Гадание на газетной гуще

0
20

Решительные действия новой власти, о неизбежности которых так долго писала центральная пресса, начались. В версиях причин именно такого развития событий, равно как и в предсказаниях относительно их последствий, как обычно, недостатка нет. Одни аналитики считают Путина великим реформатором на уровне Петра Первого, другие утверждают, что президент России слаб и неспособен справиться с многочисленными угрозами ее существованию, а третьи уверены, что каждый шаг нового главы государства непосредственно угрожает демократическим завоеваниям последних лет и предупреждают российкое общество об опасности установления нового тоталитарного режима.

Однако практически все наблюдатели согласны в одном — скорее всего, результат реформ, как водится в России, будет сильно отличаться от того, что было запланировано. Как провидчески заметили Известия, «осенью мы будем жить совсем в другой стране». Причем «жизнь эта будет интересной».

«В России — очередная революция. И опять сверху», — сообщает газета Коммерсантъ. А всякая революция, понятно, дело рискованное, тем более — в нынешней российской ситуации, в преддверии «весьма вероятных экономических трудностей».

К октябрю, по данным газеты, страну ожидает бюджетный кризис — «прежде всего из-за необходимости исполнять социальные обязательства, взятые на себя президентом Путиным». Кроме того, в ближайшие месяцы возможен кризис энергетический (резкий спад добычи нефти и газа, рост тарифов, остановка экономического роста, инфляция).

Преодолеть эти трудности возможно только с «работоспособной и слаженной управленческой командой». Именно с этой точки зрения газета анализирует возможности создаваемой Путиным системы власти.

Внутренних противоречий в ней, по мнению Коммерсанта, предостаточно. Например, неизбежно противостояние между губернаторами, которых, по мнению газеты, «слишком быстро списали в утиль» после президентского указа о создании семи федеральных округов, и президентскими наместниками.

В свою очередь новый высокий статус представителей президента будет их «буквально подталкивать к чересчур самостоятельным действиям», и можно не сомневаться, что «администрация не упустит шанса указать своему президенту на бесконтрольность его наместников, а губернаторы добавят какого-нибудь компромата…»

Кроме того, наместники, конечно же, будут стремиться к созданию «собственных центров власти, для чего будут «подтягивать под себя федеральные структуры власти на местах». Результат — неизбежные столкновения с федеральным правительством. В котором и без того полно внутренних противоречий, поскольку «в нем представлены основные противоборствующие олигархические и чиновничьи структуры».

Столь шаткая административная структура, по мнению газеты, может работать только при одном условии — при наличии авторитетного арбитра, который укажет каждому его место, распределит обязанности, а также будет наказывать и поощрять.

Не исключено, что эта роль, считает Коммерсант, будет отведена такому вполне конституционному органу, как Совет безопасности.

Совбез уже принял (естественно, под руководством Путина) ряд важных решений в области внешней политики (в их числе — решение о размораживании отношений с НАТО, разработка новой концепции внешней политики и некоторые другие). А в последнее время, по сведениям газеты, на согласование в Совбез «носят не только внешнеполитические или промышленные документы, но даже документы, касающиеся сельского хозяйства».

Газета считает это признаками того, что «центр принятия решений постепенно смещается именно в Совет безопасности», который и станет координатором новой пирамиды власти.

«Другое дело, что и такая система в российских условиях вряд ли будет работать», — скептически заключает газета.

О роли Совета безопасности в новой структуре власти пишет и журнал Итоги, принадлежащий, как известно, к группе изданий оппозиционного Кремлю холдинга «Медиа-Мост».

Итоги также утверждают, что Совбезу предназначена роль некоего политического «надсмотрщика»: «Этот орган, всегда игравший роль пятого колеса в системе российской власти, кремлевские стратеги решили превратить в «политическое» правительство, отводя команде Касьянова роль «технического кабинета».

Главной опасностью такого решения журнал считает высокую вероятность того, что решения, подготовленные этим «политическим кабинетом», сплошь состоящим из генералов, останутся без экономической проработки. «Хуже того, люди, которые не могут навести порядок в своем военном хозяйстве, получат возможность влиять и на все сферы жизни страны». Итоги вспоминают по этому поводу известное высказывание: война — слишком серьезное дело, чтобы доверять его генералам. «Тем более эта максима относится к управлению государством».

Надо сказать, что тема «военизации» структуры государственной власти звучит во многих публикациях последних дней.

«Семигенеральщина» в действии» — так называется статья в газете Сегодня, посвященная реализации указа президента о создании на территории страны семи федеральных округов. Газета пишет: «Военно-территориальное переустройство России становится реальностью» (как известно, границы федеральных округа в большинстве случаев повторяют границы округов военных).

По сообщению еженедельника Независимое военное обозрение, среди активных авторов подписанных Путиным документов о федеральных округах — начальник Генерального штаба ВС РФ Анатолий Квашнин и начальник Главного оперативного управления генерал-полковник Юрий Балуевский.

К тому же, как выяснилось, из семи президентских наместников пятеро — силовики («плюс один аппаратчик и один политик» — формулировка газеты Коммерсантъ).

А Сегодня замечает: «В Латинской Америке, кстати, в 70-е годы именно в таких пропорциях (военные к гражданским) формировались так называемые военно-гражданские хунты».

В назначении каждого из генералов, утверждает пресса, есть своей резон. Генерал армии Виктор Казанцев (Ростов-на-Дону) получил повышение как «проявивший себя в Чечне», сообщает газета Сегодня.

Генерал-лейтенант Константин Пуликовский (Хабаровск) в августе 1996 года командовал штурмом Грозного, за которым последовал Хасавюрт. По сведениям Сегодня, теперь Пуликовский «должен противостоять сепаратистским поползновениям на Дальнем Востоке».

А замминистра внутренних дел генерал-полковник Петр Латышев (Екатеринбург), «по слухам, недавно блестяще справился с высочайшим поручением по сбору информации на питерского губернатора». За что и был награжден, по выражению газеты Коммерсантъ, назначением в «валютную житницу России» (в Уральский округ входят территории, где добываются основные объемы российской нефти и газа).

Первый замдиректора ФСБ генерал-лейтенант Виктор Черкесов (Санкт-Петербург), «давний соратник Путина», кадровый чекист, в 80-х прославившийся борьбой с диссидентами, получил назначение на родину президента, где ему, по мнению Коммерсанта, предстоит борьба с избранным на второй губернаторский срок Владимиром Яковлевым («очевидно, что Путин не простил ему предательства Анатолия Собчака и лишь по воле обстоятельств был вынужден поддержать кандидатуру Яковлева на выборах»).

И наконец — московский полпред, известный своей жесткостью генерал налоговой полиции Георгий Полтавченко, «в услугах которого Москва, по мнению президента, видимо, нуждается», — отмечает газета Сегодня. Коммерсантъ выражается более недвусмысленно: «Кремль явно намерен держать столичного мэра в узде».

Московский комсомолец считает, что новый президент попросту задабривает силовиков: тот факт, что среди «семерых самураев» (как успели окрестить президентских наместников центральные газеты) пятеро — силовики, говорит о намерении Путина расплатиться с теми, кто оказал ему поддержку на выборах.

Кроме того, отмечает МК, «умонастроения в военной среде» не могут не волновать Кремль. Естественно, Путин заинтересован и в дальнейшей поддержке военных: «Так что сегодня президент старается приручить свое воинство и кормит его с руки… При таком отношении армия просто не может не стать верноподданной…»

«Схема восстановления вертикали власти, которую избрал президент, типична для выходца из спецслужб», — пишут Известия. Газета имеет в виду не только засилие силовиков среди новых путинских назначенцев, но и сам подход к решению проблем: «В первую очередь он (Путин) озабочен созданием аппарата и самой системы, основанной на четком представлении о полномочиях должностных лиц… Экономика, как нечто не подчиняющееся простой схеме, оставлена на потом».

Между тем, рассуждает газета, не исключено, что именно экономические аспекты восстановления единства страны могут в ближайшее время стать наиболее актуальными.

Российская промышленность, как известно, в значительной степени состоит из градообразующих предприятий, директора которых у себя в регионах обладают влиянием, вполне сопоставимым с губернаторским. Не говоря уж о том, что многие из этих предприятий-монстров имеют непосредственное отношение к тому, что называется «собственность олигархов на местах». А, как известно, любая попытка давления на олигархические структуры приводит к «истерической реакции в подконтрольных олигарху СМИ и тому подобным последствиям». Так что президент может быть уверен, подводят итог Известия, что «построение» региональной политической элиты — отнюдь не вся проблема.

Еженедельник Московские новости, напротив, уверен, что теперь абсолютно ясно не только направление решений президента в области экономики, но и способы этих решений.

Указ о создании семи федеральных округов во главе с президентскими наместниками в качестве цели обозначает создание «сильно цетрализованного, жестко подконтрольного Кремлю — в том числе и экономически — государства».

Между тем практически одновременно с изданием указа был презентован проект Всемирного банка о реформировании бюджетной системы регионов, который направлен совсем в противоположную сторону — «к децентрализации и большей самостоятельности регионов».

С точки зрения МН «первое событие определяет реальную позицию Путина и его будущие действия, а второе показывает, как они будут обставляться». Путин, пишет еженедельник, «намерен играть с губернаторами в их свободу и независимость».

По проекту Всемирного банка ответственность за исполнение всех федеральных программ должен нести центр, а регионы могут свободно расходовать свои налоги на собственные социальные программы в дополнение к федеральным. В реальности же ситуация обратная: центр принимает программу, а ответственность за ее исполнение возлагает на регионы.

Тем не менее губернаторы до сих пор не возражали: они всегда имели возможность заявить, что в регионе попросту нет денег. Однако эта типичная для России ситуация, когда суровость закона компенсируется необязательностью его исполнения, недавно оказалась исчерпанной. В одной из областей был создан: граждане по поводу «социальных невыплат» выиграли судебный процесс против областной администрации и суд наложил арест на региональный бюджет. За первым процессом последовали новые, и сейчас в одной только Новосибирской области подобных проигранных местной властью процессов — более семи тысяч.

Государство, пишет еженедельник, вошло в положение губернаторов, оказавшихся под дамокловым мечом судебных преследований и с помощью Всемирного банка нашло деньги на реформирование бюджетной системы — практически одновременно с решением о создании семи федеральных округов.

Ничего удивительного тут нет, считают Московские новости. «Чего не случится, так это войны Центра и регионов… Пока Центр будет закрывать глаза на закрытые бюджеты регионов, они, скорее всего, согласятся с ним не разводиться и даже смирятся с укрупненным штатным расписанием. А наивный Всемирный банк предполагает в своем проекте, что местные бюджеты станут прозрачными…»

Так или иначе — губернаторы, из-под которых выводятся структуры федерального подчинения (в первую очередь силовые) становятся, по выражению газеты Сегодня, просто «региональными завхозами». Для региональных лидеров настали плохие времена.

«Если все задуманное Владимиром Путиным осуществится, Россия станет другой страной. Причем буквально на следующий день после вступления соответствующий законов в силу», — присоединяется к общему хору пророчеств газета Время новостей. По ее мнению, после завершения путинской административной реформы федерация сохранится только на бумаге. «На деле же волжские ханы, кавказские царьки, южнороссийские атаманы, сибирские и уральские удельные князья и прочие владетельные особы могут смело закрывать свои ЗАО «Республика N» и семейные ТОО «Область Х» и начать консультировать со знающими людьми, как строились отношения между ЦК КПСС и обкомами, крайкомами и т.п.»

Однако у губернаторов есть еще слабый шанс на спасение. Как считает газета, им следует употребить все свое влияние на подконтрольных им депутатов и организовать принятие путинских законов (в первую очередь, конечно, об отстранении глав регионов от должности) в выхолощенном варианте. «Главное — не попасть в ловушку. Сладостна, конечно, предлагаемая коварным Путиным возможность сожрать строптивых мэров. Но умнее помнить о том, что рождественских индюшек откармливают, прежде чем свернуть им голову».

Впрочем, замечает Время новостей, судя по одобрительной в большинстве случаев реакции региональных лидеров на указ о федеральных округах и на путинские законы, губернаторы «до сих пор пребывают в плену сладких иллюзий», которые, судя по всему, кончатся для них плохо.

Отныне главы регионов смогут «лишь подобострастно внимать Кремлю, — пишет газета Сегодня. — Любое «инакомыслие будет подавляться наместниками при помощи врученной им президентом силовой компоненты». Такую возможность, по мнению газеты, дает законопроект об изменениях в законе «Об общих принципах формирования законодательных и исполнительных органов госвласти субъектов РФ», где говорится , что президент вправе временно отстранить от исполнения должностных обязанностей главу региона «на период расследования возбужденного в отношении высшего должностного лица субъекта РФ уголовного дела». Именно этот механизм временного отстранения и будет, подчеркивает газета, «главным аргументом Кремля при «равноправном диалоге» с региональными лидерами». Тем более, что «временное отстранение» может быть продлено на любой срок — дело при желании можно расследовать сколь угодно долго. (Процедура же окончательного отстранения вряд ли будет использоваться: она слишком громоздка).

Это означает, что многими регионами России в отсутствие законно избранных губернаторов будут править президентские назначенцы — о назначении новой даты выборов в законопроекте нет ни слова.

По мнению Общей газеты, региональные лидеры все еще не поняли, чем грозят им новые путинские инициативы.

Газета приводит снисходительную реплику президента Чувашии Николая Федорова: «Когда к власти приходит молодая команда, у нее возникает естественный зуд что-то изменить в управлении страной. Ничего нового в этих попытках реформировать себя самое я не вижу».

Федорову вторит липецкий губернатор Олег Королев: «Я спокоен, потому что пережил очень много попыток реформировать органы власти. Их было не менее пятнадцати на моей памяти. Меня ничем не удивишь».

Еще более уверенно высказался президент Татарстана Минтимер Шаймиев: «Что бы ни писалось в указах, управлять на местах все равно будем мы». И тем не менее указ о федеральных округах Общая газета считает, что называется, этапным: он продемонстрировал рабочий стиль новой власти — коррективы в управление страной вносятся без предварительных консультаций с конституционными структурами власти и без информационной подготовки. Губернаторы примирительно рассуждают о том, что пока все идет в рамках Конституции, а чтобы ее изменить — нужны определенные законом процедуры.

«Пойдет ли новая власть на эти долгие и многотрудные процедуры — референдумы в каждом регионе? Или она просто перешагнет Конституцию?» По мнению газеты, президентский указ — «разведка боем»: «Проглотят сенаторы этот указ — будет новый, круче прежнего».

Главный редактор Независимой газеты Виталий Третьяков, посвятивший началу путинских реформ целую серию статей, считает, что назначение генералов на пять из семи постов представителей президента в регионах вряд ли будет способствовать решению российских проблем.

Третьяков допускает возможность сильного сопротивления реформе, «в том числе и со стороны олигополий» (термин введен, как разъясняет автор, известным политологом Андраником Миграняном и обозначает некую «структуру, направленную на подчинение власти в России своим интересам», своего рода «государство в государстве»).

Однако нет никакой уверенности в том, что «человек в погонах… своими военно-спецслужбистскими навыками может что-то исправить кардинально».

Пример — его приводит не только Третьяков, но практически все СМИ, обсуждающие тему использования возможностей современных спецслужб «в мирных целях» — попытка генерала ФСБ Виктора Кондратова разрешить в Приморье конфликт между губернатором Евгением Наздратенко и мэром Владивостка Виктором Черепковым.

На должности семи представителей президента, считает главный редактор НГ, следует назначать не военных, а политиков, причем более опытных, чем губернаторы — другим не справиться с ситуацией.

«Если генералов назначили для страху и на время, то это, может быть, и правильно. Хотя и это еще требует доказательств, — пишет Третьяков. — А если генеральство здесь принцип — плохо дело. Очень плохо и демонстрация политической слабости президента».

Новая газета абсолютно уверена в том, что, путинская административная реформа обречена на неудачу.

В российских регионах, пишет газета, уже 10 лет формируется «нечто похожее на латиноамериканский «касикизм» — от слова «касик», обозначавшего некогда индейского вождя в Мексике. Под термином «касикизм» подразумевается ситуация, когда местные администрации превращаются в безраздельных хозяев своих регионов, что открывает неограниченные возможности для коррупции и для административного произвола на местах.

С точки зрения Новой газеты, «под разговоры о федерализме мы получили странный симбиоз централизованного государства и конфедерации, соединяющий недостатки обеих систем, но не их достоинства».

Однако и новый указ положения дел не улучшает: «Старое областное деление сохраняется, просто над ним надстраивается еще одно звено управления. Местные начальники, потеряв часть власти, станут еще безответственнее, но зато останутся не менее коррумпированными».

Кроме того, власти принимают желаемое за действительное, если считают, что изменив принципы формирования Совета Федерации и лишив губернаторов неприкосновенности, они сумеют сделать губернаторов более зависимыми от Центра или, говоря модным в прессе блатным языком, «подвесить».

«Кремль будут ублажать. Ему будут льстить. Ему будут давать любые самые безответственные обещания. С ним никто не будет спорить. Но его указания никто не будет реализовывать на практике».

Газета уверена, что «слома региональных элит» таким способом добиться нельзя: «Усложнится лишь византийско-политический механизм управления». Если раньше губернатору необходим был покровитель в Кремле, то теперь нужны свойские отношения еще и с «начальником округа» (которого, как водится, будут еще и подсиживать).

Окружной же надзиратель, по замыслу центра, должен будет «присматривать» не только за губернаторами, но еще и за шестью своими коллегами: «Ясно, что на такую должность никого иного, кроме генерала ФСБ, назначить просто невозможно», — приходит к выводу Новая газета. Кроме того, Кремль допустил грубейшую ошибку, соединив военные округа с административными. Даже в советские времена подобных вещей никогда не делали, «понимая, что надо разводить военное и гражданское управление на местах, а то, не дай бог, они сговорятся против Центра».

Поэтому у газеты нет сомнений в том, что «административная реформа в путинском исполнении «даст результаты, обратные задуманным, и вместо того, чтобы послужить собиранию земель, приведет к новой дестабилизации».

Кремль, пишет газета, как всегда, выбирает простое решение, однако в политике самое простое решение — не всегда самое верное. В качестве примера эффективного российского византийства приводится политика первого президента России, который «добивался своих целей вопреки здравому смыслу. «Он знал главное: с кем, когда и против кого дружить, на какие кнопки наживать». Новая команда, похоже этого не знает.

И потому неуклюжие действия Кремля по укреплению федерального Центра, вызывающее у либеральной интеллигенции серьезные опасения в плане возможного установления диктатуры, на деле могут привести совсем к иным, не менее серьезным последствиям — к наступлению административно-политического хаоса.

«От ельцинского «касикизма» эволюционируем мы не к федерализму или централизму, а к «семисатрапщине», — заключает «Новая газета».

Еженедельник Век, в свою очередь, возвращается к ельцинским временам, когда казалось, что засилье легальных и полулегальных «членов семьи», помощников, друзей и родственников вокруг Ельцина — «всего лишь результат его немощей, временный, созданный «по случаю» вспомогательный механизм».

Когда же настало время перемен, «возникли предвкушения разгона старой камарильи и прежде всего — «отмены» или хотя бы «реорганизации» администрации как ее формально организационного ядра».

Однако действительность оказалось совершенно иной. Администрация, как выяснилось, не только остается в неприкосновенности — ее роль может даже возрасти. Именно она, по всей вероятности, будет координировать «сеть представителей президента «на семи ключах».

Как считает Век, первые шаги и первые проблемы нового президента убедительно доказали, что ему «нужна своя «семья», в смысле собственной структуры, которая позволяла бы ему лучше ориентироваться в политическом пространстве».

Век считает, что, начиная реформу власти, Путин делает попытку создать в России вторую, параллельную существующей систему контроля и управления. Параллель проводится — ни много ни мало — с реформами Петра Первого. Царь-реформатор также «не уничтожал системы чинов и званий прежнего царствования, а постепенно оттеснил ее на задний план, передав властные полномочия новым институтам». Кстати, и семь федеральных округов Путина, как считает Век, очень напоминают «первоначальную систему гигантских губерний Петра Первого».

Конечно, благоразумно замечает Век, крайне важно, чтобы реформа проводилась «с чувством меры», ибо «реформа неумеренная может привести просто к дезорганизации власти на местах».

Впрочем, заключает еженедельник, пока нет смысла говорить о том, что Путин стремится выстроить нечто новое. «Что именно он сможет выстроить — вот вопрос… Как правило, реформы крайне редко чинно проходят по заранее намеченному плану».

Не исключено, что путинские реформы и впрямь могут пойти наподобие петровских, «когда вновь и вновь осознаваемые властью задачи заставляли ее предпринимать новые и новые шаги, о которых она поначалу и не помышляла».

Предсказать, что это будут за шаги, еженедельник, впрочем, не берется: «С этой точки зрения история путинского президентства скорее всего будет «танцем семи покрывал»: покров, снятый с тайны, будет приоткрывать не тайну, а следующий покров». Во всяком случае, по мнению Века, скучно не будет.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ