателей — если бы «темные страницы сменились белыми, и к повести о беспросветном прошлом был приложен хотя бы кратенький рассказ о светлом будущем. Но Путин был неумолим до конца».

Между тем, как считает журнал, «простые люди ждут от лидера хоть каких-то обещаний, разъяснений ситуации и указаний, что и как делать».

Новое время, вспомнив любимое высказывание Шарля де Голля (примером которого, как говорят, вдохновляется Путин): «Я одинокий человек», публикует комментарий к президентскому посланию под заголовком «Пятьдесят минут одиночества».

«С кем ВВП собирается строить новую Россию?», — задает вопрос политический обозреватель Комсомольской правды Александр Гамов.

По мнению обозревателя КП, «государственный» раздел послания — самый сильный, но строительство нового государства — процесс долгий и трудоемкий, поддержка общества здесь необходима. Получить же ее можно только через демократические институты. Гамов упрекает Кремль в том, что, отгородившись «крепостной стеной» от других институтов власти — в том числе, и от власти четвертой — окружение президента игнорирует информацию об интересах и потребностях общества. Комсомолка цитирует президента Чувашии Николая Федорова: «Под государством Путин понимает только президента и Кремль».

Как заметил Владимир Путин в интервью Известиям по поводу претензий в свой адрес: «Вообще это очень в русской традиции — ругать власть, бояться ее и не ждать от нее ничего хорошего. Наша историческая память полна страхов».

Между тем, директор ВЦИОМ Юрий Левада, публикуя в НГ-сценариях (приложение к Независимой газете) последние данные опросов общественного мнения, приходит к выводу, что сама нынешняя власть немало сделала для возрождения традиционных российских фобий.

В свое время, пишет Левада, многие наблюдатели надеялись, что со сменой власти в России после ельцинских «византийских времен» наступит некоторое «успокоение политической жизни».

Однако этим надеждам не суждено было сбыться: «напряженные и тревожные ситуации разного масштаба и направленности начали вспыхивать и будоражить политизированные группы общества чуть ли не ежедневно». Введение федеральных округов, весь пакет президентских инициатив, связанный с федеральной реформой, скандалы вокруг «Медиа-МОСТА», «Норильского никеля» и всех дел о «незаконной приватизации, плюс дело Бабицкого, заявления о превентивных ударах по Афганистану и т.д. — все эти инициативы разворачиваются, по наблюдению Ю.Левады, примерно по одному сценарию: «фактор внезапности, смешанная реакция с разными долями ошеломления и сопротивления, частичное отступление, поиски оправданий или даже алиби, новый нажим, новые реакции на него и т.д.» Прямого результата, замечает директор ВЦИОМ, как будто бы нет, однако «бывают ситуации, когда режим «ошеломления» важнее конкретного результата». Говорить в этих условиях о стабильности и порядке не приходится: «Похоже, что в очередной раз пущено в ход печально знаменитое правило: «сначала ввязаться в бой, а потом посмотреть, что из этого выйдет и чего это будет стоить». Эта печать просматривается на всех без исключения инициативах последних недель».

Тем не менее данные опросов ВЦИОМ показывают, что уровень доверия населения к основным персонажам российской политической сцены меняется мало. Одобрение деятельности Путина в момент выборов выражало 69 процентов опрошенных, в последнее время — 61 процент.

С другой стороны, многие страхи граждан в отношении нового президента подверглись переоценке. Если тревога по поводу того, что Путин тесно связан с окружением Ельцина (Семьей) осталась на прежнем уровне — 55 процентов опрошенных, то беспокойство по поводу отсутствия у нынешнего руководства внятной политической и экономической программы, резко возросло — с 29 до 65 процентов. Увеличилось и количество респондентов, ставящих президенту в упрек отсутствие прогресса в решении чеченской проблемы — с 59 до 87 процентов. 45 процентов опрошенных против прежних 39-ти считают, что стране может грозить военная диктатура.

То есть опасения, связанные с прошлым Путина остаются на прежнем уровне, а связанные с настоящим и будущим положением в стране — заметно усиливаются.

Вывод Юрия Левады: «Аванс доверия, полученный Путиным перед выборами, достаточно велик, чтобы поддерживать его сегодняшний политический авторитет… В то же время конкретные результаты действий государственного руководства вызывают немало обоснованных претензий».

Не лучше складываются и отношения президента с элитой. «Путинская стремительность выдает неожиданный результат — с каждым днем очередь желающих лично получить президентские разъяснения становится все больше», — пишет газета Время MN. В этом смысле ни послание Федеральному собрания, ни интервью последнего времени ничего не изменили.

«Война на несколько фронтов», о которой пишет в последнее время пресса — конфликт в парламенте, схватка с олигархами, не говоря уж о Чечне — поставила президента в сложное положение.

Беда Путина, по мнению газеты Время MN, в том, что у него практически нет союзников: «И это не просто беда. Это очень опасно».

Газета напоминает многочисленные интервью главного идеолога Кремля Глеба Павловского, в которых тот утверждает, что президенту не нужна поддержка элиты в ситуации, когда его по-прежнему поддерживают десятки миллионов избирателей: «И если всякие там политиканы и олигархи будут сопротивляться президенту, он может напрямую обратиться за поддержкой именно к этому союзнику».

Это очень опасные призывы, замечает Время MN: «Почему-то тут же представляются толпы людей на улицах с плакатами, призывающими «раздавить гадину».

Как пишет директор ВЦИОМ Юрий Левада в уже цитированной сегодня аналитической записке, «в бедной стране богатый всегда кажется подозрительным». Социологи предупреждают: «Общественное мнение легко, не спрашивая доказательств, доверяет обвинениям в тех случаях, когда оно к этому заранее готово. А у нас оно вскормлено в атмосфере недоверия к любому разбогатевшему «частнику», тем более к «олигарху».

Впрочем, поясняет Время MN, новой революции в России вряд ли кто-то хочет. Скорее речь идет о возможности заручиться поддержкой общества путем проведения референдума: «Так ведь референдум тоже инструмент непростой и весьма опасный».

Вопрос о возможности каких-либо катаклизмов в стране, судя по всему, обсуждается в последнее время и в Кремле. Во всяком случае, замглавы президентской администрации Дмитрий Козак в своем интервью Независимой газете на вопрос о возможности образования оппозиционного президенту блока губернаторов и олигархов с последующей трансляцией по телевидению балета «Лебединое озеро» ответил: «Думаю, что у федерального Центра хватит политического ресурса, чтобы противостоять такому союзу, если его действия будут противоречить политике Центра… Я не вижу серьезных оснований бояться переворота».

Любопытно, что Козак, с одной стороны, считает, что у президента «достаточно политического ресурса и доверия избирателей, чтобы не допустить неконституционных действий кого бы то ни было».

Но с другой стороны — надежда возлагается все же не столько на всенародную любовь, сколько на поддержку силовиков: «Переворот без вооруженной силы невозможен. А путин благодаря последовательным действиям и вниманию к Вооруженным силам пользуется особой поддержкой и доверием избирателей из числа военнослужащих, органов внутренних дел».

Как считают социологи ВЦИОМ, данные которых приводит газета НГ-сценарии, президентский режим имеет сегодня две точки опоры. Первая, имевшая первостепенное значение перед выборами, — «массовое разочарование в деятельности первого президента, жажда «порядка» и надежда на «сильную руку».

Вторая, приобретающая все более значение по мере становления власти нового президента — «силовые и спецслужбовские структуры как кадровый ресурс и, по-видимому, образец действия для верхних этажей пирамиды власти».

Причем у общества протеста это не вызывает: «большинство готово принять вместе с президентом и вводимое им «военноначалие» в надежде, что, по крайней мере, хуже не будет».

К тому же принадлежность Путина к ФСБ вызывала беспокойство перед выборами всего у 23 процентов участников опроса. Несущественно изменилась эта цифра и к настоящему времени — она достигла всего лишь 26-ти процентов. «Образ органов НКВД-КГБ как самостоятельного субъекта карательного насилия — созданный… еще при Сталине, а потом использовавшийся в аналогичных целях уже Хрущевым — практически полностью утратил свою силу», — замечают «НГ-сценарии».

Между тем кризис в верхах, по мнению прессы, набирает силу. «Единство президента и региональной и политической элиты уходит в прошлое», — констатирует еженедельник Век и добавляет — и сразу же начались поиски ответа на традиционный вопрос: кто виноват?»

Еще совсем недавно, напоминает Век, «многие лидеры региональных и политических элит четким шагом шли записываться в новые «медведи», вставляли фотографию Путина в рамочку, где раньше был Ельцин». Теперь же чуть ли не общим местом стали утверждения, «что Путин — серая личность, которая ничего не понимает ни в политике, ни в экономике, что он — ставленник спецслужб, которые заполонили государственную машину». Схватка президента с «разношерстной коалицией региональных начальников», считает Век, неизбежна и исход ее пока непонятен. Противники президента «главную ставку делают на закулисные аппаратные интриги и масс-медийные технологии. Никто из них не решается апеллировать к народу и разъяснить ему, за что идет борьба и почему тор хаос, который они грозят устроить, им милее порядка даже в несовершенном государстве».

Это, по мнению Века, обязан сделать президент: «Если его не услышит элита, то он будет вправе апеллировать к своим избирателям напрямую».

Однако президентские оппоненты также ссылаются на мнение народа. Один из главных критиков президентских законодательных инициатив, президент Чувашии Николай Федоров в интервью Общей газете заявил, что именно лояльной Кремлю позицией региональных лидеров во многом объясняется поддержка населением президентской политики: «Президент или премьер-министр с огромной челядью и автоматчиками раз в месяц совершат вылазку в какую-нибудь область и довольны: соприкоснулись с народом. А мы каждый день бываем на заводах, фабриках, фермах, в школах… В конечном счете, мы проводим политическую линию, выработанную в Москве, и от того, как мы ее поведем, зависит уровень ее общественной поддержки». Федоров предостерегает: «Сегодня мы служим щитом, прикрывающим Москву, а можем выбрать себе другую роль… Ни политическому истеблишменту, ни российскому обществу не стоит заблуждаться, будто региональную власть можно игнорировать безнаказанно».

С точки зрения Новой газеты, именно «партия губернаторов», сосредоточившая в своих руках все российские богатства, ведет страну к распаду. Губернаторы подталкивают процесс политического и экономического обособления регионов, вводят региональное законодательство, противоречащее федеральному, добиваются для своих территорий особых привилегий, — «так что временами кажется, что страна вернулась к периоду феодальной раздробленности».

Даже ситуацию, сложившуюся в Чечне, по мнению газеты, следует рассматривать как «крайний случай поведения той же региональной элиты», а чеченскую войну — как «прообраз грядущего распада России».

Газета согласна с тем, что путинские законопроекты носят чрезвычайный характер. «Но их чрезвычайность обусловлена тем чрезвычайным положением, в которое попала Россия».

Выбор, по мнению газеты, прост: «Либо развал России и 90 семейств региональных олигархов, либо единая Россия с укрепленной вертикалью власти». Статья так и называется: «90 семей, которые правят Россией».

«Одна из главных ошибок, которую может совершить власть в бедной стране, — пишет в еженедельнике Московские новости лидер фракции СПС Борис Немцов, — апелляция к таким низменным чувствам, как зависть, ненависть, месть». Россия, конечно, бедная страна, 50 млн ее населения имеет доход ниже прожиточного минимума. И потому заявления, что место олигархов — в тюрьме, вызывают у многих положительные реакции и даже создают некое чувство солидарности с властью. Однако, считает Немцов, «следуя по этому пути, мы очень быстро, не приобретя ничего, потеряем даже то немногое, чего удалось добиться за последние годы».

Кроме того, лидер фракции СПС уверен, что президент совершает ошибку, выстраивая политическую и экономическую систему под лозунгом: «Вся власть Кремлю». «Бессмысленно строить в России унитарное государство: такой огромной страной невозможно управлять из Центра, это неминуемо закончится развалом государства».

Похоже, замечает Немцов, Путину нравится считать, что государство — это он. «Но прикормленные Кремлем олигархи, имена которых всем хорошо известны, уверены, что государство — это они. И недалеки от истины». Все это, по мнению Немцова — результат невыполнения президентом предвыборного обещания добиться равноудаленности олигархов от власти.

В последние дни самой модной фигурой первых полос всех центральных изданий в очередной раз стал политик и олигарх Борис Березовский. Пресса оживленно спорит о подоплеке создания Березовским новой информационной империи.

Газета Сегодня уверена, что холдинг Березовского создается как альтернатива «Медиа-МОСТУ». «Судя по всему, пишет газета,- государство-Шабдурасулов-Березовский собираются придать новому холдингу роль «лояльной оппозиции».

Если эта догадка верна, то главная задача будущего холдинга, считает газета, — выполнять международную представительскую функцию: раз в России есть «оппозиционные» СМИ, то есть и свобода слова».

Московский комсомолец также уверен в оппозиционности нового холдинга властям, но, в отличие от Сегодня, считает, что Березовский решил атаковать Кремль всерьез: «Его открытая фронда президентской реформе власти и прямая поддержка губернаторов — шаг хорошо рассчитанного отчаяния, когда самая эффективная защита — это нападение».

По мнению МК, Березовский тяжело переживает свою удаленность от Кремля: «Он чувствует, как его тихо выдавливают из ближнего «семейного» круга. Он уже не вхож ни к Путину, ни даже к Волошину. Абрамович с Мамутом его просто «кинули».

Попросту говоря, необходимость в Березовском у Кремля отпала, и появились обоснованные опасения по поводу «приватизированной сверхсобственности». Поэтому, считает МК, и появился клич: «Вперед, на баррикады!»

Еще больше разнообразных толкований, как и следовало ожидать, вызвало решение Березовского сложить с себя депутатские полномочия.

Как свидетельствует газета Сегодня, большого доверия резоны депутата от Карачаево-Черкессии («Я не хочу участвовать в развале России и установлении в ней авторитарного режима») не вызвали. Еще с меньшим доверием коллеги Березовского по Госдуме отнеслись к его заявлению о желании «играть на равных», без парламентского иммунитета вместе с другими олигархами в условиях «проводимой государством кампании против российского бизнеса».

По мнению анонимных парламентариев, на которых ссылается Сегодня, в случае запроса прокуратуры Дума без больших колебаний лишила бы Березовского неприкосновенности. А исключить вероятность подобной акции со стороны Генпрокуратуры нельзя: недавно Борис Абрамович был вновь допрошен по делу «Аэрофлота» — правда, пока в качестве свидетеля.

«Березовский играет на опережение, с тем, чтобы зафиксировать имидж человека, который имеет принципиальные разногласия с действующей властью», — так, по информации газеты, оценивают демарш Березовского его коллеги-думцы. Сегодня считает, что ход совсем неглупый: «Образ последовательного оппозиционера, несомненно, престижнее роли изгнанника не по своей воле». Есть надежда, пишет газета, что Запад, при всей его нелюбви к «семейному» олигарху вряд ли выдаст политиммигранта на растерзание преследующим его правоохранительным органов: «Тем более, что ряд высказанных Березовским претензий к нынешнему политическому курсу совпадает с критикой политики Владимира Путина в независимых российских СМИ и на Западе».

Газета Время MN предполагает, что Березовский на примере Гусинского получил наглядный урок: подконтрольная медиа-империя — гораздо более действенная защита от возможных судебных преследований, чем депутатская неприкосновенность, что и стало одной из причин «самого нашумевшего его шага».

Тем более, что, как считает сам Березовский, «в нашей стране власть при желании может посадить любого депутата, и никакой иммунитет ему не поможет».

Газета не согласна с теми, кто видит в действиях Березовского не более, чем бессистемный акт отчаяния. С точки зрения Времени MN, «впечатление, что Березовский делает никак не связанные друг с другом судорожные телодвижения, не так верно, как это кажется на первый взгляд. Он просто дает сеанс одновременной игры. На разных досках, но с одним-единственным противником — нынешним президентом».

Газета согласна с тем, что положение Березовского в путинские времена сильно отличается от его же положения при дворе Ельцина: «При всем созданном в ельцинскую эпоху образе «всемогущего дьявола», Березовский тогда никак не мог ставить себя на один уровень с хозяином Кремля». Сейчас, считает газета, ситуация совсем иная, Березовский считает себя причастным к созданию «феномена Путина» и поэтому убежден, что глава государства «как минимум обязан прислушиваться к мнению одного из тех, кто привел его к власти».

С другой стороны, как считает Время MN, открытый конфликт с властью не входит в планы олигарха, и поэтому на недавней пресс-конференции олигарх в очередной раз заявил, что, по его мнению, Путин в любом случае лучше, чем «Зюганов, Примаков и даже Явлинский».

«Оправдание Путина» по-березовски звучит так: да, он принимает стратегически неверные решения, «но делает это искренне, а не из конъюнктурных соображений».

Любопытную подборку мнений экспертов по поводу последнего демарша Березовского дает газета Ведомости.

Андрей Рябов, эксперт Центра Карнеги, сомневается в том, что олигарх решил всерьез покинуть Госдуму: «Березовский — человек, который всегда борется до конца. А представить себе его сворачивающим знамена и выходящим из игры в момент наивысшего накала чрезвычайно сложно». Заявление Березовского Рябов связывает с активизацией расследования по делу «Аэрофлота» и с уверенностью Бориса Абрамовича, что Дума способна его сдать прокуратуре: «Видимо, для того, чтобы не допустить такого публичного спектакля со сдачей, Березовский обозначил альтернативу своего добровольного ухода».

Юрий Краснов, замначальника аналитического управления Госдумы, считает, что у олигарха просто сдали нервы: «Вероятно, есть какой-то скрытый конфликт, который вынудил его сделать такое заявление. Но мне представляется, что скорее всего Березовский остынет и не будет реализовывать на практике заявленное. Это скорее способ давления». В случае же если БАБ и впрямь откажется от думского мандата, это будет означать, что конфликт между командами двух президентов — бывшего и нынешнего — усиливается, приобретая очень острые формы.

Более изощренную версию происходящего предлагает Игорь Бунин, директор Центра политических технологий. С точки зрения Бунина, Березовский ведет двойную игру: «Допустим, он договорился с режимом о том, что будет персонифицировать конструктивную оппозицию, что постарается объединить вокруг себя губернаторов и олигархов и в то же время не допустит, чтобы эта оппозиция вышла за какие-то опасные пределы. В этой ситуации то, что он сейчас делает, — некое продолжение этой логики». С другой стороны, Бунин допускает возможность некоего эмоционального срыва: «В это, правда, трудно поверить. Но если так, то Березовский как рациональный человек, скорее всего откажется от озвученной затеи».

Если же Борис Абрамович и впрямь решил перейти в оппозицию Путину, считает директор Центра политических техноологий, «не очень ему и нужно уходить из Госдумы — почему бы и не остаться депутатом».

До некоторой степени возможную заинтересованность Кремля в нынешних действиях Березовского подтвердила и Независимая газета. Рассуждая о вероятности создания нового медиа-холдинга, украшением которого, несомненно, должно стать ОРТ, контрольный пакет акций которого, как известно, принадлежит не Березовскому, а государству, НГ высказывает мнение, что именно результаты переговоров с предполагаемыми участниками нового холдинга наглядно проиллюстрируют политические цели, который ставит перед собой ныне мятежный олигарх: «Если власть отреагирует спокойно на создание холдинга, то резкое «оппозиционирование» Бориса Березовского — не более чем часть той политической или даже партийной конфигурации, над которой в последнее время задумывается Кремль».

Одним словом, сколько изданий — столько мнений. Даже самые первые комментарии к очередному решению Бориса Абрамовича могли бы составить вполне приличный том. Характерно, что, по традиции, спокойно о действиях Березовского не говорит и не пишет никто.

Показательна в этом смысле подборка высказываний «знающих людей»о новой акции «политика и олигарха», опубликованная газетой Коммерсант.

Депутат Госдумы Александр Невзоров (неоднократно называвший себя другом Березовского): «Многими его поступками движут совесть и безграничный романтизм. Не знаю, правда, почему он так трагично воспринял развал России, дело-то житейское, развалили -соберем».

Президент Чувашии Николай Федоров: «Это от отчаяния. Любой, кто чувствует себя государственником, испытывает обеспокоенность от того, что реформы предложены, а механизм их реализации не прояснен».

Лидер агропромышленной группы Николай Харитонов: «Он хочет привлечь к себе внимание, хочет быть спасителем, чтобы кто-нибудь да закричал: не уходите, Борис Абрамович!»

Владимир Жириновский: «Он же часть интеллигенции, а она всегда близка к истерике. Получается, что в Думе 450 идиотов и один умный Березовский». Тельман Гдлян: «Если Березовский скажет, что идет на Северный полюс, то искать его надо в Антарктиде. Не думаю, что он сложит полномочия. Подозреваю, что он просто намерен покинуть страну — здесь ему уже ловить нечего». И так далее.

Можно с уверенностью сказать одно: независимо от истинных намерений Березовского PR-акция ему как всегда удалась!

P.S. Уважаемые господа! «Политрук» с изумлением обнаружил доселе скрытое от него неизменными политическими бурями обстоятельство: лето перевалило на вторую половину. Для размышлений на эту интересную тему мы берем тайм-аут до 15-го августа. С наилучшими пожеланиями и надеждой на новые встречи!

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ