Сюжет недели: ход реформы и российская политическая элита

0
19

Десятилетие государственной независимости России стало для прессы поводом для некоторого подведения итогов ельцинского правления, а также и для попытки понять: что же будет дальше?

«Прошедшие 10 лет были временем нескончаемых реформ, — констатирует газета Время новостей. — Менялось все: государственная структура и правила игры в бизнесе, внешняя политика и экономический курс. Политическая и экономическая нестабильность стала фирменным стилем России».

К тому же нет оснований считать, что «время реформ» миновало: «Объем проблем, которые стоят перед новой властью, столь же велик, что и 10 лет назад».

Проблемы эти, конечно, существенно отличаются от задач десятилетней давности. Но нельзя не заметить, что к решению их второй президент России приступил не менее решительно, чем в свое время первый.

Два первых шага — налоговая и федеративная реформа — уже обозначены. Политики и общество пытаются понять — каким будет третий?

Время новостей приводит мнения представителей разных фракций Госдумы по поводу действий, предпринятых властью.

Анатолий Лукьянов (фракция КПРФ) считает, что приоритеты были выбраны неверно: сделанные два шага не должны быть первыми. «Первым должно быть послание президента с определением целей. И тогда можно было бы судить, правильны эти решения или нет».

Похоже высказался и Олег Морозов (группа «Российские регионы»): «Всякий радикализм хорош, когда отражает не только решимость, но и обоснованность, точность в постановке и достижении цели… После первых двух шагов президента хорошо бы, чтоб в обозримой перспективе — скажем, до осени — не было бы никаких третьих, четвертых и пятых шагов. Надо бы с этими разобраться».

Вячеслав Володин (фракция ОВР) также считает, что сделанных шагов пока вполне достаточно, следовало бы направить усилия на их реализацию: «Если говорить о третьем шаге, скорее всего, он может случиться в следующем году. Возможно, он будет касаться реформирования федеральных органов власти».

Сергей Иваненко («Яблоко») и Виктор Похмелкин (фракция СПС), напротив, ожидают продолжения реформ. Похмелкин считает, что третьим шагом должна стать Земельная реформа, а Иваненко ожидает до конца года «серьезных продвижений в сфере налоговой реформы».

По-военному четко оценивает перспективы представитель фракции «Единство» Франц Клинцевич: по его мнению основная задача — добиться выполнения принятых решений всеми гражданами России, «независимо от должности, звания и положения». Добиваться этого следует всеми возможными методами, «в том числе и добровольно-принудительного характера».

Газета же уверена: какие бы шаги Владимир Путин не предпринял в дальнейшем, главное произошло — «элита восприняла бурную жизнедеятельность нового президента как единственно верное поведение».

Еженедельник Век не уверен в быстром успехе новых реформ и опасается по поводу возможных угроз стабильности государства. «Разрушить старое государственное здание и построить новое, — размышляет Век, — это не совсем одно и то же. А если между первым и вторым возникает зазор, последствия для целостности страны могут оказаться самыми негативными». В результате форсированных президентских действий, по наблюдениям Века, «на местах возникли сплоченные политические команды, готовые ради сохранения своих корпоративных интересов поспорить с любым президентским наместником». Кроме того, неизбежна длительная юридическая шлифовка предложенных законопроектов. «Все это создает впечатление «неподъемности» поставленных Путиным задач».

Отсюда возникает опасность, по мнению еженедельника, что «старую политическую систему быстро разрушат, а новую возвести не успеют, сосредоточившись на бесконечных корректировках первоначального проектного задания», что может привести к «управленческому хаосу» и утрате контроля за развитием ситуации. Так произошло, например, после отмены знаменитой 6-й статьи Конституции СССР, отменившей монополию КПСС на власть. «Старую советскую государственность быстро демонтировали, а новую на ее месте создать не успели. В результате Советский Союз распался».

Между тем у современной России ресурсов для поддержания внутренней стабильности значительно меньше, чем было у СССР, — предостерегает Век.

«Поразительно, но любой шаг Владимира Путина сопровождается восторженным гулом. Что бы он ни сделал, — пишет еженедельник Иностранец. — Хотя он пока не сделал ничего, чем можно так уж восторгаться».

С точки зрения Иностранца, о результатах экономической политики нового президента пока сложно сказать что-либо определенное. Не заметно пока успехов ни в борьбе с коррупцией, ни в попытках «равноудаления» олигархов. «Что уж говорить о политических свободах. Здесь, наоборот, откат».

Тем не менее повсеместно раздаются «крики одобрения», хотя, по выражению еженедельника, иногда они звучат «весьма натужно».

В частности, именно так реагируют губернаторы на путинские законопроекты о реформе федеративного устройства.

Натужность губернаторского одобрения легко объяснима: «Путин их без ножа режет». Однако «они не кричат, а одобряют, сопровождая свое одобрение лишь мягкой критикой».

Причину столь сдержанного поведения регионалов Иностранец видит в решительности, с которой новый президент взялся за дело: «Новый кремлевский стиль, начиная со знаменитого «мочить в сортире» и кончая угрозой Котенкова отправить на нары наиболее ретивых критиканов из числа губернаторов, несомненно, произвел впечатление на региональных владык. Путина с его кагэбэшными навыками они явно побаиваются». Впрочем, Иностранец, как и многие другие издания, не сомневается, что губернаторы «гораздо лучше умеют добиваться своего путем аппаратных интриг и лоббирования. То есть не криком, а тихой сапой».

По мнению журнала Коммерсант-власть, именно закон о новом порядке формирования Совета федерации, лишающий региональных лидеров федерального статуса, следует считать «стержнем всей президентской реформы». Если этот закон вступит в силу, провести через новую верхнюю палату любые другие нужные администрации президента законы (в том числе и об отрешении руководителей регионов) станет лишь «делом техники и времени».

Ничего удивительного, что именно этот закон вызвал сопротивление губернаторов, которое стало для Путина, по выражению обозревателя газеты Сегодня Леонида Радзиховского, «первым государственным экзаменом». Ведь «до сих пор все двигалось как по маслу…» Радзиховский убежден, что за «вяло-трусливым» сопротивлением губернаторов скрывается «огромная энергия злобы»: «Если Путин хочет узнать, что о нем думают его добрые вассалы, пусть послушают, что они говорят про Котенкова». Представителя президента, по выражению Радзиховского, «выставили как резиновую куклу в японской фирме, и уж сенаторы не пожалели палок». Даже обычно сдержанный Егор Строев в ответ на просьбу оценить позицию Котенкова процедил сквозь зубы: «Есть на свете идиоты».

Впрочем, по сообщению той же газеты Сегодня, на следующий же день после встречи сенаторов с президентом, на которой была дана «жесткая оценка» заявлениям Котенкова, он был официально утвержден в должности представителя нового президента в Госдуме.

Юрий Лужков, недавно еще бывший в немилости у Кремля, и вроде бы наладивший в последнее время отношения с Владимиром Путиным, тем не менее в интервью Общей газете заявил, что «далеко не все из предложенного президентом является истиной в последней инстанции».

И в первую очередь неприятие Лужкова вызвал, конечно, законопроект о новом порядке формирования СФ.

Московский мэр считает верхнюю палату парламента «полезным элементом государственной системы», «мощным фильтром для крайностей» и «эмоциональных решений», нередко принимаемых Госдумой.

Лужков уверен, что намерение лишить губернаторов возможности представлять свои регионы на федеральном уровне ошибочно: «Какой представитель может быть информирован о положении в регионе, о его нуждах лучше, чем руководители этого региона?»

Государству необходим особый институт, занимающийся проблемами всей страны. Вновь созданный Госсовет, «общественный консультативный орган, что-то вроде клуба губернаторов, где будут время от времени проводить вечера интересных встреч руководителей регионов с руководством страны» заменить Совет Федерации не сможет в силу того, что это «не властная структура».

Лужков подчеркнул также, что он «государственник и сторонник сильной государственной власти», но для него очевидна разница между сильным и силовым государством, и именно поэтому он счел свои долгом высказать критические замечания в адрес предложенных законопроектов.

«Не дело в мирное время управлять государством и обществом по военным схемам», — заявил еженедельнику Московские новости известный политолог Георгий Сатаров. Он подчеркнул, что впервые за последние 80 лет в России «появятся территориальные образования, которые обладают существенными признаками государственности».

Сатаров назвал их сатрапиями, проведя параллель ни много ни мало со временами Александра Македонского, разделившего завоеванную им территорию на части, во главе каждой из которых был поставлен доверенный полководец. Такая система, по мнению Сатарова, усиливает угрозу сепаратизма. Кроме того, проблематичным становится соблюдение демократических норм в обществе: «Во главе каждого округа становится человек, который никак не зависит от населения. Верховный руководитель территории независим от граждан. Механизм его легитимации недемократичен».

Критически оценивает Сатаров и намерения президента оставить за Центром право отстранения губернатора от должности: «Норма, согласно которой можно отстранять губернатора по факту возбуждения уголовного дела, ни в какие ворота не лезет. Президент берет на себя функции судебного исполнителя. Называется это емким и точным словом — произвол».

И все же, констатировала газета Коммерсантъ, несмотря на то, что среди сенаторов не оказалось никого, кто полностью поддержал бы инициативы президента, на радикальные меры Совет Федерации не пошел. «Сенаторы на конфликт с президентом так и не решились», — отметила и Независимая газета.

А Время новостей назвало реакцию Совета Федерации «бунтом на коленях». Поправки, предложенные сенаторами, по мнению газеты, не способны существенно изменить закон. Впрочем, считает Время новостей, ни та, ни другая сторона не заинтересованы в открытом конфликте: «Владимиру Путину, только что приступившему к строительству структуры исполнительной власти, параллельной нынешней, нужно время, чтобы ее отладить, а откровенный саботаж губернаторов может этому изрядно помешать… Губернаторам тоже нужно время для того, чтобы сориентироваться в президентских нововведениях, выстроить свои отношения с окружными начальниками и, в конце концов, просто понять — что это за зверь такой — федеральные округа».

Законопроект, как считает газета, может уйти в согласительную комиссию и обсуждаться там до тех пор, пока пресловутые федеральные округа не станут реальной властью, и вопрос о правах губернаторов не отпадет сам собой. Возможен, конечно, и другой вариант: губернаторы сумеют подмять новых начальников под себя.

Однако, как считает Время новостей, «похоже, что Владимир Путин предпочтет проигнорировать губернаторскую истерику, и Государственная Дума продолжит принятие законов о переустройстве России».

Таким образом, Совет Федерации оказался, по выражению еженедельника Новое время, «не только самым чванливым, но и самым слабым и трусливым звеном российского парламентаризма».

Некоторые главы регионов пытаются лоббировать свои интересы в кремлевских структурах, другие подыскивают себе новые рабочие места на госслужбе. Большинство же «кротко дожидается очереди, чтобы приложиться к ручке своих новых опекунов — президентских полпредов».

Сенаторы не делают, по наблюдению Нового времени, самой очевидной вещи: не обращаются к своим избирателям, которые, собственно, и являются источником их власти.

Поведение региональных начальников становится понятно после знакомства с данными последнего вопроса ВЦИОМ, которые приводит Новое время. Согласно этим данным, «63 процента россиян обрадуются, если Путин сможет увольнять губернаторов и областных депутатов в тех случаях, когда те начнут своевольничать… И даже полный, вовсе не обставленный оговорками контроль президента над местными властями сочла бы за благо половина сограждан, а за вредное новшество приняли бы меньше трети». Большинство глав регионов, пишет Новое время, «политически всегда жили и живут без народа». И потому губернаторы «в трудный для себя час предстали перед страной как стопроцентные чиновники, интригующие среди бюрократов — московских и местных, а вовсе не как политики, ведущие за собой массы».

Совершенно естественно, что население воспринимают как далекие от своих интересов вопросы о том, «много или мало прав отнимут у этих чиновников, будут ли они избираться населением или их назначит центр».

Известный политик, депутат Государственной Думы Александр Шохин заявил газете Время MN, что закон о порядке формирования Совета Федерации ждет «самая легкая судьба» — вопреки сопротивлению сенаторов.

Во-первых, главы регионов получили «встречные полномочия», связанные с отстранением глав местного самоуправления. Кроме того, огромное число голосов депутатов Госдумы, отданное за этот проект, позволяет предположить, что вето Совета Федерации в любом случае может быть с легкостью преодолено. Что же касается президентского права отстранения губернаторов, здесь возможны уточнения.

Впрочем, времени для дискуссии осталось немного — как известно, президент рассчитывают, что эти законы будут приняты до 8-го июля. Александр Шохин, кроме того, заявил, что меры, которые могли быть реализованы в рамках действующей Конституции, фактически исчерпаны тремя законопроектами, принятыми Госдумой в первом чтении, и указом о федеральных округах. «Все остальные изменения могут быть проведены только через изменение Конституции».

Если конституционный процесс начнется, то, по мнению Александра Шохина, скорее всего — с принятия осенью закона о Конституционном собрании, которое одно только имеет право менять «судьбоносные главы Основного закона», в частности, те, где прописан тип государственного устройства.

О том, что новый президент неизбежно будет «переписывать» Конституцию, заговорили сразу после того, как началась реформа власти.

Стало понятно, что Основной закон рано или поздно станет препятствием для реализации столь масштабных планов, а Владимир Путин, как заметили по этому поводу Известия, «не из тех людей, которые привыкли отступать».

Вопрос, по мнению Известий, только в том, «на что замахнется» президент: на принятие нового Основного закона Конституционным собранием или на «проталкивание» поправок к действующей Конституции через Думу, Совет Федерации и регионы.

Как сообщают Известия, близкие к Кремлю «Единство» и «Народный депутат» чаще высказываются на первый путь, левая оппозиция и ОВР — за второй. Тем не менее 8 июня на заседании Госдумы лидер ОВР Евгений Примаков заявил о необходимости создать депутатскую комиссию, которая займется работой над поправками к Конституции.

Примаков считает, что в связи с изменением порядка формирования, а следовательно, и статуса Совета Федерации, пора «подумать уже сейчас о перераспределении полномочий», закрепленных за СФ в Конституции.

В частности, при новом порядке, по мнению Примакова, к компетенции верхней палаты парламента не могут быть отнесены такие вопросы, как объявление начала и окончания войны, применение вооруженных сил за пределами России, объявление чрезвычайного положения и некоторые другие.

Кроме того, как считает лидер ОВР, если будет создан Госсовет, этот орган будет иметь отнюдь не только совещательный характер, и потому «необходимо и его полномочия четко прописать в Конституции».

При этом, замечают Известия, возникает естественный вопрос: зачем вообще нужен будет Совет Федерации? «Если примаковские инициативы воплотятся в жизнь, полномочия и реальное влияние на политику этого органа будут равны нулю».

Инициатива Примакова, впрочем, возражений в Госдуме не вызвала, и была направлена на экспертизу в правовое управление и в депутатские объединения.

Между тем, как отмечает пресса, политический вес Примакова растет. Газета Сегодня сообщила, что, по сведениям из «информированных источников», встречи Путина и лидера ОВР «носят систематический характер, причем в Кремле эта информация тщательно скрывается». Как утверждает газета, глава президентской администрации Александр Волошин «очень ревнует» Евгения Примакова к президенту».

Журнал Профиль напоминает, что Александр Волошин — один из людей, чрезвычайно много сделавших для того, чтобы Путин стал президентом. «Но известно, что в политике благодарность — карта не козырная».

Правда, приказ о переназначении Волошина, по данным журнала, был подготовлен сразу после инаугурации, однако подписал его Путин не сразу: «По-видимому, президент все же предпринял попытку избавиться от навязчивой опеки ближнего ельцинского круга».

Профиль также упоминает фамилию Евгения Примакова: по сведениям журнала, президент встречался с Примаковым, намереваясь предложить ему руководство Советом безопасности, а руководство президентской администрацией поручить «своему человеку» — нынешнему секретарю Совбеза Сергею Иванову.

В конечном итоге Путин все же выполнил обещание, данное в свое время Ельцину: Волошин был переназначен. Однако коллизия «Путин-Волошин», как считает Век, сохранилась: «Либо президент в случае усиления все же уберет главу своей администрации, либо, как это ни парадоксально, глава администрации попытается избавиться от президента, если тот прежде срока начнет настаивать на своей игре».

Журнал считает также, что прохождение президентских инициатив через парламент представляет для главы президентской администрации особый интерес: Волошин «не забыл, как Совет Федерации сунул здоровенную палку в колесо его первого серьезного поручения на посту руководителя администрации — устранения с поста генпрокурора Скуратова… И вряд ли Волошин упустит шанс поквитаться».

Правда, это можно будет сделать только в случае, если путинские законопроекты все же пройдут. Если же нет — «глава администрации обязательно возьмет на заметку, что феномен Путина как покорителя всего и всех — не более, чем телевизионная картинка».

Если, как предполагает Профиль, дело дойдет до того, что «консолидированные Березовским губернаторы начнут саботировать путинскую административную реформу, а телеканал ОРТ развернет всенародную пропаганду по примеру недавней антилужковской», выходом для президента может стать дружба с Александром Волошиным, «основанная на его, Путина, нужности» Ельцину и его окружению, к которому по-прежнему принадлежит глава администрации нынешнего президента.

«Зависимость президента от Волошина не финансовая, и не политическая, а психологическая», — утверждает журнал Итоги.

После выборов президент, напоминает журнал, оказался в уникальной ситуации: он никому и ничем не был обязан. Судя по всему, у него не было и нет оснований бояться шантажа: никакой серьезный компромат в период избирательной кампании не появился. Фактически Путин был свободен: «Ничто не должно было помешать ему и команду в Кремле сменить, и назначить в правительство тех чиновников, какие нравятся ему, а не «Семье». Но ничего этого не произошло».

Александр Волошин сумел, как считают Итоги, приучить президента к мысли, что только он способен предложить нестандартное решение любой самой сложной проблемы. «Он создал в глазах Владимира Путина образ незаменимого чиновника, без которого президент как без рук».

Стало ясно, что президент вряд ли решится самостоятельно избавиться от своего главного советчика.

Проблемы у Волошина, по мнению Итогов, могут возникнуть лишь в том случае, если он «забудет о корнях, о людях, которым он обязан своим взлетом и успехом». Однако пока на это нет ни малейшего намека: «Александр Стальевич продолжает отстаивать интересы «семьи» и дружественного ей финансово-политического клана Бориса Березовского и Романа Абрамовича», — пишут Итоги, и добавляют: «Отстаивать подчас в ущерб интересам президента».

Глеб Павловский, руководитель Фонда эффективной политики и человек, хорошо осведомленный о существующем политическом раскладе, утверждает, между тем, что «тандем Волошин-Путин сложился еще до назначения Владимира Владимировича и.о.»

Существует некая «рабочая и интеллектуальная связка», устойчивость которой, впрочем, Павловский оценивать не берется: «Это уже элемент новой команды».

По мнению Павловского, политическая программа Путина, которая сводится к «созданию компактного государства», точнее, к уходу государства «из тех зон, где оно неэффективно, а значит, ликвидации бизнесов, которые выросли в этих зонах» — эта программа «несовместима с интересами хозяев политического рынка». И потому Путину не дадут довести задуманные им преобразования до конца. «Тут вопрос: кто кого? Или они Путина, или Путин их».

С точки зрения Павловского, «теперешнее наступление Путина — психическая атака, во весь рост и без политической поддержки. Завтра будет контратака».

Путину, предсказывает Павловский, даст бой телевизионный медиа-бизнес: «Сперва на экранах вдруг появится картина — сериал «Новая оппозиция». А уже после под нее подведут организационную базу и мировое общественное мнение». Как будет выглядеть коалиция, противостоящая президенту, руководитель Фонда эффективной политики предсказать не берется, однако он уверен, что «к концу года будут попытки остановить Путина». Этот год станет годом решительных действий президента — «или годом распада путинского большинства».

По мнению парижской Русской мысли «бурный натиск» Путина по всем направлениям вполне оправдан: нужно «ковать железо, пока есть харизма и нефтедоллары в казне». Если цены на нефть упадут и наступит разочарование в путинских начинаниях, «если в Приморье по-прежнему будут отключать электричество, на Камчатке и Сахалине — вымирать от холода, если в Чечне будет длиться партизанская война — харизма выдохнется».

В худшем же случае, предрекает Русская мысль, вслед за харизмой, которую газета определяет как «покорность, надежды и даже отчасти любовь к президенту в гражданах», может исчезнуть и легитимность. «Ведь получил он 26 марта все-таки не 52,94%, а едва 48 — а второго тура не проводил». Между тем бюллетени на этот раз, напоминает газета, (в отличие от 1996 года) «вроде бы не сожжены, при сильном народном недовольстве кому-то может захотеться их еще раз пересчитать…»

К тому же, замечает Русская мысль, короля играет свита. Окружение Путина состоит из трех частей: «Семья» и «олигархи» с устойчивой репутацией коррупционеров; личные выдвиженцы Путина — в основном чекисты или военные плюс «думские медведи в ливреях»; наконец, либеральные экономисты, в большинстве своем связанные с Чубайсом. Именно преобладание персонажей, имеющих отношение к «Семье» «провинциальные гебисты, неудачливые вояки, «медведи» и «медведицы — придают Путину и его реформам, как считает Русская мысль, «отчетливый запах заранее предрешенного краха по «закону Черномырдина» («хотели как лучше, а получилось как всегда»).

В последнем номере газета левой оппозиции «Завтра» сообщила, ссылаясь на «наши источники в среде олигархов», что в последние дни «скрыто начался диалог Березовского и Гусинского по совместным акциям противодействия Путину. Прежде всего — в вопросах реформы федеральной власти…»

Недаром Глеб Павловский в уже цитированном интервью Московскому комсомольцу отказался дать политпрогноз на ближайшие месяцы: «Это все равно что спрашивать: «Каков прогноз исхода вашей партии?» Следите за игрой!»

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ