Гадание на газетной гуще

0
24

«Путин в истории с «Мостом» продемонстрировал, как именно его политика будет отличаться от той, что проводилась при Ельцине», — так оценила главное событие прошлой недели газета Время MN.

Новый президент начал строительство собственной пирамиды власти, и у многих наблюдателей появились опасения, что для начала эта путинская пирамида начисто задавит свободу слова в России.

Впрочем, Время MN утверждает, что президент ставит перед собой иные цели: лишиться свободы слова предстоит не обществу, а олигархам, «которые пользовались этой свободой исключительно в собственных интересах».

Если следовать этой логике, вслед за «Мостом» должна наступить очередь телекомпании ОРТ, которая будет выведена из-под контроля Бориса Березовского.

Непосредственным поводом для наведения порядка станет, как утверждает Время MN, финансовый крах компаний, а вовсе не политическое инакомыслие их владельцев: «Ведь формально и «Мост», и ОРТ оказались в сложном положении из-за того, что набрали долгов, которые никогда не отдадут… Если государство, по сути, содержит оба телеканала, то и работать они должны в государственных интересах».

С другой стороны, рассуждает газета, не ясно главное: «Если у олигархов заберут свободу слова, кому ее оставят?» И что вообще такое свобода слова в стране «с суперпрезидентским режимом»?

В другой публикации Время MN подчеркивает, что версию об акции против «Медиа-Моста» нет смысла рассматривать как выпад против оппозиционных СМИ. Скажем, канал НТВ, входящий в холдинг «в принципе представляет собой довольно удобную оппозицию — вполне либеральную и интеллигентную», совсем не мешающую власти добиваться своих целей.

Все происшедшее, утверждает газета, следует с полным основанием воспринимать как «красную карточку» владельцу «Медиа-Моста» Владимиру Гусинскому.

Путин просто-напросто выполняет свое предвыборное обещание «равноудалить всех олигархов». Тем более, что большая часть из них вполне восприняла новые правила игры и ушла в тень. Остались лишь двое «претендующих на право влиять на принятие властных решений» — Борис Березовский и Владимир Гусинский.

Как утверждает газета, «кремлевские обитатели достаточно категорично высказываются об их дальнейшей судьбе: «Обоих отправим на острова». Поэтому Время MN не сомневается, что обыски в «Медиа-Мосте» — лишь начало «кампании по нейтрализации строптивых олигархов».

Эту точку зрения вполне разделяет газета Ведомости: «Публика хотела от Путина борьбы с олигархами, и Путин это обещал — получите».

Газета считает, что «душераздирающие события вокруг «Моста» не имеют — во всяком случае пока — никакого отношения к свободе слова, это поход на олигархов.

Впрочем, если дело ограничится одним Гусинским, это будет означать правоту нынешних защитников «Медиа-Моста»: «тогда это будет борьба со свободой слова в чистом виде, месть, полицейский произвол, политическое давление». В таком случае «каждый приличный человек» обязан будет встать на защиту «борца за правду Владимира Гусинского» от «сатрапа Путина, душителя Волошина и интригана Березовского».

Очевидно, что газета, во-первых, призывает не торопиться с оценкой акции против «Медиа-Моста», а во-вторых — стремится убедить своих читателей, что эта акция, направленная против конкретных олигархов (или, в крайнем случае, против одного из них), никак не задевает интересов остальных граждан.

Входящая в холдинг Гусинского газета Сегодня уверена, что решение о появлении в офисах «Медиа-Моста» людей в масках приняла власть — «власть, которой не нравится, что СМИ группы не хотят становиться в строй».

Возникает вопрос, пишет Сегодня, какой тип государства строится сегодня: «Тот, при котором все действительно равны перед законом? Или тот, при котором среди прочих равных будут самые равные, а хозяйственные споры будут решаться с помощью ОМОНа или спецназа?»

Сегодня печатает подборку цитат из зарубежной прессы о событиях вокруг «Медиа-Моста». «Вашингтон пост», «Дейли телеграф», «Гардиан», «Берлинер цайтунг» и другие влиятельные западные издания пишут о происшедшем в «Медиа-Мосте» как о нарушении демократических норм жизни. Они напоминают Владимиру Путину его собственные слова о необходимости «диктатуры закона» и о готовности взять на себя ответственность за все происходящее в стране.

Кроме того, Сегодня приводит выдержки из письма, направленного на имя президента Путина Робертом Менаром, генеральным секретарем влиятельной международной организации «Репортеры без границ». Путина призывают «покончить с практикой обысков и уважать обязательства России, взятые перед Советом Европы, по обеспечению свободы печати».

Политический обозреватель газеты Сегодня Леонид Радзиховский уверен, что нападение на «Мост» — просто «очередная глупость каких-то начальников» из ФСБ, прокуратуры или других ведомств, «где много непуганных генералов», оказавших медвежью услугу «гаранту Конституции». Едва в обществе начало исчезать настороженное отношение к президенту — выходцу из спецслужб, едва «вместо грубого диктатора стала рисоваться фигура скучноватого и не слишком решительного, но вполне безопасного политика, резко контрастирующего с «царем Борисом». И вот — на тебе!» Сами по себе «анонимные молодцы», устроившие «Мосту» бесплатную всемирную рекламу, Радзиховскому малоинтересны: «Ну, они еще живут в счастливой эпохе до открытия радио (не говоря уж про ТВ), они по-детски свято верят, что можно руками, кулаками, дубинками остановить информационные потоки». Плюсом всей этой истории, считает обозреватель Сегодня, можно считать предоставленную новому президенту возможность извлечь для себя пользу из чужой глупости: «Он может в одночасье выступить защитником свободы слова — и тогда весь этот дикий случай скорее улучшит образ постъельцинской России».

Вполне понятно, что в высшей степени неприятно критиковать «своих» в спецслужбах, да еще для того, чтобы защитить «чужих» в СМИ, «которые, к тому же, его, Путина, и критикуют!»

Но уж если человек считает себя президентом всех россиян, подчеркивает Леонид Радзиховский («а не только тех, кто служит в ФСБ и его окрестностях»), ему следует подумать о том, как вытащить престиж страны «из того продукта, в который его (престиж) заталкивают усердные не по разуму генералы».

Независимая газета в первой же статье, что называется, по горячим следам события, заметила, что атака на «Мост» была «явно не продумана с точки зрения возможного противодействия общественного мнения деятельности правоохранительных органов».

«Влияние г-на Гусинского, — пишет газета, — хотя оно и существенно ослабло в узких околокремлевских и околоправительственных кругах, тем не менее нельзя сбрасывать со счетов».

Самыми же опасными для оппонентов Гусинского НГ считает его возможности на международном уровне. Газета напоминает, что Гусинский является вице-президентом Всемирного еврейского конгресса и руководителем Российского еврейского конгресса, а кроме того он — единственный представитель российского бизнеса, который удостоился личной аудиенции президента Франции Жака Ширака.

Именно поэтому, считает НГ, неизбежны заявления западных СМИ о «политическом характере претензий к единственному оппозиционному каналу» в России. А на фоне недовольства Запада действиями России в Чечне, а также «явной слабости позиций России по вопросам реструктуризации ее внешнего долга» такой настрой общественного мнения может быть использован «для принятия негативных для Москвы решений».

Несколько позже, после высказываний даже не самого президента, а его пресс-службы по поводу скандала вокруг «Моста», НГ снисходительно заметила: «Вряд ли можно всерьез думать, что Путина его ближайшее окружение не проинформировало о готовящихся событиях в офисе «Медиа-Моста». Добавить же что-либо к сказанному пресс-службой («свобода СМИ — непреложная ценность», однако перед законом все — независимо от рода бизнеса — равны), по мнению газеты, просто нечего.

Вздумай Путин заступиться за «Мост», пишет НГ, он тут же «получил бы порцию обвинений в том, что законы в России на олигархов не распространяются». Давать же положительную оценку акции против «Моста» было бы преждевременно — «до получения более конкретных результатов следствия».

В том же, что эти результаты будут получены, Независимая газета не сомневается: «По крайней мере… «заминать» дело «Моста» никто не собирается в отличие от того, как это было в прошлом году с охранными структурами империи Березовского».

Известия выражают сожаление по поводу профессионального уровня нынешних сотрудников спецслужб: «Современная жизнь как минимум требует иных методов оперативной работы и жизненного опыта, нежели в 30-х годах».

По мнению газеты, «Маски-шоу» на весь мир» с успехом могло быть заменено «двадцатью минутами разговора с глазу на глаз с тем же Владимиром Гусинским». Однако, пишет газета, российские власти вновь предпочли простые решения. «И это несоответствие между реальной ситуацией и менталитетом людей, пришедших ныне в политику, — едва ли не самая главная проблема текущего момента».

Разумеется, подчеркивают Известия, «поезд ушел», и повторение 1937 года невозможно. «Но есть по-своему не менее опасный закон сохранения политической энергии: однажды поддавшись соблазну прямолинейных решений, трудно затем вернуться в правовое поле».

Известия вспоминают в этой связи образ, созданный Александром Солженицым, — «красное колесо, маховик самораскручивающейся машины подавления, которая набирает ход именно с таких, казалось бы, однозначных ситуаций».

Андрей Пионтковский в Новой газете приводит одно из высказываний Путина, ставших причиной его невероятной популярности: «Кто нас обидит — трех дней не проживет».

Было непонятно, пишет Пионтковский — с какого дня считать? «С 31 декабря? с 26 марта?» Как оказалось — со дня инаугурации, 7 мая. «Прошло три дня, и подполковники, ошалевшие от свалившейся на них власти пригласили нас на казнь Свободы Слова в России». Поражает при этом, отмечает политический обозреватель Новая газета, верноподданическая забота прокремлевских СМИ: «Они все продолжают что-то мямлить о нехороших людях, которые опять подставили дорогого Владимира Владимировича. Он что, маленький несмышленыш, которому надо помогать делать пи-пи?».

Давно пора понять, пишет Андрей Пионтковский, что сегодня враги свободы — «не коммунисты, а клептократы, поставившие себе на спецслужбу силовые структуры».

А Евгений Савостьянов в том же номере Новой газеты высказывает мнение, что операция против «Медиа-Моста» — не что иное, как акция самоутверждения спецслужб: «Они себе доказывают, что многое могут. Избрание Путина, человека КГБ, силовики восприняли как приход во власть «своего» человека. Раз он»наш», «свой», то и время наше!»

Евгений Савостьянов высказывает мнение, что страна медленно движется по пути «бессмысленного Пиночета»: «То есть экономика либерализована, но есть вероятность свертывания независимых гражданских институтов. Это тупик развития».

Не сомнений также и в том, что негативный эффект от этой нелепой силовой операции неизбежно отрицательно скажется на имидже самого Путина — «этакого президента-сапога».

Впрочем, как утверждает журнал Итоги, пока президентский рейтинг Путина остается на высоте: он все еще не сделал ничего, что «позволило бы части избирателей увидеть в нем «чужака». Недаром во время предвыборной кампании, перечисляя положительные качества будущего президента, люди одним из первых называли осторожность.

Между тем, пишет журнал, «складывается впечатление, что Владимир Путин в принципе не очень представляет себе, чем вообще должен заниматься президент». Тем более, что своей команды у него все еще нет — это одно из последствий его стремительного карьерного взлета: не успел обзавестись собственными аппаратчиками и хозяйственниками. А потому и после победы на выборах, и даже после инаугурации Путин обречен по-прежнему оставаться «марионеткой в ловких руках кремлевских манипуляторов».

Фактически смена власти, вопреки ожиданиям, не привела к смене механизма принятия политических решений: «Те же люди, что и при Борисе Ельцине, сидят на тех же местах и, как и прежде, «решают вопросы» и «разруливают ситуации». Владимир Путин с готовностью предоставил право вершить большую политику «старой гвардии интриганов».

А затянувшееся молчание президента объясняется, как считают Итоги, попросту тем, что «главе государства по-прежнему нечего сказать своим избирателям». Публикация называется «Зиц-президент».

Журнал Профиль также считает, что «основной принцип Владимира Путина — «не высовываться», много способствовавший его продвижению к верхушке кремлевской власти, будет и дальше главным его ориентиром».

Профиль утверждает, что «в смысле обстоятельств попадания на престол» нынешний президент больше всего напоминает императрицу Анну Иоанновну, на которую в свое время выбор пал также не из-за ее личных достоинств, а из-за того, что тогдашнему Сенату после «крутоватого императора» Петра Первого и его жены Екатерины захотелось более управляемого монарха.

Правда Анна Иоанновна, став императрицей, немедленно расторгла сделку с теми, кто посадил ее на российский трон, и заменила, как пишет журнал» «тогдашних олигархов» на своего фаворита Бирона.

Однако с Путиным, как считает журнал, не стоит опасаться неожиданностей: он, заняв Кремль, «ни ожидаемой кровавой бани коррупционерам, ни жестких реформ устраивать пока не спешит».

Программа Германа Грефа, о которой так много говорят в последнее время, имеет мало шансов на реализацию: она не устраивает олигархов — «в первую очередь потому, что подразумевает как раз равные возможности».

А при отсутствии «осознанного курса реформ» и с ожидаемым ростом инфляции правительство, рассуждает Профиль, придется менять достаточно часто, таким образом отвечая избирателям «на оба главных вопроса: «Кто виноват?» — «Правительство». — Что делать?» — «Снимать». И хотя, как пишет журнал, Путину хочется быть «независимым, просвещенным и стоящим над схваткой», олигархи и все вообще наследие «позднего Ельцина» тяготят его: «Путается у него под ногами и «Единство», набравшее на парламентских выборах 24 процента против 52, полученных самим Путиным на президентских выборах, но при этом претендующее на роль президентской правящей партии». Не может Путин освободиться и от ФСБ, «куда, как известно, трудно попасть, но откуда трудно и выйти».

Обозреватель газеты Ведомости Александр Беккер считает, что дискредитация программы центра Грефа и ее автора «стала важным элементом борьбы за власть в постъельцинской России». Все началось с февральского интервью Бориса Березовского, в котором Греф был назван «малосодержательным человеком, слабоватым для роли штатного стратега». Сырые куски грефовской программы стали публиковаться в прессе, а их автор — подвергаться ожесточенным нападкам: «Одни трактовали стратегию как либеральную — круче гайдаровской, другие долбили ее за отсутствие механизмов реализации».

А Геннадий Зюганов, как признал в интервью газете Коммерсантъ сам Герман Греф, даже назвал программу «третьим планом Барбаросса» для России.

Кроме того, пишет Александр Беккер, Грефа уличили в прожектерстве: его программа предполагала ежегодный рост ВВП в 8-10 процентов, в то время как Михаил Касьянов счел более реалистичной программу Минэкономики, которая исходила из роста в 4-5,5 процента. Греф сдался и подогнал свои расчеты под правительственные, тем самым поставив под сомнение свою репутацию как «экономического стратега номер один».

«Низложением Грефа, — пишет Беккер, — ельцинская элита, укорененная в федеральных структурах, не допустила радикального обновления высшего эшелона власти. Чужаков отодвинули со сцены, хотя Путин, думается, делал ставку на свежую кровь».

Стало ясно, что команда Грефа слишком погрузилась в решение экономических задач, поставленных перед ней Путиным, и «слишком поздно осознала, что ее обошли с флангов». На первые позиции вышел Касьянов, которого «дружно подпирала администрация президента, на него работали министерства и группа думских лоббистов во главе с Юрием Маслюковым. Этот альянс оказался на голову выше в смысле аппаратной мобилизации и гораздо сильнее жаждал удержать вершину». Теперь тем, на кого Путин рассчитывал как на свою команду, по-видимому, предстоит отход в резерв. Таким образом, пишут Ведомости, «в результате своей успешной закулисной деятельности», а также и достижений в «открытой работе» (списание долгов Лондонским клубом и «здоровый бюджет») Касьянов может рассчитывать на вариант «сильный премьер при сильном президенте».

Своим успехом, как считают Ведомости, будущий премьер обязан поддержке олигархов. Тем более, что на кандидата на пост премьера существуют, по выражению газеты, «тонны компромата», выплеснувшегося на страницы уже не только российской, но и иностранной прессы. Например, немецкая «Frankfurter Rundsau» недавнюю статью о Касьянове озаглавила «Миша Два Процента» (имеется в виду, поясняет газета, «откат», то есть размер комиссионных).

В уже упоминавшемся интервью газете Коммерсантъ Герман Греф, отвечая на вопрос о приоритетах новой власти первым номером назвал административную реформу. На днях Владимир Путин начал ее свои указом о создании на территории России семи федеральных округов. Этот указ, по мнению газеты Сегодня, санкционирует «стягивание рычагов федеральной власти в руки семи наделенных суперполномочиями госчиновников, чье влияние будет намного превосходить губернаторское».

Сегодня считает, что тем самым начался процесс «масштабного перераспределения власти от суверенно избранных глав субъектов Федерации в пользу президента и его наместников».

Большинство СМИ, прокомментировавших это событие, обратили внимание на то, что новая административно-политическая карта России фактически повторяет схему нарезки военных округов.

Было отмечено также, что она сильно ущемляет амбиции глав национальных республик, ни одна из которых не стала центром нового федерального округа.

Газета Время новостей считает, что президентская администрация, «похоже, нашла способ изменить федеральное устройство России, не изменяя Конституции страны».

Конституцию «просто обошли». Губернаторов будут избирать по-прежнему, однако их роль существенно снижается. Только главам семи регионов будет предоставлена привилегия дружить с президентскими комиссарами, обеспечивая их жильем, транспортом и прочими удобствами, а членов их семьи — достойной работой.

Все нелояльные «региональные бароны» получили хороший урок: например, вместо Самары (где расположен штаб Приволжского ВО) центром соответствующего федерального округа стал Нижний Новгород, что ставит отныне Константина Титова и Ивана Склярова в разное положение по отношению к Центру.

А кроме того, дает понять всем остальным, что и нынешнее решение — отнюдь не догма, «и в случае излишнего дружелюбия или, наоборот, саботажа того или иного губернатора центр федерального округа может быть перенесен куда захочет федеральная администрация».

Президент твердо намерен призвать регионы к порядку, утверждает газета. Первый шаг был сделан в минувший четверг, когда были отменены некоторые противоречащие Конституции региональные правовые акты. Вторым стал указ о семи округах. Третьим, как утверждает Время новостей, должен стать закон об изменении принципов формирования Совета Федерации. Причем работа по организации поддержки этого законопроекта со стороны Госдумы уже идет, сообщает газета.

Как утверждают Известия, название «полномочный представитель президента» главы новых федеральных округов сохранят лишь для того, чтобы не пугать региональное начальство словами «генерал-губернатор» или наместник».

В действительности общего у новых полпредов со старыми будет только название. Нынешний полномочный представитель не только «обеспечивает контроль за исполнением решений центра», он также отвечает за реализацию кадровой политики президента, регулярно представляет в центр «доклады об обеспечении национальной безопасности» и имеет еще массу полномочий.

Известия сообщают, что готовится решение, исключающее участие губернаторов и мэров в увольнении начальников УВД. Таким образом, в скором времени силовиками в регионах будет распоряжаться Москва — через своих полпредов.

Газета не сомневается, что укрепление вертикали власти только начинается. «Следующим шагом (намеченным на лето) должно стать показательное снятие какого-нибудь губернатора за многократные нарушения федерального законодательства». Соответствующий законопроект уже готовится в Госдуме.

Ведомости пишут, что Путин, «при живых губернаторах», фактически создает параллельный институт власти, который в перспективе станет «могильщиком полуконфедеративного устройства России».

Губернаторы, сообщает газета, отреагировали на новый указ сдержанно: по нему пока трудно судить, как далеко пойдет президент в преобразовании системы государственной власти. Не исключено, пишут Ведомости, что это «начало ломки всей архитектуры отношений центра и регионов, включая административно-территориальное устройство страны».

Как заявил в интервью изданию Фигуры и лица (приложение к Независимой газете) директор ВЦИОМ Юрий Левада, регионы сейчас «рвутся от Москвы, всюду свои начальники, все хотят автономии». Однако деньги в Москве. «Поэтому губернаторы лояльны Москве. На этом стояла и стоит Россия».

Что же касается нового политического этапа в жизни России, его, по мнению Юрия Левады, можно признать таковым весьма условно: «Мы не видим нового круга людей, нового типа политики, нового типа решений. Всплеск надежд, связанных с неизвестным человеком, продолжается».

Разочаруются избиратели в новом президенте, с которым они связывают столько надежд, или нет — «это не повлияет на политическую ситуацию, по крайней мере, в официальной ее части. А разочарование, думаю, будет нарастать».

Впрочем, пока СМИ не слишком определенно говорят о том, какие конечные цели может ставить новый президент, а избиратели еще не готовы отказаться от своих надежд. «Не могу сказать о нем ничего плохого», — таково, согласно данным того же ВЦИОМа, самое распространенное мнение о президенте (его придерживаются 38 процентов опрошенных).

При этом граждане, согласно данным опросов, готовы принять самые противоречивые решения нового главы государства.

Скажем, 67 процентов участников опроса считают, что Путин всерьез «ограничит права и свободы групп населения, представляющих угрозу для общества». Одновременно 66 процентов граждан уверены, что президентские действия будут направлены на «гарантию соблюдения демократических прав и свобод каждого гражданина». Эти данные приводит газета Известия, которая замечает: «Всем кажется, что никому не придет в голову запихать именно их в группу врагов народа».

По мнению газеты, эти противоречия свидетельствуют о том, что Путин волен принимать совершенно взаимоисключающие решения, не теряя, что называется, народной любви.

Иначе говоря, «готовность как-то сопротивляться решениям власти у россиян сейчас едва ли не самая низкая за последние годы».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ