Трудные поиски гражданского контроля

0
26

Накануне выборов в России вновь активно заговорили о необходимости усиления гражданского контроля над силовыми структурами страны. Это в какой-то степени смахивает на пиар-акцию. Именно так можно расценить состоявшийся недавно в рамках Общественного совета при Министерстве обороны «круглый стол» на тему «Армия и правопорядок». В нем приняли участие главный военный прокурор Сергей Фридинский, уполномоченный по правам человека Владимир Лукин, председатель Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества Элла Памфилова, председатель комиссии Общественной палаты по контролю за деятельностью правоохранительных органов Анатолий Кучерена, а также другие политические деятели и руководители Минобороны и правительства.

Привлекает внимание в этом мероприятии позитивный настрой, который пытался внести заместитель генерального прокурора РФ — главный военный прокурор Сергей Фридинский. Делая доклад, он сообщил, что в последние два года существенно сокращается число правонарушений в войсках. В частности, по итогам 2006 года, количество правонарушений в войсках уменьшилось на 2 проц., за 8 месяцев этого года — на 18 проц.

«В текущем году сохранилась тенденция снижения тяжких и особо тяжких преступлений, случаев гибели военнослужащих от происшествий и преступлений (на 10,8 проц.). Более чем на треть сократилось количество неуставных проявлений (за 8 месяцев — на 34,5 проц.), противоправных действий против военного имущества или бюджетных средств, выделенных на нужды обороны (на 7,9 проц.)», — сказал Сергей Фридинский.

Вместе с тем он подчеркнул, что «говорить об окончательном решении ряда армейских проблем преждевременно».

«Вопросы травмирования и гибели военнослужащих, в том числе от рукоприкладства, привлечение их к работам, не связанным с несением службы, постоянно в поле нашего зрения», — подчеркнул он. В качестве примера Фридинский привел недавний громкий случай избиения 20 военнослужащих полка морской пехоты, а также случай на Байконуре, где от побоев погиб один из военнослужащих, отметив, что виновные уже привлечены к ответственности, а должностные лица, ответственные за случившееся, освобождены от должностей и уволены с военной службы.

О проблемах армии рассказал и первый заместитель начальника Главного управления воспитательной работы Вооруженных сил РФ генерал-лейтенант Виктор Бусловский.

«К сожалению, продолжается рост преступности среди контрактников и суицидальных проявлений. За восемь месяцев этого года число суицидов выросло на 11 процентов». При этом он отметил, что «как правило, самоубийство происходит на семейно-бытовой почве — солдаты едут домой, возвращаются и вешаются».

Чтобы изжить преступность, и военные, и общественность видят необходимость усиления влияния общества на армию. Но каким образом? Подходы здесь разные. Так, Бусловский уповает на родительские комитеты, созданные в ВС РФ в этом году. Их в воинских частях создано более 2700.

«Что бы о них не говорили, они вносят свой позитивный вклад в нормализацию обстановки в войсках», — подчеркивает генерал. Кроме того, по его словам, созданы «телефоны доверия», по которым родители военнослужащих могут сообщать о тех или иных проблемах и происшествиях.

«По 38 таким звонкам командованием были приняты экстренные меры», — отметил представитель Минобороны. Касаясь взаимоотношений с Главной Военной прокуратурой, генерал сказал, что совместными усилиями издан сборник «100 вопросов и 100 ответов», в котором популярно разъясняются права и обязанности военнослужащих. В. Бусловский отметил также положительный опыт сотрудничества с молодежным движением «Наши», 250 активистов которого оказывают непосредственную помощь командирам по вопросам призыва и службы в армии.

Между тем уполномоченный по правам человека Владимир Лукин считает, что существующий контроль над армией неэффективен.

«Несмотря на статистику, думаю, гораздо важнее констатировать, что криминогенная ситуация в Вооруженных силах пока далека от благополучия и надо совершенствовать взаимодействие военного командования, органов военной прокуратуры и других институтов государства для решения проблемы», — считает Лукин. Он вновь призвал к созданию в России независимой военной полиции. Он отметил, что в свое время в связи с ситуацией с рядовым Сычевым, руководство Минобороны также выступило в поддержку этой идеи. Но, когда выяснилось, что военная полиция должна быть структурой финансово самостоятельной, идея как-то была заморожена. Лукин подчеркнул, что военная полиция должна быть именно независимой, не должна подчиняться военному командованию и в ее функции должно входить несение патрульно-постовой службы, конвоирование задержанных и арестованных, а также исполнение других специфических обязанностей.

Со своей стороны, главный военный прокурор РФ Сергей Фридинский высказал возражение по идее создания в российской армии военной полиции.

«В этом вопросе надо четко продумать все аспекты, в том числе связанные с правовым и финансовым обеспечением. Кроме того, откуда мы найдем такое количество подготовленных людей?», — сказал он, вступив в полемику с омбудсменом. В качестве одного из аргументов против создания военной полиции главный военный прокурор привел в пример некоторые страны, где создание подобного института не привело к улучшению ситуации в армии. В частности, по его словам, в Венгрии был накоплен отрицательный опыт, и они решили отказаться от этого института. В то же время в Израиле существует 10-тысячная военная полиция, которую, по выражению Фридинского, «боятся все — как рядовые солдаты, так и командиры».

«В условиях нашей страны не факт, что военная полиция приведет к позитивным изменениям. Где гарантия того, что мы не получим тот же беспредел, о котором все время говорят в отношении милиции — мы же не наберем других людей, все тот же контингент», — подчеркнул он.

Между тем, как считает ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова, контроль над ситуацией в войсках можно обеспечить за счет совместной работы гражданских и военных институтов. Она отметила, что в настоящее время у правозащитных организаций, военного командования, военных прокуроров и военных следователей разные системы восприятия фактов. Мельникова подчеркнула, что «общая схема позволит лучше понимать друг друга и более верно оценивать ситуацию в войсках».

Кроме того, отметила Мельникова, профессионализация армии ставит на повестку дня вопрос о создании структур, которые максимально точно соответствуют условиям комплектования Вооруженных сил. В частности, она предложила создать профсоюз профессиональных военнослужащих. По ее мнению, этот профсоюз может взять на себя многие проблемы, связанные с социальной защитой военнослужащих, обеспечением их законных прав и в целом сыграть важную роль в укреплении правопорядка и дисциплины в войсках.

Таким образом, общество, прокуратура и Минобороны вновь озаботилось проблемами преступности и ЧП в армии. Предпринимаются попытки улучшения этой работы через гражданский контроль над Вооруженными силами. Хотелось бы, чтобы это не было сиюминутной акцией, а действительно принесло пользу.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ