Гадание на газетной гуще

0
15

Не административная реформа, а «административная революция» — так, по мнению журнала Итоги, следует определить ход первого этапа преобразований, начатых Владимиром Путиным.

Нетерпение первых дней путинского президентства, когда пресса дружно гадала, решится ли новый глава государства на некие радикальные шаги по изменению политической системы страны, и уже высказывала упреки в медлительности и отсутствии политической воли, уже успело смениться настороженностью, скептицизмом и мрачными предчувствиями.

Итоги, в частности, не уверены, что попытка «забрать часть власти из регионов в центр» будет удачной, что «нашумевший путинский указ о представителях президента» положит конец губернаторской вольнице. «В России ведь важно не столько то, что записано в законе, сколько кто и как им пользуется».

С точки зрения журнала, при подготовке указа одержала верх позиция сторонников «вертикали ради вертикали», давно призывавших Кремль отдать губернаторам право «смещать нижестоящих начальников в обмен на право сменять их самих».

Есть надежда, что новый порядок несколько ослабит лоббистские возможности глав регионов, но он никоим образом не посягает на саму систему лоббирования. Журнал приводит мнение эксперта Центра политического консалтинга «Никколо-М» Михаила Афанасьева, который не сомневается в том, что вскоре главными лоббистами станут назначенные президентом полпреды. Что же касается губернаторов, то они будут «еще активнее пропихивать своих людей в Госдуму и, уж конечно, проследят за тем, чтобы в Совете Федерации оказались те «представители», какие нужно».

В целом Итоги считают президентский указ о семи федеральных округах, как сказали бы в прежние времена, волюнтаристским: «Почему этот документ не стал предметом широкой дискуссии, понять трудно. Стиль «внезапной атаки» в данном случае ничем не оправдан».

С точки зрения газеты Сегодня — принадлежащей, как и Итоги, к группе СМИ холдинга «Медиа-Мост — тактика «бури и натиска», избранная президентом, оправдывает себя до тех пор, пока сохраняется эффект неожиданности.

Новый президент стремится действовать жестко и прямолинейно, «намереваясь разобраться одновременно с губернаторами, олигархами, чеченскими боевиками и т.д. и т.п.» Однако для того, чтобы действовать успешно по всем направлениям, нужны большие ресурсы и серьезный политический опыт. Ни того, ни другого, по мнению газеты, у путинской команды нет. Все проблемы решаются испытанными административными методами: «Видимо, публичная политика представляется президенту пустой тратой сил и средств».

Эксперт «Фонда Карнеги» Андрей Рябов, мнение которого приводит Сегодня, считает, что нынешнее поведение Кремля свидетельствует о «головокружении от успехов», а также о том, что «старая ельцинская команда» стремится извлечь максимальную выгоду из ситуации, когда жесткое сопротивление власти отсутствует. «Так называемая Семья хочет законсервировать рыхлое политическое пространство, в котором она выступает как единственная консолидирующая, четко знающая свои интересы группа».

Впрочем, Рябов убежден, что тактика «блицкрига» не оправдана: «Наплодив огромное количество фронтов и врагов, власть будет вынуждена отходить назад по всем направлениям».

Наиболее уверенно такой поворот событий можно предсказать относительно административной реформы: «Губернаторы попытаются перевести борьбу в позиционное русло, затянуть процесс в согласовательных процедурах. Тогда первый эффект будет выхолощен, атака захлебнется».

Любопытно, что депутаты Госдумы, желая пойти навстречу президенту, согласились рассмотреть президентские инициативы, по выражению газеты Время MN, «в суперускоренном темпе» в тот самый момент, когда губернаторы обратились к Путину с просьбой не торопить изменения принципа формирования верхней палаты парламента.

Создание Госсовета — органа скорее декоративного — во всяком случае, не обладающего никакими реальными полномочиями, региональных лидеров вполне утешить, естественно, не могло, и губернаторы «приступили к работе с одномандатниками». По заявлению представителя президента в Госдуме Александра Котенкова, дело дошло и до прямых угроз, и все с единственной целью — «провалить президентские инициативы или, по крайней мере, затруднить их принятие».

Впрочем, как считает Время MN, несмотря на всю значительность регионального лобби в нижней палате парламента, «оно вряд ли сможет изменить самое главное желание Думы — не ссориться с президентом». «Верхняя палата парламента вступает в тихую конфронтацию с нижней», — констатировала газета.

Коммерсантъ, сообщая об очередной встрече президента с губернаторами по случаю представления им полпреда в Дальневосточном федеральном округе генерал-лейтенанта Константина Пуликовского, отметил нарастающее взаимное раздражение между участниками политического процесса.

С одной стороны, губернаторы начали свою «подрывную работу» в Госдуме, надеясь с помощью подконтрольных им одномандатников провалить ненавистные законы. С другой — решительно вмешался представитель президента в нижней палате Александр Котенков, пригрозивший региональным лидерам уголовным преследованием. Его слова о том, что после принятия законов «минимум 16 губернаторов сядут на скамью подсудимых», а многие другие присоединятся к ним несколько позже, процитировали практически все центральные газеты и телеканалы.

Владимир Путин в этой ситуации выступил в классической роли «доброго следователя», исправляющего ошибки «злого следователя» Котенкова. Президент заявил, что верит губернаторам, у которых «есть понимание реформ» и что разговоры о противостоянии ведутся «провокационными элементами, которые стремятся внести раскол в общество».

Впрочем, по мнению Коммерсанта, вряд ли региональные лидеры откажутся от своей тактики тихого саботажа: «Просто станут осторожнее».

Между тем Общая газета считает, что конфронтация с губернаторами может лишить Путина «одной из основных опор президентской власти — административного ресурса региональных элит».

Более того, губернаторы могут стать для Путина настоящей «пятой колонной» в процессе укрепления вертикали власти: «Регионалы способны разойтись с ним в самом болезненном для него вопросе — о чеченской операции».

После многочисленных случаев гибели военнослужащих в Чечне открытая критика действий федеральных властей на Северном Кавказе зазвучала все громче. Одним из первых обвинил федеральные власти в неадекватных действиях в северокавказском регионе губернатор Пермской области Геннадий Игумнов — на похоронах пермских омоновцев. По всей вероятности, у Игумнова могут найтись единомышленники среди коллег-губернаторов.

По мнению Общей газеты, следствием бесконечной чеченской войны станет появление нового протестного электората — «новой социальной общности на неполитической основе». И возглавить его вполне способны региональные лидеры. «А две внутренние войны — с Чечней и региональными лидерами — не выдержать даже Путину».

Между тем, как считает газета Сегодня, структура новой вертикали власти уже успела проявиться. Вершина властной пирамиды — Совет безопасности во главе с президентом, «мощное властное ядро для руководства страной», в которое входят все «генерал-губернаторы, а также силовые министры, главы МИДа и Минфина.

При таком раскладе, отмечает газета, прочие органы исполнительной власти, включая правительство и даже администрацию президента, приобретают «технический характер». Впрочем, это относится и к власти законодательной : «Дума — «медвежья», Совет Федерации — «отреформирован».

Что же касается насущнейшего для губернаторов вопроса — об иммунитете, президент попытался успокоить взволнованных регионалов, заметив, что через Госсовет («шутейный» консультативный орган при президенте», как называет его Сегодня) можно предоставить те же льготы, которые имеют ныне члены Совета Федерации.

Однако разница есть: нынешний иммунитет защищает сенаторов согласно законодательству. Госсовет же ни в законах, ни в Конституции не упомянут. Таким образом, иммунитет членам Госсовета может быть предоставлен только указом президента. Но если президент «дарует иммунитет указом», это значит, что таким же образом он его при необходимости и отберет».

Газета подводит итог: «Владимир Путин выстраивает новую вертикаль государственной власти по классическим правилам электротехники: для повышения силы тока удаляются из цепи участки с повышенным сопротивлением и заменяются на «несопротивляемые». В идеале должен получиться «кремлевский сверхпроводник» для президентских решений.

По мнению журнала Новое время, в той ситуации, в которой оказалась страна после десятилетия реформ, можно определенно рассчитывать на некоторую «усталость от свободы» — в том числе и у губернаторов. Для многих из них, как утверждает журнал, нынешняя «свобода в нищете» совсем не подарок: «Они готовы уступить эту свободу Центру — вместе с ответственностью, разумеется». Многие главы регионов охотно обменяют «свое законодательное первородство на чечевичную похлебку власти над местным самоуправлением, которая им обещана в виде компенсации», предполагает журнал.

К тому же, Новое время не исключает и того, что кое-кто из региональных лидеров искренне считает, что «подчиненность по вертикали в России нужна: уж очень большая страна».

Известный политолог Лилия Шевцова в интервью Литературной газете высказывает мнение, что российское общество поразил «политический конформизм на грани холуйства».

С точки зрения Шевцовой время правления Бориса Ельцина можно считать «революционным циклом», когда по правилам хорошего тона полагалось «не выслуживаться, а рисковать». Сейчас же страна «плавно перешла из одного режима в другой», правила игры изменились и политическая элита перешла от рисков и вызова к лояльности и послушанию.

В моде самоцензура: «Теперь можно выжить только приспосабливаясь. Отсюда и самые крайние, унизительные формы выживания».

Причем редкостное единодушие и усердие («а порой и сверхусердие», уточняет Шевцова), которые демонстрирует все последнее время общество, безоговорочно поддерживая все решения главы государства, объясняется, по мнению автора «даже не страхом, а неизвестностью… незнанием пределов, до которых может дойти Путин».

О страхе перед силовым давлением говорить пока не приходится — Шевцова считает, что «общество, интеллектуальная элита, политический класс начали себя ограничивать из страха применения силового приема, когда он еще не применен».

Кроме того, сказывается и отсутствие жизнеспособной оппозиции: «У нас нет оппозиции, готовой взять власть. Наша оппозиция чисто риторическая, ручная. Отсюда и отсутствие политического достоинства, отсюда основной исток верноподданничества».

С другой стороны, было бы самонадеянно утверждать, что поводов для опасений нет: по признанию той же Лилии Шевцовой, российская власть («наше самодержавие», как выражается автор) не имеет «ресурсов и механизмов мирного разрешения кризисных ситуаций». Единственная надежда — на прагматичность и быструю обучаемость нового президента: у него «нет политического прошлого», и потому он «не будет делать ошибок, связанных с прошлыми привязками», а кроме того — возможно, успеет пройти школу политики раньше, чем иссякнет его политический ресурс.

Известный правозащитник, депутат Госдумы Сергей Ковалев в интервью еженедельнику «Аргументы и факты» считает, что фигуру Путина следует рассматривать как «и олицетворение, и порождение системы — системы фаворитизма».

Следует учитывать, по мнению Ковалева, что подобный персонаж вполне может расправиться и со своими «сценаристами-родителями» («Вспомните Наполеона и Сталина»).

Общество явно соскучилось по «твердой руке», оно требует жесткого порядка. В ответ на замечание, что, похоже, «люди хотят, чтобы власть их пугала», Ковалев поясняет: мы живем далеко не в безопасных условиях, и потому хотим, чтобы нас кто-то защищал: «Ищем сильного, надеемся на него. Плюс рабская психология, когда вся надежда не на себя, а на Хозяина». Сталин, Андропов, теперь — Путин… «Вот букет, с которым мы входим в новое тысячелетие. Чем он запахнет — скоро узнаем».

В заголовок публикации вынесена фраза из интервью: «Народ часто и трагически ошибается…»

Общая газета убеждена, что «страна идет к диктатуре… Она сама добровольно и чуть ли не с радостью стремится вернуться к порядкам, из которых попыталась выйти в горбачевские времена». Это происходит тем легче, что, как выяснилось, и с точки зрения президента, и с точки зрения общества «авторитарная личная власть и порядок — одно и то же». Президент, сосредотачивая в своих руках все большую власть, заявляет ОГ, делает это для укрепления «существующего грабительского номенклатурно-грабительского капитализма, причем степень зависимости олигархов от власти будет увеличиваться, а российскому бизнесу предстоит превратиться «в единую, связанную мафиозной дисциплиной «семью».

Из периода новой диктатуры, предсказывает Общая газета, Россия выйдет страной, которая «если даже сохранит свое единство, окончательно превратится в задворки современного мира». Поэтому газета объявляет о своей оппозиционности к новой власти и выражает надежду, что «чем больше будет сопротивление сейчас, тем слабее окажется диктаторский режим, короче период диктатуры и тем сильнее будет Россия, когда она из него выйдет».

Значительно менее пафосно оценивает перспективы путинских реформ еженедельник Московские новости.

По его мнению, все происходящее следует считать исторически предопределенным для России, где постоянно чередовались периоды жесткой централизации и глубокой децентрализации, вплоть до изменения карты страны. «Что-то вроде циклоиды, ограниченной снизу экономической неэффектвиностью чрезмерной централизации, а сверху — угрозой территориального распада»: децентрализация страны после 1917 года, затем образование СССР и жесткая централизация сталинских времен, потом хрущевская оттепель с ее активизацией региональных структур, брежневские времена восстановления «вертикалей власти», потом горбачевские времена распада СССР и угроза распада уже для России при Ельцине.

Сегодня же, как считают Московские новости, необходимость «отката к централизации» понимают и избиратели, и региональные лидеры. «Ветер истории дует Путину в паруса. Отчасти поэтому ему (пока!) легко дается то, чего никогда не простили бы Ельцину».

Последние акции президентской администрации следует расценивать как «скорее упреждающий удар в неизбежной битве с региональными баронами», которые действительно «нахватали суверенитета больше, чем могут унести».

К сожалению, пишет еженедельник, «либеральные мечты о создании в регионах гражданского общества» во многом так и остались мечтами. Эффективные механизмы для контроля за местными элитами создать пока не удалось. «А коли контроль снизу неэффективен или его просто нет, приходится думать о контроле сверху».

При этом весьма существенно, считают МН, что борьба идет в рамках закона — «по крайней мере, формально». Путин намерен оставаться в конституционном поле. Пока это ему удается, «а значит, у региональных начальников есть контригра. Тогда о чем шумим?»

Исходя из всего сказанного, еженедельник утверждает, что сама по себе идея создания семи «столиц второго уровня» — шаг в верном направлении: «От тоталитарной организации географического пространства — высоченный шпиль власти в Москве и плоская бесправная равнина на всех остальных 17 000 000 квадратных километрах — мы, как и положено развитой стране, переходим к более зрелой пространственной структуре и иерархии».

В целом же сегодняшние реформы, по мнению Московских новостей, больше всего напоминают хрущевскую попытку введения совнархозов, которые, между прочим, воспринимались в свое время как «либеральное новшество». «Погодите бояться, — призывает еженедельник своих читателей. — Возможно, будут более серьезные поводы».

Парижская Русская мысль приводит высказывание «поэтичного депутата-агрария» Николая Харитонова, который сравнил семь округов с железными обручами, которые скрепят «бочку» Российской Федерации. Однако газета считает вполне допустимым и другое сравнение — не со скрепляющими обручами, а с разделяющими перегородками. «Если у семерых наместников будут слишком большие права, не усилит ли это, наоборот, центробежные тенденции вместо того, чтобы укрепить центростремительные?»

Русская мысль вспоминает о принципе экономии мышления, именуемом по имени его автора «бритвой Оккама», который не рекомендует «умножать сущности» без нужды. «Начатая президентом Путиным административная реформа, по мнению газеты, — «типичный пример ненужного умножения управленческих сущностей».

Илья Мильштейн в Новом времени утверждает, что «мягко, стремительно, конституционно» воссоздавая российскую империю, Путин «выбирает простейший путь для реализации своих таинственных планов: путь укрепления личной власти». А затем, добившись принятия новых законов, означающих попросту «тихий конституционный переворот», Путин «окажется перед соблазном пользоваться неограниченной властью без всяких ограничителей и перед необходимостью самоограничения».

Таким образом, неизбежен конфликт между «чекистом», вознамерившимся отстроить «Большую Лубянку» и «всенародно избранным президентом», призванным заняться государственным строительством.

Газета Известия публикует интервью лидера думской группы «Народный депутат» Геннадия Райкова, который не сомневаются, что все три закона, предложенных президентом, Думой будут приняты, а затем будет преодолено и вето Совета Федерации на эти законы.

Райков называет даже точную дату, когда это произойдет — 7 июля, день последнего в этой сессии заседания Думы. Лидер фракции не отрицает сильнейшего давления, которому подвергаются депутаты-одномандатники со стороны губернаторов. «Другое дело, каким бы мощным ни было это давление, оно не приведет к желаемому результату».

Законы будут приняты, но и это можно считать только началом. Впереди, сообщает Райков, — более сложные законопроекты, «сопротивление которым будет несравнимо с нынешним».

В первую очередь речь идет о законе «О Конституционном собрании», проект которого будет внесен в Думу уже в сентябре. Его появление можно будет считать, пишут Известия, началом второго этапа реформы, «чтобы можно было через Конституционное собрание, без проволочек менять отдельные статьи Конституции».

Это действительно будет означать начало нового этапа политического процесса — до сих пор все, что предпринимал президент Путин, находилось строго в рамках действующей Конституции. Однако, как заявил Геннадий Райков, среди депутатов бытует мнение, что «по действующей Конституции мы проработали семь лет и, естественно, появились новые наработки, стали видны изъяны». Таким образом, как подчеркивают Известия, следует иметь в виду, что «округа — это только начало».

«Эпоха демократической революции закончилась», — пишет журнал Коммерсантъ-власть.

Как утверждает журнал, основная задача первого года президентства Путина — преодоление постреволюционного синдрома. Новому президенту не нужна ельцинская система управления, строившаяся на харизме вождя.

Основой нового государства должна стать не только система мощных государственных органов, но и «сильные общественные институты, способные связать общественное мнение с государственной политикой». Эта миссия будет возложена на правящую партию. Именно ей предстоит создать новую политическую элиту, к которой перейдут постепенно рычаги госуправления.

Ответом, как выражается пресса, на вызов времени, стало создание «Единства» — «первой в России партии нового типа», так называемой «картельная партия».

Все ныне существующие партии, поясняет Коммерсантъ-власть, строились как кадровые и массовые (хотя бы потенциально). Демонстрируя высокую активность в предвыборный период, они становятся практически совершенно бесполезными между выборами. По данным журнала, эта модель «устарела по мировым меркам еще лет тридцать назад».

К тому же прежние партии стремились стать «посредниками между гражданским обществом и государством». Картельные партии, к которым принадлежит «Единство», становятся частью государственного механизма, и в этом качестве они «более эффективно регулируют политическую активность граждан на фоне общемировой тенденции к снижению участия масс в политике».

Президент по отношению к новой партии власти выбирает позицию «покровителя, но не лидера». Именно так ведет себя Путин по отношению к «Единству», и положение это не изменится, пока «Единство» не станет «мощной политической силой».

Между тем Независимая газета, несмотря на состоявшийся в субботу учредительный съезд «Единства», на котором к «медведям» присоединились НДР и «Вся Россия», полна скепсиса относительно дальнейшей судьбы новорожденной: «Есть серьезные сомнения, что новая партия власти, вобравшая в свои ряды опытных политических перебежчиков, способна развиваться, не имея реальной цели в ближайшей перспективе».

С точки зрения газеты, перманентная поддержка властей — еще не цель. Для всякой политической партии, подчеркивает НГ целью может быть сама власть. Но так как в ближайшие четыре года вопрос о власти стоять не будет, учредительный съезда «Единства» остается рассматривать «как чисто пиаровскую акцию» его основателей и примкнувших к ним политических маргиналов, которые стремятся доказать свою нужность и преданность «лично Путину».

Вопрос в том, замечает Независимая газета, нужна ли сейчас президенту «большая, аморфная и кормящаяся из госбюджета партия не очень перспективных (в целом) деятелей».

Статья названа: «Все стремятся быть ближе к Путину, но не все будут ему нужны».

Известия, сообщая о назначении «обратно» на свои посты секретаря Совбеза Сергея Иванова и главы президентской администрации Александра Волошина, подчеркивают: «Если кто-то, рассматривая феномен Волошина, говорит о нем как о представителе «старой семьи», он либо сознательно искажает ситуацию, либо просто не вникает в суть происходящего».

Неверно, что Волошин достался Путину в наследство, пишут Известия. Скорее наоборот.

На посту главы администрации Волошин работает год с небольшим, но именно его приход, утверждает газета, был тем решением Бориса Ельцина, которое определило все последующие политические события.

Отставка Примакова и замена его на посту премьер-министра на Степашина, а Степашина — на Путина, затем объявление Путина ельцинским преемником, создание «Единства» и его успех на парламентских выборах, борьба с «Отечеством» и его лидерами, победа Путина на выборах и формирование нового правительства (которое также можно считать «детищем Волошина, а не Путина») — вот лишь основные акции главы президентской администрации в течение этого года. Единственной неудачей Волошина можно считать попытку отставки Скуратова. Впрочем, этот просчет теперь исправлен. «Спокойно, почти без «шума и пыли», Волошин проворачивает комбинацию за комбинацией, — пишут Известия, и даже его политические противники с восхищением замечают, что «адекватной замены Волошину нет».

Газета констатирует: Волошин, этот «безкомплексный прагматик», окружил себя людьми подобного склада. «Сам Путин — лучшее тому подтверждение». Ситуация в стране, с точки зрения Известий, складывается таким образом, что потребность в «жестких прагматиках» становится все более выраженной.

«Развитие ситуации мало чувствовать — ее нужно программировать. Время лириков, политических романтиков и дворцовых интриганов прошло. Среда, которая породила людей, подобных Волошину, ими же была и разрушена», подводят Известия итог очередного этапа развития политической ситуации в России.

Статья об Александре Волошине опубликована под заголовком «Как закалилась сталь».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ